Итоги столичной недели: Интернет-будущее человечества и блок-настоящее Казахстана

Тема новых отношений на рабочем месте стала одной из основных тем 12-го по счету Астанинского Экономического форума. Застрельщиком здесь выступил научный сотрудник Европейского института корпоративного управления, профессор Международного института управленческого развития (IMD) Артуро Брис, который достаточно подробно рассказал о глобальных изменениях на рынке труда. С одной стороны, они должны порадовать казахстанского обывателя, который, со слов профессора, сможет теперь зарабатывать еще до прихода на работу и после окончания рабочего дня кликами на своем сотовом и утренними пробежками. С другой, эти заработки неразрывно связаны с мобильным интернетом, с которым в Казахстане в мае творится нечто непотребное у всех, кроме профильного министерства, у которого все как всегда в полном ажуре.

Грядущая цифровизация, по мнению международных экспертов, в ближайшие 20 лет приведет к трансформации до 50% рабочих мест: по словам Артуро Бриса, трансформация подразумевает либо полное сокращение этого количества рабочих мест, либо их изменение. И в любом случае персонал крупных организаций должен быть готов к тому, что ему придется осваивать новые правила игры на рынке труда. «Смогут ли новые технологии создать альтернативную работу для тех людей, которые из-за них работы лишились – этот вопрос актуален для каждого, кто теряет свою работу благодаря автоматизации. «Фольсваген» уже заявил о планах в течение 5 следующих лет автоматизировать полностью свое производство – это значит, что сегодняшние их сотрудники, а в более широком смысле – все работники автомобильной отрасли, уже сегодня должны искать работу», - заявил эксперт.

Казахстанской автомобильной отрасли в обозримом пятилетнем будущем такие резкие перемены едва ли грозят по той простой причине, что автоматизация и замена живых рабочих рук металлическими требует немеренных капитальных вложений, к которым отрасль просто не готова. Но в пятилетнем ли, в десятилетнем или в двадцатилетнем периоде прогресс дойдет и до нас – и нынешним тридцатилетним, а может быть – и сороколетним нужно быть готовым к тому, что если автоматизация создает новую систему, то для ее обслуживания потребуются какие-то новые профессиональные навыки, которые следует осваивать высвободившимся специалистам. При этом, отмечает Брис, речь идет о новых методах работы, а не просто о новой работе как таковой – и это не только вызов, но и новые возможности для персонала, в особенности для того, кто занят работой, не создающей напрямую материальных ценностей, а потому получившей наименование «никчемной».

«В Великобритании порядка 37% людей считают, что их работа не создает никаких ценностей, эксперты называют ее «никчемной» работой, - говорит Артуро Брис. - Раньше была прямая связь между работой, производительностью и оплатой – я собирал урожай, и это была моя плата. В организациях же мы создали работы, которые не генерируют материальные ценности, типа мойки окон или стрижки деревьев. В медной шахте вы создаете ценности, а в корпорациях мы можем начать перечисление с исполнительного директора – это, на самом деле, никчемная работа, она не создает стоимости. Некоторые эксперты считают, что если все исполнительные директора умрут, то кризисы можно будет предотвратить. И эффект от исчезновения этой должности будет нулевым с точки зрения воздействия на ценные бумаги той или иной корпорации, поскольку влияние какого-нибудь рабочего на шахте на стоимость этой корпорации выше», - отмечает он.

Проблема в том, что исполнительные директора у нас если и вымрут, то в числе последних и уж точно только после того, как отдаст концы рабочий класс. При этом мы пока не являемся первостепенной мишенью автоматизации потому, что производительность труда в стране повышается, а не стагнирует, в отличие от Западной Европы: в последние годы производительность труда в Казахстане выросла аж в три раза, в то время, как в Старом свете она в лучшем случае замерла на одном месте. Но тут надо понимать, что это происходит не оттого, что мы экономически много эффективнее Европы, а по причине феномена, который экономисты называют «низким стартом»: многие производства, которые для Европы традиционны, у нас только появились, и дают иллюзию роста, который на самом деле является бегом вдогонку за европейским «застоем».

И как только мы приблизимся к Европе по количеству и качеству работы нашей промышленности, то неизбежно столкнемся с тем де самым пониманием: какие-то бизнес-процессы и обязанности выгоднее перепоручить искусственному интеллекту, чем содержать в штате отвечающего за их исполнение сотрудника, не создающего дополнительной стоимости. Тем более, что зачастую такая «никчемная» работа тяготит самих ее исполнителей. «Порядка 30% людей сейчас признают, что работа их не вдохновляет – я говорю о том, что людям просто не нравится их работа, несчастье и неудовлетворение своей работой нарастает повсеместно», - заметил профессор IMD.  В результате уже к 2030 году, по его прогнозу, 50% работы на рынке будут выполняться не штатными сотрудниками, а так называемыми фрилансерами, то есть вольнонаемными специалистами, связанными с организациями и предприятиями не контрактами, а договорами гражданско-правового характера.

Трудовые отношения, в результате будут сводиться к следующей парадигме: «Есть время и желание – работаю, нет – не работаю». Оно, конечно, классно с точки зрения работника, но чревато тем, что желающих работать на рынке создавать ту самую добавочную стоимость, за счет которой рынок вообще сможет существовать, будет становиться все меньше и меньше. И роль корпораций на рынке труда резко снизится, в результате чего крупные компании будут нанимать персонал для выполнения конкретных заданий, а не в штат. Таким образом, уже сейчас сотрудники крупных компаний должны понимать, как будет меняться их деятельность с тем, чтобы через 20-30 лет находить источник заработков. Причем находить их, по образному выражению Артуро Бриса, не снимая пижамы перед завтраком.

«Почему мы стремимся получать лайки в соцсетях? Это социальное признание, до недавнего времени оно не имело монетарной ценности, а сейчас платформы монетизируют лайки, и скоро, когда вы будете что-то размещать, вы будете думать не о лайках, а о долларах, которые вы таким образом заработаете, - утверждает эксперт. - Чем больше у вас будет просмотров, тем больше вероятность, что о вас узнает какая-то компания, которая будет вам платить за рекламу, размещенную на вашей странице – то есть вы можете заработать еще до завтрака. Это работа в пижаме, также я могу до завтрака побегать – можете представить себе мир, в котором нам будут платить за занятия спортом? Такая работа уже существует – сегодня есть компании в Литве, которые монетизируют те гимнастические упражнения, которые выполняет их персонал», - добавляет он.

Помимо этого, зарабатывать с помощью социальных сетей можно за счет предоставления каких-то дополнительных услуг, вроде временного хранения багажа в квартире или предоставления в пользование другим людям собственных вещей, которыми человек в данное время не пользуется – например, автомобиля. Спикер встречи отметил, что при частичной занятости (от 2 часов в сутки) по месту основной работы – а рынок труда в недалеком будущем, по его мнению, приведет именно к такому рабочему дню, у человека может и должно быть до семи-восьми источников дохода. И их количество зависит от его активности в социуме и готовности взаимодействовать с другими людьми в интерактивном режиме – по словам Бриса, поколение нынешних двадцатилетних уже живет в таком мире, и его надо принимать как мир неизбежного ближайшего будущего.

«Раньше я мечтал, чтобы мои дети получили образование и устроились на работу в крупные корпорации, но они заинтересованы в жизни, которая принесет удовлетворение, - говорит Артуро Брис. - Один из моих студентов, получив приглашение от компании McKinsey, отклонил его, потому что решил заниматься стартапами в Германии. Если бы мне 20 лет назад сказали такое, я бы решил, что человек с ума сошел, но сегодня доходы для молодых людей не ассоциируются с крупными корпорациями. Ценности теперь уже создаются нашими индивидуальными навыками, и для того, чтобы мы могли реализоваться, надо иметь как можно больше навыков. Будьте гибкими – или будете лузерами, и нам нужно подготовить людей для работы за пределами компаний», - подчеркнул он.

