Итоги столичной недели: Рутинный вопрос президента или Бой с тенью чиновничества

На прошлой неделе президент Казахстана Нурсултан Назарбаев назвал свой запрос в Конституционный совет с просьбой разъяснить пункт 3 статьи 42 Конституции, в котором речь идет об условиях прекращения полномочий главы государства, «рутинным» и вновь заявил, что стране не грозят досрочные президентские выборы. Проблема в том, что у нас все уже привыкли: когда наши власти заверяют всех, что чего-то не будет, все понимают – готовиться надо ко всему, что угодно. Правительство при этом последовало совету президента – «успокоиться и работать нормально» - и начало работать нормально в своем понимании. Сосредоточившись на прошлой неделе на борьбе с теневой экономикой – многие пользователи инета сочли это спаррингом нашего чиновничества с собственной тенью, намекая на то, что наши власти давно слились с нашим бизнесом, несмотря на существующий запрет чиновникам иметь интересы на конкурентных рынках.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев вновь заявил, что досрочных выборов главы государства не будет, 5 февраля. Он пояснил, что его обращение в Конституционный совет – рутинный вопрос. «Конечно, всех интересует вопрос – выборы, транзит и так далее. Читайте Конституцию, читайте законы о президенте. Там все четко расписано, когда выборы происходят, когда срок проходит. Да, у президента есть право законом объявлять досрочные выборы, но нам это не грозит. Давайте успокоимся и будем нормально работать», - цитируются слова Нурсултана Назарбаева на странице Акорды в Facebook. Ранее президент Казахстана обратился в Конституционный совет с просьбой разъяснить пункт 3 статьи 42 Конституции, в котором речь идет об условиях прекращения полномочий главы государства. «Хотел бы дать короткий ответ в связи с моим обращением в Конституционный совет. Это абсолютно рутинный вопрос государства. С 1995 года, с момента принятия Конституции, в Конституционный совет было 220 обращений, в том числе 22 моих президентских обращения. Это нормальный процесс, пробелы бывают в законах», - объяснил Назарбаев.

Он пояснил, что президенту задавали вопрос, почему в Конституции не определено, при каких условиях руководитель страны может оставить свой пост по доброй воле, то есть уйти в отставку. «Этого пункта нет. Во всех конституциях мира это есть. В связи с этим я попросил Конституционный совет разъяснить это», - подчеркнул глава государства. Он добавил, что в Конституционный совет будет подано еще одно обращение. Оно будет касаться предоставления возможности направить на принудительные работы тех, кто был приговорен к административному взысканию, но так и не погасил его. Теперь остается ждать, что Конституционный совет ответит на это обращение – всем действительно интересно, почему у нас эта возможность в законодательстве не прописана. Это не менее интересно, чем вопрос про то, почему этот вопрос всплыл именно сейчас…

Единственный институт в стране, который этот вопрос внешне не интересует, это наше правительство – оно вняло призыву успокоиться и начать работать с удвоенной энергией. На этот раз неудержимая энергия нашего кабмина обрушилась на теневую экономику, которой наши чиновники обещают то же, что и герой фильма «Брат» обещал Америке – «кирдык». В прошлый вторник министр национальной экономики страны Тимур Сулейменов сообщил о намерении своего ведомства ввести лимит по наличным расчетам за товары и услуги, который тут же и прокомментировал журналистам, сообщив, что налоговое администрирование гораздо легче обеспечивать при безналичном обороте, то есть нововведение выгодно прежде всего фискалам.

«Когда есть безналичный оборот, все операции того или иного магазина, автосалона и так далее видны через банковские транзакции, тогда и налоговая база тоже видна. Когда это происходит наличными, мы не знаем, получен доход или не получен, какой оборот», - сказал Сулейменов. Он также отметил что в настоящее время данный вопрос в Казахстане находится только на стадии рассмотрения, но напомнил, что во многих странах есть ограничения по совершению крупных сделок в наличной форме. А мы любим вслед за Украиной прикидываться «це Европой», так что можно не сомневаться: лимит будет введен. Причем не только на снятие с банкоматов, но и на расчет за квартиры и автомобили.

