Итоги столичной недели: Прощай...и – здравствуй, Кабмин

Главной новостью прошлой недели стала отставка кабинета министров, разыгранная в новой для Казахстана форме: глава государства выступил с заявлением о том, что действующий кабмин со своими обязанностями не справляется, затем вышел указ о назначении и.о. премьер-министра Аскара Мамина – и лишь потом уже экс-премьер Бакытжан Сагинтаев внял просьбе и объявил о своем заявлении об отставке. Некоторая нелогичность этих событий говорит лишь о том, что механизм цивилизованной отставки в стране пока не слишком отработан, как не отработаны были и некоторые механизмы работы кабмина, за что он и был отправлен в отставку.

Собственно, отголоски недовольства правительством звучали в речи президента и ранее – еще в конце января члены кабинета министров были названы президентом «трусами», которые боятся банкротить нежизнеспособные предприятия. Потом в начале февраля случился пожар в Астане, унесший жизни пяти детей – и последующие митинги многодетных матерей, живущих во времянках. Ну, и напоследок началась совсем не нужная «Ак Орде» конфронтация министерства информации и коммуникаций и связи с журналистами из-за новых аккредитационных правил, которая сама по себе, быть может, и яйца бы выеденного в другое время не стоила бы в плане последствий, но слившись воедино с митингами многодетных, стала одним из звеньев цепи на шее у правительства.

Все это вместе с продолжающейся сырьевой зависимостью стало спусковым крючком отставки. «Сегодня я принимаю важное решение для нашей страны: социально-экономическая ситуация в предыдущие годы была стабильной, это – безусловно, положительный момент, однако этого недостаточно для настоящего времени, - говорится в заявлении президента страны, опубликованном на его официальном ресурсе 21 февраля. - Инициированные мною Третья модернизация и «План нации – 100 конкретных шагов» были направлены на ускоренное проведение структурных реформ… Во многих секторах экономики, несмотря на принятие множества законов, решений правительства, положительные изменения так и не произошли», - констатировал глава государства.

В частности, правительству вменяется в вину то, что рост ВВП в Казахстане по-прежнему в основном обеспечивается за счет сырьевых ресурсов, а правительству совместно с Национальным банком так и не удалось в полной мере создать реальные стимулы и инструменты для качественного роста экономики. «Анализ реализации госпрограмм показал, что они выполняются, но  конкретные результаты по многим важным направлениям отсутствуют, - заметил по этому поводу Нурсултан Назарбаев. - Создается недостаточное количество продуктивных рабочих мест, особенно на селе. Малый и средний бизнес так и не превратился в драйвер роста, его развитие не стало основной задачей акимов и министров», - добавил он.

А затем напомнил и об отголосках социального недовольства, заявив, что неоднократно поручал: доходы и качество жизни населения стали  основными приоритетами работы каждого члена правительства и акима, которые в результате проведенной два года назад конституционной реформе получили вместе с кабмином все необходимые полномочия и независимость, чтобы решать социально-экономические вопросы и нести ответственность за это. «Приняты все необходимые государственные программы, в том числе, индустриальная, социальная, а также развития инфраструктуры, здравоохранения и образования, выделены необходимые ресурсы для их осуществления, - заметил Назарбаев. - Вместе с тем, системная работа так и не была выстроена. Реальные доходы населения не увеличиваются. Растет доля расходов на продукты питания в бюджете семей. В результате формального подхода исполнительных органов часть социально-уязвимых слоев населения не охвачена адресной социальной помощью. Все это усугубляется неумением членов Правительства, министров, акимов, работать с населением, выслушивать проблемы людей, разъяснять им проводимую работу и политику», - добавил он.

В этих условиях, продолжил президент и Гарант Конституции, правительство должно уйти в отставку, а новое руководство кабмина должно выработать действенные шаги, направленные на повышение уровня жизни, стимулирование экономики, реализацию стратегических задач. «На ближайшем съезде партии «Нұр Отан» я предложу ряд мер по усилению социальной поддержки и повышению качества жизни людей, на эти цели будут выделены значительные средства из бюджета и Национального фонда, - пообещал глава государства. - Они будут направлены на решение следующих задач: усиление социальной поддержки малообеспеченных граждан, расширение возможностей для улучшения жилищных условий социально-уязвимых слоёв населения, серьезное изменение политики развития регионов», - добавил он.