В общем, по его мнению, в самое ближайшее время все люди планеты Земля должны следовать следующему алгоритму: оценить риски в той сфере, где они работают на предмет повышения в этой сфере роли автоматизации и потери мест живыми людьми – и если этот риск замены человека Терминатором высок, создать пути перехода на другую работу. Следующий шаг касается планирования новых источников доходов: по мнению Бриса, их надо изучать - и предвидеть, что они потребуют от вас тех навыков, которыми человек сегодня не обладает. В связи с этим, как до Артуро Бриса говаривал товарищ Ленин, следует «учиться, учиться и учиться» - в интерпретации буржуазного ученого эта сакраментальная коммунистическая фраза звучит как: «Вы должны всю жизнь учиться, не останавливаясь». «Сейчас технологии будут так быстро менять наш мир, что даже академики будут вынуждены постоянно учиться, и последний шаг – это участие в социальном капитале, будущее не для тех, кто будет создавать технологии, а для тех, кто будет взаимодействовать, потому что доход в большой степени будет зависеть от соцсетей - и ваша гибкость становится вашим основным активом», - заключает профессор.

Слушая Бриса, поневоле вспоминаешь песню группы «Пикник» «Последний трамвай»: «А утром как будто мир наш светлей: Давайте мы будем жить веселей, Все наши печали просто пустяк, Жизнь – радость, жизнь – праздник… о, если бы так!». Вот это «О, если бы так!» касается непосредственно Казахстана, где заработки в соцсетях непредсказуемы в силу того, что никто не может, просыпаясь утром, быть уверен в том, что у него доступ к этим самым соцсетям имеется. При этом профильные органы регулярно делают вид, что не в курсе проблем в стране с мобильным интернетом: так, после выпадения многих пользователей из мобильного инета на майские праздники, министр цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности республики Аскар Жумагалиев заявил в прошлый вторник, что в его ведомство на проблемы с доступом 9 мая в социальные сети, сервисы, месенджеры, сайты некоторых СМИ и сложности с мобильной связью не жаловался ни один казахстанец.

«Мы посмотрим, проверим все технические моменты, потому что вот сейчас запрос поступил. До этого никаких запросов не было. Сейчас от вас поступил запрос – мы проверим», - сказал он 15 мая журналистам. При этом Жумагалиев ушел от ответа на вопрос, были ли у него лично проблемы с доступом в интернет 9 мая. «В настоящее время интернет работает – вот проверьте у себя. Работает? И прекрасно же», - сказал министр. Ранее министр информации и общественного развития Даурен Абаев, отвечая на вопросы журналистов о блокировках 9 мая, заявил, что его ведомство не отвечает за связь. «Уважаемые коллеги, министерство информации и общественного развития не отвечает за связь. Я сейчас не смогу прокомментировать в должной мере, но действительно, как провайдеры сказали, были технические неполадки. Наверное, надо вопрос адресовать им и уточнить, какого рода технические неполадки были у них», - сказал Абаев 14 мая журналистам в кулуарах заседания правительства.

При этом он заявил, что МИОР не имеет никакого отношения к блокировкам тех или иных ресурсов мобильного инета, из-за которых, по убеждению казахстанцев, инет в стране и «глушат» - напомним, что перед майскими праздниками в стране ожидалась активизация сторонников беглого банкира Мухтара Аблязова, с именем которого все неполадки мобильной связи в республике в последнее время и связываются. Вместе с тем, отвечая на вопрос, не повторятся ли блокировки отдельных сайтов 9 июня, в день выборов, Абаев сказал: «Я не думаю, что проблемы с доступом, наблюдаемые 9 мая, повторятся 9 июня. Потому что провайдеры, я думаю, починят свою технику к этому времени». Это было замечательно: министр не в курсе проблем связистов, но почему-то уверен, что к 9 июня они их решат – видимо, по приказу сверху, как у нас в стране, собственно, все и делается…

Оно все было замечательно вплоть до вечера 17 мая, когда в стране перестали работать несколько сайтов крупных информационных агентств: в минувшую пятницу наблюдались проблемы с доступом к порталам tengrinews.kz, today.kz и zakon.kz. Ни один из этих ресурсов в связях с Аблязовым ранее замечен не был, тем удивительнее было, что проблемы начались именно у них – агентство Sputnik Казахстан послало запрос относительно этого в министерстве цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности, где агентству по традиции порекомендовали обратиться к провайдеру. «На оборудовании хостинг-провайдера произошел незначительный сбой, который повлек кратковременный простой некоторых порталов. Авария устранена в контрольные сроки», - сообщили Sputnik Казахстан в телекоммуникационной компании «Казахтелеком». Тут стоит напомнить, что в феврале текущего года из-за проведения внеплановых работ на телекоммуникационном оборудовании были недоступны для пользователей интернета 13 сайтов государственных органов, так что если вы связываете свои будущие заработки с казахстанским интернетом, закладывайте и риски того, что он в любой момент может оказаться недоступным.

Самое печальное, что эти перепады в обеспечении мобильным инетом пользователей вместе с кучей других проблем неизбежно бьет по туристической привлекательности Казахстана. Так что когда зампредседателя правления нацкомпании Kazakh Tourism Тимур Дуйсенгалиев предлагает увеличить продолжительность безвизового транзита для пассажиров из Китая до пяти дней, поскольку действующий 72-часовой безвизовый транзит не очень выгоден для гостей из Поднебесной, это только часть общей картины непривлекательности нашей страны для туристов из Поднебесной. «Семьдесят два часа транзита, который сегодня Казахстан предлагает китайским туристам, это хорошая мера. Она в достаточной мере стимулирует какие-то потоки. Но вы представьте 72 часа: вы прилетели, полдня будете приходить в себя, еще полдня потом будете готовиться к отлету. Это не то время, которое позволяет получить какие-то выгоды как туристу. Мы хотим добиться пятидневного безвизового режима. Конечно, при наличии транзитного билета», - сказал Дуйсенгалиев в мультимедийном пресс-центре Sputnik Казахстан.

Между тем, китайские туристы не испытывают больших проблем при визите в Казахстан, отметила руководитель представительства министерства культуры и туризма КНР в Нур-Султане Ван Шулинь, однако пока в стране не думают о полной отмене визового режима. «Китай не видит в этом необходимости, потому что инфраструктура туристических объектов Казахстана и сервис не на достаточно высоком уровне. Китай готов ожидать развитие всестороннего туризма и потом обсуждать дальнейшие шаги по либерализации визового режима», - заявила Ван Шулинь. Напомним, что казахстанские власти рассчитывают, что туристическая отрасль начнет приносить казне дополнительные доходы в ближайшее время, причем за счет турпотока из близлежащих стран – России и Китая. Между тем, количество китайских туристов, посещающих Казахстан, ежегодно снижается. Если в 2014 году в страну прибыло порядка 228 тысяч гостей из Поднебесной, то в прошлом – в четыре раза меньше, признал Тимур Дуйсенгалиев.

«В 2014 году Казахстан посетило 228 тысяч туристов из Китая, в 2015 – 111 тысяч, в 2016 – 117 тысяч, в год проведения ЭКСПО – 94 тысячи, в 2018 году – 51 тысяча. Если задаться вопросом, почему происходит такая отрицательная динамика, то ответ на самом деле лежит на поверхности. Мировой рынок сегодня предлагает китайским туристам колоссальное количество предложений», - сказал Дуйсенгалиев. Мир предлагает кучу предложений, мы же по-прежнему предлагаем иностранному туристу одно увлекательное развлечение – погоню за Wi-Fi. При этом в стране в последнее время наблюдается не совсем здоровая тенденция попыток посадить за решетку ученых – в пятницу стало известно, что апелляционный суд в Алматы оправдал казахстанского ученого Галымжана Мамытбекова, обвиненного в хищении госимущества.По версии следствия, автор технологии по добыче урана необоснованно потратил на свои исследования более 83 миллионов тенге (около 218 тысяч долларов). В 2016 году Мамытбекова приговорили к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества. Почти три года ученый провел за решеткой.

Вместе с тем, из-за недостатков, допущенных при предварительном расследовании, его дело пересматривалось дважды. В конце концов судебная коллегия признала Галымжана Мамытбекова невиновным. «Мы допросили ряд свидетелей по делу. Исследовали представленные документы, отчеты Мамытбекова о проведении научно-исследовательской работы, договор, заключенный с ТОО и другими контрагентами. И на основании этих доказательств судебная коллегия пришла к выводу, что совокупность достаточных доказательств для признания вины Мамытбекова отсутствует. И на основании исследованных доказательств мы пришли к такому выводу, что его вина не доказана», - заявил судья Нурдилла Сейтов. Теперь ученый имеет право на возмещение вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Мамытбеков признается, что ему обидно за упущенные годы - на время следствия он был полностью отстранен от научно-исследовательской деятельности. «Самое тяжелое – это моральный ущерб по отношению ко мне, моей научно-исследовательской деятельности и моральный ущерб, нанесенный моим родным и близким», - рассказал он телеканалу 24kz. Между тем, сейчас в Казахстане приковано внимание к делу другого деятеля науки: известный казахстанский ученый-китаист Константин Сыроежкин арестован по делу о государственной измене – информация о его задержании сппецслужбой появилась в казахстанских СМИ в первых числах мая. После этого представители научного и экспертного сообщества Казахстана написали открытое письмо и выразили обеспокоенность в связи с этими сообщениями. Они обратились к властям с просьбой поручить правоохранительным органам публично разъяснить ситуацию с Сыроежкиным, а в случае подтверждения этой информации взять расследование дела под личный контроль.

В итоге на прошлой неделе Комитет национальной безопасности публично подтвердил, что политолог Константин Сыроежкин находится под арестом по обвинению в государственной измене. «15 января 2019 года КНБ в отношении гражданина Республики Казахстан Сыроежкина Константина Львовича, 1956 года рождения, возбуждено уголовное дело по ст.175, ч.1 (Государственная измена)», –говорится в ответе КНБ на запрос агентства Интерфакс-Казахстан. Санкции по данной статье предполагают от 10 до 15 лет лишения свободы, а также аннулирование казахстанского гражданства.  «19 февраля решением следственного суда Алматы избрана мера пресечения «арест». В настоящее время проводятся следственные действия», – отмечается в сообщении. В КНБ отметили, что в соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 18-1 закона республики «О средствах массовой информации» ведомство оставляет за собой право не разглашать сведения досудебного расследования.

Константин Сыроежкин – казахстанский политолог, востоковед, синолог. С 2006 года работал главным научным сотрудником Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан. И тут неизбежно возникает вопрос, что он мог передать такого восточному соседу, чего китайцы и так про нас не знали? Попутно же возникает и иной вопрос – как контактировать с китайцами нашему туристическому бизнесу, чтобы в госизмене не заподозрили? Суммарно же все эти события наводят на мысли о том, что турпоток из Поднебесной в Казахстан и далее будет снижаться…

В общем, такой неизмеримый вроде бы обычными финансовыми средствами капитал, как доверие, мы потихоньку расходуем, причем расходуем на государственном уровне. Причем расходуем в самых разных сферах – с этой точки зрения примечательно выступление на Астанинском Экономическом Форуме основателя и владельца Freedom Holding Corp.Тимура Турлова, который считает возврат доверия к банковской системе первоочередным шагом для дальнейшего развития фондового рынка в Казахстане. «Безусловно, нужно стимулировать доверие к финансовой системе, чтобы мы смогли снова поверить в свои финансовые институты, и это важная общественная задача, которую нельзя решить с одной стороны. Это то, что должно решаться правительством, регулятором, банковским сообществом. Если мы хотим становиться все более богатой страной, если мы хотим сохранять свою финансовую независимость, свой суверенитет, нам нужна работающая банковская система и нам нужно перестать играть в игру по поискам того, кто станет следующим на выход с рынка», – сказал Турлов в ходе панельной сессии Астанинского Экономического Форума «Роль розничных инвесторов в экономике» 17 мая.

