Итоги столичной недели: Дебош из зависти или почему в Казахстане слухи сильнее министерств

На прошлой неделе нетрезвая женщина с постсоветского пространства устроила дебош в аэропорту Сеула в самолете, вылетающем в Алматы. Дебоширкой оказалась заместитель министра труда и социального развития Кыргызстана Зууракан Каденова, причем «сдала» ее широкой публике депутат Жогорку Кенеша (парламента Кыргазстана) Аида Исмаилова. Причины усиленного возлияния вице-министра неизвестны, но можно предположить, что спусковым крючком стали успехи соседнего с Кыргызстаном Казахстана на почве трудоустройства соотечественников.

О том, что высокопоставленная чиновница устроила пьяный дебош на борту и отказывалась выходить из самолета, народная избранница сообщила широкой публике на своей странице в Facebook, а это сообщение в свою очередь растиражировало агентство Sputnik Кыргызстан. При этом факт того, что скандальной пассажиркой оказалась замминистра труда и социального развития Кыргызстана Зууракан Каденова, подтвердили и в посольстве Кыргызстана в Южной Корее. «По дипломатическому паспорту и составленному протоколу о нарушении это Зууракан Каденова. Лично я с ней не знаком», — цитирует издание посла КР в Республике Корея Кылычбека Султана.

По словам депутата Жогорку Кенеша Аиды Исмаиловой, из-за скандала, устроенного чиновницей, вылет самолета сообщением Сеул – Алматы был задержан на два часа. «Я сидела в наушниках и ничего не слышала, а потом заметила, что люди вокруг копошатся и куда-то несут пакеты. Сняла наушники, обернулась и увидела, что на другой стороне салона все столпились вокруг какой-то женщины. Один парень сказал, что она сильно пьяна, и пакеты нужны для нее», — утверждает Исмаилова. Она также отметила, что все требования стюардесс покинуть салон женщина игнорировала. Не помогло и вмешательство других членов экипажа воздушного судна. Нетрезвая чиновница осталась сидеть на месте даже тогда, когда ей сообщили, что с самолета снят ее багаж.

Вывезти женщину из салона самолета удалось только службе безопасности на специальной коляске, спустя почти два часа после начала скандала. Все это время часть пассажиров рейса дожидалась посадки в рукаве. Такое поведение в самолете и сообщения об этом, появившиеся сначала в соцсетях, а затем в прессе, не остались для Зууракан Каденовой без последствий. По поручению президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова она была уволена с государственной службы. И теперь догонять Казахстан в вопросах трудоустройства Кыргызстану придется без этой премного душой приболевшей за державу чиновницы.

Можно только предполагать, что именно послужило причиной для впадения экс-замминистра в алкогольную спячку в салоне самолета, но не исключено, что она ознакомилась перед этим со спичем министра труда и социальной защиты населения Казахстана Мадины Абылкасымовой, заявившей о почти полной и уж точно безоговорочной победе Астаны над безработицей. «За последние восемь лет занятость выросла с 8 миллионов 100 человек до 8 миллионов 600 тысяч человек. Произошли очень качественные изменения в структуре занятости, идет сокращение неформальной занятости, выросла доля занятого населения в сфере услуг, в отрасли промышленности с 72 до 80%. Уровень безработицы сократился до самого низкого уровня за период независимости — до 4,9%», — сказала Абылкасымова журналистам.

Нет, кое-какие перекосы с трудоустройством граждан существуют и в Казахстане, причем их регулярно находят правоохранительные органы страны. Так, несколько смазало впечатление от слов казахстанского министра заявление прокуратуры Кызылординской области о том, что деньги, выделенные на обучение профессиям безработных граждан, чтобы они в дальнейшем могли работать по специальностям, тратились неэффективно. «Выявлены факты манипуляции отчетными сведениями о выполнении требований программ в области трудоустройства граждан, а также нерационального расходования бюджетных средств», — сообщили в прокуратуре. Как отмечают в надзорном органе, специальности, по которым организованы курсы для безработных, на самом деле особо невостребованные, и трудоустроить прошедших курсы крайне сложно.

«Если быть точными, на краткосрочное обучение центрами занятости в области было направлено порядка 3,5 тысячи человек, из них по полученным специальностям трудоустроено лишь 780 граждан, или 22%, — рассказали в прокуратуре Кызылординской области. — Большая часть их них трудоустроена не по специальности», - констатируют в ведомстве. Почему? Да потому что в Казалинском районе региона шестерых пожилых людей — граждан предпенсионного возраста — обучили по специальности «бармен» при полном отсутствии в районе баров на селе.

