Друг. Брат по группе крови

Политолог, публицист, журналист газеты «Караван» Айгуль Омарова продолжает серию своих воспоминаний о видных политических и общественных деятелях, которых уже, к великому сожалению, нет с нами. Сегодня мы поговорим о Сабите Жусупове.

...Друг. Брат по группе крови. Именно так я могу сказать о Сабите Ебентаевиче Жусупове. В феврале этого года – 12 лет со дня его безвременной кончины. И чем больше времени уходит с того скорбного дня, тем больше понимаешь, как не хватает сегодня его глуховатого голоса, интеллигентности, порядочности…

С Сабитом Ебентаевичем я познакомилась где-то в году 1990 или 1991, когда он возглавлял Республиканский центр изучения общественного мнения (РЦИОМ). Журналистам часто приходится обращаться за информацией к социологам, и Сабит Ебентаевич никогда не отказывал в ней. К слову, РЦИОМ он создал сам в 1988 году, и к моменту нашего знакомства это была авторитетная организация, выводы которой цитировались повсюду и на мнение которой опирались для аргументации тех или иных предложений.

Но подружились мы с Сабитом Ебентаевичем чуть позже, когда в 1993 году он перешёл на работу в администрацию президента страны. Надо сказать, что тогда АП была местом, где собирались журналисты, представители различных общественных объединений. И сегодня, с высоты прожитых лет (терпеть не могу это выражение, но иного не смогла придумать), понимаю, что в том была заслуга тогдашнего руководителя АП Нуртая Абыкаева. С его ли лёгкой руки, или иностранные и отечественные советники главы государства тому виной, но в АП тех лет царил дух демократии, открытости. И наиболее открытым был информационно-аналитический центр (ИАЦ), позже он стал называться Центром анализа и стратегических исследований. Сабит Ебентаевич был заместителем руководителя центра и в этой должности проработал до 1997 года.

Помню, как часто в его кабинете собирались журналисты, социологи  и долгие часы говорили, спорили. Будущее страны казалось многим из нас радужным, перспективным. Сабит Ебентаевич, улыбаясь, чаще всего молча слушал нас. Говорить с ним часы напролёт лично у меня получилось позже, когда он основал в 1998 году Казахстанский институт социально-экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП). У него работали Нуртай Мустафаев, Равиль Айткалиев – образованные, продвинутые ребята.

В офис института, находившийся по Аблай-хана, я приходила не так часто, но каждый раз наши сидения проходили одинаково: мы  говорили и говорили. Говорили о разном, в том числе и о политической ситуации, политиках, журналистике, социологии. Порядочность Сабита Ебентаевича была глубоко внутренней, не показной и проявлялась во всём, даже мелочах. Он не позволял себе дурного слова о людях, с кем работал или сталкивался. Как-то, узнав о том, что он взял на работу одного якобы журналиста, я посмела сказать, что из этого сотрудничества ничего не выйдет, потому что парень не журналист, да и работать особо не любит. Сабит Ебентаевич оборвал меня, но через пару лет сказал мне, что я была права, и парень оказался именно таким, как я его обрисовала. Всё дело было в том, что непосредственно Сабит Ебентаевич никогда с тем человеком не сталкивался, но ему его порекомендовали. А Сабит Ебентаевич привык относиться всегда к людям доброжелательно, потому сначала и не принял мои слова. В этом эпизоде есть всё: и порядочность Сабита Ебентаевича, и его умение признавать ошибки.

Но, как социолог, Сабит Ебентаевич практически не ошибался. Во всяком случае, его выводы на рубеже веков относительно грядущей миграции из стран Центральной Азии оправдались полностью, как и то, что потоки мигрантов будут стремиться не только в Россию, как это было вначале, но и в другие страны.

29 марта 1994 года в стенах МГУ впервые прозвучало словосочетание «евразийская интеграция». С предложением создать интеграционное объединение в рамках Евразии выступил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. И не все сегодня помнят, что одним из инициаторов этой идеи был именно Сабит Жусупов, работавший тогда в АП.  Сегодня, когда эта идея находит своё воплощение в виде ЕАЭС, нельзя не вспомнить, как много лет назад опередил время социолог Жусупов. И ведь тогда, и сейчас главным было и остаётся не просто высказать предложение, но и суметь убедить в её целесообразности. Сабиту Ебентаевичу это удавалось сделать.

Есть след его трудов и новаций в предпринимательской среде, для которой он проводил немало исследований, на основе которых разрабатывались стратегии и тактика предпринимательского движения в стране.

Удивительно, но Сабит Ебентаевич не являлся ни кандидатом, ни доктором наук в силу различных жизненных обстоятельств, хотя и закончил аспирантуру. Но этот факт вовсе не мешал его признанию, как учёного, исследователя. Его обожали журналисты, потому что любую ситуацию он мог изложить, объяснить простым, доступным языком. К нему приходили за консультацией лидеры политических партий и часто многое из того, что он советовал, применяли на практике. Не чурались его рекомендаций и бизнесмены, которые часто сами с усами.

Большим авторитетом Сабит Ебентаевич пользовался у иностранных политологов и исследователей. Сотрудники Московского отделения фонда Карнеги Марта Олкот и Алексей Малашенко стали его друзьями на многие годы.

Энциклопедичность знаний, точность прогнозов отмечали все те, кто хоть раз соприкасался с Сабитом Ебентаевичем. А его манера тихо, мягко говорить  не могла не нравиться, потому что за этим чувствовались знание реалий, убеждённость в своей позиции.

Вряд ли Сабита Ебентаевича можно было назвать борцом, но и конформистом он не был. Всегда высказывал своё мнение, пусть оно кому-то и не нравилось.

Для меня Сабит Ебентаевич стал настоящим Другом, братом по группе крови. С ним можно было поделиться самым сокровенным, зная, что это никуда не уйдёт. И с ним как-то сразу получилось перейти на «ты», причём это произошло незаметно для меня самой. Вот с Нурбулатом Масановым на «ты» обращаться у меня не получилось, хотя Нурбулат Эдигеевич не раз предлагал это сделать. Может, потому, что Сабит Ебентаевич оказался мне ближе по ментальности, не знаю, но с ним я чувствовала себя, как с родным человеком. Возможно, это было ещё и потому, что Сабит Ебентаевич познакомил меня со всеми своими родными – супругой и детьми. Многие, кто знал Сабита Ебентаевича, отмечали его чувство юмора, умение пошутить и разрядить обстановку. Он часто смеялся, говоря, что его жена и я оказались похожими иногда в действиях и словах. «Ну, что с вас взять, одним словом – аргынки», – приговаривал он. Обидеться на него было невозможно.

Семью свою он очень любил. Часто рассказывал мне о талантах своих детей, супруги. Как бы сейчас он гордился успехами детей и внуков. Он очень хотел, чтобы дети пошли по стезе науки. Сын Бауржан сейчас является проректором по исследовательской деятельности Казахского национального медицинского университета им. С.Д. Асфендиярова. А когда-то он работал под началом отца в РЦИОМ, где и получил навыки исследовательской работы. Дочь Айман, кандидат политических наук, – сотрудник ИМЭП при Фонде Первого Президента РК.

Человек широчайшего кругозора, очень начитанный Сабит Ебентаевич увлекался многим. Любил музыку, знал бардовские песни. Хорошо играл в шахматы. И кто знает, может, именно это делало его таким притягательным и для журналистов, и для экспертов.

В своём институте он пытался проводиться исследования на различные темы, актуальные для казахстанского общества. Позже ему показалось (и правильно показалось), что нужно выносить на широкую общественность то, чем занимался институт. Так появился журнал «Правила игры», а позже стала выходить программа на одном из алматинских каналов с этим же названием. Многое из того, о чём говорилось тогда, не потеряло актуальности и сегодня. Быть может, стало ещё острее, например, межнациональные отношения, расслоение общества. И это вновь говорит о том, что, как учёный, Сабит Ебентаевич опережал своё время.

На одной из встреч, посвящённых памяти Сабита Жусупова, доктор политических наук Константин Сыроежкин сказал: «Сегодня все эти вопросы находятся за рамками проводящихся дискуссий. И не столько потому, что они не воспринимаются экспертным сообществом. Понимание как раз есть. Не достает другого – смелости их высказать и отстаивать свою точку зрения. Того, чтоб было у Сабита, и чего так не хватает нам всем».
И это главное, что определяло Сабита Жусупова, как учёного, исследователя и человека.

Айгуль ОМАРОВА,

Tarlan.kz