Политическое брюзжание оппозиционных пенсионеров

На фоне протестных настроений, которые все явственней проступают в Казахстане, выражаясь в том числе и в попытках граждан, прежде не занимавшихся политикой, создавать партии или движения, все очевидней становится явная некомпетентность деятелей старой закваски, даже отсидевших за свои убеждения.

Можно назвать это утратой политического чутья. Как оно проявляется? Сейчас разберемся.

По ощущениям, в стране явно запахло переменами. Запах этот еще очень тонкий, чтобы его почувствовать. Но незыблемый монолит власти уже пошатнулся, и, похоже, архитекторы этой конструкции пытаются плавно перестроить ее, пока она не обрушилась. Ветхость строения государственной пирамиды власти уже очевидна.

На наших глазах и с нашим же участием создается новая структура управления государством. И те, кто это видят, понимают, чувствуют на уровне инстинкта, пытаются уже на этом этапе встроиться в нее.

О том, что и у властей возник запрос на определенные общественные организации, говорит хотя бы заявление эколога Мэлса Елеусизова о создании им партии «зеленых». Мэлс Елеусизов в Казахстане известен как главный спарринг-партнер Нурсултана Назарбаева на президентских выборах – эколог баллотировался дважды и, похоже, не прочь увеличить этот счет.

Однако почти одновременно с Елеусизовым о планах создать партию заявила жительница Алматы Санавар Закирова – обычная предпринимательница, которая прежде в общественной активности замечена не была.

Тем не менее, в марте женщина планирует созвать учредительный съезд для регистрации партии под названием «Наше право». Говорит, что решила идти в политику, потому что столкнулась с «беззаконием» и хочет защищать права.

«Я дала себе слово, что если по ныне действующим законам не смогу добиться справедливости, то создам партию и поменяю эти законы. Я знаю много людей, у которых на руках явно незаконные решения судов. Я просто хочу справедливости», - заявила Санавар.

Закирова опубликовала в социальной сети пункты «программы». Там обозначены реформы полиции, судов, прокуратуры, а также поддержка социально уязвимых групп. Закирова уверяет, что в последнее время активно призывает граждан в соцсетях и на улицах участвовать в учредительном съезде, и утверждает, что пока с какими-либо препонами или давлением со стороны властей не сталкивалась.

Тем не менее, ее потенциальные коллеги из числа оппозиционеров прошлых лет (ныне брюзгливо пописывающих посты в социальных сетях) уверены либо в том, что у женщины ничего не получится, либо в том, что за ней, как и за Елеусизовым, стоят власти.

Так, например, отреагировал оппозиционный политик Владимир Козлов, отсидевший за разжигание социальной розни, приведшей к беспорядкам и гибели людей в Жанаозене в 2011 году. Козлов был связан с беглым банкиром Мухтаром Аблязовым, а сейчас вроде как на пенсии. Козлов процитировал Станиславского с его знаменитым «Не верю».

«Ни о какой деятельности оппозиционной властям партии в условиях сегодняшнего Казахстана речи быть не может. Это или наивность, или постановка. Регистрация партии — это тяжкая процедура, на любой стадии которой могут сфальсифицировать что-то, чтобы потом не дать зарегистрироваться. Взять хотя бы то, что нужно собрать тысячу человек со всех регионов в одном помещении, не говоря уже о финансировании», — уверяет всех Козлов.

Прочие пенсионеры-оппозиционеры подхватывает это унылое брюзжание – невозможно, не верим, за ней стоит власть.

Хотя понятно, что они пытаются задним числом лишний раз оправдать свою неспособность оппонировать властям так, чтобы Астана не могла ничего с этим сделать. А оправдываться надо – ведь в них в свое время различные аблязовы вкладывали миллионы тенге, надеясь получить эффективное политическое оружие. Но в итоге спонсировали просто пустышек.

И их реакция на появление новых лиц в общественно-политическом пространстве лишний раз убеждает в отсутствии у них политического чутья, которое должно подсказать – именно сейчас пришло самое время действовать.