Почему казахстанцы уезжают из Казахстана?

Миграционные процессы в Казахстане стали стабильным явлением последних десятилетий. По разным подсчетам с начала 90-х годов из страны эмигрировало более 4,1 млн людей. Максимальный пик пришелся на 1994 год, когда в Россию, Чехию, Германию, Болгарию и другие страны уехало свыше 447 тыс. человек. Наравне с этим наблюдается и приток иммигрантов, однако эти цифры, как правило, намного ниже количества покинувших Родину.

Согласно официальной статистике, наибольшее количество иммигрантов было в 2005 г., когда в РК переехало почти 75 тыс. человек. Далее миграция пошла на снижение и составила 3,5 тыс. С 2007 года активизировались внутренние перемещения. Даже сегодня наиболее активно казахстанцы мигрируют из север- ных, южных регионов, Карагандинской области, а городами-реципиентами, как правило, становятся Алматы и Астана. Однако такое положение дел никак не объясняет главных причин оттока населения из Казахстана, который, согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, начиная с 2012 года стал только увеличиваться.

Приведем еще немного статистики. Например, за январь-июнь 2018 года из Казахстана выбыло 17,17 тыс. человек. По сравнению с аналогичным периодом 2017 года показатель вырос на 14 процентов. Минимальное количество уехавших из Казахстана за годы независимости было зарегистрировано в 2013 году — 24,38 тыс. человек, с тех пор рост числа уезжающих из страны возобновился, и в 2017 году количество эмигрантов достигло уже 37,73 тыс. человек. Наравне с этим нельзя не отметить и снижение числа желающих принять казахстанское гражданство — за первое полугодие текущего года в Казахстан прибыло 6,37 тыс. человек, что на 26,5 процента меньше, чем за тот же период предыдущего года. Согласно данным социологических исследований, главными причинами оттока граждан из Казахстана являются низкий уровень жизни и заработная плата, плохое образование, несовершенная медицина, невостребованность квалифицированных кадров, а также отсутствие гарантированного социального обеспечения. Почему все большее количество казахстанцев из года в год покидают свою родину и уезжают жить за границу? Чем вызвана эта тенденция и к чему это может привести, отвечают экономист, политолог и публицист Петр СВОИК, вед. научный сотрудник Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова Комитета науки МОН РК Еркин БАЙДАРОВ, доцент КазНУ им. аль-Фараби Гюльнар МУКАНОВА, а также общественный деятель, руководитель ОФ «Ар Намыс-5» Канагат ТАКЕЕВА.

Еркин БАЙДАРОВ, вед. научный сотрудник Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова Комитета науки МОН РК, к.ф.н.

— Я думаю, что в этом нет ничего удивительного. Мы сегодня живем в эпоху глобализации жизненного пространства всех аспектов человеческого бытия, где происходят различные процессы, как негативные, так и положительные. И миграция здесь не исключение, так как она происходила во все времена. Люди всегда искали место, где им будет комфортно проживать: от природно-климатических и экологических до социальных условий. Конечно, когда Казахстан покидает молодежь, будущее страны, или специалисты самых разных отраслей, это не может не вызвать определенных вопросов, почему это происходит. Так, в 2017 году страну, по данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, покинуло около 38 тыс. человек. За первое полугодие 2018 г. страну покинуло еще 17 тыс. Всего же, если брать за основу данные и расчеты Комитета по статистике МНЭ РК, с 2008 по 2018 годы Казахстан покинуло более 360 тыс. человек. Из них около 300 тыс. уехало в Россию. Как показывает анализ потоков внешней миграции последних лет, подавляющее большинство покидающих Казахстан граждан выезжают на постоянное место жительство вместе с семьями и детьми в основном для воссоединения с исторической родиной (Германия, Россия, Беларусь, Украина).

Вторая по значимости причина связана с тем, что молодое поколение казахстанцев в самые активные годы (30-35 лет) ищет возможность найти работу, с помощью которой им удастся достичь не только материального достатка, но и связанной с этим целиизменить стиль жизни (lifestyle migration). С одной стороны, государство вкладывает средства в образование для талантливой молодежи, с другой миграция за образованием тесно связана с проблемой перехода к взрослой жизни. Но получив необходимые знания, молодежь покидает страну. Причина на удивление проста: молодые специалисты не могут найти работу у себя в стране. Следует отметить, что молодежь проявляет большую гибкость и имеет большие возможности в реализации своих планов миграции и, главное, в выборе своей дальнейшей занятости, далеко не всегда руководствуясь лишь экономической целесообразностью. Выбор более адаптированных моделей пространственной мобильности, использование возможностей интеллектуального и геополитического пространства, быстрой реакции на события в целях улучшения своего экономического положения и стиля позволяет ей довольно быстро влиться в новые социально-экономические и социокультурные координаты мира modernity. Здесь есть над чем задуматься. Зачастую реформы в Казахстане проводятся ради реформы. Порой они просто не доводятся до конца, как начинается новая. К сожалению, это касается всех сфер жизне- деятельности казахстанского общества. Как мы видим, вопросов к исполнительной власти множество. Стагнация национальной экономики, а также комплекс различных социальных причин, по сути, являются основными факторами, почему многие люди уезжают в поисках новых «мест» своей экзистенции. Экспертами называются также политические причины.

Но, по-моему мнению, они все же являются лишь «дополнением» к решению уехать. Хотя по большому счету проводимая национальная политика в РК вызывает много вопросов и требует кардинальных изменений в сторону большей рациональности. Естественно, что снижение числа населения страны воспринимается как угроза национальной безопасности, так как обеспечить экономику новыми трудовыми ресурсами не так просто. Уезжают ведь не просто люди, а люди, имеющие определенную квалификацию. Ухудшение социально-экономического положения в стране во многом и является причиной того, что люди принимают решение покинуть родину на время или навсегда. Но, на мой взгляд, к этой проблеме нужно относиться без паники. Это глобальная тенденция. Даже если в Казахстане будут решены все имеющиеся проблемы, люди все равно будут ее покидать, может и не в столь больших масштабах, но тем не менее. Так уж устроен человек. Например, согласно данным американского Исследовательского центра Pew Research Center, который провел анализ миграции населения по всему миру за период с 1990 по 2017 годы (Origins and Destinations of the World’s Migrants, 1990-2017) более 3,6 млн человек, проживающих в Казахстане в 2017 г., родились в других странах. Это еще раз свидельствует о том, что миграция населения представляет собой своеобразный круговорот, хоть это и спорное утверждение. Поэтому призываю не зацикливаться на вопросе, почему люди уез- жают из Казахстана, а задуматься над вопросом, как сделать жизнь казахстанцев лучше.

Петр СВОИК, экономист, политолог, публицист:

— Причин миграции из Казахстана масса, у каждого уезжающего свой субъективный набор. Но как ток течет только в создающем напряжение поле, так и отъезд имеет общий выталкивающий фон, создаваемый по двум векторам. Первый вектор — экономический провинциализм. В современной глобализации картину мира определяют и правят этим миром ТНК — транснациональные компании. Государства же стали инструментами продвижения интересов своих ТНК (если таковые имеются) или обслуживания чужих — и это как раз наш случай. А строить свою жизнь, создавать семью, делать карьеру и готовить будущее детям надежнее всего внутри какой-нибудь ТНК, или в обслуживающей ее инфраструктуре, или хотя бы в той стране, где такие ТНК имеются. В России, например, при всей внутренней необустроенности, есть «Газпром», «НОВАТЭК», «Сибнефть», «РосАтом», «РосОборонЭкспорт», «НорНикель», «РусАл», «СеверСталь» и другие компании, работающие по всему миру. А у наснациональный холдинг «Самрук-Казына». При всем счастье получить в нем какую-нибудь должность — это сугубо внутренний бизнес-проект, за рубежом торгующий, но ничего там не создающий и мало что из себя представляющий.

Другой вектор — провинциализм политический. Иметь откровенно марионеточный парламент, искусственные партии и совсем мертвые маслихаты, полностью уже моноэтническое правительство, вечные наши «прорывные» инициативы и знаменитые понты — это так понятно и привычно, но… так провинциально скучно. Все, конечно, увязано по обоим векторам: внешне финансируемая экспортно-сырьевая экономика, «многовекторно» распределенная между ТНК соседних и дальних метрополий и аффилированная с «вывозной» экономикой авторитарная компрадорская система, практикующая этнический национализм, — это по-своему симфония, и даже в как бы современной аранжировке, но слишком уж откровенно неоколониальной! А кому, начиная с самих современных казахов, хочется жить в сырьевой и инвестиционной колонии, а не там, откуда она управляется? Конечно, жить именно на родине, работать на ее процветание и на благо народа — это тоже мощнейший патриотический мотив, но жизнь берет свое: если система не меняется, зачем биться головой о стену?

На выбор самым активным и способным остается либо смириться и вписаться, либо уезжать. Плюс эмигрантские настроения подогревают усиливающиеся на фоне ожидания транзита игры национал-популистов, вроде переименования Республики Казахстан в Казахскую республику, с совершенно очевидным подтекстом. Если республика подчеркнуто казахская, то кто такие казахи, которым принадлежит эта республика, да и республика ли она? Попробуйте, например, правоведы, разобраться в конституционной формулировке: граждане республики всех национальностей, объединенные общностью исторической судьбы с казахской нацией, составляют вместе с ней единый народ Казахстана. Так едины ли народ и нация, по какому критерию выделять из народа представителей казахской нации и какой они сами национальности? Вопросы, может быть, и схоластические, но законодательство за мудрено-запутано не случайно. Не случайно народ и нация разведены в понятиях, и практическое отлучение от такой государственности ощущают на себе едва ли не все казахстанцы. Говорящим на государственном языке сельским казахам государство не принадлежит точно, неказахов в числе первых лиц органов центральной и местной власти, госхолдингов и нацкомпаний не встретить вовсе, но и для по-современному образованной казахской молодежи социальные лифты в казахской республике работают не очень. Перелом миграционного тренда связан с избавлением от провинциально-колониального синдрома, а это задача поистине общенаци- ональная.

Гюлнар МУКАНОВА, доцент КазНУ им. аль-Фараби, к.и.н.:

— Обретение Казахстаном независимости по-новому обозначило методологию международных отношений в мире и, собственно, в регионе Центральная Азия. В истории Евразии миграционные процессы всегда занимали и занимают особое место. Исследование вопроса о казахской трансграничной миграции (КТМ) и ее внешнеполитическом резонансе в Центральной Азии, на этапе социальной трансформации в особенности, призвано осветить малоизученную страницу истории общества и государства. Примечательно, что такое явление происходило на фоне масштабных геополитических процессов второй половины XIX — первой половине XX вв. И если, с одной стороны, это наложилось на процесс и отразилось на судьбах конкретных участников, то, с другой стороны, именно геополитический расклад оставил нам, историкам, многочисленные письменные свидетельства КТМ. Принципиальное отличие собственно КТМ 20-40 гг. XX в. заключалось в том, что миграции были дискретными, а казахи имели фиксированное, советское гражданство, потому иммигрантов легко можно было идентифицировать. Собственно, отношение к ним коррелировалось общим отношением к государству исхода. Особенность иммиграции советского периода заключается в расширенном диапазоне процесса: пространственные рамки более объемны, соответственно, больше диапазон соучаствовавших в урегулировании процесса международных сил. Мотивация иммиграции казахов также различается: советские иммигранты испытали непередаваемый страх потери близких в результате массового голода, потери собственности вследствие угрозы конфискации скота и имущества, перед будущим, перед неизвестностью, на которую обрекали поборы и угрозы, страх утери привычных социальных связей и т.д. Почти неконтролируемые ощущения двигали теми, кто решился перейти межу. Между тем невозможно отрицать наличие согласованности действий мигрантов, по традиции обсуждавших коллективно, через старейшин, маршруты ухода, способы подготовки к переходу границы.

Мигранты второй половины XIX — рубежа XX вв. имели выбор маршрутов в те или иные области Монголии, Китая и т.д. Перед ними не стоял остро вопрос о выживании. Казахи в указанные периоды пред почитали иммигрировать семьями в полном составе, что качественно отличает этот этап от других. Речь может идти о передислокации части этноса со всеми атрибутами хозяйства в другое государство. При этом сохранялось ядро этнокультурного начала, тем самым и условия дальнейшего развития в обновленных условиях. «Сердце» Азии является исторической Родиной многих народов, носителей разных языков и культур. Одновременно регион был и остается своеобразным полигоном для массовых полиэтничных миграций. Так или иначе, перемещаясь в пространстве, мигранты вносят новые нюансы в картину геополитических и этнокультурных контактов. В средние века в истории казахов известны неплановые массовые миграции в пределах Центральной Азии, вызванные набегами других народов. В историю же дипломатии XX в. вошла, но все еще полностью не воспроизведена документально, полная драматизма страница трансграничной миграции казахов. Впервые движение распространилось на гигантские площади государств: Китай, Иран, Монголия, Афганистан, Индия, Пакистан, Турция и др. Исход казахов XX в. обозначил абсолютно новое явление — формирование казахской диаспоры в Евразии. Эпопея адаптации политических беженцев имела специфику в разных странах. Современная глобализация раскрывает потенциал масштабных востоковедческих исследований, возможности корпоративного анализа сведений, контент архивохранилищ всего мира. Рыночные рычаги вкупе с вездесущими инфо-коммуникациями, ломают стереотипы мышления эпохи «застоя».

Ныне с подачи ООН, ЮНИСЕФ, ЭНЕСКО человечество способно направить усилия интеллектуалов на сближение культур. Произошли кардинальные перемены в кодексе международного права. А ведь совсем недавно, на протяжении XX столетия, особенно в период «холодной войны», когда состоялась исследуемая миграция, такой подход не был возможен. Как известно, к составляющим внешней политики РК на современном этапе относится репатриация этнических казахов из Монголии, КНР, Ирана, Афганистана, Турции, России и других стран, с которыми государство установило дружественные отношения. Историческая практика обращения с иммигрантам, транзитными перемещениями граждан актуализирует тему усовершенствования норм законодательства в сфере миграционной политики. Безусловно, транзит через территорию РК в лице трудовых мигрантов из Юго-Восточной Азии в РФ и Европу также требует актуализации правового поля ситуации на базе прошлых обретений и упущений. Соответственно, исследовательский интерес к прошлому, истории обретения соотечественниками статуса беженцев, эмигрантов, иммигрантов и т.д. в странах-реципиентах, их адаптация в иноэтничной, малознакомой среде вызваны в действительности государственными интересами. Важно систематизировать знания о прошлом, прежде чем двигаться в обозначенной непросто сфере регулирования плановых и стихийных миграционных потоков.

Канагат ТАКЕЕВА, общественный деятель, руководитель ОФ «Ар Намыс-5»:

— Если раньше я всегда говорила детям, что надо любить свою Родину и гордиться ею, то сейчас я вижу, как они работают в поте лица и не получают ощутимых результатов от своей деятельности. Я честно и объективно выявила несколько пунктов, которые, на мой взгляд, являются причиной оттока грамотного населения из страны, и к чему все это может привести. Думаю, не нужно быть глубоким аналитиком, чтобы понять, чем чреваты последствия оттока высокообразованных граждан из страны, которая не бережет свои интеллектуальные ресурсы. Этот вопрос мы недавно обсуждали, собравшись в нашем офисе вместе с молодежью. Говорили о причинах миграции казахстанцев из, казалось бы, благополучной страны, намеревающейся в скором будущем войти в тридцатку конкурентоспособных и развитых государств мира. Более взрослое население, которое участвовало в дискуссии, в первую очередь акцентировало внимание на вопросах образования. По их мнению, уровень образования в Казахстане, а также система его построения, которая ко всему прочему из года в год нагромождается все новыми требованиями, является ужасной и не соответствует общемировым стандартам образования. Во-вторых, отмечался высокий уровень коррумпированности во многих административных и властных структурах. Учитывая антикор- рупционную пропаганду, которая ведется во всех эшелонах власти, я, конечно, поинтересовалась у них, в чем конкретно это выражается. Большинство склонялось к мысли, что сегодня практически невоз- можно устроиться на какую-либо работу без соответствующей мзды, на что, кстати, недавно указывал Президент Н. Назарбаев акиму Туркестанской области Ж. Туймебаеву на расширенном заседании политсовета «Нур Отан» в Астане.

Вот так и создаются стереотипы, что кресла продаются и покупаются, а талантливая молодежь находится в таком безвыходном положении, что вынуждена уезжать из страны. Поэтому многие родители, осознавая свое бессилие, собирают последние крохи, чтобы отправить детей учиться за границу, где они смогут реализовать свои идеи и планы. Третье, что они отметили, — практически все сферы экономики развиваются не совсем в правильном направлении. Если отечественное и собственное производство сведено лишь к десяти процентам, то остальные 90 процентов составляет торгующая часть населения, где люди зарабатывают на трейдерских операциях. Это в корне не- правильно, потому что невыгодное развитие сомнительных секторов обязательно приведет к экономическим трудностям страны в целом. Четвертый пункт, который обозначила взрослая аудитория, — это вопрос национализма. По мнению молодежи, причиной миграции являются низкий уровень медицины, введение императивных норм, не подлежащих обсуждению, изменению и которые вводятся без согласования с народонаселением. И, как правило, вводят их министры, которые уже родились в министерских семьях с «золотыми» ложками, которые не имеют ни малейшего представления о том, как живут простые граждане. Введение этих норм ведет к ухудшению социального климата в стране, нарастанию напряжения среди граждан, негативного и недоверчивого отношения к правящей власти. А также упадок духовно-нравственного воспитания подрастающей молодежи. Невозможно найти себе пару, чтобы жениться. Многие далеки от простого уважения к старикам, а также политическая сращен- ность с экономическими секторами страны. Отсюда и давление, и тотальный контроль над бизнесом, который привел к практическому уничтожению сектора МСБ. А последний пункт касается налоговой системы, которая далека от совершенства. Из-за этого большинство бизнес-проектов МСБ не достигает положительного эффекта.

Бахтияр ТОХТАХУНОВ

zanmedia.kz