Нет, оно понятно, что экс-замминистра труда Кыргызстана может добраться и до Казалинского района Кызылординской области. И будет весьма постыдно, если там не окажется ни одного жителя, владеющего навыками бармена и не могущего смешать коктейль по просьбе иностранного гражданина (гражданки). Но, во-первых, одного бармена-пенсионера для таких случаев за глаза хватит, а, во-вторых, как справедливо отметили в прокуратуре, аксакалов, разливающих спиртное посетителям кафе, в аулах не встретишь, это не укладывается в ментальность юга страны.

В качестве примера также приводят ситуацию в одном из самых южных районов Приаралья – Шиелийском. Здесь из 376 обученных на курсах в рамках программ занятости специалистов лишь 25 трудоустроены по профессиям, 72 — по иным специальностям, а остальные вовсе остались без работы. В общем, мы боремся с безработицей настолько активно, что остается поражаться – как при наличии такого активного правительства граждане платят ему черной неблагодарностью и продолжают промышлять криминалом: на прошлой неделе рейтинг самых криминальных городов мира опубликовал сервис, занимающийся сбором статистики о качестве жизни — Numbeo.

Мегаполисы сравнивали по соотношению индекса преступности и индекса безопасности. Эти данные высчитывались на основе статистики по совершенным преступлениям. Алматы занял в этом рейтинге 112-е место. Среди городов стран бывшего СССР мегаполис является самым опасным с точки зрения криминогенной обстановки. Индекс преступности в городе составляет 50,06%, а индекс безопасности – 49,94%. Вслед за Алматы идет Киев (130-е место, индекс преступности — 47,90%), среди городов России самым криминальным признан Новосибирск (137-я позиция, 47,15% — индекс преступности). Москва заняла 144-ю строчку в рейтинге (45,98%), Санкт-Петербург — 198-ю позицию (40,85%).

Самым опасным туристическим местом среди европейских городов стал Марсель (Франция). Французская коммуна численностью населения миллион человек заняла 44-е место в списке. Самым безопасным городом признан Абу-Даби (индекс преступности — 13,63%). На втором месте по безопасности стал Доха (столица Катара) с индексом преступности — 14,48%, на третьей позиции — швейцарский город Базель (16,01%). На четвертом месте расположился Сингапур (16,23%), на пятом — канадский Квебек (16,43%). Впрочем, у нас страшен уже не столько криминалитет, сколько наше разгильдяйство: на прошлой неделе аким Катон-Карагайского района Восточно-Казахстанской области объявил карантин после смерти местного жителя от сибирской язвы.

В Катон-Карагайском районе началась паника, сообщает портал YK-news.kz. После смерти мужчины, которая, по заключению врачей, произошла из-за заражения сибирской язвой, местные жители боятся есть мясо. Как установили специалисты, умерший заразился после того, как употребил в пищу мясо заколотого им теленка. В течение четырех дней он чувствовал недомогание и только после этого обратился в местный медпункт. Врач быстро определил симптомы заболевания и поставил диагноз, после чего сообщил об этом в облздрав. Санавиацией мужчину госпитализировали в Усть-Каменогорск, но спасти так и не смогли. Он скончался.

Между тем, по месту жительства больного было изъято почти 40 килограммов зараженного мяса, которое сразу было уничтожено. В настоящее время эпидемиологами выявлены 37 человек, контактировавших с умершим, 13 из них успели купить у него мясо и сейчас находятся под особым контролем медиков. В районе продолжаются противоэпидемиологические мероприятия, но по имиджу ВКО, которую на прошлой же неделе многие наши чиновники на казахстанско-китайском туристическом форуме прочили в туристическую Мекку Казахстана нанесен такой удар, по сравнению с которым пьяный дебош замминистра в самолете – это детский лепет.

Нельзя сказать, что власти ничего не предпринимают для того, чтобы улучшить ситуацию. Так, в ответ на бесконечные слухи о нехватке угля в Астане и в других регионах, а также в качестве борьбы с ростом цен на него комитет государственных доходов министерства финансов обещает с 1 января 2019 года запустить электронный модуль «Виртуальный склад» для прозрачной реализации угля. «Виртуальный склад» позволит в режиме реального времени автоматически учитывать остатки угля на складе налогоплательщика, а также отслеживать цепочку перемещения от производителя до конечного потребителя», — пояснили в ведомстве.

«Механизм работы виртуального склада исключает проведение бестоварных операций. Именно это сделает рынок угля более прозрачным и снизит теневой оборот угледобывающих и реализующих компаний. Разработчики ожидают, что модуль поможет разрешить напряженную ситуацию с дефицитом и дороговизной угля на рынках Казахстана. Желающие могут протестировать пилотную версию «виртуального склада» на сайте комитета госдоходов», - добавляется в этом же сообщении. При этом еще в середине сентября этого года министр энергетики Канат Бозумбаев не исключил возможности роста стоимости угля.

