Молодежная безработица в СНГ в 1,9 раза выше ее общего уровня

Рубрика: 

«В 2019 году вопрос стоит так – дать молодежи рыбу или удочку?», «В первый год окончания вуза в Казахстане устраивается только треть выпускников», «Высокий уровень жизни лишает часть молодежи мотивации к труду». Проблемы молодежи на постсоветском пространстве озвучили спикеры экспертного клуба «Мир Евразии».

Молодежи здесь не место?

В странах Содружества независимых государств, по данным межгосударственного статистического комитета организации, проживают около 60 млн юношей и девушек в возрасте 15–29 лет. Доля молодежи от общей численности населения в разных странах СНГ составляет от 18 до 29%, постепенно снижаясь в большинстве из них на фоне растущей продолжительности жизни и миграции в другие государства (во время проведения исследования в СНГ была включена Украина, – прим. ред.).

Такая тенденция будет иметь серьезные последствия в будущем, в том числе влияя на устойчивость страновых рынков труда и пенсионных систем. Средний возраст жителей увеличивается повсеместно на постсоветском пространстве. Так, в Армении, Беларуси, Молдове и России население считается «старым», поскольку более 7% граждан этих государств старше 65 лет. Казахстан относится к группе стран с населением на «пороге старости», в которых доля пожилых не превышает 4–7%. В эту же группу входят Азербайджан, Кыргызстане и Узбекистан. Только Таджикистан среди государств СНГ имеет молодое население, численность граждан в возрасте 65+ здесь менее 4%.

При этом молодые люди испытывают трудности с трудоустройством. Молодежная безработица в странах СНГ,за исключением Казахстана, в 1,4–1,9 раза превышает ее общий уровень. Во многом это является следствием дисбаланса между объемами и профилями подготовки специалистов и потребностями рынка труда. В последние годы наметилась положительная тенденция повышения уровня занятости молодежи. Тем не менее, высока доля молодых граждан, которые пребывают в долгосрочной вынужденной незанятости.

«По официальной государственной статистике, в Казахстане в первый год после окончания вузов из 82 тысяч выпускников устраивается на работу треть, – сказал представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. – Около 27 тысяч человек находят работу за первые полгода после окончания вуза. Из всех выпускников по специальности устраивается лишь одна десятая часть – 8200 человек. Получается, что мы переводим человеческий капитал впустую».

Дезориентация и дороговизна

Если сравнивать с другими государствами, то ситуацию с занятостью молодежи на постсоветском пространстве нельзя назвать критичной. По словам Марата Шибутова, в странах Южной Европы среди молодежи не имеют работы порядка 40%. Плохо, по его мнению, то, что появляется много общего с южно-европейскими странами. В Испании, Италии, Греции родители также долго несут все расходы за взрослых детей.

«Молодежь в результате не имеет стимулов к реальной самореализации. Мотивация у 20-летних людей небольшая, они начинают работать при вступлении в брак. Порой, только к 30 годам люди начинают понимать, какую специальность хотели бы получить, чем в жизни заниматься. Ладно, если речь идет о немцах – в Германии в любом возрасте можно снова приступить к учебе. У нас же это сложно сделать», – констатировал представитель Ассоциации приграничного сотрудничества.

В странах содружества в результате реализации национальных программ, направленных на борьбу с бедностью, за последние годы сократилась доля молодежи с доходами ниже официально установленных национальных границ бедности. Однако большую часть своих средств молодые семьи тратят на покупку продуктов питания. На другие цели семейного бюджета, как правило, не хватает. В том числе и на получение дополнительного образования. Впрочем, куда более серьезной проблемой стало то, что молодежи стало труднее получить первое образование, какую-то специальность.

Традиционно население СНГ характеризуется высоким уровнем образования. В тоже время в последние годы в большинстве стран наметилась тенденция сокращения доли молодежи, учащейся в высших и средних профессиональных учебных заведениях. Для части молодых людей определенным барьером в получении высшего профессионального образования является необходимость его оплаты. Основная часть молодежи обучается в государственных вузах, где достаточно высока доля платного образования: от 50 до 80% и более студентов этих учебных учреждений полностью оплачивают свое обучение.

Кроме того, есть проблемы с качеством и актуальностью полученных знаний, заметил декан высшей школы государственной политики и права Алматы менеджмент университета (AlmaU) Аскар Нурша. «Ритм жизни слишком быстрый. Молодежь на самом деле дезориентирована. Она не понимает, чему ей сейчас учиться, но интуитивно чувствует, что ей будет не нужен весь этот пласт знаний. Это не вопрос периферийности, в рамках общемировых трендов не только наше образование, но и образование везде в мире не поспевает за реальными знаниями, которые будут нужны. Также мы сейчас пожинаем плоды 1990-х годов. Дело в том, что общество прошло через шоковую терапию, при этом оказались запущенными очень многие сферы. Да и сегодня в сфере образования у нас постоянные реформы. Много молодежи, которая, может, и хочет изменить свою жизнь к лучшему, но она не получила должного образования. У нее нет равных возможностей в распределении благ, поэтому фактически есть проблема маргинализации определенной ее части, которая подвержена влиянию со стороны. Есть потенциальная почва для недовольства, и государство не может не понимать это», – считает декан AlmaU.

Удочка, а не рыба

«Государство в курсе: внимание к молодежи – это один из трендов казахстанской и евразийской общественно-политической тематики текущего года», - отметил политолог Эдуард Полетаев. Он напомнил, что 2019-й в Казахстане объявлен Годом молодежи. Запланированы различные мероприятия по поддержке молодых граждан. Другой вопрос, как именно их поддерживать. Эксперты единогласно высказались против патерналистского подхода.

«Государство должно поддерживать молодых сильных людей для того, чтобы дать им возможность накопить капитал не только денежный, но и профессиональный, чтобы им устойчиво стоять на ногах, и затем не нуждаться в этой подпитке. Но эти инструменты нужно качественно выбирать. Я противник бескорыстия, выдачи денег на руки только за то, что ты молодой. Это девальвирует ценности. Зачем набираться опыта, если только за счет молодости можно получать плюшки?», – считает директор центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов.

Эксперт рассказал, что и сам был среди получателей господдержки – свою первую квартиру покупал по программе «Молодая семья». По этой программе супруги в возрасте до 29 лет, проживающие в браке не менее 2 лет, могли получить арендное жилье с выкупом без первоначального взноса. «Второй раз я квартиру брал в рамках новой жилищной программы для молодежи, рассчитанной уже для людей до 35 лет», – поделился Каукенов, добавив, что такие льготные программы обязательно должны быть.

Они рассчитаны на активных, работающих людей. А просто финансовая поддержка вредна, уверен Аскар Нурша. В пример он привел международный опыт: «В международной терминологии большее внимание уделяют так называемому поколению NEET, или поколению ни-ни. То есть той молодежи, которая не работает и не учится. Это поколение появилось не только из малообеспеченных семей с низким уровнем образования. Развитая система социального обеспечения в ряде стран западной Европы и высокий уровень жизни лишают часть молодежи мотивации к труду».

«Вопрос в 2019 году стоит так: удочку или рыбу дать молодежи? – говорит Эдуард Полетаев. – В позднем СССР существовала финансовая господдержка работающей молодежи. Скажем, однажды мы с несколькими одноклассниками устроились работать на Алматинский опытно-экспериментальный металлофурнитурный завод, где можно было работать не более шести часов в день на летних каникулах. Работа слесарем-инструментальщиком с непривычки была тяжела, мы за рабочее время зарабатывали примерно по 4 рубля в день на человека, но государство доплачивало ежедневно еще по 6 рублей за то, что мы несовершеннолетние. В итоге месячный заработок составлял приличную по тем временам сумму – больше, чем получали многие взрослые. Почему похожими инструментами не воспользоваться сегодня?».

Сегодня практически все предприятия находятся в частных руках, и работодатели неохотно берут практикантов и молодых специалистов. В то же время государство тратит деньги на профессиональную подготовку кадров. В частности, в Казахстане в рамках программы «Жас маман»200 тысяч молодых людей бесплатно получат профессионально-техническое образование. Необходимо заинтересовать и работодателей, и молодежь, чтобы эти дипломы не остались невостребованными, резюмировал Эдуард Полетаев.

Виктор САНЬКОВИЧ