Советские методы на службе либералов: пропаганда ради пропаганды

Любопытно, как в последнее время легко угадывается пропаганда даже в материалах западных СМИ, где манипуляций с массовым сознанием порой не меньше, чем в прессе и на телевидении России. Казахстан мы в этой связи не упоминаем, поскольку у нас все это пока достаточно примитивно устроено, в духе позднебрежневских времен, когда заклинания в верности курсу и уверения, что мы вот-вот заживем при коммунизме, стали чисто ритуальным процессом. Наша пропаганда напичкана этой ритуальностью по самое горлышко, но цинизм старшего поколения, захватившего все эти бодрые речевки про неизбежность коммунизма, распространился на общество, которое откровенно смеется над планами правящей верхушки.

Впрочем, ее оппоненты работают не менее топорно, используя для этого, правда, не выжженное информационное поле Казахстана, а медиа зарубежья.

Как пример – недавняя публикация в британском журнале Economist, который, судя по заголовку, на политические темы вроде как писать не должен.

Тем не менее, в этом издании появилась публикация, посвященная растущим в Казахстане ограничениям в пользовании Интернетом.  

«Общественное пространство для выражения инакомыслия в Казахстане закрыто. Громилы разгоняют даже самые маленькие собрания. Лидеры профсоюзов попадают в тюрьмы. Пресса и телевидение давно перешли на службу режиму. Обычные казахстанцы возмущены тусклостью и стесненностью своей жизни на фоне шикующей Астаны. Недовольство растет и находит свое выражение в Интернете. Охота за врагами властей началась и там. В этом году полиция зарегистрировала 46 дел», - пишет издание, сообщая о преследованиях интернет-пользователей Казахстана. А ведь не каждый британец уверенно покажет, где этот самый -стан на карте находится!

Но почему-то Economist настолько хорошо разбирается в делах малочисленного и диковатого степного народа, что с уверенностью приводит примеры преследований блогеров. Правда, все примеры объединены одним признаком – они имеют отношение к аблязовскому ДВК.

Так, в качестве одного из показательных случаев Economist вспоминает дело супружеской пары из Актау – Абловаса Джумаева и Айгуль Акбердиевой, которых арестовали после публикации комментариев в Telegram-чате «Активист ДВК». В прошлом месяце Джумаева приговорили к трем годам тюрьмы за «разжигание социальной розни» и «призывы к насильственному захвату власти», процесс против его жены продолжается.

Издание упоминает и «дело джихадистов», попавших под суд «после участия в неформальном клубе политических дискуссий в Алматы» и в связи с циркулировавшим в WhatsApp’е видеороликом, который, по оценке Economist, «подозрительно похож на любительский продукт спецслужб».

Далее издание связывает рассказанные истории с личностью непосредственно Мухтара Аблязова.

«Общее у них – Мухтар Аблязов, олигарх, бежавший из Казахстана в 2009 году. Пара из Актау опубликовала свои комментарии в чате запрещенной группы, основанной Аблязовым. Один из трех мужчин по делу о видеоролике выражал в соцсетях поддержку Аблязову накануне ареста», – пишет Economist.

Естественно, по закону жанра автор публикации выражает недоумение «одержимостью режима» и уверяет, что в Казахстане невелико «восхищение Аблязовым».

«Возможно, власти боятся его посланий больше, чем его самого», – делает вывод журналист.

Тут, как говорится, к гадалке не ходи – очевиден заказной характер данной публикации. В Казахстане эта публикация распространилась под видом «обзора западной прессы», что же до аудитории журнала Economist, то она, очевидно, перелистнула страницу с заметкой, не читая. Наверняка публикация была снабжена пометкой PR для удобства читателей.

Словом, Мухтар Аблязов, как видим, не гнушается тех же методов, что и критикуемый им режим – публикация заказных статеек в западных СМИ без учета интересов аудитории этих изданий или телеканалов. Будут ли его подходы и в управлении страной хоть чем-то отличаться от того, что мы наблюдаем сейчас в исполнении его политических оппонентов?

Cтелла ГИННЕР