По его словам, в республике на протяжении нескольких лет цены на уголь не менялись, но с ростом экономики и промышленного производства с прошлого года есть перспектива пересмотра стоимости топлива. «Этот вопрос находится в ведении комитета по регулированию естественных монополий. Но с точки зрения нашей компетенции — да, это возможно, но это должно быть просчитано и доказуемо», — сказал Бозумбаев на брифинге по подготовке к отопительному сезону министр в службе центральных коммуникаций. При этом глава Минэнерго подчеркнул, что в Астане нет причин для повышения стоимости тарифов. Однако есть перспектива роста тарифов в Павлодарской и Северо-Казахстанской областях. Кроме того, в Аксуском районе Павлодарской области акимату необходимо вовремя завершить строительство новой котельной взамен сильно устаревшей.

На топливных складах электростанций накоплено 3,4 миллиона тонн угля и 79 тысяч тонн мазута, что в целом соответствует нормативному объему. Нарастить темпы заготовки угля, по мнению Бозумбаева, необходимо в Северо-Казахстанской (16% от плана) и Павлодарской (51% от плана) областях, а мазута — в Акмолинской (2% от плана) и Карагандинской (9% от плана) областях. «В Северо-Казахстанской, Павлодарской областях и Астане самые низкие тарифы на тепло в этой части мира. Если сравнивать Павлодарскую область и Астану с Алматы и Шымкентом, то тарифы там в два с половиной раза выше. Понятно, что на юге теплее, короче зимний сезон, и здесь тарифы ниже, так как уголь рядом», – заметил министр.

Кроме этого, глава ведомства заявил о том, что задолженность энергоисточников ставит под вопрос надежность поставки топлива в предстоящий отопительный период. Так, задолженность ТОО «МАЭК-Казатомпром» составила 3,4 миллиарда тенге, АО «Жайыктеплоэнерго» в Уральске задолжало 319 миллионов тенге, предприятие «Алматытеплокоммунэнерго» должно угольщикам 205 миллионов тенге, у ТОО «Батыс Пауэр» значится задолженность в 260 миллионов тенге. Напомним, что согласно решению акиматов, отопительный сезон в Казахстане начинается при установлении средней температуры наружного воздуха 8 градусов в течение трех-пяти суток.

При этом Бозумбаев клятвенно заверил, что дефицита угля в стране в этом году, в отличие от прошлого, не будет. По его утверждению, в этом году в стране добыли больше угля. Если за семь месяцев прошлого года добыли 59,7 миллиона тонн горючего, то в этом году – 60 миллионов. В ведомстве сказали, что 32,4 миллиона тонн угля уже отгружены электростанциям, а на коммунально-бытовые нужды и жителям – 5,44 миллиона тонн. При этом в министерстве считают, что в прошлом году проблемы были из-за местных исполнительных органов и непорядочных поставщиков, а также из-за проблем с подвижным железнодорожным составом.

Однако в министерстве по инвестициям и развитию сообщили, что на начало августа у отечественных операторов имелось 54 тысячи полувагонов, которые позволили с начала отопительного сезона перевезти на 643,3 тысячи тонн больше угля. В акимате столицы сообщили, что с 27 июля по 3 августа в город поступило 42 вагона, или почти три тысячи тонн угля. Из них большая часть из Шубаркуля – 23 вагона. Также привезли Майкубенский уголь (десять вагонов) и уголь "Каражыра" (девять вагонов).

Уголь Шубаркуль продают за 14 500 тенге за тонну (около 40 долларов по курсу тенге Нацбанка), Майкубенский – за 10 тысяч (28 долларов), а Каражыра – за 14 тысяч тенге (39,2 доллара). Общий запас угля на 7 августа – 9 590 тонн, однако слухи о нехватке каменного топлива продолжают распространяться по столице. Не исключено, что это делается с целью создать ажиотаж вокруг цен на уголь – и взвинтить на него цену, тем более, что в прошлом году уже пришлось проводить расследования по аналогичному ажиотажу.

Сегодня 20 разбирательств из 21-го в отношении трех компаний и 96 поставщиков уже завершены. Как пояснили в комитете по регулированию естественных монополий министерства нацэкономики, в десяти регионах, в том числе в Астане и Алматинской области, подозреваемые согласованно повышали цены. Виновникам выписали штрафы на общую сумму 299 миллионов тенге (более 837 тысяч долларов). Пока уплачена лишь шестая часть из них — чуть больше 47 миллионов (около 132 тысяч долларов).

Такая «изымаемость» штрафов наводит на размышления эффективности карательного аппарата наших госорганов. Самое же печальное, что это все не приводит к улучшению ситуации с обеспечением углем – по свидетельству газеты «Время» в Астане уже развернулась настоящая «черная лихорадка»: в очередях за шубаркульским углем по несколько дней простаивают не только мужчины, но и пенсионеры, женщины и даже дети.

«Я приезжаю сюда в семь утра уже четвертый день и уезжаю с пустыми руками. Только моя очередь подходит, как уголь заканчивается. В акимат не дозвонишься, там автомат только одно и твердит: линия занята. С кем ругаться?!» - цитирует газета одного из местных жителей. При этом тонна дефицитного топлива стоит 13 500 тенге, это на 1000 дороже в сравнении с прошлым годом. Но объемы поставок настолько малы, что на всех желающих не хватает, даже если они стояли в очереди несколько дней.

Многие покупатели уверены, что на этом ажиотаже спекулировать начали и реализаторы угля, примешивая к заветному шубаркульскому другие непопулярные марки. В такую ситуацию попала 85-летняя бабушка Зинаида Ткаченко. Женщина купила 6 тонн угля из Шубаркуля, но ей привезли сплошной негодный песок. Начальство тупика пообещало пенсионерке возместить половину. Возмущает людей и другой факт: охранники не пропускают грузовики на территорию тупика. А водители КАМАЗов и ЗИЛов завышают цены за доставку до 20 тысяч тенге.

Более того, выгоду из этой ситуации не упустили и перекупщики. Они предлагают топливо за 18-20 тысяч тенге за тонну. Между тем сами торговцы углем уверяют, что никакого ажиотажа в этом году нет. «Вагоны идут каждый день, вообще не тормозят, просто уголь быстро разбирают», - говорят они. В общем, уголь как бы есть, но его как бы и нет – по этой причине следует признать, что экс-замминистра труда Кыргызстана немного поторопилась со своим пьяным дебошем по поводу победы над безработицей в Казахстане. Потому что с безработицей, как показывает ситуация с пенсинерами-барменами, у нас та же самая ситуация – ее как бы нет, но она как бы есть…

Тем временем, наши продвинутые власти пытаются делать деньги на всем, в том числе, по примеру экономных японцев – и на отходах: на прошлой неделе председатель правления казахстанской ассоциации по управлению отходами «KazWaste» Шынболат Байкулов рассказал об активной работе по переработке твердо-бытовых отходов в Казахстане. По его словам, с первого января текущего года законом было запрещено размещение мусора без сортировки, благодаря этой норме, рынок переработки сейчас набирает обороты.

«Все твердо-бытовые отходы подвергаются сортировке. Как правило, извлекается от 7 до 15 процентов полезных материалов, остальная часть отправляется на полигон. Бизнес сейчас рассматривает вопросы по инвестированию в эту сферу», – рассказал эксперт. В областном разрезе наибольшее количество мусора имеется в Алматинской, Туркестанской, Костанайской областях и Астане. Общее количество накопленного мусора по республике равно 100 миллионам тонн. Ежегодно в стране образуется до пяти тонн мусора, которые необходимо перерабатывать, однако бизнес, в том числе – и промышленные гиганты, свалки которых являются рукотворной россыпью полезных ископаемых, не стремится войти в эту сферу. Почему?

Да потому что, если они начнут перерабатывать свои же отходы, с них повторно снимут налог на добычу полезных ископаемых – это парадоксально, но наше законодательство устроено именно так: выцеживаешь хоть грамм золота, серебра или свинца – плати НДПИ. И абсолютно неважно, из земли ты эти металлы извлек или из груды железа, отравляющего все вокруг на поверхности. Более того, если те же металлургические гиганты начнут раскапывать и перерабатывать собственные отходы, то какие-то остатки им все равно придется возвращать на полигоны. И за возвращение этих остатков им придется второй раз заплатить еще и экологические платежи за эмиссии в окружающую среду.

То есть желающий убрать за собой у нас платит дважды, причем сразу по двум видам платежей: при таком раскладе неудивительно, что большого количества желающих убраться за собой не наблюдается. В общем, замминистра Кыргызстана явно поспешила напиваться по поводу того, что хорошо там, где ее нет: мы просто научились скрывать собственные огрехи и косяки чуть лучше соседей. Правда, эти самые косяки и огрехи вылазят сами собой, чуть поглубже копни, но желающих копать в стране все меньше и меньше, оттого-то мы и вызываем безудержную и незакусываемую зависть южных соседей…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана