Кризис книги: как предотвратить литературный манкуртизм?

Следующий год в СНГ объявлен Годом книги. Это повод поговорить о проблемах, поскольку достижений в этой сфере в последние годы немного, считают казахстанские эксперты. О том, что происходит с литературой, читают ли книги, шла речь на заседании экспертного клуба «Мир Евразии».

В Казахстане нет издательств, которые бы специализировались на художественной литературе. 90% выпускаемых книг – это учебники и учебная литература. Книги отечественных писателей все же издаются, но небольшими тиражами, на полках книжных магазинов их обнаружить непросто. Молодежь мало читает, и с годами читательский интерес будет падать все сильнее. Такая ситуация, по мнению экспертов, может привести к литературному манкуртизму.

Слово «манкурт» вошло в нашу жизнь благодаря литературе, напомнила независимый политолог и публицист Айгуль Омарова. В эти дни как раз отмечается 90-летний юбилей Чингиза Айтматова, что само по себе можно считать стартом Года книги в СНГ.

«На постсоветском пространстве, вероятно, нет другого такого писателя, произведения которого перевели бы на 72 языка мира, – отметила Омарова. – Кстати, тема манкуртизма была подсказана Чингизу Айтматову народным писателем Казахстана Абишем Кекилбаевым. Об этом мне рассказывал один из писателей, вспоминая, что Кекилбаев хорошо знал легенды своего Мангистауского края. В том числе, ту самую легенду о манкурте – о человеке, которого превратили в раба, бессловесную скотину, когда на него натягивали ремень, сдавливающий голову, из-за чего напрочь отбивалась память. Он превращался в скотину, которой повелевали, управляли и могли ее направить на что угодно. Эта легенда актуальна для многих народов. Много лет назад я читала, как в Латинской Америке, обсуждая роман Айтматова, выражали беспокойство о возможной утрате чувства прошлого и превращения в манкуртов».

Большие опасения у экспертов вызывает молодежь, которая иначе воспринимает информацию, чем старшее поколение: современные школьники и студенты предпочитают аудиовизуальную, а не текстовую информацию, присущее им мышление называют клиповым. Но есть и другое мнение. В библиотеках много молодежи, заметил заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов. Хорошую литературу будут читать всегда, уверен он:

«Как сказал академик Дмитрий Лихачев, для того чтобы уничтожить культуру, надо, прежде всего, уничтожить библиотеки, а потом уже все само собой погаснет в культурной жизни народов. Унас есть живые классики – Абдижамил Нурпеисов, Олжас Сулейменов. Слово, запечатленное этими писателями в их книгах, не даст классической книге уйти из нашей культуры».

Что касается современных книг, то их качество и тематика могут вызывать большие вопросы, считает директор Казахстанской коммуникативной ассоциации, профессор КазУМОиМЯ им. Аблай хана Багиля Ахатова. Интернет позволяет любому желающему заявить о себе как о писателе.

«Каждый может опубликовать свое произведение и пустить его в массы. Сначала это делается бесплатно, потом, пройдя некую процедуру, автор становится коммерческим писателем. Самое печальное, что самыми читаемыми, судя по рейтингу сайтов, являются очень слабые с точки зрения литературных достоинств, орфографии и стиля произведения», – констатировала Багиля Ахатова.

Молодые казахстанские писатели вынуждены одновременно быть маркетологами – изучать целевую аудиторию, самостоятельно продвигать свои произведения, потому что книжной индустрии в стране нет. В пример приводили Китай и Россию. Китайские издатели молниеносно реагируют на любые события, рассказал директор Центра китайских исследований China Center, политолог Адиль Каукенов.

«Только, допустим, выбрали в президенты США Дональда Трампа, уже книга о нем лежит на полках, – пояснил он. – Как-то разговаривал с российскими издателями и поинтересовался, за счет чего достигается такая скорость. Все поставлено на поток, требуется только идея. То есть автор должен прийти и принести узловую идею, а в издательстве уже имеется команда литературных негров, которая за две-три недели мысль оформит в книгу. Такова бизнес схема, все получают свои деньги за работу и довольны».

Способствует ли такой подход развитию литературы, вопрос спорный. Но и в Китае, и в России книжная индустрия достаточно развита и востребована – это две самые читающие страны в мире. Другое дело, что сейчас практически нет института литературных критиков, добавила Ахатова. Некому посоветовать читателям те книги, которые действительно стоило бы прочесть.

Многие казахстанские авторы публикуются в России или переводят свои произведения на иностранные языки, чтобы продать их зарубежным издательствам, поделился писатель и журналист Дмитрий Шишкин. Это практически единственная возможность получить вознаграждение за писательский труд. В Казахстане книгоиздательство – дело невыгодное.

«Себестоимость книг высокая. И чем меньше тираж, тем книга дороже. А еще нужно потратиться на рекламу, и в итоге книга получается такой дорогой, что ее просто не покупают», – рассказал Дмитрий Шишкин. По его словам, писателям постсоветского пространства трудно заработать и на электронных книгах. В отличие от зарубежных читателей, наши, говорит он, пока еще не готовы платить на скачанную в интернете книгу: «В Европе и США примерно 60% книготорговли приходится на продажи электронных книг. Читатели не воруют контент, а реально покупают. А когда я свою первую книгу поставил на одном из российских сайтов, уже на третий день после ее выхода нашел до 40 копий на других сайтах. Полгода я пытался с этим бороться, а потом махнул рукой и сам стал выкладывать книги в открытый доступ». 

Сомнительные перспективы с точки зрения заработка не способствуют развитию казахстанской литературы. По той же причине не развивается и книжная индустрия. «Современным казахстанским издательствам трудно быть конкурентоспособными в плане книгоиздания и продвижения книг. Причин у этого несколько: демографическая, экологическая, экономическая, технологическая. Основная причина демографическая – население Казахстана гораздо меньше, чем в той же России», – отметил поэт-переводчик казахского эпоса Кайрат Жанабаев.

Он полагает, что казахстанским писателям надо переходить в другие форматы – менее затратные, по сравнению с выпуском печатных книг. В Казахстане, где сильны традиции устной культуры, перспективны аудиокниги, считает Жанабаев. Но в этом случае, как и с электронными книгами, необходимо на государственном уровне обеспечить соблюдение авторских прав, иначе у писателей не будет стимула создавать новые произведения.

Тем не менее, совсем отказываться от издания «бумажных» книг нельзя, считают эксперты. По их мнению, надо активнее привлекать читателей в библиотеки, книжные магазины, организовывать книжные ярмарки, требуется и государственная поддержка. В ходе дискуссии говорили также о том, что чтение во многих странах мира уже снова вошло в моду, и в Казахстане эта тенденция тоже укрепится. Читательский бум возникает при повышении уровня жизни населения, когда у людей появляются возможности и время на досуг.

Сейчас времени на досуг не хватает ни у взрослых, ни у детей, заметил профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев: «Говорят, те, кто читает, управляет теми, кто смотрит телевизор. Тогда встает вопрос: а что будет с людьми, которые не читают и телевизор не смотрят? Мы живем в условиях, когда большинство населения досуга просто не имеют, в том числе и дети, которые его лишены из-за загруженности в школе. Если ребенок сидит в школе на восьми-девяти уроках, а потом выполняет много домашней работы, то понятно, что у него время досуга ограничено. У ребенка нет времени читать художественную литературу. Отсюда у него не вырабатывается привычка читать, и как потенциальный потребитель художественной литературы он исчезает. Приведу в пример себя. В детстве у меня было два всплеска интереса к чтению – когда у нас сломался телевизор и когда ветрянкой заболел».

Детям время на чтение можно и нужно выделить, говорит профессор. Что же касается перспектив бумажного варианта, то Бурнашев напомнил о достаточно успешной практике публикации прозы в литературных журналах. Специализированные СМИ помогли бы повысить узнаваемость авторов, способствуя, тем самым, росту тиражей печатных книг и числу скачиваний электронных. 

Аманжол СМАГУЛОВ