По его мнению, массовое сокращение игроков на банковском рынке является «опасной и деструктивной игрой» при том, что, по его оценке, на этом рынке есть огромное количество мест и возможностей для конкуренции между финорганизациями. «Есть возможности и для того, чтобы инвесторы более активно приходили на рынок, ведь наш потенциал сейчас не использован, большинство из представителей «ядерной» аудитории все еще не является, около 80% точно не является, по моим оценкам, инвесторами, и чтобы они пришли, нам нужно дать им определенные инструменты, нужно, чтобы они могли доверять, чтобы мы могли им предложить доход», – продолжил глава Freedom Holding Corp. Он пояснил, что под «ядерной» аудиторией подразумевает инвесторов, обладающих значимым объемом сбережений и одновременно достаточно хорошим уровнем образования в области финансовых продуктов. По оценкам Турлова, в Казахстане количество такой аудитории невелико – порядка 150 тысяч человек, способных инвестировать на рынке свыше миллиона тенге свободных средств.

Еще одним способом повысить доверие к финансовой системе и к фондовому рынку он считает наличие эффективных инструментов на нем. «Если не будет выгоды, если не будет интересных инструментов, если не будет возможности зарабатывать, то бессмысленно строить инфраструктуру, мы все не нужны без этих возможностей», – заключил спикер. Тут дело даже не в «высокой» оценке Турлова платежеспособности нашего населения: из 18 миллионов человек всего 150 тысяч имеют в наличии свободных средств на уровне выше миллиона тенге (то есть порядка трех тысяч долларов) – это просто приговор всем официальным сообщениям о растущих доходах населения и заявлениям а-ля Иосиф Виссарионович о том, что жить нам стало лучше, жить стало веселее. Хотя и это «весело», потому что миллион тенге в нынешних условиях – это не такая уж и большая сумма, и если у подавляющей части населения нет даже такой подушки безопасности, то автоматизация и массовые сокращения могут стать для Казахстана гуманитарной катастрофой.

Дело в том, что о необходимости восстановления доверия к банковской системе наши власти заявляли после коллапса БТА году в 2008-м, потом отрапортовали о том, что доверие восстановлено – и, несмотря на разброд и шатания в банковской сфере последних лет, о потере доверия никто из властьимущих не заявлял. Теперь же, когда об этой потере публично заявляет профессиональный участник рынка, напрашивается два вывода: потеря доверия действительно имеет место быть (и это очевидно, в принципе, для всех) и власти предпочитают не акцентировать на этом прискорбном факте внимания. Последнее печально, ибо когда проблема не только не решается, но и замалчивается, она становится все больше и больше – в один далеко не прекрасный день ее все равно придется признать, но последствия будут уже гораздо масштабнее.

Впрочем, проблемы с коммутированием проблем есть не только в Казахстане – так, недавно стало известно, что разворачивание сетей 5G могут помешать прогнозированию погоды - такое мнение озвучил исполняющий обязанности начальника Национального управления океанических и атмосферных исследований США (NOAA) Нил Джейкобс. По его словам, падение точности предсказаний на 30% из-за воздействия смартфонов 5G будет сравнимо с состоянием метеорологии сорок лет назад, пишет Wired. «Если оглянуться назад, чтобы узнать, когда наши прогнозы погоды были примерно на 30% менее точными, чем сегодня, то это было в 1980 году», – заявил Нил Джейкобс, выступая в Конгрессе США. По его словам, это является тревожной новостью для жителей прибрежных регионов Штатов, так как у них будет на 2-3 дня меньше времени, чтобы подготовиться к ураганам. Также, по словам Джейкобса, помехи могут привести к неточному предсказанию маршрута ураганов по направлению к суше.

Напомним, что в марте этого года Федеральная комиссия по связи США (FCC) начала аукцион по продаже частотного диапазаона 24 ГГц операторам беспроводной связи, несмотря на возражения ученых из NOAA, NASA и Американского метеорологического общества. На этой неделе сенаторы из штатов Орегон и Вашингтон написали председателю FCC Аджиту Паю с просьбой запретить компаниям использовать полосу 24 ГГц до тех пор, пока не будет найдено решение, и отложить дальнейшие торги. Дело в том, что, хотя FCC может менять частоты для телефонных компаний, синоптикам в этом плане не повезло. Водяной пар выпускает в атмосферу слабый сигнал на частоте 23,8 ГГц, которая крайне близка к частоте, продаваемой для сетей беспроводной свзяи следующего поколения 5G (24 ГГц). Спутники мониторят эту частоту и собирают данные, которые используются в моделях по прогнозированию бурь и других погодных явлений.

NOAA и NASA хотят ограничить помехи до уровня, близкого к тому, который считается приемлемым для Евросоюза и Всемирной метеорологической организации. По предложению метеорологов, операторы беспроводной связи могли бы использовать менее мощный сигнал передатчиков 5G мобильных телефонов, чтобы не глушить чувствительные датчики погодных спутников. Кроме того, опасения метеорологов США вызывает тот факт, что FCC планирует дальнейшие аукционы по распродаже радиочастот, близких к тем, которые используются для обнаружения дождя и снега (36 – 37 ГГц), определения атмосферной температуры (50,2 – 50,4 ГГц), облачности и льда (80 – 90 ГГц). Госдеп США ведет переговоры с другими странами об уровне помех, к решению стороны должны прийти на Всемирной конференции радиосвязи в октябре. Аукцион FCC по распродаже частот 5G, который принес почти 2 миллиарда долларов прибыли от мелких и крупных беспроводных провайдеров, все еще продолжается. А мы можем утешаться тем, что проблемы с мобильным инетом есть не только у нас…

Проблемы есть вообще у всех, и на Астанинском Экономическом форуме 17 мая главный экономист международного валютного Фонда Морис Обстфельд дал свой достаточно неутешительный прогноз касательно экономической ситуации на евразийском пространстве. По словам Обстфельда, геополитика продолжает влиять на рынок, и это хорошо заметно по трудностям вокруг Ирана или Венесуэлы. И в обратном направлении - экономика также влияет на политику, считает он. Так, по его словам, экономика Центральной Азии сталкивается с трудностями, которые связаны с санкциями в отношении России, а также с колебаниями в Китае. «В частности, изменения в стоимости черного золота в 2014 году шокировали экспортеров нефти, в том и числе и Казахстан», - напомнил главный экономист международного валютного Фонда. При этом, по его словам, экономика в Европе в последние кварталы имеет определенную тенденцию замедления. Например, низкие показатели наблюдаются в Германии. Тем временем диаграмма экономики Китая показывает резкие взлеты и падения, подчеркнул эксперт.

Как отметил экономист, в ближайшее полугодие тенденция торговой нестабильности в мире сохранится. «Конечно, инвестиции очень важны для торговли. Изменения в глобальной экономике показывают медленный рост торговли в целом», - отметил Морис Обстфельд. Первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, в свою очередь,  предложил столицу республики в качестве площадки для диалога по вопросам санкций главам России, США, Китая и Европейского союза. Елбасы подчеркнул, что режим санкций в современных условиях неэффективен, поэтому для дальнейшего экономического развития главам крупных держав необходимо перейти к диалогу. «Настало время обсуждать пути выхода из сложившегося геополитического кризиса между представителями США, Китая, России и Евросоюза. Я веду разговоры с лидерами названных государств. В целом правильное понимание в этом вопросе есть. Мы можем предоставить площадку для диалога в нашей столице», - сказал Нурсултан Назарбаев во время пленарного заседания АЭФ. И пояснил, что после диалога глав государств свою работу должны выстраивать министерства и иные высшие госорганы. Назарбаев подчеркнул, что, на первый взгляд, экономическое развитие в мире кажется стабильным, однако актуальными остаются риски и диспропорции, связанные, в числе прочего, с наращиванием вооружений.

«Слом международных соглашений в области ядерной безопасности и обычных вооружений, их накопление, близкое к гонке вооружений, становится явным, и это тревожно. Это никому не принесет добра», - считает первый президент Казахстана. Его поддержала директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард, которая неожиданно для многих начала свое выступление на АЭФ 2019 с цитаты Абая и завершила казахской пословицей. «Как уже было сказано, нужно ускоряться, но медленно. Как знаменитый казахский поэт Абай сказал: «Идя медленно, ступай уверенно». Поэтому сегодня я хочу позаимствовать эту идею – ускоряться, но медленно», - сказала глава МВФ, выступая на Астанинском экономическом форуме. По словам Лагард, глядя на мировой рост, можно отметить, что гораздо больше людей скорее двигаются медленно, чем ускоряются: в 2019 году 70% сегментов, формирующих глобальное ВВП, замедляются. «Я не говорю о том, что имеет место рецессия, но однозначно идет замедление по сравнению с прошлым годом – с 3,6% - сейчас 3,3% примерно будет. Надеемся, в следующем году рост вернется до 3,6%», - указала Лагард.

МВФ вместе с тем надеется, что не будет никакого финансового затягивания поясов и дополнительных рисков (не имеющие в качестве свободных накоплений в объеме миллиона тенге казахстанцы на это тоже очень надеются). «Дополнительные риски – это  такие риски, как международные напряжения, которые имеют место в огромном количестве между крупнейшими игроками в мире. В частности, между США и Китаем. И хотя мы ожидаем в ближайшие шесть месяцев снижение глобальной напряженности, однако нельзя быть абсолютно уверенными, и мы надеемся, что те напряжения, которые существуют в настоящий момент, будут ослаблены по определенным причинам. И ваше посредничество, возможно, господин президент, в этом поможет», - обратилась Лагард к Назарбаеву.

Глава МВФ также отметила важную роль, которую играет центральноазиатский регион, выразив надежду, что именно с Кавказа и из стран Центральной Азии, темпы роста которых повысились, и составляют не 3,3%, а 4,1% и будут выше, чем текущий рост мирового ВВП, придет толчок к общемировому росту. «Вызов понятен: мы должны вывести рост на более высокий устойчивый уровень. Но мы должны идти к этой роли осмотрительно, но уверенно», - заявила Лагард. В связи с этим нужна хорошая внутренняя политика, причем, по мнению главы МВФ, необходимо увеличивать экономическую диверсификацию и более активно способствовать международному сотрудничеству. «Но что еще более важно, нужен инклюзивный и устойчивый рост, который позволит повысить перспективы для женщин, молодежи и малоимущих», - указала Лагард. Напоследок же директор-распорядитель заявила, что сердце казаха подобно степи – сильное, широкое и доброе, усмотрев в этом хорошую новость для мира, экономический рост в котором Казахстан должен подтолкнуть вместе с соседями по региону.

Правда, этому сердцу еще самому предстоит справиться с последствиями торговых войн, которые влияют на любые страны, даже не принимающие в них участие: на вопрос о том, как торговая война между Китаем и США повлияет на Казахстан, Лагард отметила, что не имеет на руках конкретных цифр в отношении региона. «Достаточно сказать, что любая торговая война повлияет на все участвующие стороны и на тех, кто не участвует. Торговая война имеет прямые и косвенные последствия, подрывает доверие, уверенность. Она повлияет на всех в той степени, в которой эта торговая напряженность будет продолжаться. Надеюсь, что этого не произойдет», - сказала Лагард на пресс-конференции после заседания круглого стола для руководителей центральных банков и минфинов стран региона Кавказа и Центральной Азии, Монголии и ЕАЭС.

При этом, по ее мнению, торговые войны схожи с ядерными в том смысле, что в них нет и не может быть победителей. Напомним, что на прошлой неделе очередной раунд американо-китайских переговоров по торговле завершился безрезультатно на фоне еще одного повышения американских пошлин на китайские товары: США повысили пошлины с 10 до 25% на китайский импорт на сумму около 200 миллиардов долларов. Так что одного широкого сердца для урегулирования споров между Пекином и Вашингтоном может оказаться явно недостаточно…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана