Итоги столичной недели: Половодье чиновничьих чувств и коррупции

Пришла весна – и обычная для этой поры ситуация с паводковой угрозой: наиболее  сложную паводковую ситуацию нынешней весной Комитет по чрезвычайным ситуациям Министерства внутренних дел Казахстана прогнозирует на территории Западно-Казахстанской области, сообщил 14 марта вице-министр этого ведомства Юрий Ильин. ЗКО подсуропит соседство с российскими регионами, в которых сложились большие снегозапасы, которые в марте-апреле могут слиться в соседний казахстанский регион. Впрочем, половодье захлестнет страну не только в прямом, но и в переносном смысле: центр стратегических инициатив выяснил, что взятки в Казахстане стали брать реже, зато их средний размер вырос, так что теневой объем в стране ничуть меньше не стал, несмотря на все победные реляции. А теперь, с приходом нового правительства и новых акимов в этой «отрасли» также возможно половодье: кушать-то хочется всем…

«Наиболее сложная обстановка на территории Западно-Казахстанской области: по информации наших коллег из МЧС России, большие снегозапасы и притоки, которые могут сформировать и спровоцировать подтопление ряда проемов в Западно-Казахстанской области, находятся на территории Саратовской и Оренбургской областей», - сообщил Ильин на брифинге в СЦК в среду. Он отметил, что в настоящее время МВД готово перебросить дополнительные силы спасателей в этот регион, одновременно российские и казахстанские силы подразделений по ЧС проводят мониторинг гидротехнических сооружений. К счастью для жителей этого региона, температурный фон в ЗКО и в соседних российских областях приближается в нулевой геотермии в ночное время, то есть резкого таянья обширных снегозапасов не наблюдается. «Дневное стаивание и подмораживание водных объектов приводит к переувлажнению, которое будет улетучиваться и не создаст определенные трудности», - оптимистично спрогнозировал заместитель министра внутренних дел.

Помимо этого, КЧС усиленно отслеживает ситуацию в Восточно-Казахстанской, Карагандинской (вдоль русла реки Нура) и Акмолинской (в районе населенного пункта Атбасар) областях. В Атбасаре, впрочем, акиматом за счет средств местного и республиканского бюджетов реализуется программа по переселению, высвобождению водоохранной зоны – по данным Ильина, уже снесено более 400 домов, жителей которых переселили в благоустроенные квартиры. «По программе сноса было построено 11 многоэтажек, эта программа будет продолжена в течение этого и следующего годов. Я думаю, за следующий год мы окончательно снимем полностью вопрос с Атбасаром за счет средств республиканского бюджета и работы акимата», - считает представитель МВД. Правда, по результатам прогноза гидрометеорологической обстановки, к высокому уровню риска подтопления отнесены 200 населенных пунктов Казахстана, и в отношении готовности к паводкам далеко не всех их КЧС настроено оптимистично.

В частности, 65 из них находятся в Западно-Казахстанской, 46 - в Акмолинской, 39 в Костанайской, 24 - в Восточно-Казахстанской, 20 - в Карагандинской, 6 - в Северо-Казахстанской областях. К среднему уровню паводковой угрозы отнесены 117 населенных пунктов в Алматинской (43), Кызылординской (31), Актюбинской (25), Павлодарской (8), Жамбылской (6) и Туркестанской (4) областях. Незначительный уровень угрозы существует в ряде населенных пунктов в Атырауской и Мангистауской областях. Всего же угроза паводка различной степени существует в 505 населенных пунктах страны, при этом 88 из них не готовы к половодью, заявил Ильин. «Подразделения МВД вручили акимам 88 населенных пунктов предписания о неготовности к паводковому периоду – это территории Алматинской, Карагандинской, Акмолинской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Костанайской и Актюбинской областей. В Актюбинской меньше всего – один объект. Это говорит о том, что не всегда местные исполнительные органы на уровне и сельских, и поселковых акимов принимают меры по заблаговременной подготовке к паводковому периоду», - сказал он.

