Привить демократичной стране сакральные идеи - это как?

С учетом часовой разницы во времени между Атырау и Астаной практически одновременно с объявлением в Казахстане досрочных президентских выборов сайт областного еженедельника «Ак Жайык» опубликовал интервью (9 апреля сего года в 12.40 по-атырауски) с сегодняшним кандидатом-оппозиционером в президенты Амиржаном Косановым, который, отвечая на вопросы, проявил недюжиную прозорливость. «Я думаю, что выборы президента пройдут в ближайшее время», - сказал он.

Это интервью интересно также тем, что в нем Амиржан Косанов обозначил свое видение, чего ждет народ от претендентов на высший пост в государстве. «Сегодня нет нужды готовить экономические и политические программы, - отметил Косанов в интервью «Ак Жайыку». - Достаточно предложить пять-шесть основных позиций для народа: каковы должны быть президентская власть, парламент, судебная система и так далее. Сейчас у людей нет времени читать программы, состоящие из 99 глав. Они задают конкретный вопрос: есть ли противоположная сила, альтернатива этой власти? Поэтому мы разработаем альтернативную партии власти программу, в которой в 20 лаконичных статьях вместим все, чего придерживались и что предлагали последние 20 лет».

На днях предвыборная платформа Амиржана Косанова обнародована на его официальном кандидатском сайте. В 20 статей он не уложился, но их, тем не менее, более чем втрое меньше, чем 99, и они действительно лаконичны.

Несмотря на лаконизм, в них много справедливого и полезного. Достойны уважения намерения кандидата сделать Казахстан по-настоящему демократичным, унитарным, правовым, справедливым, социально ответственным государством и добиться его достойного места в сообществе цивилизованных стран. Всяческой поддержки заслуживают обещания Косанова закрепить статус народа как единственного источника власти в стране, обеспечить верховенство закона, прозрачные, честные и справедливые выборы президента, парламента и маслихатов.

Не могут не импонировать избирателю положения платформы о неприкосновенности личной жизни и собственности граждан, свободе слова и выражения, праве на проведение митингов и шествий, об избрании мерилами политического процесса политического плюрализма и разнообразия, а также определение главной функцией силовых органов быть на страже Конституции и гражданина.

В целом сильное впечатление производят разделы платформы «Нет коррупции» и «Цивилизованная и народная экономика».

По мнению Амиржана Косанова, борьба с коррупцией должна вестись по международным стандартам, для чего следует обеспечить открытость информации о доходах и расходах государственных служащих и членов их семей, конфисковывать все имущество коррупционеров и запретить для них практику амнистии и повторного поступления на госслужбу. «По всем рейдерским захватам и незаконной приватизации госсобственности в стране дать полную и открытую информацию общественности, - говорится также в разделе о коррупции. - Привлечь к ответственности виновных с возмещением причиненного ущерба».

Кроме того, в случае избрания кандидат  обещает провести полномасштабный аудит всех затратных государственных программ и проектов, а также ставит перед собой чрезвычайно трудную, но достойную задачу восстановить объективность статистики, которая уж века полтора повсеместно в мире считается в народе одной из разновидностей лукавства типа средней температуры пациентов по больнице.

В разделе «Цивилизованная и народная экономика» Косанов ставит цель перехода Казахстана от сырьевой зависимости к наукоемкому производству и развитие аграрного сектора с повышением экспортного потенциала страны, развитие честной конкуренции и ограничение монополизма для повышения качества товаров и услуг и снижения их цен. Целевой социальный посыл содержат обещания кандидата гарантировать неприкосновенность пенсионных активов, использование и управление  ими исключительно с разрешения самого человека, а также предотвращать появление законов и нормативно-правовых актов, ухудшающих социальное положение граждан.

И невозможно возразить Косанову в его стремлении вернуть системе госслужбы, нацкомпаниям, сфере образования и медицины принципы прозрачности и ответственности, а в кадровой политике открыть дорогу профессионализму и компетентности, исключив протекционизм и коррупцию.

Но есть в предвыборной платформе Амиржана Косанова и положения, которые вызывают смущение и недоумение.

Например, буквально спотыкаешься на разделе «Полная декоммунизация и десоветизация общественного сознания», который начинается, на мой взгляд, крутым, но рискованно-загадочным посылом «Всем гражданам, в особенности подрастающему поколению, привить сакральные идеи Алаш-Орды – основы нашего патриотизма и духовного возрождения».

Во-первых, Косанов рискует нарваться на справедливую критику со стороны конкурента - кандидата в президенты Дании Еспаевой и выдвинувшей ее партии «Ак жол», скажем так, за заимствование идеи. Ведь «Ак жол» ее продвигает не со вчерашнего дня. В том числе с 2018 года проводит общенациональный конкурс «Светлый путь «Алаша» в ХХІ веке» для отечественнеых и зарубежных авторов произведений (они принимаются на казахском, русском и английском языках) с призовым фондом 4 миллиона тенге. Цель конкурса – осмысление и популяризация политического опыта, экономической платформы  и духовного наследия движения «Алаш» в контексте модернизации современного казахстанского общества.

Во-вторых, какой смысл вкладывает кандидат в чрезвычайно сложное и многообразное понятие «сакральность»? В прямом узком смысле это слово (от латинского sacrum и английского sacral) означает нечто священное и посвященное Богу. В широком смысле — все, имеющее отношение к божественному, религиозному, небесному, потустороннему, иррациональному, мистическому, отличающемуся от земных конкретных вещей, понятий, явлений.

В научном лексиконе эти слово и понятия используются при описании всех религий, включая язычество, первоначальные верования и мифологию. Причем существует масса позиций, с которыми связано понятие сакрального. Только некоторые из них: нуминозность, хтонизм, индифферентное отношение к системе знакового обмена, несоответствие идее количественного, неартикулированный и сокрытый характер, представление как о другом (любом). Кроме того, сакральное — это все, что создает, восстанавливает или подчеркивает связь человека с потусторонним.

В-третьих, Косанов, к сожалению, не уточняет, что же он имеет в виду: партию «Алаш», казахскую автономию Алаш или ее правительство Алаш-Орду (Народный совет)? А может быть, многовековой боевой клич казахов «Алаш!», который подробно объяснял в своих статьях один из лидеров партии и автономии Алихан Букейханов?  Он отмечал, что согласно преданиям, самый первый правитель казахов Алаша-хан нарек их именно народом алаш. Что некоторыми историками и языковедами оценивается эндоэтнонимом, то есть самоназанием нации, а ее сегодняшнее именование является экзоэтнонимом, названием, присвоенным соседними народами.  Но название «Алаш» также сохранилось как торжественное, возвышенное имя народа для использования в каких-то особых случаях - в публичных выступлениях, литературных произведениях и т.д.

В-четвертых и главных, если предположить, что автор имеет в виду все-таки правительство Алаш-Орда, то называть его идеи «сакральными», это... Тут даже трудновато подобрать характеристику, которая бы не показалась Амиржану Сагидрахмановичу обидной. Да, идеи Алаш-Орды, которая мужественно отстаивала их и сражалась за них, были благородными и возвышенными. Но связывать эти идеи с чем-то божественным, религиозным, небесным и уж тем более с потусторонним, иррациональным и мистическим?..

Алаш-Орда боролась за совешенно земные, жизненно важные и понятные казахскому народу ценности. Четкое представление о них дает опубликованный в ноябре 1917 года в газете «Казак» проект программы партии «Алаш». Он состоял из 10 пунктов и представлял из себя сочетание социалистических и буржуазно-демократических идей. В нем указывалось, что Россия должна стать демократической федеративной республикой с автономией казахов в ее составе.

Гарантировалось равноправие для всех, независимо от происхождения, религии и пола. Объявлялась свобода слова, печати, союзов. Партия выступала за отделение религии от государства, ведение судов на родном языке и в соответствии с местными обычаями. «Алаш» также предлагал ввести подоходный налог, защищать права рабочих, внедрить бесплатное обязательное образование на родном языке. Подробно в программе рассматривался земельный вопрос. Владение землей закреплялось в первую очередь за коренным населением.

Эти же положения вошли в планы временного правительства Алаш-Орда, избранного в Оренбурге на  II Всеказахском съезде (5-13 декабря 1917 года) после его единогласного решения образовать национально-территориальную автономию в составе демократической федеративной России. Изначально Народный совет Алаш-Орда состоял из 25 членов, а 10 мест в нем оставлялось для представителей других национальностей, населяющих Казахстан.

Правительство возглавил Алихан Букейханов. Алаш-Орда должна была подготовить созыв общенационального учредительного собрания и провозглашение на нем автономии с последующим утверждением конституции. Съезд также постановил организовать местные органы власти – областные советы и комитеты, поручил Алаш-Орде взять исполнительную власть над казахским населением в свои руки.

Алаш-Орда вела переговоры с большевиками. По ее решению весной 2018 года для переговоров в Наркомат национальностей, которым руководил Иосиф Сталин, были отправлены депутаты Жанша и Халел Досмухамедовы. 1 и 3 апреля Совет народных комиссаров (советское правительство) связывался по прямой линии с Семипалатинском. От Алаш-Орды переговоры с лидерами большевиков вел Халел Габбасов. Они прошли успешно. Сталин считал возможным признание решений II Всеказахского съезда об образовании казахской автономии при условии признания Алаш-Ордой советской власти и советов на местах. Полномочия Алаш-Орды признавались до созыва учредительного собрания республики.

По мнению историков, у большевиков и Алаша были реальные основания для сотрудничества. Для алашевцев привлекательность большевиков, в отличие от белогвардецев, определялась готовностью признать казахскую автономию. Пусть самостоятельность республики была бы формальной и фактически она управлялась бы из Москвы, но сам статус стоил уже очень дорого. К тому же, забегая вперед, отметим, что именно автономия, а затем союзная республика в составе Сюза Советсикх Социалистических Республик, собственно и стала базовой платформой для настоящей, реальной государственности казахов, Казхастана. В то время, когда такие крупные автономии, скажем, федеративного уровня, высоко развитые в промышленном и экономическом смысле, вроде Татарской АССР, не стали полностью суверенными. И вряд ли уже когда станут... 

Но вернёмся к истории Алаш-Орды. В свою очередь алашевцы, хотя и бездумно-крикливо клеймились в большевистских газетах как буржуазные националисты, были необходимы большевикам, как авторитетные среди коренного населения личности, высокообразованные и грамотные специалисты. Но переговоры 1918 года были сорваны военными успехами белогвардейцев, пойти на открытый вооружённый конфликт с которыми для Алаша было бы самоубийством. Однако дальнейший перелом в войне в пользу большевиков позволил возобновить переговоры, и алашевцы внесли весомую лепту в становление советского Казахстана.

Как видим, ничего сакрального и мистического. А потому представлять идеи Алаш-Орды «сакральными» в качестве «основы нашего патриотизма и духовного возрождения», мягко говоря, уж слишком заумно. В том числе и потому, что если выйти на улицу и спросить у первых 10 встречных людей возрастом старше 20 лет, что такое «сакральность», то вряд ли на этот вопрос внятно ответит хотя бы один. 

Досадно, что хромает предвыборная платформа Амиржана Косанова и в разделе «Независимость не на словах, а на деле». В ее первом же абзаце утверждается, что «Главным вектором политического развития Казахстана должен стать курс на Европейский Союз». Но через абзац читаем: «Во внешней политике вернуться к практике многовекторности дипломатии».

Избрание для многонационального Казахстана с его евразийским мышлением главным политическим вектором курс на Евросоюз, который того и гляди расползется по швам, как старая дерюжка, выглядит трагикомично. А «возвращением» к многовекторности дипломатии, вступая в противоречие с прицелом на Евросоюз, кандидат в президенты Амиржан Косанов ломится в открытую дверь, потому что именно таким внешнеполитическим курсом Казахстана движется с начала обретения Независимости.

Макс ИВОЛГИН    о вернемся к истории Алаш-Орды