«Если я покупаю квартиру за 15 миллионов тенге, зачастую, я это из практики знаю, не всегда показывается правильная сумма договора. А нужно, чтобы она показывалась правильно. Поэтому надо подумать, чтобы эта транзакция производилась не путем передачи наличных денег, а путем перевода с одного счета на другой, чтобы была полная прозрачность», - пояснил Сулейменов намерение перевести расчеты в этой сфере на безнал. Ограничения же на снятие с банкоматов он объяснил тем, что снятие большой суммы нередко может быть связано с лжепредпринимательством. «Сейчас у нас лимитов на снятие наличных нет. Физическое лицо может прийти и снять, к примеру, миллиард тенге, три миллиарда: мы понимаем, что физические лица, нормальные, таких денег снять не могут. Чаще всего это связано с какими-то схемами, обналичиванием. Если это предложение, этот опыт развитых стран может быть применим у нас в стране, тогда мы это предложение сделаем. Я думаю, к апрелю мы какие-то предложения внесем уже», - спрогнозировал глава ведомства.

Он подчеркнул, что к данному вопросу министерство намерено подойти «очень внимательно и деликатно». Мера будет обсуждаться с представителями национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и с экспертным сообществом, но отказаться от лимита никто не сможет, поскольку ранее президент Нурсултан Назарбаев поручил правительству в ближайшие три года сократить теневой оборот в экономике как минимум на 40%. Как правительство будет резать то, что связано со многими нашими чиновниками если не пуповиной, то капиллярной системой – это его проблемы, проблемы обывателя же – не в том, введут ли лимит или нет, а в том, какие границы будут у этого лимита. Ежели он будет для физлиц установлен на уровне, скажем, миллиарда тенге в месяц или даже в год – да и фиг бы с ним, большинству казахстанцев надо лет десять для того, чтобы на их счетах образовалась сколь-нибудь приближенная к этому порогу сумма.

Но наши борцы за светлое будущее могут и сотней – другой тенге сумму ограничить, а то и ниже порог нала опустить, и тогда у тех, кто супермаркетам предпочитает закупки на базарах и рынках, возникнут проблемы. Потому что легче ограничить всех в снятии нала, чем наш «бедный» малый бизнес заставить закупить контрольно-кассовые аппараты. Впрочем, бизнес тоже ждет сюрприз: правительства стран Евразийского экономического союза собираются перейти к цифровой маркировке товаров, о чем сообщил 8 февраля первый вице-премьер Казахстана Аскар Мамин, выступая на первом международном форуме по цифровой маркировке и прослеживаемости товаров в Астане.

По его словам, рост экономик Евразийского пространства сопровождается достаточно активным ростом торговли – как внутри ЕАЭС, так и с третьими странами. Так, в прошлом году рост взаимной торговли стран ЕАЭС между собой составил более 10%, объем внешней торговли стран Евразийского экономического союза за тот же период увеличился более чем на 20% и достиг показателя в 684 миллиарда, долларов,  положительное сальдо внешней торговли стран ЕАЭС достигло 205 миллиардов долларов. Одновременно международные финансовые институты прогнозируют падение темпов роста международной торговли, в связи с чем чиновники Союза решили усилить сотрудничество в поисках новых источников роста торговли и повышения эффективности уже действующих.

И решили первым делом вытеснить со своих рынков «серой», контрабандной и контрафактной продукции, для чего на своих территориях и решили ввести системы маркировки и прослеживаемости товаров. «Борьба с оборотом нелицензированной продукции является до сегодняшнего дня практически незадействованным механизмом создания дополнительного пространства для развития целых отраслей наших экономик, сокращения издержек для отечественных производителей, наращиваемой базой для расширения доходной части государственных бюджетов и повышения уровня благосостояния граждан, - признал представитель казахстанского кабмина. - Незаконный оборот товаров является одной из наиболее актуальных тем международной и внутренней торговли, согласно данным ОЭСР за 2016 год объем мирового контрафактной продукции составит около 500 миллиардов долларов», - добавил он.