При этом в резерве правительства на цели устранения последствий весеннего паводка заложено 19,4 миллиарда тенге – сколько из них достанется населению в случае подтопления, никто сейчас сказать не может. «Существует методика, определяющая оценку материального ущерба, то есть в каждом конкретном случае создается комиссия, приглашается независимая экспертная организация, имеющая соответствующую лицензию. Она производит оценку всему имуществу, которое пострадало в результате чрезвычайных ситуаций, будь то недвижимость или личное имущество. Именно для этих целей предусматривается резерв в республиканском бюджете, в зависимости от обстановки, чтобы потом можно было компенсировать населению», - заключил вице-министр.

В общем, даже если вас затопит – и ваше жилье придет в полную негодность, далеко не факт, что родное государство вам выплатит сумму, достаточную для приобретения нового жилья. В паводках есть и иная угроза – распространение животных инфекций и болезней, поскольку некоторые скотомогильники находятся на подмываемых берегах казахстанских рек и водоемов. В связи с этим в целях профилактики животных от сибирской язвы и ящура в Казахстане провакцинируют 37 миллионов 588 тысяч 303 головы крупного рогатого скота. Еще запланировано применение свыше 33 миллионов доз вакцин от других особо опасных болезней животных - такие данные привело министерство сельского хозяйства Казахстана в ответе на официальный запрос Sputnik Казахстан.

«На сегодняшний день эпизоотическая ситуация по сибирской язве и ящуру остается стабильной. С начала года на территории республики случаев заболевания животных не зарегистрировано, - цитирует агентство ответ профильного ведомства. – В стране начата плановая вакцинация против сибирской язвы со 100% охватом всего поголовья скота. Против ящура идет профилактика животных пяти областей Казахстана - Алматинской, Восточно-Казахстанской, Жамбылской, Кызылординской и Туркестанской. Все расходы на вакцины покрывают из республиканского бюджета», - добавляется в ответе.

На вопрос о том, насколько выполнено поручение правительства по созданию специальной карты захоронения животных, больных сибирской язвой, в ведомстве не дали ответа, отметив лишь, что этот вопрос относится к категории документов для служебного использования. Также в МСХ Казахстана проинформировали, что сейчас в парламенте находится законопроект по вопросам регулирования агропромышленного комплекса. В этом документе имеются пункты по усилению вопросов отечественной ветеринарии. Кроме этого, в рамках сотрудничества с Китаем в прошлом году были повышены ветеринарные требования на мясо КРС и проведена инспекция четырех мясокомбинатов.

Ранее в Минсельхозе сообщали об установлении 2 тысяч 261 захоронения, из которого 50 являются эпидемическими очагами, и 20 мест захоронений находятся на территории сопредельных государств после демаркации границ. Из 2 тысяч 191 подлежащего ограждению и установлению опознавательных знаков ограждены 2 тысячи 105 (96%), имеют опознавательные знаки – 2 тысячи 183 (99,6%). В автоматизированную информационную систему государственного земельного кадастра внесены 2 тысячи 104 захоронения сибирской язвы. Напомним, что сибирская язва – это острое инфекционное заболевание, относящееся к зоонозам, то есть болезням, которые человек может подхватить от животных.

Сибирская язва может протекать в виде легочной или кишечной форм, но абсолютное большинство случаев относится к кожной форме. Ежегодно во время весенних разливов в ряде областей республики возникает опасность вымывания некачественных захоронений останков животных с сибирской язвой. Позже вместе с талой водой споры инфекции могут попасть в пищу живых особей домашнего скота. «Напомним, летом 2017 года изменившая русло река Аксу начала размывать территорию скотомогильника, где захоронен зараженный сибирской язвой скот. Захоронение располагается недалеко от поселка Ак-кала», - отмечает агентство. Помнится, вопрос о скотомогильниках поднимался правительством неоднократно года три-четыре назад, но потом как-то ушел на периферию чиновничьего сознания, поелику возникли другие водные проблемы.

Одна из них – массовая гибель рыбы в Урале, расследованием по факту которой занялось министерство внутренних дел. В пресс-службе ведомства сообщили, что по фактам массовой гибели рыбы в реке Урал департаментом полиции Атырауской области зарегистрированы два уголовных дела по части 2 статьи 328 Уголовного кодекса (загрязнение поверхностных вод, причинившее крупный ущерб окружающей среде) и второй части 204 статьи (уничтожение чужого имущества). «В конце января уголовные дела были приняты в производство следственного департамента министерства внутренних дел, все следственные действия проводятся сотрудниками центрального аппарата министерства, выехавшими в регион», - сообщили в пресс-службе МВД Казахстана.

Сейчас по делу назначены все необходимые судебные экспертизы для установления причины гибели рыб. По их результатам будет принято решение о привлечении к ответственности виновных. В ведомстве подчеркнули, что дело находится на контроле главы МВД. С прошлой недели в области работает межведомственная правительственная рабочая группа. Члены комиссии должны установить причину экологической катастрофы. Во время пресс-конференции, прошедшей по итогам первого заседания комиссии сообщили – ущерб от рыбного мора превысил миллион долларов. Сейчас соответствующие органы собирают рыбу с побережья для последующего уничтожения.

По состоянию на 11 марта было собрано и утилизировано 111,4 тонны рыбы. Большая часть, 103 тонны, это искусственно выращенные осетровые на двух хозяйствах. Представители министерства сельского хозяйства заверили, что массовая гибель рыбы не угрожает экологии и жителям региона, а главный санврач республики Жандарбек Бекшин проинформировал о безопасности используемой воды для жителей региона, но это тот случай, когда успокоения чиновников способны посеять еще большую панику. Видимо, в Астане это понимают, потому что вице-министр энергетики Казахстана Сабит Нурлыбай уже заявил о необходимости мобилизаций работников Атырауской области по своевременному сбору и утилизации погибшей рыбы, чтобы глаза не мозолила.

«В целом я поддерживаю общее беспокойство в данной ситуации, поэтому мы и приехали. Хотели своими глазами увидеть, какова ситуация. Нас волновало качество воды. Господин Бекшин неоднократно доказывал, что с качеством воды проблем нет. Следующий вопрос: у нас проблема с утилизацией погибшей рыбы. 101 тонну утилизировали – это хорошо, но нас волнует сегодня, что на берегу реки тухлой рыбы достаточно. Поэтому необходимо совместно акиматам, волонтерам, представителям кооперативов собрать эту погибшую рыбу и своевременно утилизировать», - сказал он во время визита в Атыраускую область. Кроме этого, Сабит Нурлыбай сообщил о выделении местным акиматом средств на научные исследования по массовому мору рыбы.

Примечательно, что успокоениями чиновники разродились только сейчас, в то время как тревогу местные жители начали с конца февраля, когда первые мертвые рыбины выбросило на побережье Урала. После резкого потепления в регионе сотни тушек сазанов и окуней всплыли на поверхность воды, сообщал тогда телеканал КТК: за несколько дней третьей декады февраля здесь собрали около 30 килограммов мертвой рыбы. Специалисты опасались, что она попадет в Каспий. В управлении рыбного хозяйства Атырауской области тогда сообщили, что в самой воде сейчас мертвой рыбы нет, она вся выплыла на берег. Результаты экспертизы обещают обнародовать сразу. Напомним, что в прошлом году здесь также был отмечен массовый мор рыбы – тогда погибло около ста тонн рыбы, в том числе ценных пород.

В итоге разобраться в ситуации попросили генпрокурора Казахстана Кайрата Кожамжарова: с соответствующим депутатским запросом к нему в ходе пленарного заседания палаты в среду обратился депутат мажилиса Артур Платонов. «На основе результатов лабораторных исследований Комитетом ветеринарного контроля и надзора Минсельхоза дано заключение: фактором гибели рыб послужило токсическое воздействие аммиака, что подтверждается и патологоанатомическим вскрытием, но это лишь одно из предположений», – сказал Платонов. Что касается непосредственно реки Урал и естественной популяции рыбных ресурсов, то со 2 декабря 2018 года по 11 марта 2019 года собрано в целом 8,6 тонн погибшей рыбы.