При этом президент считает, что средства, которые имеются у правительства и на местах, тратятся не по назначению. За всем этим будет установлен контроль, и обстоятельный разговор по данной теме также обещан на съезде партии «Нур Отан». Буквально на следующий день депутаты мажилиса парламента, которым предстоит рассмотреть кандидатуру на пост нового премьер-министра, определенную главой страны после консультаций с фракциями политических партий, дали свои комментарии по поводу отставки. Так, член комитета по экономической реформе и региональному развитию мажилиса Павел Казанцев заявил, что президент почувствовал – правительство устало: такие выводы парламентарий сделал по тому, что в последние год-полтора качество законов, которые приходили из кабмина, заметно ослабело.

«В любом государственном органе, тем более коллективном, как правительство, есть разные периоды работы. Это формирование, становление, проактивная фаза, а после них - и это естественно - наступает стадия, характерная для усталости, – сказал народный избранник. - В этом как раз и уникальное качество нашего лидера - чувствовать этот момент, когда правительство не готово двигаться в новых парадигмах, не готово активно и своевременно реагировать на вызовы времени. Видимо, как раз такой период наступил», - добавил Казанцев. Тут справедливости ради стоит заметить, что низкокачественность правительственных «усталых» законопроектов не мешала парламентариев за них регулярно голосовать, но ведь разогнали в итоге не парламент, не правда ли?

Казанцев особо подчеркнул, что мажилисмены «как работали, так и работают», и законотворческий процесс не останавливается ни на секунду. Ну и плюс еще одним доводом о том, что правительство не справляется с задачами, являются результаты встреч министров с населением: по мнению Казанцева, трансляция различной политики, которые осуществляются в разрезе прямых указаний президента или через социальные инициативы, очевидно, ослабела. Депутат рассказал, что будучи в регионах народные избранники столкнулись с отсутствием информации по новому налогу - Единому совокупному платежу, который разрабатывали правительство и парламент по поручению главы государства.

«Это очевидные выгоды для людей, которые находятся в зоне неформальных трудовых отношений. Так вот, на местах это очень плохо знают люди. А как тогда они могут относиться к политике? Как могут относиться к тем возможностями, которые им предоставлены? Они не то, что ими не пользуются, они о них не знают», - сказал народный избранник. По все видимости, депутатам и тут пришлось дорабатывать за правительством, разъясняя нормы законов на местах – отсюда и пример конкретной «усталости» правительства. Ну, и, наконец, вслед за многодетными из времянок со своими проблемами на митинги могут потянуться жители села.

«Там необходимо создание новых рабочих мест, новых производств, вовлечение населения в создание маленьких сельских предприятий. Возможностей много - никто не говорит, что нужно строить завод по производству комбайнов. Начните элементарно сбор трав, меда», - пояснил Казанцев. При этом мажилисмен убежден, что первая реакция людей на обещание Нурсултана Назарбаева сменить не только состав, но и работу кабмина показала, что народ надеется на позитивные изменения. «Президент сказал, что под дополнительно появившиеся вызовы, под необходимые дополнительные мероприятия, связанные с защитой социально уязвимых слоев населения, активизации домостроения ресурсы будут дополнительно выделены. Это просчитанные решения, не эмоциональные. Есть все – прежде всего, политическая воля, указания, они расшиты по законам, надо засучить рукава, взять лопату и начать делать», - заключил депутат.

При этом член комитета по социально-культурному развитию мажилиса Абдиманап Бектурганов посоветовал не утверждать категорично, будто правительство Бакытжана Сагинтаева работало плохо, просто, по его мнению, оно выполнило свои задачи, а для выполнения новых задач нужны новые люди. «Остро стоит проблема многодетных матерей, есть много вопросов в сельской местности. Вопросы жилья, земли – все они еще открыты. Поэтому нужно новое правительство, - отметил депутат. - Наверное, в некоторых социальных вопросах прежнее правительство не показало свою настойчивость. Но все проблемы будут решаться постепенно», - добавил он.

А вот директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», политолог Андрей Чеботарев считает, что отставка правительства Бакытжана Сагинтаева была вполне ожидаемой в связи с приближающимся транзитом власти. «Дело здесь не только в недавнем достаточно жестком разборе полетов, - сказал эксперт. - Во-первых, с учетом изменения статуса и полномочий Совета Безопасности и положительного решения Конституционного совета о возможности президента Казахстана подать в отставку, процесс транзита власти приближается. В связи с этим следует ожидать серьезных кадровых перестановок и, как следствие, изменение внутриэлитного расклада. Обновление же правительства вполне может привести к смене кадров в президентской администрации, других центральных госорганах и среди акимов регионов», - добавил он.

Одновременно Чеботарев признает, что правительство Сагинтаева не сумело справиться с критическими моментами в экономике, в том числе остановить снижение курса тенге, и реализовать социальную повестку, представленную в прошлогодних посланиях и заявлениях главы государства. И, согласен он с главой государства, вопреки заявлению экс-премьера Сагинтаева, никакой слаженной работы правительство изначально не вело. «Практически все члены кабинета министров в той или иной степени проявили свою некомпетентность и безответственность по ряду вопросов, оторванность от реалий и особенно потребностей населения, отдачу приоритета в своей работе личным или узкогрупповым интересам. Впрочем, это не столько персональная, сколько системная проблема, касающаяся всех составов казахстанского правительства», - заметил политолог.

Кроме того, Казахстан фактически вступил в новый электоральный цикл. Политолог предполагает, что президентские и парламентские выборы будут досрочными, и вопрос лишь в том, какие из них пройдут раньше. «В любом случае отставка правительства, особенно в свете последних процессов и событий в стране, способствует повышению рейтинга главы государства с расчетом на предстоящие выборы», - заметил эксперт. Он напомнил, что, согласно поправкам в Конституцию от 2017 года, прекращение полномочий правительства теперь будет автоматическим после парламентских выборов, а не президентских: по его мнению, главе государства было важно решить этот вопрос самому и без привязки к проведению тех или иных выборов.

Политолог не берется делать прогноз относительно нового состава правительства, вместе с тем отмечает, что кадровые вопросы интересны в первую очередь тем, как это отразится на внутриэлитном раскладе в стране. «Что же касается ожидания каких-либо улучшений, то новое правительство по инерции устранит некоторые недостатки предыдущего. Свою роль также сыграет необходимость реализации социально-экономических мер, способствующих созданию благоприятной предвыборной атмосферы и достижению нужных властям результатов будущих президентских, парламентских и местных выборов. Но в дальнейшем без кардинального изменения системных условий и механизмов формирования правительства, его работы и всестороннего контроля, все вернется на круги своя», - заметил Чеботарев.

Что касается вопроса о том, кто станет новым премьером, то глава Центра стратегических исследований, экономист Олжас Худайбергенов считает, что врио главы правительства  Аскар Мамин останется в главном кресле кабмина и официально. Вместе с тем, по его мнению, сам Кабмин может значительно обновиться. «Правительство, как прогнозировали некоторые политологи, ушло в отставку. Судя по тому, что исполняющим обязанности премьера назначен Мамин, скорее всего, он и будет премьером. Если проанализировать слова президента, перед новым правительством, думаю, однозначно будут стоять четыре ключевых вопроса», - указывает эксперт. Первый из них - обеспечение качественного экономического роста, в связи с чем кабмину придется обнулять теневую экономику и дожать Нацбанк в части обеспечения обрабатывающей промышленности, особенно МСБ, доступным кредитованием.

Второй пункт - резкое повышение эффективности системы госуправления, так как сейчас бюрократия и недоверие к государственным органам, в первую очередь, к МВД, находится на максимуме, при этом внутренние и внешние риски уверенно растут. Третий пункт - пересмотр всех компонентов социальной системы: пенсионной, жилищной и других, улучшение социальной поддержки граждан, в первую очередь многодетных семей. Последний пункт - серьезное изменение политики развития регионов. Президент требует, чтобы в регионах создавалось больше рабочих мест.

«Как видно, перед Маминым стоят сложные задачи. В том, что у него достаточно упорства и политического веса добиваться своего, думаю, мало кто сомневается. Очень хотелось бы, чтобы ему удалось внедрить новую культуру реализации госзадач - не гоняться за быстрыми победами, а поставить задачи на 2-3 года и планомерно добиваться конкретных результатов. Например, та же социальная и жилищная реформа займет 2 года, и здесь не нужны быстрые победы, ради которых придется отказаться от долгосрочных механизмов», - считает Худайбергенов. Одновременно он заметил, что есть некоторое противоречие между привычками Мамина, который является достаточно закрытой фигурой, и обязанностью публичности, которой требует место премьера.

«Мамин, хоть и не силовик, по типажу больше походит на Шойгу - минимум пиара, максимум конкретного результата, немногословность и отказ от модели политика, который ищет вечные компромиссы, пытаясь понравиться всем, даже там, где это совершенно не нужно. Я сам был несколько раз у него, предлагал разные идеи, и он, где не мог или считал неправильным, прямо говорил «Нет, не получится», а где мог, он сразу звонил, давал поручения, хотя я вообще едва был знаком с ним. Кстати, Мамин, как и Шойгу, очень любит хоккей, где нет места пиару, есть лишь сила характеров», - добавил экономист. И спрогнозировал большую кадровую чистку в кабмине в течение этого года.

Пока все просчитывали последствия разгона правительства, новый заместитель акима Астаны Арман Турлубек первым внял призыву быть ближе к простым смертным – и обнародовал номер своего сотового телефона. «Номер моего телефона остался прежним и, как всегда, жду от вас обратной связи. Аким города поставил четкую задачу, чтобы каждый житель столицы был услышан. Поэтому, если у вас есть вопросы или предложения, касающиеся деятельности энергетики, теплоснабжения, водоснабжения, санитарной очистки, автомобильных дорог, освещения, озеленения и коммунального хозяйства Астаны, пишите на WhatsApp. Для жителей, в чьих телефонных книгах мой номер еще отсутствует, публикую +77019110600», - написал Турлубек на своей странице в Facebook.

В Алматы же на отставку и разгон отреагировали оптимизацией площадей служебных кабинетов госчиновников, которую затеял департамента по делам госслужбы и противодействию коррупции по Алматы: по мнению рационализаторов, это не только поставит чиновников среднего уровня в более скромные рамки, но и сэкономит для бюджета порядка 230 миллионов тенге. В антикоррупционном ведомстве сообщили, что большие кабинеты площадью 30 и 20 квадратных метров предусмотрены законодательством только для руководителей и заместителей местных исполнительных органов, сообщает телеканал «Алматы».

Всем остальным, в том числе и руководящим подразделениями госслужб сотрудникам разного ранга, достанутся кабинеты по площади не превышающие более 7,5 квадратов. «Мы посчитали, что у нас определенная экономическая эффективность в случае оптимизации площади может составить более 230 миллионов тенге», - сказала заместитель руководителя департамента по делам госслужбы и противодействию коррупции по Алматы Шынарай Алимхан. Сокращая площади помещений, в которых работают чиновники, агентство по делам государственной службы намерено сократить расходы на аренду, таким образом оптимизировав расходы из бюджета страны.

Ну, а единственным чиновником, который после заявления президента решил покинуть свой пост самостоятельно, стал вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев. «Хватит тратить силы, время и деньги налогоплательщиков на письма и доклады, поручения и презентации, бесконечные заседания, совещания, круглые столы, на которых, как правило разговор о деле считается делом. Лучше отойду в сторону и займусь делом», - написал Евниев на своей страничке в соцсетях. Он заявил, что принял решение сделать резкое и откровенное публичное заявление на своей странице в Facebook, чтобы отрезать себе пути к отступлению.

«Случилось то, что должно было случиться, потому что к этому все шло. Но, как и любой нормальный человек, в этой ситуации решил позволить немного рефлексии и задать себе несколько вопросов. А чтобы отрезать путь к отступлению, решил этим тут поделиться. А может, и другие зададут себе эти вопросы и что-то изменят в своей жизни», - написал он. Отметим, что он не в первый раз покидает ряды чиновников. По его словам, в последний раз он вернулся, потому что у него появилась надежда на реформы госслужбы.

«Во-первых, считаю, что каждый госслужащий в ответе за результат работы всего правительства. В том числе и я. Вроде бы работал изо всех сил, где-то даже на пределе физических возможностей. Отец воспитывал и учил любое дело в жизни делать так, чтобы можно было гордиться результатом. А если нет результата или результат, за который стыдно - имеет ли смысл работать в таком формате дальше?!, - пишет теперь уже бывший вице-министр. - Могу ли я себе позволить работать также безрезультативно, как работаю сейчас? И может ли быть оправданием продолжение такой работы, что ты лишь винтик в системе и что от тебя лично ничего не зависит? Когда я задал себе подобные вопросы в последний раз, то ушел с государственной службы. Но вернулся год назад только по одной причине - доказать, что Проектный менеджмент работает и дает гарантированный результат, если его правильно применять», - напоминает Евниев.

По словам экс-чиновника, попытка внедрения проектного подхода в работу правительства была абсолютно правильным и смелым решением. Однако этот подход так и остался на зачаточном уровне и не получил должного развития: он напоминает, что в основе правильного проектного менеджмента три принципа - SMART-цели и персонификация ответственности, SCRUM (метод управления проектами, выстроенный по принципу тайм-менеджмента) и партнерство. «Уверен, если бы все эти три принципа были реализованы по всем программам и проектам - задачи, поставленные президентом, были бы выполнены», - указывает он.

Однако пока Казахстан пытался внедрить проектный менеджмент, правительства передовых стран пошли дальше и начали переход от стандартного вертикального бюрократического подхода к новой сетевой модели управления. «Это новые методы работы, новые виды отчетности, новые способы управления. Не буду здесь перечислять все инстанции, к которым я заходил с этими предложениями. Наверно, не пришло время. Внедрить сетевую архитектуру правительства без его политической воли невозможно. Но если ее внедрить, то для достижения успешных результатов уже нет необходимости работать внутри государственной службы, потому что работа будет строиться на принципах партнерства и сотрудничества. Следовательно, ускорить внедрение сетевого подхода будет легче извне, чем изнутри. А тогда что меня держит на госслужбе?», - заметил Евниев. В итоге экс-вице-министр принял решение о том, чтобы уйти в частный сектор. Но при этом выразил готовность помочь заинтересованным в новом сетевом методе членам будущего правительства.

В сельском хозяйстве страны, помимо нехватки рабочих мест, действительно не все ладно: в субботу стало известно, что акмолинские бизнесмены пошли под суд за махинации с липовыми зерновыми расписками, сообщили в суде региона. По версии следствия, в 2015 году директор элеватора ТОО «Агрофирма Кенащы» в Енбекшильдерском районе вступил в сговор с несколькими компаньонами о продаже несуществующего хлеба. В махинаторской схеме участвовали три директора коммерческих фирм. Так по одному эпизоду в ТОО «Агрофирма Кенащы» были выписаны фиктивные зерновые расписки о наличии 620 тонн пшеницы третьего класса урожая 2014 года, принадлежащие ТОО «АстыкСнабСервис». После будто бы ТОО «АстыкСнабСервис» возвращает эти расписки обратно на элеватор. По этим подложным документам злаковые продают.

Всего, таким образом, им удалось сбыть по подложным документам сотни тонн зерна на сумму свыше 200 миллионов тенге. Покупатели, так и не получив товар, обратились в полицию. Правоохранительные органы возбудили уголовное дело, были назначены судебно-бухгалтерские экспертизы. На процессе в Бурабайском райсуде подсудимые вину признавали частично, ссылаясь на то, что между ними и потерпевшими были гражданско-правовые отношения. Суд вынес решение признать четверых подсудимых виновными в мошенничестве, хищении чужого имущества путем обмана в особо крупном размере. Главный фигурант приговорен к шести с половиной годам лишения свободы, остальные к шести годам пяти месяцам и пяти годам колонии. Лишь один из участников криминального квартета с учетом раскаяния и его роли наказание будет отбывать условно.

Тем временем, последний жест доброй воли со стороны прошлого правительства в сторону отечественного села выразился в том, что 20 февраля Казахстан ввел временные карантинные фитосанитарные меры в виде запрета на ввоз продукции из Кыргызской Республики и Республики Узбекистан, сообщил заместитель председателя комитета государственной инспекции в агропромышленном комплексе Алмабек Марс. Ограничения коснутся ввоза картофеля продовольственного и семенного, яблок, хурмы из Кыргызстана, а также гранатов с территории Узбекистана.

«В последнее время участились случаи систематического выявления в подкарантинной продукции, поставляемой с территории Кыргызской Республики и Республики Узбекистан, таких карантинных объектов, как червец Комстока в яблоках, хурме и гранатах, золотистой картофельной нематоды в картофеле. За 2018 год и январь-февраль текущего года при досмотре подкарантинных грузов, ввозимых в Казахстан из Кыргызской Республики, выявлено 465 фактов нарушений единых карантинных фитосанитарных требований, в том числе 59 случаев ввоза зараженной карантинным объектами подкарантинной продукции», - указал Алмабек Марс.

С территории Узбекистана за последний месяц года выявлено два факта поставки гранатов, зараженных червецом Комстока. Овощи, произрастающие вблизи зараженных деревьев шелковицы, подвергаются сильному нападению червеца, и потери составляют: свеклы - 35%, картофеля – до 42%, персика – до 49%. Картофельная нематода, поражая корни и клубни, причиняет значительный вред картофелеводству. Потери урожая могут составлять от 50 до 90%. Иногда наблюдается полная гибель урожая. Отметим, что в октябре прошлого года министерство сельского хозяйства Казахстана оспаривало ограничения, введенные Кыргызской Республикой, на ввоз мяса птицы и яиц из Алматинской и Северо-Казахстанской областей, заявляя об их неправомерности.

По данным Минсельхоза, с 2008 года болезней птиц в Алматинской области зафиксировано не было. Кроме того, карантин по болезни Ньюкасла птиц, который был объявлен в Айыртауском районе Северо-Казахстанской области, снят 19 сентября текущего года. В ведомстве считают, что запрет, введенный Кыргызстаном на импорт мяса птицы и яиц из Алматинской и Северо-Казахстанской областей, является неправомерным. Соответствующее письмо казахстанская сторона направила в Государственную инспекцию по ветеринарной и фитосанитарной безопасности при правительстве Кыргызстана.

В Союзе птицеводов считают, что вопрос по постановлению ветслужбы Кыргызстана должен решиться в скором времени. «Наличие вируса птичьего гриппа ничем не доказано, государственная лаборатория должна сделать экспертизу, чтобы поставить диагноз, что действительно там есть птичий грипп или болезнь Ньюкасла. Министерство сельского хозяйства должно объявить, что у нас в Алматинской области есть такая болезнь. Такого ничего не было», — сообщил тогда агентству Sputnik Казахстан президент Союза птицеводов Казахстана Руслан Шарипов. Он отметил, что потребность в курином яйце Кыргызстан на 70% закрывает за счет казахстанского импорта. Казахстан экспортирует птицеводческую продукцию также в Афганистан, Монголию, Таджикистан и Узбекистан.

За семь месяцев 2018 года, по данным казахстанского агентства по статистике, в Кыргызстан экспортировано 613,9 тонны мяса птицы. В целом экспорт из Казахстана в Кыргызстан в январе-июле 2018 года составил 354,5 миллиона долларов, что по сравнению с январем-июлем 2017 года больше на 30,1%, импорт — 131,5 миллиона долларов США (на 6,5% меньше). В общем, только-только минсельхоз хотел ответить соседям зеркально, как грянула отставка кабмина…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана