Итоги столичной недели: Кто не может идти на выборы или время налоговых послаблений

На прошлой неделе доблестные члены Центральной избирательной комиссии так и не смогли однозначно ответить, имеют ли право выдвигать свои кандидатуры в президенты страны казахстанские дипломаты, долгое время пребывающие вне страны, а потому не совсем формально соответствующие требованиям Конституции по беспрерывному пребыванию на территории Казахстана на протяжении 15 лет до выборов. Между тем, если придерживаться строго нормы о 15 годах беспрерывного пребывания в стране, то есть непересечения границы, то у нас полреспублики не имеют право претендовать на президентский пост, что попытались объяснить журналистам несколько юристов. Тем временем, промышленные предприятия, которые с начала года бьются как рыба об лед о проект нового Экологического Кодекса, поняли, что надо ковать железо, пока выборы не прошли – и потребовали налоговых послаблений.

Главной интригой предстоящих 9 июня этого года, похоже, станет вопрос, могут ли в них участвовать бывшие и действующие дипломаты. Дело в том, что часть вторая статьи 41 Конституции Казахстана среди прочих требований к кандидатам в президенты выдвигает следующее: «Президентом Республики Казахстан может быть избран гражданин Республики по рождению, не моложе сорока лет, свободно владеющий государственным языком, проживающий в Казахстане последние пятнадцать лет». И трактовки этого самого выражения – «, проживающий в Казахстане последние пятнадцать лет» - становятся настоящей правовой коллизией, потому что кто-то трактует их буквально – выехал на день из страны, получив соответствующий штамп в паспорте от погранцов, и уже не кандидат. Более того, назначение Имангали Тасмагамбетова послом Казахстана в России многие воспринимали именно так – сослали на период транзита власти от греха подальше.

Самое смешное, что в пятницу, после заседания ЦИК его члены так и не смогли ответить на вопрос – может ли Тасмагамбетов стать президентом в 2019 году (ну, хотя бы выдвинуться). Решение о том, имеет ли право баллотироваться в президенты тот или иной кандидат будет вынесено после рассмотрения его документов с точки зрения соответствия требованиям законодательства, сообщила журналистам член ЦИК Зауреш Баймолдина во время пресс выхода к журналистам. «Посол является политическим госслужащим. Если этот кандидат будет соответствовать всем требованиям - по рождению в Казахстане, являться гражданином Казахстана не моложе 40 лет, иметь опыт работы на госслужбе не менее 5 лет, не будет иметь неснятую или непогашенную судимость, не привлекался к уголовной ответственности за совершение коррупционного уголовного преступления или правонарушения… То есть все эти требования будут проверяться», - сказала она.

Что касается конкретно Имангали Тасмагамбетова, то дать ответ относительно действующего посла в другом государстве дать она затруднилась. «Я не могу прямо ответить, не посмотрев конкретные документы. Конкретное решение ЦИК в коллегиальном составе в открытом заседании будет рассматривать - рассмотрит документы с точки зрения соответствия данного кандидата требованиям законодательства и вынесет решение. Когда будут конкретные кандидатуры - будет и решение о конкретных кандидатурах о соответствии либо несоответствии», - заявила она. Проблема в том, что из-за прямолинейной трактовки статьи 41-й в подвешенном состоянии оказался не только Тасмагамбетов, но и действующий президент республики Касым-Жомарт Токаев, который большую часть своей политической карьеры был дипломатом, причем в последние 15 лет был еще и заместителем генсека ООН, что многие вообще трактуют если не как измену Родине, то как однозначный отрыв от нее.

Однако казахстанский юрист Марат Сарсенбаев считает, что пребывание Касым-Жомартом Токаевым в должности заместителя генерального секретаря ООН в период с 2011 года по 2013 год не препятствует его выдвижению и регистрации в качестве кандидата в президенты Республики Казахстан. Напомним, что Токаев, занимавший ранее пост спикера Сената парламента и ставший президентом Казахстана 20 марта этого года после сложения полномочий первым президентом РК Нурсултаном Назарбаевым, занимал пост заместителя генерального секретаря ООН – генерального секретаря Конференции по разоружению в период с 12 марта 2011 года по 16 октября 2013 года. В начале апреля, когда Токаев объявил о проведении досрочных президентских выборах 9 июня 2019 года, в соцсетях развернулась полемика о том, может ли он выдвигать свою кандидатуру в связи с временным пребыванием вне территории Казахстана.

Однако, по мнению доктора юридических наук Марата Сарсембаева, это ограничение не может быть распространено на дипломата, находящегося за рубежом по долгу службы. «В соответствии со статьей 15 «О дипломатической службе Республики Казахстан» в пункте первом записано, что персонал дипломатической службы, может быть прикомандирован как разным организациям, в том числе международным. Ныне действующий президент в свое время работал там и был прикомандирован к этой организации», - сказал Сарсембаев в ходе пресс-конференции 12 апреля. По его словам, деятельность Токаева в ООН нельзя рассматривать как прерывание сроков постоянного пребывания в Казахстане.

«Он чисто юридически не проживал, а работал, он там на ПМЖ не находился, он находился по работе, он не прерывал срок пребывания в Казахстане.  А иначе получается так, что мы готовим кадры дипломатов, мы заранее им делаем запрет на профессию в частности в президента или другой специальности другого органа. Также не должно быть, это будет нарушение прав человека», - заявил юрист. И напомнил, что Организация Объединённых Наций является универсальной организацией, в которой состоят 193 государства, в том числе и Республика Казахстан, поэтому ООН, по его мнению, это частично и казахстанская организация. Так что присяга Токаева, которую он приносил ООН, по мнению юриста, его с Казахстаном не разрывала.

«Им говорят: вы должны принять присягу, вы должны работать на благо общих интересов организации, да это действительно так, это специально сделано таким образом, чтобы побудить международных чиновников быть предельно беспристрастными, быть предельно объективными», - продолжил спикер. В свою очередь, другой участник пресс-конференции, доктор юридических наук Сергей Ударцев отметил, что в условиях глобализации появляется новые совершенно явления, которые нужно осмысливать, не только толковать, но и прямо прописывать в законодательстве, потому что дальше таких коллизий будет только больше. «В ООН все страны входят, она одна на всех. В условиях глобализации государство трансформируется, государственность превращается в какую-то новую форму. Я думаю, что Центральная избирательная комиссия со всех сторон осмыслит этот вопрос и примет решение, если возникнет такой вопрос», - сказал Ударцев.

Тут стоит сказать, что ЦИКу действительно стоит сказать свое, напополам с Конституционным советом веское слово по поводу трактовки этой статьи, иначе, если она и далее будет трактоваться столь же вольно и буквально (выехал из страны – срок в 15 лет беспрерывного нахождения прерван), то у нас кандидатов в президенты не останется. Потому что у нас полстраны за последние несколько лет во время отпуска слетало в Анталию, а количество регулярно навещающих родню в российском Алтае столь велико, что где нам, собственно, брать нового президента? Все регулярно границу пересекаем, не только дипломаты…

Тем временем Европейский Банк Реконструкции и Развития и Азиатский Банк Развития в пятницу успели заявить, что плавный транзит власти в Казахстане повышает уверенность в политической стабильности и преемственности власти, для инвесторов это - хороший сигнал, передает Интерфакс - Казахстан. «Плавный транзит власти, который включает объявленные внеочередные президентские выборы, является положительным сигналом для бизнес-сообщества и потенциальных иностранных инвесторов, поскольку повышает уверенность в политической стабильности и преемственности власти. Наряду с реализуемой экономической политикой правительства, которая направлена на содействие развитию малых и средних предприятий, улучшению инфраструктуры и качества жизни граждан, они, безусловно, положительно отразятся на инвестиционной привлекательности Казахстана», - отметил директор представительства АБР в Казахстане Джованни Капаннелли.