По итогам 2018 года ихтиофауна реки Урал в пределах Атырауской области с предустьевым пространством составляла порядка 21 тыс. тонн. Соответственно, если считать 8 тонн к 21 тыс. тонн, то это составляет 0,04%. Поэтому говорить сейчас о том, что это оказало критическое влияние в целом на ихтиофауну нельзя. Однако работы по сбору и утилизации продолжаются, поэтому окончательный вердикт по влиянию можно сказать после окончания в зависимости от объема собранной погибшей рыбы. При этом до сих пор продолжаются проверки на предприятиях и так называемых бесхозных и аварийных нефтяных месторождениях.

Однако, по словам мажилисмена, никаких официальных результатов, как и причин столь затянувшегося расследования, компетентные органы до сих пор не предоставили, что позволило бы донести населению достоверную информацию и не допускать распространения различных слухов. «По данной проблеме депутаты парламента обращались в правительство, но до сих пор нет точной информации о причинах сложившейся опасной ситуации и принятых в отношении допустивших ее лиц мерах. Актуальным остается вопрос и о необходимости тщательной очистки реки от погибшей рыбы во избежание нанесения еще большего ущерба экологической системе, что может привести к катастрофическим последствиям. Нет гарантий, что население не пострадает от употребления рыбы, реализованной недобросовестными продавцами», – посетовал мажилисмен.

Помимо этого, до сих остается открытым наиважнейший вопрос: насколько безопасно использование местным населением воды, в которой погибло более сотни тонн рыбы? «Как отмечают специалисты неправительственных организаций, на момент пика отравления воды в реке должны были отбирать пробы каждые три часа с разных участков водоемов, учитывать видовой состав ихтиофауны, возраст и состояние популяции. Но ничего этого сделано не было. За каждой проблемой стоят конкретные люди, у которых есть фамилии и должности, – сказал депутат. - На основании вышеизложенного просим Вас, Кайрат Пернешович, взять под личный контроль ход расследования с целью выяснения настоящей причины отравления вод реки Урал и ее протоков, в результате чего нанесён невосполнимый урон популяции ценных осетровых пород рыб и огромный материальный ущерб», - заключил он.

В правительстве на инцидент на Урале отреагировали незамедлительно и привычно: к пятнице стало известно, что председателя комитета по водным ресурсам министерства сельского хозяйства Ислама Абишева отстранили от работы, что подтвердила журналистам и пресс-служба МСХ. Правда, отстранение не означает автоматическое увольнение, подчеркнули в министерстве. Подробности отстранения в настоящее время неизвестны. Официальной информации о возможном задержании Абишева также нет: этот чиновник с января 2003 года был первым заместителем акима Южно-Казахстанской области (ныне Туркестанская область), с 2009 года руководил Усть-Каменогорском. Нынешний пост он занимал с 2014 года, так что двухлетний мор рыбы в Урале – это действительно его зона ответственности. Однако у нас чиновники привыкли руководить по-старому, констатировали в Агентстве по делам госслужбы и противодействию коррупции, заместитель председателя которого, Олжас Бектенов 15 марта порекомендовал казахстанским чиновникам расстаться с иллюзией о сохранении существующего порядка взаимоотношений с бизнесменами.

«Мы с сожалением отмечаем, что сами госорганы, реализующие регуляторные и контрольно-надзорные функции, зачастую, не заинтересованы в упрощении механизмов взаимодействия с бизнесом. Но другого пути попросту нет. Все должны это уяснить раз и навсегда. Образно говоря, мы не можем войти в клуб высокоразвитых стран в старой потрепанной рубашке еще советского покроя. В таком виде нас туда попросту не пустят», - заявил Бектенов в ходе III Республиканского форума предпринимателей по вопросам противодействия коррупции. Он пояснил, что Агентством был проведен анализ 50 наиболее востребованных бизнесом государственных услуг в таких сферах, как земельные отношения, строительство, налогообложение, пассажирские перевозки. И анализ показал, что большинство госуслуг не охватывают полный жизненный цикл и не обеспечивают их оказание по принципу «одного заявления», то есть не позволяют получить желаемый конечный итог, а являются лишь промежуточной стадией.

В качестве примера Бектенов привел осуществленный сотрудниками АДГСПК анализ бизнес-процессов получения лицензии на фармацевтическую деятельность. «Мы совместно с экспертами Атамекена «ногами» прошли весь путь для открытия аптеки. Этот процесс по самым оптимистичным подсчетам занимает 4 месяца», - заметил спикер. По результатам этого анализа было принято решение оптимизировать 588 государственных услуг: по словам Бектенова, на портале «электронного правительства» уже запущена композитная услуга «Регистрация юридического лица с учетом открытия банковского счета и обязательного страхования работника от несчастных случаев». «Сегодня законопроектом о внесении поправок в закон «О государственных услугах» предусмотрено введение понятий «проактивная услуга» и оказание комплекса услуг по принципу «одного заявления». Проводится работа по нормативному закреплению перечня композитных услуг», - добавил он. Представитель руководства АДГСПК отметил, что сегодня между странами и регионами нарастает конкуренция за инвестиции, поскольку в 2018 году объем прямых иностранных инвестиций в мире снизился на 19% или на 200 миллиардов долларов.

«Победить в конкурентной борьбе можно, но для этого наряду с другими факторами нужно, чтобы бизнес получал от государства услуги на уровне лучших мировых стандартов. Не будем далеко ходить за примерами. В Китае срок с момента подачи заявления до начала строительства объекта составляет не более 2 месяцев, в Казахстане – порядка 1,5 лет. Как говорится, без комментариев», - заметил он. При этом, продолжил зампред Агентства, госорганы продолжают цепляться за свои полномочия, приводя часто надуманные доводы об эфемерной безопасности, хотя, по его словам, все понимают, что пронизанный коррупцией госконтроль никакой безопасности не обеспечивает.

«В нашей практике, к глубокому сожалению, предостаточно фактов, когда за взятку выдаются любые документы и открываются любые границы. А сколько у нас еще абсурдных требований в законодательстве. Мы до сих пор сертифицируем продукцию мировых брендов, как Mercedes, Bosch и других. Есть ли в этом смысл? То есть у нас с национальной палатой еще много совместной работы. Наша общая цель – оптимизация госуслуг с учетом передового опыта и полная цифровизация», - заключил Бектенов. В общем, здравомыслящие люди в наших властных структурах есть, теперь нужно понять, как их благие начинания сделать обычной для Казахстана практикой – с этим проблемы, поскольку, как заметил господин Бектенов, большинство чиновников не хочет отвыкать от старых привычек и тенденций.

А одна из самых старых тенденций в стране – это массовые подтопления весной, так что круг чиновничьих хождений по кругу на этой неделе вновь замкнулся. Размер будущего взяточнического половодья хорошо обрисовал 15 марта директор по проектам Центра стратегических инициатив (CSI) Бахытжан Саркеев, по сведениям которого в Казахстане в 2018 году уменьшилось количество фактов взяток, зато их средний размер вырос в разы. В ходе уже упомянутого III Республиканского форума предпринимателей по вопросам противодействия коррупции представитель CSI озвучил результаты социологического опроса более 4 тысяч казахстанских бизнесменов из всех 17 регионов страны в 2018 году, согласно которому уменьшение фактов вымогательства взяток «компенсируется» увеличением их размеров.

«Если говорить об итогах опроса, число предпринимателей, столкнувшихся с коррупцией, уменьшилось с 2017 года на 23%, с 56% до 33% в 2018 году... Самое интересное, что средний размер взятки увеличился с 61 тысячи тенге в 2016 году до 193 тысяч тенге 2018 году, то есть в 3,2 раза, в связи с увеличением риска быть привлеченным к уголовной ответственности», - сказал Саркеев. По его словам, другой тревожащей тенденцией является то обстоятельство, что в стране выросло количество предпринимателей, которые вынуждены давать взятки, потому что не видят других вариантов решения своих проблем. В результате, по мнению респондентов, инициатором коррупционных сделок в 49% случаев является сам предприниматель. «То есть в 49% случаев, когда дается взятка, предприниматель оплачивает услугу, которая и так должна предоставляться бесплатно», - констатировал спикер.

Правда, есть регионы, где бизнес чувствует себя посвободнее от коррупции: в общем рейтинге честности регионов второй год подряд лидером является Северо-Казахстанская область. В тройку лидеров также вошли Акмолинская и Кызылординская области. Наименьший рейтинг у Мангистауской области, Туркестанской и Западно-Казахстанской областей, но это не означает, что коррупция изжита там полностью: Саркеев подчеркнул, что вне независимости от рейтинга предприниматели сталкиваются с коррупцией во всех регионах страны. В разрезе госорганов и их территориальных подразделений, судя по опросу предпринимателей, коррупция наиболее распространена в службе внутреннего государственного аудита, государственной инспекции в АПК и службе транспортного контроля.

«Если посмотреть управления акиматов, то коррупция наиболее распространена в управлениях архитектуры и градостроительства, управлениях земельных отношений и ГАСК. На самом деле, вопросы строительства и земельных отношений, они больше касаются предпринимателей, именно по этим вопросам и возникают вопросы, которые решаются через взятки», - пояснил представитель Центра. При этом снизилось желание предпринимателей ужесточать наказание за коррупцию – доля бизнесменов, ратующих за введение более жестких мер в отношении проштрафившихся чиновников за год снизилась вдвое – с 28% в 2017 году до 14% в 2018 году. Оптимизм бизнеса при этом не разделяет населения, поскольку граждане Казахстана в основном жалуются на бытовую коррупцию, сообщил заместитель руководителя Национального бюро по противодействию коррупции Шынгыс Кабдула.

«В основном население жалуется на бытовую коррупцию. Так, в текущем году по поступившим в колл-центр обращениям изобличены факты получения взяток должностные лица государственных органов Астаны, Алматы, Шымкента, Алматинской, Павлодарской, Туркестанской областей. К примеру, 10 января антикоррупционной службой города Шымкент был задержан с поличным директор средней школы 131 при получении от заявителя взятки в сумме 50 тысяч тенге за трудоустройство, - сказал он на пресс-конференции 14 марта. - Также 27 февраля в Туркестанской области задержан с поличным специалист акимата Торткульского сельского округа Ордабасинского района при получении взятки в сумме 20 тысяч тенге от физического лица за оформление социального пособия. 2 марта в ходе проведения совместной операции с департаментом внутренних расследований генеральной прокуратуры изобличен сотрудник прокуратуры Кордайского района при получении взятки в сумме 200 тыс. тенге от гражданина за положительное решение по уголовному делу», - добавил замглавы АДГСПК.

Он напомнил, что все бесплатные звонки поступают на короткий номер 1424, в том числе и на незаконные действия сотрудников антикоррупционного ведомства. «Это могут быть действия должностных лиц местных исполнительных органов, органов прокуратуры, органов правопорядка, прокуратуры, суда, то есть ограничений никаких нет», - сказал Кабдула. Он отметил, что граждане, чьи обращения подтвердятся и по которым впоследствии будут приняты решения суда, получат вознаграждение – по его сведениям, в 2017 году колл-центром было принято 21 тысяча 021 обращение, в 2018 году – 23 тысячи обращений, а на 13 марта текущего года принято 5 тысяч 258 обращений, в том числе 85 обращений криминального характера. В общем, уровень коррупции снижается, а вот объемы подношений – нет, в связи с чем Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции готово создать публичный реестр лиц, осужденных за коррупцию в Казахстане, сообщил в среду общественный фонд Transparency Kazakhstan.

Антикоррупционная служба поддержала идею общественников о том, что подобный список, широко использующийся в международной практике, позволит усилить гражданский контроль и повысит доверие общества к государственному аппарату. «Для скорейшего решения технических вопросов предложения экспертов Transparency Kazakhstan рассматриваются в Администрации президента», - сообщает общественный фонд. Отметим, что в декабре страновое подразделение глобального антикоррупционного движения Transparensy International в Казахстане предложило создать публичный реестр коррупционеров, который наглядно продемонстрирует результат борьбы с коррупцией, и в начале власти отказали в идее, опасаясь социального давления на лиц, осужденных за коррупцию, а также их родственников. В ответ общественники привели обзор международной практики, которая, напротив, позволила улучшить систему отбора на государственную службу, а также снизить число повторных коррупционных правонарушений и хищений.

В частности, в Российской Федерации публичный реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, закреплен федеральным законом и обязывает направлять сведения для включения в реестр в течение десяти дней с момента принятия решения об увольнении коррупционера. «Следует отметить, что это не первое предложение общественников, конструктивно воспринятое государственными органами. Так, в октябре прошлого года на основании предложений Transparency Kazakhstan были запущены технические изменения, которые со второго квартала 2019 года позволят фрилансерам оплачивать обязательные пенсионные отчисления на портале электронного правительства Egov", - указывают общественники.

Другое исследование Transparency Kazakhstan о таможенной коррупции стало основанием для ряда служебных проверок в министерстве финансов, по итогам которых установлены крупные импортеры, регулярно занижавшие таможенные платежи при ввозе товаров из Китая. В результате в бюджет страны не поступало в среднем 200 миллиардов тенге в год (527,7 миллиона долларов). Также общественники рассказали о проблемах реализации в Казахстане задержанного на границах товара: ущерб от простаивания конфиската в складах временного хранения еще предстоит оценить. Впрочем, работать и жить по-новому в стране готов не только неправительственный сектор, но и некоторые чиновники – так, выступления новоиспеченного министра национальной экономики Руслана Даленова с фото огурцов и помидоров не прошли незамеченными мимо законодательного собрания страны, и в среду председатель мажилиса Нурлан Нигматулин попросил министра национальной экономики Казахстана Руслана Даленова активнее защищать права казахстанских товаропроизводителей.

Во время обсуждения законопроекта о ратификации временного соглашения, ведущего к образованию зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Ираном на пленарном заседании мажилиса 13 марта, депутаты задались вопросом о том, как отразится на конкурентоспособности казахстанских товаропроизводителей снижение ставок, предусмотренное документом. Глава Миннацэкномики заверил, что в процессе переговоров с иранской стороной количество наименований товаров с преференциями сокращено вдвое - с тысячи до 502 единиц. «В импорте товаров мы заинтересованы. Это цитрусы, фисташки; определенные продукты - яблоки, например, - особенно актуальны в зимний период. При этом по фруктам опять снижение ставок не чувствительное. Там, где было 10-15%, будет 5-11%. Что касается мазута, данным товаром мы полностью самообеспечены. Само снижение ставок тоже небольшое. Это не отразится на отечественном производстве или конкуренции», - пообещал министр.

Спикер палаты, в свою очередь, отметил, что правительству необходимо активнее поддерживать казахстанских производителей. Нигматулин подчеркнул, что по всей республике наблюдается срыв реализации товаров. И одна из причин – перенасыщение рынка товарами, реализуемыми по сниженным пошлинам. «С учетом того, что вы активно так сопровождаете свою деятельность фотографиями с базаров, я так понимаю, вы там ходите. Это уже хорошо. Мы должны сделать все, чтобы конкурентоспособность казахстанских сельхозтоваропроизводителей была если не защищена, то, по крайней мере, поддержана правительством», - обратился депутат к министру. Глава Миннацэкономики пообещал держать этот вопрос на особом контроле, а накануне он продемонстрировал всем поддержку отечественного производителя, явившись на заседание правительства в костюме от казахстанского производителя одежды.

«Мой костюм сделан в Казахстане, название страны написано на этикете на латинице», - ответил министр на вопрос журналистов о том, одежду какого производства он носит. Напомним, что остановить свой выбор на Made in Kazakhstan чиновникам настоятельно несколько раз рекомендовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он призвал кабинет министров отказаться от дорогих «шанель-манель» и обратить внимание на отечественную одежду, которая, по его мнению, не уступает по качеству иностранным аналогам. Ранее своим костюмом казахстанского производства похвастался мажилисмен и глава парламентской фракции «Ак Жол» Азат Перуашев. Так что тенденция по переодеванию среди наших чиновников и слуг народа налицо, теперь бизнесу надо снизить стоимость своих костюмов – глядишь, тогда и взятки в размерах увеличиваться не будут…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана