Компартия Казахстана: от «второй» партии до партии маргинальной

 

В повседневности партийной жизни вне внимания осталось важное обстоятельство, что недолгой истории отечественного партиестроительства имеем больше исчезнувших партий, чем действующих. Этот аспект паретиестроительства представляется не менее важным, чем становление т.н. «второй» партии, имеющей мандаты в Мажилисе. Эти два аспекта партиестроительства преломлены на примере Компартии Казахстана: бывшая вторая партия вытеснена на обочину политики.
* * *
В 1990-е гг. была поговорка, что мы не заметили, как проскочили коммунизм. Аналогично отечественные политики не почувствовали, что «вторая» партия для нас это пройденная реальность. В 1995 г. в Мажилис были избраны от двух одномандатных округов депутаты-коммунисты. В 1999 г. по партспискам прошло два депутата от Компартии Казахстана.  В 1999 г. голосование за Компартию Казахстана было голосованием не «за» коммунистические идеи или предвыборную программу. Многие из избирателей, отдавших бюллетень за КП Казахстана, просто голосовали против партии власти. Тот кто был решительно «против» правительственного курса, голосовал не «за» лояльные партии, а за единственную, действительно оппозиционную партию коммунистов. Тем более, парламентским выборам 1999 г. предшествовали досрочные президентские выборы в январе того же года. Лидер коммунистов Серикболсын Абдильдин был вторым по числу полученных голосов кандидатом в главы государства и на деле являлся официальным лидером оппозиции. Деятельность других оппозиционных партий, бывших в первой половине 1990-х гг. на переменчивом месте «второй» партии – Социалистической и Народного конгресса была почти незаметной и шла к своему завершению в конце 1990-х гг.
Фактически Соцпартия закончила свою историю весной 1996 г., когда её последний председатель Пётр Своик концентрировал внимание на создании движения «Азамат», а вскоре Первый секретарь Соцпартии Газиз Алдамжаров, превысив прописанные в партийном уставе полномочия, подписал соглашение об объединении с Компартией. До этого чисто бумажного объединения коммунистов и исчезавшей Соцпартии, отдельные областные организации социалистов, например, Северо-Казахстанская, влились в ряды Компартии Казахстана.
Ситуация изменилась к 2004 г. У протестной части электората появился выбор: Компартия или «Ак жол».  Однако вместо появления двух влиятельных оппозиционных партий произошло резкое падение голосов за Компартию. В том 2004 г. коммунисты выступили в блоке партией «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Странный блок левых и правых по официальным итогам не собрал требуемые для прохождения в Мажилис 7% голосов. Даже если исходить из неофициальных данных, блок потерял большую часть избирателей, ранее в 1999 г. голосовавших за Компартию.     
На парламентских выборах 2004 г., по официальным данным, еще нерасколовшаяся партия «Ак жол» завоевала свыше 12% голосов избирателей. Но этот результат меркнет перед итогами голосования за партийные списки в 1999 г. Компартии Казахстана тогда официально утвердили 17,8% голосов, а по случайно озвученным одним из членов ЦИКа, но неутвержденным предварительным данным не менее 30% голосов.
Улучшение материального положения большинства казахстанцев в 2001-2007 гг. способствовало сокращению количества голосов, поданных за оппозиционные партии. Избиратель оценивал ситуацию своим кошельком. Большинство казахстанских, также как российских, американских, европейских избирателей не вдавалось в тонкости почему и за чей счет достигалось это повышение благосостояния. Просто толика от нефтегазового «пирога» и от быстрого роста внешних иностранных заимствований «перепала» и простым гражданам.
Даешь призыв в партию! Этот лозунг словно сохранил жизнеспособность после краха КПСС. Первым объединить несогласных под крылом «второй» партии пытался совершить Серикболсын Абдильдин после успеха коммунистов на парламентских выборах 1999 г. Именно в то время партбилеты КП Казахстана получили депутаты Мажилиса Исахан Алимжанов и Владислав Косарев.  
Однако стремление объединить всех и вся под коммунистическими знаменами сыграло злую шутку. Привлечение в партию ранее дистанциировавших от нее политиков имело вполне предсказуемые последствия. До 2000 г. Компартия Казахстана была единственной партией страны, имевшая собственную идеологию. Но жить с идеологией, обращенной в прошлое, нелегко. Реформированию партии не уделялось должного внимания, а кадровая неразборчивость с привлечением значимых личностей вроде депутатов Мажилиса и бизнесменов обернулась размыванием и без того слабевших идеологических основ партии.
Состояние Компартии усугубил раскол и создание частью активистов Коммунистической народной партии Казахстана (КНПК). В итоге, имеем две Компартии, одна из которой - КНПК причудливым образом сочетает формальную приверженность коммунизму и политическое соглашательство с властью. КНПК есть завершение пути КПСС, некогда бывшей партией подпольщиков-революционеров. В эпоху Сталина партия превратилась в системообразующий институт политической системы Советского Союза, новый «орден меченосцев» с железной дисциплиной, в которой дозволено было колебаться только с линией руководства партии (в реалиях того времени колебаться вместе с государственной властью). Так что наличие в КНПК конформистов, являющихся в то же время приверженцами идей марксизма-ленинизма не должно удивлять. Конформизм по отношению к власти (продолжение «колебаний вместе с линией власти») неплохо сочетается с привычной для эпохи Брежнева «кухонной» критикой дел в стране.
В 2007 г. Компартия отказалась от участия в парламентских выборах. Этим самым она повторяет путь некогда влиятельных компартий Сингапура, Малайи, прозябающих ныне на задворках политической жизни. Ныне влияние отечественной Компартии сравнимо с влиятельностью Компартии несозданного арабского государства Палестины.
В расколах внутри оппозиционных партий принято винить разногласия между лидерами и «руку власти». Это не лишено оснований, хотя следует обращать внимание главным образом на внутренние причины. И именно эти внутренние причины, прежде всего, обращенность коммунистической идеологии в прошлое, а не будущее; ошибки руководства привели к вытеснению некогда второй политической партии страны на обочину политической жизни. Одной из ошибок была и остается работа от выборов до выборов. Спячка в межвыборный период чревата для любой партии летальным исходом.
Бессменность лидера была чертой КПСС. Словно по наследству она перешла и к Компартии. Проигрыш на выборах дает повод задуматься об ошибках руководства. Проигрыш на двух выборах подряд, при снижении процента поданных за партию голосов, есть аргумент в пользу смены лидера. Но где и когда мы видели эту мудрую практику в казахстанской действительности? В этом смысле Компартия Казахстана остается по-прежнему «правофланговой» и «впередсмотрящей»: отечественные партии следуют прежним, хотя уже не ленинским курсом, несменяемости лидеров.   Компартия была в прошлом настоящей «второй» партией, имевшей ограниченное количество мандатов в Мажилисе. И эта же партия первой продемонстрировала судьбу второй партии: на следующих выборах ожидается иная вторая партия. В 2004 г. вторым был «Ак жол». В 2007 г. избранный Мажилис оказался однопартийным. В этом смысле урок Компартии поучителен.   
 
Талгат ИCМАГАМБЕТОВ

 

Комментарии

Ничего против не имею в принципе против коммунистов. Но Секену пора на покой. Он уже даже не плохая тень Самого.
Как можно поступить в ряд коммунистов?