По словам регионального управляющего директора ЕБРР Бруно Балванера, банк по-прежнему остается верным своим обязательствам в Казахстане и готов сотрудничать с вновь избранным президентом. «ЕБРР также продолжит работу в Совете иностранных инвесторов по дальнейшему улучшению инвестиционного климата в стране», - подчеркнул Б. Балванера. В общем, иностранные товарищи верят в то, что мы обойдемся без смуты, а мы тут дипломатов в гражданских правах пытаемся ограничить – на словах, конечно, но проблема в том, что сарафанное радио то работает эффективно, и эти самые слова доносит до этих самых инвесторов...

Тем временем, наш собственный бизнес не тушуется, и пытается ковать железо, пользуясь предвыборным моментом: Ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана (АГМПК) в пятницу предложила рассмотреть возможность снижения налоговой нагрузки промышленных предприятий, внедряющих наилучшие доступные технологии (НДТ). «У нас отсутствует четкий механизм компенсации затрат на модернизацию энерговырабатывающих объектов. И мы здесь рассматриваем не только то, что часть экологических платежей оставлять предприятиям, внедряющим НДТ, но, может быть, и для ряда компаний сделать облегчение по другим налогам в переходный период, если это нужно», - сказал исполнительный директор АГМПК Николай Радостовец в ходе семинара «Внедрение в Республике Казахстан наилучших доступных технологий» в пятницу.

Ранее, в кулуарах этого же форума он заявил журналистам, что предприятия горно-металлургического сектора будут испытывать двойную финансовую нагрузку в случае, если им придется одновременно выплачивать экологические платежи в местные бюджеты и нести затраты по внедрению НДТ. В связи с этим исполнительный директор профильной Ассоциации предложил часть экологических платежей оставлять на предприятии, которое должно будет перенаправить их на модернизацию, при этом обеспечив контроль со стороны как уполномоченных органов, так и общественности, за целевым использованием данных средств со стороны промышленников. Радостовец подчеркнул при этом, что, с точки зрения природоохранного назначения экоплатежей такой механизм их расходования будет более эффективным, поскольку в настоящее время в регионах Казахстана на собственно природоохранные мероприятия направляется от 0,3% до 5% от объемов экологических платежей предприятий, остальной объем местные власти рассматривают как доходы бюджета, которые можно направлять на иные цели.

Что касается энергогенерирующих мощностей, которые исполнительный директор АГМПК выделил особо, то, по его словам, они испытывают наибольшие затруднения с нахождением финансов на внедрение НДТ, поскольку тарифы на электроэнергию в стране заморожены на ближайшие семь лет. «И здесь становится весьма резонным вопрос, как энергогенерирующие предприятия будут производить модернизацию и за какие средства», - заметил он. Более того, по его словам, ввиду отсутствия утвержденной Концепции топливно-энергетического комплекса (ТЭК), энергопроизводящие предприятия сейчас не способны смоделировать сценарий, под какую сырьевую базу необходимо планировать модернизацию оборудования, поскольку принципиально не решен вопрос о том, будет ли Казахстан далее использовать уголь в качестве основного сырья для производства электроэнергии или начнет постепенный перевод генерации на газ.

При этом, как сообщила на этом же семинаре руководитель юридической службы российского федерального госучреждения НИИ «Центр Экологической промышленной политики» Арина Волосатова, в России государством уже используются упомянутые Радостовцем меры поддержки промпредприятий, внедряющих НДТ. В частности, по ее словам, затраты по снижению негативного воздействия на окружающую среду и по внедрению НДТ там зачитываются в счет экоплатежей (фактически из платы за эмиссию вычитаются потраченные на природоохранные мероприятия и на модернизацию суммы). Помимо этого, по данным российского спикера, предприятия в РФ могут получить от государства инвестиционный налоговый кредит (форма изменения срока исполнения налогового обязательства, при которой налогоплательщику предоставляется возможность уменьшить платежи по налогу на прибыль организации с последующей уплатой суммы кредита и процентов, то есть отсрочка по выплате налогов) при внедрении НДТ.

Бизнес наш вполне имеет перспективы на успех в своих обращениях, ибо от одной безумной (в силу ее неподготовленности) идеи наше государство уже отказалось – речь идет о внедрении всеобщего декларирования уже со следующего года: минфин хочет перенести этот процесс на 2025 год. Основной причиной инициативы по переносу сроков всеобщего декларирования в Казахстане является недостаточный охват территории страны широкополосным интернетом, сообщил исполняющий обязанности заместителя председателя Комитета государственных доходов Министерства финансов Казахстана Талгат Мамаев. Напомним, что эту инициативу минфин озвучил в начале апреля этого года.

«Если говорить конкретно уже о тех проблемах, с которыми мы столкнулись в ходе пилота по декларированию, то мы опросили наших респондентов по нескольким вопросам, в какой форме они хотели бы сдавать, и 78% населения изъявили желание сдавать в электронном виде подотчетность, чтобы не ходить в ЦОНы и Управление государственных доходов. И мы увидели, что есть проблема с покрытием интернета», - сказал Мамаев в ходе онлайн-конференции. Соответственно, у многих из этих 78% казахстанцев возникнут проблемы по реализации их желания сдавать декларации в электронном виде, особенно, если они живут в сельской местности: ранее озвучивались планы властей по охвату широкополосным интернетом до 83% населенных пунктов Казахстана к 2022 году, к 2025 году правительство планирует обеспечить полный охват населенных пунктов страны.

При этом, желая сдавать декларации в электронном виде, то есть заполняя их самостоятельно, многие участники пилотного проекта испытывали затруднения с пониманием предоставленного проекта декларации, продолжил представитель КГД. «При сдаче отчетности мы столкнулись с тем, что большинство населения не смогли самостоятельно заполнить эту декларацию, то есть, есть вопрос по повышению финансовой грамотности сельского населения», - сказал он. Ранее министр финансов Казахстана Алихан Смаилов признал, что 80% участников пилотного проекта (он проводился в Оскаровском районе Карагандинской области) отнеслись к процедуре декларирования своих доходов негативно, прежде всего, из-за проблем с пониманием, как нужно заполнять эти документы. В результате были внесены изменения в Налоговый кодекс в части упрощения налоговой декларации, которая сократилась с 15-ти до 2 листов.

«И третий вопрос - при сверке баз данных, мы увидели, что есть расхождения по фактическим имуществам и сведениям с базы данных, есть устаревшие сведения. Мы проводили эту работу по актуализации, но все же остались сведения, когда необходимо участие самых физических лиц. И все эти проблемы требуют дополнительного времени, чтобы их исправить и действительно сделать процесс всеобщего декларирования эффективным для населения», - добавил Мамаев. В итоге в настоящий момент минфином предложен следующий порядок введения декларирования: на первом этапе с 1 января 2021 года сведения начнут предоставлять государственные служащие и их супруги, а также лица, приравненные к ним и их супруги. На втором этапе с 1 января 2023 года – работники государственных предприятий (включая сферу образования, здравоохранения, культуры, спорта) и их супруги. На третьем этапе с 1 января 2024 года – руководители и учредители юридических лиц и их супруги, индивидуальные предприниматели и их супруги. На четвертом этапе с 1 января 2025 года – оставшиеся категории населения, и чем, собственно, это не платформа для предвыборной программы какого-нибудь кандидата?

Тут проблема еще и в том, что инет в Казахстане небезопасен: открытые точки доступа Wi-Fi несут в себе риски получения хакерами персональных данных и информации о финансовых транзакциях, заявил заместитель председателя комитета по информационной безопасности Министерства цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности РК Руслан Абдикаликов в пятницу на форуме SOC Day 2019. «К нам пришли представили бизнеса и предложили: ребята, а давайте мы ваши требования по информационной безопасности, которые интересны людям, будем транслировать в торговых центрах бесплатно. И мы это сделали в Астане. Опыт был очень удачный, и в этом году мы попросили все акиматы, чтобы они этот опыт переняли, - сказал Абдикаликов. - То есть, ты приходишь в торговый центр, и тебе говорят самые элементарные вещи, о которых люди, возможно, забывают. Это касается банковских карточек, персональных данных, которые вы передаете, касается использования открытых Wi-Fi-точек. Человек зашел в торговый центр, увидел – бесплатная точка Wi-Fi, а где гарантия, что не хакер поставил эту точку и может тем самым заполучить все твои персональные данные или данные твоих каких-то финансовых транзакций», - добавил он, подчеркнув, что эти вещи приходится людям напоминать постоянно.

По его словам, также планируется запускать соответствующие учебные платформы в рамках отраслевой программы по развитию инфобезопасности «Киберщит Казахстана», которые будут направлены как на все население, так и непосредственно на государственных служащих. «Программы, чтобы именно в школе, в начальной школе, были курсы как по цифровизации, так и параллельно по информационной безопасности. Это не говоря уже о школе, о колледжах, - сказал Абдикаликов.- Начинания, которые мы делаем, и те шаги, которые мы предпринимаем вместе с нашим информационным сообществом, как раз должны привести к тому, чтобы те показатели, когда Казахстан занимает лидирующие позиции, но не в смысле, что мы хороши, а в смысле, что, к сожалению, наши граждане и наш бизнес не совсем еще подготовлены к тем угрозам, которые существуют в киберпространстве», - резюмировал он.

В свою очередь, управляющий директор KasperskyLab в Центральной Азии и Монголии Евгений Питолин сообщил, что Казахстан по итогам 2018 года занял второе место в мире среди всех стран по фактам мобильных вымогательств. «Все это приводит нас к одной простой и важной вещи, что можно вкладывать миллионы долларов в технологии, но самое главное, что нужно – нужно работать с людьми», – сказал он 12 апреля на форуме SOCDay 2019. Согласно исследованию, страной, в которой проводится больше всего DDoS-атак, остается Китай, однако его доля снизилась весьма значительно – с 77,67% до 50,43%. На втором месте по-прежнему США – 24,9%. Далее идет Австралия – 4,5%. Десятку покинули Россия и Сингапур, но в нее вошли Бразилия – 2,89% и Саудовская Аравия – 1,57%. В географическом распределении мишеней лидерами остаются Китай – 43,26%, США – 29,14% и Австралия – 5,91%. В четвертом квартале состоялась самая длительная за последние несколько лет атака продолжительностью почти 16 дней – 329 часов.

При этом план реагирования на киберугрозы предусматривает и отключение страны от каких-то сегментов Мировой паутины: соответствующая опция предусмотрена в случае крупной DDos-атаки на объекты казахстанского сектора интернета национальным антикризисным планом реагирования на инциденты информационной безопасности, сообщил Абдикаликов. «Что из себя представляет национальный антикризисный план реагирования? В задачи этого плана входит постановка задач по реагированию на инциденты информационной безопасности, внесение корректив в действия, организация мероприятий по восстановлению, установление причин и условий возникновения этих инцидентов, оповещение собственников и владельцев информационных систем, а также ограничение доступа к зарубежным сегментам, то есть если будет какая-то крупная DDos-атак и будет угрожать всей инфраструктуре, я думаю, мы будем вынуждены отключать такие сегменты», - сказал он 12 апреля на форуме SOC Day 2019.

Абдикаликов отметил, что национальный антикризисный план реагирования на инциденты информационной безопасности был создан после разразившейся в мире эпидемии распространения вредоносной программы WannaCry, которая поразила сотни тысяч компьютеров на Windowsпо всему миру. В результате вирус зашифровывал данные, хранившиеся на этих компьютерах, и владельцам предлагалось в короткий срок заплатить в криптовалюте за их расшифровку. В противном случае пользователи теряли возможность вернуть доступ к своим файлам. «Мне очень хотелось бы, чтобы мы никогда этот антикризисный план не применили в нашей стране, но, когда мы его делали, мы основывались на том опыте, который получили несколько лет назад, когда в мире как раз была эпидемия WannaCry и наша страна в принципе достаточно успешно выдержала этот экзамен. И на основе этого опыта взаимодействия между госорганами как раз и был создан этот антикризисный план», - сказал Абдикаликов. По его словам, в результате проведенного в прошлом году опроса выяснилось, что 50% организаций в сфере IT не имеют систему управления информационной безопасностью и лишь 12% организаций используют системы по борьбе с утечкой информации.

Абдыкаликов напомнил, что ранее Казахстан занял 40-е место в глобальном индексе кибербезопасности, но постепенно поднимается выше. «Если вы помните, мы начинали со 103-го места, затем переместились на 82-ю позицию и по итогам прошлого года по итогам проведенной работы в рамках реализации концепции «Киберщит Казахстана» нам удалось достичь 40 места. То есть в 50 мы уже вошли, наша цель, как вы знаете, войти в 30. Я думаю, нам это по силам, - сказал он. - В прошлом году мы проводили исследование, которое показало, что 63% населения в принципе осведомлено об угрозах информационной безопасности, и, к сожалению, только на 46% мы обеспечены работниками в сфере информационной безопасности», - напомнил эксперт. Для решения этой проблемы в 2018 году было выделено 674 образовательных гранта по специальности «Система информационной безопасности», 19 премий по программе «Болашак», 5 профессий было отражено в профессиональном стандарте, 701 госслужащий был переподготовлен на базе академии государственного управления, 70 тысяч госслужащих было охвачено осенними киберучениями.

В общем, наши госорганы весьма мудро решили отказаться от всеобщего декларирования здесь и сейчас, боясь, что могут натворить чего-нибудь непоправимое, как уже натворили в банковской системе – в результате глава правления вполне успешного ныне Банка Развития Казахстана Болат Жамишев вынужден идти поправлять дела в «ЦеснаБанке», куда его предусмотрительно назначили независимым директором еще зимой этого года. О своем намерении уйти из БРК добровольно председатель правления АО «Банк Развития Казахстана» заявил 11 апреля на пресс-конференции по итогам деятельности БРК в 2018 году. «Хочу сказать, что это моя последняя пресс-конференция в качестве председателя правления Банка развития Казахстана, уже фактически пять лет я на этой должности, и я решил в этом месяце, так сказать, по собственному желанию, уйти, - сказал Жамишев. – Я являюсь независимым директором в АО «ЦеснаБанк», пока это будет мой, так сказать, основной участок работы», - добавил он.

Отметим, что ссудный портфель Банка Развития Казахстана за последние пять лет (с 2014-го по 2018 год включительно) увеличился более чем в четыре раза. «То есть мы активно кредитуем на рынке, при это мы не какой-то агрессивный банк в этом отношении, мы не перетягиваем клиентов, когда говорят: «Проектов в Казахстане мало», мы видим, что проекты есть для кредитования. Безусловно, нам в этом помогает правительственная программа индустриально-инновационного развития Казахстана, поскольку мы можем по ней предоставлять для обрабатывающего сектора доступные займы», - сказал Жамишев на пресс-конференции по итогам деятельности БРК в 2018 году. По его данным, кредитный портфель АО «Банк Развития Казахстана» («дочка» холдинга «Байтерек»,) по итогам 2018 года в сравнении с 2017-м увеличился на 8,7%, достигнув 1,7 трлн тенге. В настоящий момент в структуре кредитного портфеля БРК порядка 77% приходится на проекты в обрабатывающей промышленности.

«При этом, в 4,5 раза увеличив ссудный портфель, мы сохранили его высокое качество, у нас внедрен новый рискориентированный стандарт, который учитывает не только фактические какие-то убытки, но и возможные будущие», - добавил глава правления банка. По его словам, консолидированная чистая прибыль Банка по итогам 2018 года составила 3,2 млрд тенге, при этом провизии к валовому кредитному портфелю не превысили 4%, доля неработающих займов на конец 2018 года составила всего 0,5% с одновременным ростом доли кредитного портфеля в активах Банка до 67% на конец 2018 года с 61% на конец предыдущего года, а за пять лет – на 30%. Одновременно БРК становится определенным драйвером появления на рынке новых инструментов заимствований для обеспечения в последующем доступного финансирования экономики: в апреле прошлого года Банк успешно разместил второй выпуск еврооблигаций, деноминированных в тенге, на сумму 100 млрд тенге. По сравнению с предыдущим выпуском тенговых евробондов, осуществленным в декабре 2017 года, Банк добился увеличения сроков заимствования до 5 лет с 3 лет и снижения ставки купона до 8,95% с 9,5% годовых.

«Банк всегда старался выступать пионером по различным новым финансовым инструментам, которые могут оказать влияние на весь рынок Казахстана – в 2017 году БРК был первым, кто разместил исламские бонды СУКУК, первым провел операции по исламскому лизингу и в конце 2017 года мы в тенге первыми в нашей стране разместили еврооблигации, привлекли 100 млрд тенге с международных рынков капитала и 98% этих средств поступило от иностранных инвесторов, - прокомментировал этот факт Болат Жамишев. - Эту же операцию мы провели и в 2018 году, также привлекли 100 млрд тенге. Понятно, что за тенге правильнее ходить на внутренний рынок, но после кризиса тенговой ликвидности, на наш взгляд, на нас внутренние инвесторы выставляли неоправданно высокие спрэды для наших размещений на рынках, и мы хотели показать, что наша реальная стоимость лучше, чем нам дают на внутреннем рынке, пошли на внешние рынки и двумя привлечениями показали, что мы, как эмитент, являемся надежным и интересным», - добавил он.

По мнению главы правления института развития, это задало некий бенч-марк для внутреннего рынка в целом. Одновременно, если говорить об источниках финансов, которые БРК аккумулирует для кредитования экономики, то в целом из 291 млрд тенге объема фондирования, привлеченного БРК в прошлом году из различных источников, доля бюджетных средств составила всего 16%. Остальной объем пришелся на внебюджетные источники, включая заимствования на рыночных условиях. Жамишев также напомнил, что в 2015 году БРК провел беспрецедентную операцию по конвертации валютных займов, которые были наиболее чувствительны к валютным рискам.

«Мы перевернули требования в тенге, и Банк для себя принял принципиальное решение – не кредитовать проекты в валюте, если они не могут утилизировать валютные риски. Это было тогда сделать не очень легко, поскольку был кризис на рынке тенговой ликвидности, деньги на рынке стоили очень дорого, но нам это удалось», - заметил он. В результате за последние пять лет валютная структура Банка изменилась следующим образом: если в 2014 году тенговые займы составляли всего 21%, то по итогам 2018 года она поднялась вдвое, до 42% - высокая доля валютных займов обусловлена тем, что Банк в иностранной валюте финансирует экспортоориентированные займы, а они по объемам больше тенговых.

Помимо этого, БРК оперативно отреагировал на уменьшение предложения кредитов на рынке, снизив минимальный лимит кредита в 2016 году с 30 миллионов до 20 миллионов тенге с тем, чтобы расширить круг кредитования потенциальных заемщиков. «В последующем, конечно, этот лимит будет увеличиваться с тем, чтобы не конкурировать с банками второго уровня и кредитовать крупные инвестпроекты, но ввиду ситуации на рынке правительство тогда временно сократило этот лимит, - пояснил Жамишев. - Прошлый, 2018 год стал периодом испытаний на прочность всей банковской системы Казахстана. Волатильность валютного курса, ситуация в коммерческих банках-партнерах БРК по Программе «Нұрлы Жол», внедрение нового международного стандарта финансовой отчетности IFRS9. Нас всегда критикуют: мол, ленточку на новом предприятии перерезали – и что на нем дальше происходит, никого не интересует, так вот, этот новый стандарт предполагает, что если какой-либо проект не генерирует ожидаемые денежные потоки, он в отчетности может отразиться как проблемный, несмотря на то, что ленточку на нем перерезали и вроде все построено. Поэтому для нас при структурировании проектов снятие рисков, связанных с не запуском проектов очень важно. Все эти факторы испытали на эффективность систему риск-менеджмента Банка, и можно сказать, что нам в непростых условиях удалось завершить минувший год с положительным финансовым результатом», - заключил председатель правления БРК.

Понятно, что после таких успехах в квазигосударственном банке, связанном различными условностями, от Жамишева ждут чуда в вопросе реанимации «ЦеснаБанка», куда государство влило немало денег. Но чудес на свете не бывает, и все тут будет зависеть уже не столько от Жамишева, сколько от того, как сильно успели начудить в банке его прежние и нынешние менеджеры. Между тем, что Жамишев является не правилом, а исключением в топ-менеджменте Казахстана, мы всерьез собираемся строить атомную электростанцию – как заявил на прошлой неделе министр энергетики республики Канат Бозумбаев, Казахстан намерен сопоставить технико-экономические предложения по строительству АЭС на своей территории от компаний из пяти стран мира. Напомним, что во время визита президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Россию в начале апреля этого года президент РФ Владимир Путин предложил построить в Казахстане АЭС по российским технологиям. Позже минэнерго РК сообщило о возможности строительства такой станции в Алматинской области, что вызвало полемику в обществе как относительно самой возможности строительства атомной станции, так и относительно строительства ее по российским технологиям.

«Хочу сказать, что работа по возможному строительству АЭС в Казахстане ведется последние 7-8 лет, на сегодня мы находимся на этапе, когда была разработана часть ТЭО, это маркетинговый анализ. В соответствии с этим ТЭО 5 странам были разосланы предложения, письма, чтобы они дали свои предложения, 5 компаниям из этих стран», – сказал Бозумбаев журналистам в кулуарах заседания правительства во вторник. Он не назвал все эти компании, сообщив только, что речь идет о структурах из США, Франции, Кореи, Китая и России, уточнив, что в числе этих пяти компаний находится и «Росатом». По словам главы минэнерго, все эти пять компаний дадут свои технико-экономические предложения, включающие использование тех или иных технологий, а также экономические параметры потенциальной АЭС. «Это нужно, чтобы в дальнейшем мы могли учитывать такие данные в своих расчетах, но хочу четко сегодня сказать – никакого решения о строительстве АЭС в Казахстане нет. Мы еще находимся на этапе изучения этого вопроса», – подчеркнул Бозумбаев.

Он напомнил, что в Казахстане работают не только над проектами атомной станции: предполагается строительство крупной парогазовой установки в Шымкенте, а также модернизация ТЭЦ-2 в Алматы и перевод ее на газ с увеличением мощности производства электроэнергии. «Предполагается строительство ряда гидроэлектростанций, поэтому это нужно вкупе рассматривать. Никакого решения нет, но в соответствии с прогнозом электрической мощности до 2030 года в Казахстане ожидается, если не вводить станции, о которых я сказал, дефицит электрической энергии, потому что потребление электроэнергии каждый год растет», – продолжил министр. По его словам, в любом случае стране «какие-то» дополнительные мощности к 2030 году придется вводить в эксплуатацию.

«Если все же правительство примет решение о строительстве АЭС, то оно будет принято гласно, прозрачно, только после соответствующих консультаций путем общественных слушаний с участием населения страны», – заключил глава минэнерго. Напомним, что в начале апреля нынешнего года пресс-служба Министерства энергетики РК опубликовала официальное сообщение, в котором высказывается прогноз о том, что к 2030 году на юге Казахстана ожидается дефицит энергогенерирующих мощностей до 2,7 ГВт, в связи с этим рассматривается возможность строительства парогазовых, гидро- и атомных станций. «Для уточнения экономических и технических параметров возможной АЭС и выбора реакторной технологии разработан маркетинговый раздел технико-экономического обоснования, в котором проводится анализ имеющихся на рынке реакторных технологий поколения III+, а также обмен информацией с поставщиками реакторных технологий из пяти стран, в том числе с госкомпанией «Росатом», – сообщают в Минэнерго. – Кроме того, потенциальными инвесторами рассматриваются варианты строительства маневренной газовой генерации в южных регионах страны, а также контррегуляторов Шульбинской ГЭС на реке Иртыш и Капшагайской ГЭС на реке Или, даны предложения по строительству новой парогазовой электростанции мощностью порядка 450 МВт на площадке Шымкентской ТЭЦ», - добавил он.

В общем, прав Радостовец – о том, будем ли мы производить электроэнергию на угле, газе или уране, не знают не только энергетики, это не знает и само минэнерго. При таких раскладах следует в скором времени ожидать появления в акиматах различных регионов писем с просьбами от трудящихся поставить им АЭС чуть ли не во дворе...

Андрей ЛОГИНОВ, Астана