Казахстанские чиновники уже просчитали, что сокращение контрафакта на территории Казахстана только на 1% приведет к высвобождению пространства и возможностей для легального бизнеса в объеме до 100 миллионов долларов. Тем более, что шубы и прочие меховые изделия мы уже маркировали – весь 2017 год, в результате объем налоговых поступлений от этого рынка вырос в 1,5 раза. Но у этой палки есть и оборотная сторона – представители НПП «Атамекен» заметили, что основной вопрос введения новой системы – это вопрос ее стоимости, как при становлении системы, так и при дальнейшей ее эксплуатации. И хотя министр индустрии и инфраструктурного развития Женис Касымбек и заявил, что стоимость нанесения кода маркировки на выпускаемую продукцию будет определяться по итогам проведения пилотного проекта, а расчет будет проводиться индивидуально для каждой товарной группы, и при определении стоимости будут учитываться объемы производства, уровень оснащенности производства, а также отнесение группы товаров к социально значимым, бизнес это не успокоило.

Россияне говорят, что у них стоимость введения такой цифровой маркировки составит 50 копеек на единицу промаркированной продукции. Оно, может, не так и много (2,5 тенге), но мы же знаем все прекрасно, как наш бизнес реагирует на малейшее удорожание себестоимости своего продукта – там, где она вырастает на 2,5 тенге, он старается накинуть сверху как минимум 250 тенге, если не все 2,5 тысячи. При этом те же россияне утверждают, что введение системы электронного учета приведет ко многим коллизиям – при прослеживаемости товара от производителя до прилавка совпадать должна каждая бутылка водки с отдельной маркой, проданная тому или иному продавцу, но на оптовой базе грузчик может перепутать машины – и промаркированная бутылка, проданная одному магазину, может попасть в другой: как на это отреагируют наши доблестные фискальные органы, которых хлебом не корми, дай только до чего-нибудь докопаться, вопрос действительно для бизнеса актуальный.

Наконец, непонятно, что будет, если марка, нанесенная на товар, отклеится или сотрется – товар выкидывать как контрафактный? Так после этого его стоимость ляжет на покупателей другого товара – иного выхода возместить свои убытки у бизнеса просто нет. Взамен этого заместитель генерального директора по связям с общественностью и маркетингу российского Центра развития перспективных технологий Реваз Юсупов обещает легальному бизнесу возможность получить тот кусок рынка, который сейчас занят «теневиками». Более того, отмечает российский эксперт, расчеты показывают: благодаря тому, что легальный бизнес в стране получит новую нишу, цены для конечного потребителя должны снизиться на 5-10% при самом консервативном сценарии за счет повышения рентабельности бизнеса.

Пока наше правительство собирается устанавливать тотальный контроль за продажами/покупками, гражданский сектор считает необходимым внедрить в стране механизм общественного контроля за государственными закупками, предусматривающий возможность извещения о возможных нарушениях как организаторов конкурсов, так и контролирующие госорганы. Это в четверг, в ходе коллегии Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции предложил директор Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев.

«Как вы знаете, в своем послании президент поставил задачу по снижению теневого оборота в экономике как минимум на 40% за три года, здесь в части госзакупок мы предлагаем ввести инструмент общественного их мониторинга… Есть аналитическая система «Око», которая хорошо известна всем правоохранителям, эта система позволяет мониторить всю информацию в отношении госзакупок с портала, в отношении закупок «Самрук-Казыны» и позволяет внутри себя идентифицировать порядка 42 видов рисков, в том числе – коррупционных. Мы можем на основе этого делать превентивные письма или «письма счастья», то есть если мы увидели конкурс, объявленный на кресло стоимостью полмиллиона, ничто не мешает нам отправить письмо организатору конкурса с указанием на то, что, возможно, это не релевантный конкурс», - сказал Ошакбаев.

«Письмами счастья» он назвал эти обращения потому, что они могут быть отправлены одновременно в заинтересованные госорганы, в частности – в АДГСПК. И напомнил, что в прошлом году мониторинговая группа Центра проводила анализ госзакупок в рамках сотрудничества с АДГСПК и установила, что 72,5% госзакупок были проведены с ограничением конкуренции. «Там есть 4 больших проблемы – это завышение цены, увеличение стоимости заключенных договоров, учреждение технической спецификации и приобретение нецелесообразных товаров, работ и услуг», - уточнил эксперт. В качестве примера  приобретения товаров, несвойственных для госслужащего, он привел конкурс, проводимый в настоящий момент управлением внутренних дел города Туркестана, которое хочет закупить массажное кресло на сумму 422 тысячи тенге.

«Зачем массажное кресло по такой большой цене УВД, мы не понимаем, то есть система мониторинга позволяет на разных ступенях выявлять и информировать исполнителей и организаторов закупок, что их закупка выглядит не очень красиво», - сказал Ошакбаев. Другим примером проблем при проведении госзакупок, о котором мониторинговая группа информировала в прошлом году Счетный комитет и агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции, ограничение конкуренции, когда при проведении тендера занижается цена радикально, чтобы никто не пришел, но объем самой закупки - очень большой. «Это невозможно исполнить по такой цене, но приходит один поставщик – и заключает договор, а затем при помощи 10 допсоглашений эта сумма при неизменном объеме увеличивается до 5 миллиардов тенге. Это явление очень распространено. В первом полугодии 2018 года, когда мы проводили анализ, таких договоров было выявлено порядка 9 тысяч единиц, заключенных подобным образом. К сожалению, нормативная правовая база несовершенна и не позволяет бороться с подобными схемами, неправомерно ограничивающими конкуренцию, мы обобщили уровень госзакупок – 72,5% закупок, проведенных в прошлом году, на наш взгляд, могли бы быть более конкурентными, более эффективными как для государства, так и для поставщиков», - заключил глава Центра.

Идея контроля общественности над государством, в том числе – и в части госзакупок, это здорово, но у нас чиновники и в этот общественный контроль умудрятся засунуть своих людей, причем это косвенно подтвердил на прошлой неделе министр общественного развития Казахстана Дархан Калетаев, который заявил о возрастных и гендерных диспропорциях в составе общественных советов Казахстана. По его словам, вовлеченность гражданского общества является частью инклюзивного индикатора качества жизни по методике ОЭСР. И возможность граждан страны влиять на процесс принятия решений  отражается в общей картине удовлетворенности жизнью.

«На сегодня советы сформировались больше как собрания аксакалов. Доля членов советов в возрасте от 60 и старше достигает больше 30 процентов. Существенный гендерный перекос – три четверти советов составляют мужчины. Минимальна и доля молодежи – всего пять процентов. Наблюдается дисбаланс в численности советов – на центральном уровне она колеблется от 11 до 30 человек в центральных госорганах, и от 14 до 43 на областном. При этом численность советов формируется вольным способом, на усмотрение госорганов, без привязки к численности населения», - заявил министр. В качестве примера Дархан Калетаев привел Актюбинскую и Западно-Казахстанскую области, где наблюдается наибольшая численность советов, при том что области не являются лидерами по демографии. В результате в разных советах у населения неодинаковые возможности для самовыражения и ретрансляции собственных интересов, признал он. 

Борьбу с коррупцией в Казахстане вообще следует признать отдельной профессией, потому что в стране уже сформировался целый класс людей, которые на этом собаку съели, но коррупция при этом не уменьшается, несмотря на всех ухищрения государства в борьбе с нею. Так, на прошлой неделе в АДГСПК признали, что существующая система продажи билетов на поезда позволяет посредникам безгранично покупать проездные билеты на любое вымышленное имя без подтверждения персональных данных пассажира и перепродавать их другим.

«Нами выявлена вся коррупционная цепочка по перепродаже билетов. В схеме могут участвовать различные лица – от сотрудников станции, железнодорожной охраны и начальника поезда. У нас фактически с любой станции можно уехать под другим билетом практически в любое направление и данный фактор имеет системный характер в КТЖ. В ходе анализа установлено, что сама система бронирования и продажи имеет возможность уводить билеты в тень со свободной продажи», - сказал на брифинге директор департамента антикоррупционной политики Агентства Данияр Сабирбаев.

При этом он указал на то, что на сегодняшний момент у КТЖ имеется ряд финансовых и технологических проблем, связанных с продажей билетов через автоматизированную систему управления «Экспресс 3», разработанной еще в 1972 году.  «Существующая система продажи билетов позволяет посредникам совершать махинации при покупке билетов, безгранично покупать проездные билеты на любое вымышленное имя без подтверждения персональных данных пассажира и перепродавать их другим. По информации уполномоченного органа данные вопрос неоднократно рассматривался на совместных совещаниях комитета транспорта, КТЖ были даны рекомендации по разработке современного программного обеспечения. Однако до сегодняшнего дня конкретных мер руководством компании не принято», - посетовал Данияр Сабирбаев. Заместитель генерального директора АО «Пассажирские перевозки» Данияр Нурмагамбетов признал существующие проблемы и пообещал исправиться за счет модернизации системы – но к ней компания, по его словам, сможет приступить не ранее 2020 года. Но к 2020 году у компании может поменяться руководство, у страны – возникнуть новые проблемы, которые заставят забыть о несовершенстве железнодорожной АСУ – и все останется на кругах своя, и через время в КТЖ придется проводить спецоперацию по задержанию особо коррумпированных.

Напомним, что в феврале этого года завершилась спецоперация, длившаяся около трех месяцев, по установлению в пяти регионах страны устойчивой преступной схемы по получению незаконного вознаграждения должностными лицами инспекции транспортного контроля системы Нацкомпании «Казахстан темир жолы» и линейных отделов полиции, а также субъектов предпринимательства. Как сообщил на брифинге заместитель руководителя Национального бюро по противодействию коррупции Шынгыс Кабдула, спецоперация одновременно проходила в Акмолинской, Карагандинской, Павлодарской областях, а также в городах Астана и Шымкент.

«Изобличены более 50 лиц, среди них 31 работники компании АО «КТЖ», в том числе 3 ревизора, 3 представителя инспекции транспортного контроля, 9 работники частных перевозчиков, шесть дежурных по вокзалу, два сотрудника линейных отделов полиции, а также шесть лиц, оказывающих посреднические услуги, так называемые «помогайки». Среди последних они являются родственниками, тех, кто был вовлечен в эту схему. Им была определена отведена роль в сборе средств», - сообщил спикер. Установлено, что взятки должностным лицам на постоянной основе передавались должностным лицам проводниками и бригадирами поездов за не проведение проверок и общее покровительство. Их размеры варьировались от 8 до 40 тысяч тенге, общая сумма и периодичность этих сборов устанавливается.

Видимо, глава АДГСПК Алик Шпекбаев понимает, что наших чиновников просто так не проймешь и за руку не поймаешь, потому в четверг и предложил ввести в стране ответственность госслужащих за незаконное обогащение, выражающееся в несопоставимой разнице их доходов и расходов. По его словам, в этой части предлагается ввести жесткие меры ответственности за случаи, когда расходы госслужащего не сопоставимы с его доходами. «Это станет логическим продолжением введения всеобщего декларирования и позволит подорвать основу коррупции», - считает глава агентства. Помимо этого, его ведомством предлагается расширить перечень субъектов коррупции, то есть лиц, чьи действия могут подпадать под антикоррупционное законодательство.

«В настоящее время только высшее руководство квазигосударственных организации подпадает под действие антикоррупционного законодательства. Между тем, коррупционные решения принимаются на более низких ступенях управления этими организациями. Речь о работниках квазигоссектора при проведении закупок, реализации госпрограмм, проектов, финансируемых из бюджета. Действующее законодательство не дает возможность привлекать таких лиц к ответственности за правонарушения. В настоящее время законодательные поправки рассматриваются в парламенте, в перспективе необходимо рассмотреть и частный сектор», - считает Шпекбаев. Помимо этого, АДГСПК предложило ввести институт юридических лиц публичного права – самоокупаемых организаций, выполняющих отдельные государственные функции, которые работали бы на принципах корпоративного управления и функционировали в условиях конкуренции.

Наконец, Шпекбаев предложил ввести институт проверки на добропорядочность госслужащих, начав с собственного ведомства. «Чистота собственных рядов является фундаментальным принципам нашей работы, мы говорили, что будем усиливать это направление. Только за прошлый год мы инициировали уголовное преследование в отношении 7 сотрудников агентства, нацбюро и академии госуправления, из которых 5 осуждены», - отметил он. По его словам, сотрудники управления внутренней безопасности агентства на регулярной основе будут проводить собственные проверки на коррупционную устойчивость сотрудников. «В перспективе предлагаем распространить этот опыт на все правоохранительные органы», - заключил глава АДГСПК.

Там же аким Астаны Бахыт Султанов заявил об экономии бюджета главного города страны, достигнутой в том числе за счет сокращения штатов: в 2018 году акиматом Астаны была достигнута экономия бюджетных средств в объеме 27,6 миллиарда тенге. По его словам, наибольшая экономия акиматом была достигнута в процессе проведения государственных закупок – 22,1 миллиарда тенге: аким связал это с повышением качества бюджетного администрирования. Помимо этого, за счет сокращения управленческого персонала (9 единиц руководящих работников и одного заместителя управления с соответствующим сокращением расходов на содержание рабочих помещений и автомобилей) была достигнута годовая экономия в 151 миллион тенге.

«Только за последние 10 лет численность населения Астаны выросла в 2 раза, а штатная численность акимата сократилась на 10%, в результате в столице на 1 сотрудника в среднем приходится 1 тысяча 275 жителей, это в среднем в 4 раза выше, чем в регионах», - заметил по этому поводу Султанов. При этом эффект от сокращения 10 единиц руководящего состава в пятилетнем периоде в акимате оценивают в 755 миллионов тенге. По данным столичного акимата, до 2023 года без учета экономии по государственным закупкам общий объем экономии составит еще 26,4 миллиарда тенге. Этот опыт был услышан и в министерстве энергетики, где до конца первого квартала текущего года завершат оптимизацию, заверил глава ведомства Канат Бозумбаев на расширенном заседании коллегии Минэнерго.

«До конца первого квартала текущего года количество сотрудников министерства будет сокращено на 90 человек. Таким образом, ответственному секретарю Канатбеку Сафинову поручаю продолжить необходимую работу, а также работу по автоматизации государственных услуг», - сказал министр. При этом количество департаментов в центральном аппарате сократят с 21 до 17, а количество подведомственных организаций - с 11 до 7. Это, конечно, радует, главное, чтобы через некоторое время и акимат, и минэнерго не начали требовать вернуть штаты назад из-за того, что рук не хватает для осуществления всей необходимой работы. А работы у минэнерго невпроворот: АО «НК «КазМунайГаз» необходимо ужесточить контроль за работой трех казахстанских нефтеперерабатывающих заводов, заявил на коллегии в пятницу министр энергетики Канат Бозумбаев.

«В 2018 году наблюдался рост цен на дизтопливо на АЗС. Основные причины - повышение сезонного потребления в осенне-зимний период для сельхозтоваропроизводителей, сезонный рост транзитных перевозок, а также сохранявшаяся в прошлом году импортозависимость. Основной причиной, конечно, является то, что в странах, которые входят в Евразийский экономический союз и в других наших ближайших соседях, фактически значительно выше цены на дизельное топливо и понятно, что есть перетоки с этими странами, соответственно, цена шла вверх, - сказал Бозумбаев. - В целях исключения образования дефицита дизельного топлива министерством сегодня разработан и находится на стадии согласования приказ, предусматривающий временный запрет на вывоз дизельного топлива за пределы страны. В свою очередь со стороны «КазМунайГаза» необходимо ужесточить контроль за эксплуатацией оборудования нефтеперерабатывающих заводов, чтобы свести к минимуму аварийные остановки, приводящие к дефициту на рынке нефтепродуктов», - добавил министр.

Он отметил, что в текущем году обеспеченность внутреннего рынка собственным дизтопливом, бензином и авиакеросином должна составить 100%, а в первой половине этого года планируется начать экспорт казахстанских нефтепродуктов, в основном в страны Центральной Азии. «Законодательная база находится на стадии завершения, поэтому вице-министру Булату Акчулакову необходимо взять этот вопрос на жесткий контроль, особенно касательно ратификации соответствующих соглашений и внесения изменений в действующее законодательство», - сказал министр. По его словам, в результате модернизации казахстанских НПЗ наблюдается снижение розничной стоимости Аи-92 со 160 тенге до 150 тенге, а в феврале минимальные цены на него Алматы доходили до 139 тенге.

Тем временем, министр сельского хозяйства Казахстана и вице-премьер Умирзак Шукеев считает необходимым проводить разъяснительную работу среди казахстанцев, чтобы они отличали «ножки Буша» от отечественного охлажденного мяса птицы. «Я знаю, что птицефабрики в стране хотят расширяться. Они уже неконкурентны, поэтому они должны расширяться. Они просят помощи – давайте кредитовать их, помогать им. Надо, в конце концов, восстановить Комсомольскую птицефабрику. Тоже мы никак не можем решить, - сказал он на расширенном заседании коллегии министерства сельского хозяйства 7 февраля. - Из 5-6 импортных позиций мясо птицы - самый большой пункт импорта. Правда, тут немножко воспитательную работу еще надо с населением проводить, чтобы оно отличало окорочка американские, как говорится, от нормального нашего охлажденного мяса птицы, потому что мы не можем закрыть эту квоту ВТО по ввозу более 100 тыс. тонн мяса птицы из США в Казахстан. Они все равно будут поставлять на наш рынок, но за населением выбор здесь», - отметил Шукеев.

По его мнению, тут необходимо провести большую маркетинговую работу – и это вопрос уже к отраслевой ассоциации и к самим птицефабрикам. А потом предложил «пробить» Китай по куриным яйцам и «по мясу куриному тоже». «Они требуют открыть наш рынок для продукции птицеводства, поэтому мы здесь по другому пути идем», - отметила в связи с этим вице-министр сельского хозяйства Гульмира Исаева. Первый же вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев отметил, что американские окорочка пока еще проходят по цене на казахстанский рынок.

«Есть вопрос экономической себестоимости, то есть заходят дешевые окорочка американского производства. С другой стороны, население покупает американские окорочка не потому что это некачественная, а потому что есть определенный уровень потребительской возможности населения. От роста благосостояния будет происходить и ориентация на отечественного производителя», - сказал он журналистам. В общем, помочь бизнесу снизить себестоимость товара правительство не в состоянии, только увеличить за счет расходов и рисков по маркировке, но советом добрым всегда поможет. Впрочем, надо отдать должное кабмину, иногда разумные мысли приходят в голову и его представителям: на той же коллегии минсельхоза первый заместитель министра сельского хозяйства Арман Евниев предложил разрешить природоохранным инспекторам стрелять в браконьеров в ответ на их пальбу.

По его словам, сейчас аграрное ведомство готовит пакет законодательных поправок по повышению статуса инспекторов в Казахстане. Первое, на что хотят сделать упор в новом законе – улучшение материально-технической базы природоохранных органов, а также повысить уголовно-административную ответственность нарушителей: как пояснило руководство МСХ, толчком для законодательных поправок стал трагический случай, связанный с гибелью инспектора предприятия «Охотзоопром» Ерлана Нургалиева от рук браконьеров. В частности, речь идет об исключении условного наказания для браконьеров, с заменой его обязательным тюремным заключением. Также Минсельхоз планирует увеличить размер штрафа за браконьерство. В части социальных изменений представители ведомства предлагают увеличение заработной платы инспекторов с 80-90 тысяч тенге (около 225 долларов) на 30%.

Кроме этого, планируют создать единую базу браконьеров и рецидивистов вместе с автомобилями и техникой. Озвученные поправки Минсельхоз Казахстана планирует внести в парламент до конца года – напомним, что 13 января браконьеры на автомобилях напали на инспекторов на территории Нуринского района Карагандинской области. Один из инспекторов был ранен и доставлен в больницу Астаны, где впал в кому. Спустя время 53-летний Ерлан Нургалиев скончался. В начале февраля глава Казахстана подписал указ о посмертной награде убитого браконьерами инспектора орденом «Барыс» третьей степени за храбрость и самоотверженность при исполнении служебного долга. И было бы справедливо, если бы у егерей появилась возможность отвечать на стрельбу в себя ответной стрельбой на поражение…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана