Итоги столичной недели: Токаев вне дебатов и Селфи-министр

Действующий президент Казахстана и один из кандидатов в президенты на внеочередных выборах 9 июня Касым-Жомарт Токаев рискует пропустить телевизионные предвыборные дебаты. Проблема в том, что центризбирком, назначая их дату (29 мая), просто не знал, что в этот же день в Нур-Султане пройдет заседание Высшего Евразийского Экономического совета, участие в которых действующего президента Казахстана обязательно. Наложение двух событий примечательно тем, что наглядно показывает, насколько эффективно работает наша государственная машина, допускающая непростительные протокольные проколы в отношении даже действующего президента: неудивительно, что президент стремится ее всячески сократить.

Новая волна оптимизации, правда, начнется не с оплашавшего с датой дебатов  центризбиркома, а с казахстанской полиции: в субботу стало известно, что в Казахстане сократят количество учебных заведений, где обучают полицейских. Об этом во время брифинга сообщил министр внутренних дел Казахстана Ерлан Тургумбаев. По словам министра, по программе бакалавриата в республике теперь будут обучать только в Карагандинской академии. «Мы оптимизировали систему учебных заведений. Сократили с 12 до шести учебных заведений, которые до этого были. Теперь подготовку полицейских будут осуществлять в Алматинском, Карагандинском, Костанайском, Актюбинском и Шымкентском учебных центрах», - проинформировал журналистов глава ведомства.

Меньше выпускников специализированных заведений – меньше и представителей профессии: с 20 мая МВД ведет обучение в новом формате. Так, для криминалистов, следователей и оперативных сотрудников предусмотрены шестимесячные курсы, для остальных - трехмесячные. Ранее для офицерского состава без учета специфики действовали трехмесячные курсы, для сержантского - двухмесячные. Ерлан Тургумбаев уточнил, что сокращение количество учебных заведений для полицейских направлено на экономию бюджетных средств, при этом недостающих сотрудников в ряды полиции будут набирать из числа выпускников юридических вузов с дальнейшим прохождением краткосрочных спецкурсов.

Это достаточно спорная мера, поскольку непристроенных выпускников юридических вузов в стране действительно в последнее время – как собак нерезанных, но вопрос в том, что работа в правоохранительных органах предполагает определенную степень физической готовности, с которой у многих юристов большие проблемы. И может статься так, что новобранцы из юрвузов просто не смогут эффективно бороться с уличной шпаной, после чего реформу придется повернуть вспять – и вернуть спецподготовку полицейских. Ну, да война – фигня, главное – маневры: сейчас в стране ведется реформа правоохранительной системы, и до 2022 года МВД надо поменять свой лик, пусть даже на еще менее привлекательный, чем сейчас, но на новый.

Создается ощущение, что цель всех наших реформ состоит именно в этом – сделать не так, чтобы в результате их стало лучше, а чтобы стало по-другому. Так, в апреле этого года стало известно, что МВД больше не будет выдавать водительские права, ликвидировав в своем составе с 1 июля 2019 года регистрационно-экзаменационные подразделения (РЭП). Слово «ликвидирует» звучит громко – на самом деле, ведомство просто передаст их в ведение госкорпорации «Правительство для граждан», к которой уже относятся все центры обслуживания населения (ЦОН) и специальные ЦОНы.

С одной стороны, все выглядит достаточно логично: сейчас у специальных ЦОНов есть функции по приему документов на регистрацию транспорта, выдачу документов и госномеров на автомобили. Сотрудники полиции же фактически на чужой территории принимают теоретические и практические экзамены на знание правил дорожного движения. Также они проводят проверку граждан и транспорта по базам розыска, устанавливают наличие ограничений и подлинность документов. С 1 июля же теоретические и практические экзамены у получателей водительских прав будут принимать сотрудники ЦОНов.

«Информация о наличии необходимых для регистрации автотранспорта документов будет проверяться полицией удаленно в онлайн-режиме из баз данных налоговых, таможенных и других органов. Так при выдаче водительских удостоверений и регистрации транспорта будут полностью исключены контакты полиции как с гражданами, так и с сотрудниками госкорпорации», - говорится в сообщении МВД. Распределение заявок на проверку документов будет производиться между сотрудниками полиции в автоматическом режиме. Это исключит человеческий фактор. Кроме того, предполагается полностью отменить процедуру осмотра и при первичной регистрации транспортных средств.

В городах, где нет специальных ЦОНов, данные функции будут выполнять обычные ЦОНы – казалось бы, прощай бюрократия, чепчики и картузы в воздух – и кричим дружно «Ура!». Однако тут вспомнилась прошлогодняя майская история, когда пользователь социальной сети Куат Домбай опубликовал пост, в котором возмутился порядком оценки водителей, сдающих экзамены в специализированном ЦОНе в Алматы: конкретно его возмутил случай, когда курсант дважды не смог пройти экзамен из-за наезда на стоп-линию. «Поскольку после третьего наезда на экзамене вы либо вылетаете на полгода, либо надо идти и как-то там договариваться (второе, очевидно, многие и делают), решил сначала разобраться. Как так могло быть, ведь это простейшее из 12 упражнений?» — написал Домбай.

Просмотрев запись с видеокамеры, он увидел, что факта наезда не видно. При повторном заезде выяснилось, что авто остановилось за 1,5 метра до стоп-линии, однако автоматическая система зафиксировала нарушение. В экзаменационном листе нарушение отмечено как «пересечение стоп-линии». По словам интернет-пользователя, получается, что в действительности курсант оба раза успешно сдал экзамен. «Стоп-линии курсант, на самом деле, не видит, и большинство верит, что они действительно пересекли. Идут на повторную сдачу экзамена и стараются остановиться еще дальше и… опять та же история! Пожалуйста, перепостите! Этот бардак в автоЦОНе будет закончен только при широком освещении», — призвал тогда казахстанец.

В ответ на пост Домбая директор департамента по связям с общественностью госкорпорации «Правительство для граждан» Мурат Жуманбай написал в комментариях под публикацией, что при сдаче экзамена человеческий фактор исключен, а работники ЦОНа не могут повлиять на ход сдачи. По словам Жуманбая, согласно правилам кандидат в водители должен остановить автомобиль на расстоянии не более одного метра перед стоп-линией и не пересекать ее. «Таким образом, нарушением правил дорожного движения является не только наезд на стоп-линию, но и остановка более чем за метр до линии. Как видно из выложенной видеозаписи, кандидат допустил нарушение, остановив транспортное средство на расстояние более одного метра от стоп-линии», — написал Жуманбай.

Схема расположения датчиков установлена таким образом, что факт остановки автомобиля они фиксируют, если машина остановилась на расстоянии менее одного метра до стоп-линии. Если же автомобиль не доехал до линии более чем один метр, то датчики не фиксируют факт остановки авто, а в экзаменационном листе отображается нарушение — пересечение стоп-линии. Жуманбай тогда напомнил, что на площадке можно на платной основе провести тестовый заезд, а в случае несогласия с результатами экзамена можно обратиться с жалобой в уполномоченный орган по оценке и контролю за качеством оказания государственных услуг, либо в суд.

Но суть не в этом, а в простейшем житейском наблюдении: дорогие действующие автолюбители, скажите, руку на сердце положа – спустя десять и даже двадцать лет водительского стажа, каждый ли из вас способен похвалиться тем, что на каждом перекрестке, останавливаясь перед красным сигналом светофора или перед переходящим на нерегулируемом переходе пешеходом, ему удается выдержать дистанцию до стоп-линии ровно в один метр? То есть вот не в 99 сантиметров, и не в один метр один сантиметр, а вот прям в 100 сантиметров буквально перед каждой «штраф-линией», как ее зовут меж собой автолюбители?

Очевидно, что такой результат не способен повторить на трех – четырех перекрестках подряд даже самый матерый шоферюга: у него ж человеческий глаз, а не система Терминатора в черепной коробке. Но если на практике водителю в повседневной жизни фокус с миллиметровым торможением повторить не удастся, на кой черт делать из него фетиш во время обучения? Лучше бы тоже самое время потратили на вбивание будущим водителям в черепную коробку понимания необходимости пропускать пешеходов на нерегулируемых перекрестках, для чего перед этими перекрестками надо скорость сбрасывать – у ментов эти объяснения худо-бедно получались, как оно будет у «Правительства для граждан», покажет время и статистика ДТП…

Тут прикол в том, что чем больше у нас государство отстраняется от руководства тем или иным сегментом рынка, уступая его саморегулируемым бизнес-организациям, тем больше граждане убеждаются в том, что хрен-то редьки не слаще. В том смысле, что бюрократии и волокиты не только меньше не становится, но и иной раз прибавляется. При этом МВД у нас самоустраняется не только от выдачи водительских прав, но и от обеспечения правопорядка при проведении массовых мероприятий: в ближайшее время, по опыту европейских стран, обеспечение правопорядка на массовых мероприятиях будет осуществляться с минимальным привлечением сотрудников органов внутренних дел, сообщил в субботу на встрече с представителями охранных организаций вице-министр внутренних дел Казахстана Марат Кожаев.

По его словам, МВД совместно с Министерством культуры и спорта вносят изменения в нормативно-правовые акты, в части введения обязанности организаторов массовых мероприятий привлекать работников частных охранных структур к обеспечению безопасности в период их проведения. Позже министр внутренних дел министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев сообщил, что в столице и Алматы ежедневно проводятся от 10 до 15 массовых спортивно-развлекательных мероприятий и что «на всех полицейских не хватит», что весьма логично в свете сокращения учебных заведений, в которых полицейские готовятся.

«Сегодня очень много у нас проводится культурно массовых мероприятий во всех крупных городах, например, в Нур-Султане и Алмате в течение дня проводятся культурно-массовые мероприятия, на охранные мероприятия всех полиции не хватит. Мы сейчас с организаторами, структурными подразделениями прорабатываем это вопрос: периметр - это улица, это общественный порядок, это будет полиция охранять, но внутреннюю безопасность  участников, конечно же, должны проводить охранные предприятия. Как во всем мире», - сказал он. Фраза «как во всем мире» настораживает, ибо самым распространенным видом факельных шествий в так называемом цивилизованном мире являются парады известных меньшинств, и если МВД их охранять не хочется, то это вполне понятно, но зачем это отношение на всех-то переносить? В частности, на школы, которые МВД также хочет отдать частным охранным организациям.

«В настоящее время МВД инициируется перед министерством образования и науки вопрос о переводе всех школьных учреждений под квалифицированную охрану, осуществляемую частными охранными организациями», сказал Кожаев на той же встрече с представителями частного охранного бизнеса в Нур-Султане. В свою очередь, председатель Комитета административной полиции МВД Максат Байболов пояснил журналистам, что найм охранников для школы является факультативной, а не обязательной мерой для руководства образовательных учреждений.

«Руководители образовательных учреждений будут сами решать – нанимать охранника или нет, если посчитают нужным, что в данной школе или колледже необходимо усилить охрану, то наймут. Просто после того, как мы наблюдали жестокие, хулиганские поступки в стенах школ, нами такие предложения инициируются, чтобы руководители всех образовательные учреждений заключали договоры с частными охранными организациями на охрану таких объектов», - пояснил он. По словам главы административной полиции, данная инициатива захватывает не только школы, но и колледжи, и вузы Казахстана.

«Это будет в рамках договора и в рамках предусмотренных средств: сейчас органы образования имеют сторожей, на них предусмотрен фонд оплаты из бюджета, поэтому я думаю, эти вопросы также будут параллельно решаться», - прокомментировал он вопрос об источниках оплаты такой охраны. Вице-министр подчеркнул, что правоохранительные органы заинтересованы в развитии частного охранного бизнеса в стране, в связи с чем МВД намерено законодательно утвердить передачу ряда объектов, находящихся под его охраной, в конкурентную среду. Суммарно, по оценке заместителя министра, речь идет о передаче частникам охраны более 700 объектов, и в свете оптимизации МВД такой шаг также понятен.

Правоохранительные органы хотят сосредоточиться на расследовании и раскрытии преступлений, тем более, что эти преступления становятся серийными уже не только тогда, когда речь идет об убийствах. На этой неделе стало известно, что два бывших руководителя Национального центра тестирования министерства образования и науки Казахстана, возглавлявшие его в разные годы, подозреваются в совершении коррупционных преступлений примерно по одной и той же схеме. Эту коррупционную схему, созданную руководством Национального центра тестирования министерства образования и науки и переходящую из поколения в поколение, сотрудники антикоррупционного ведомства раскрыли на этой неделе.

Так, бывшего исполняющего обязанности генерального директора центра заподозрили в том, что, занимая пост руководителя в 2016 году, в качестве взятки он получил автомашину Toyota Camry, стоимость которой на тот момент превышала 9 миллионов тенге. Дорогой подарок госслужащий получил за то, что при проведении госзакупок он пролоббировал интересы аффилированных компаний. «С учетом собранных доказательств о получении взятки и на основании поступившего ходатайства досудебное расследование осуществляется в ускоренном порядке. Предмет взятки в виде автомашины изъят и арестован», - сообщили в пресс-службе Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции.

Одновременно досудебное расследование начато и в отношении действующего генерального директора РГП «Национальный центр тестирования», занимающего эту должность с 2017 года. Согласно сообщению антикоррупционной службы, его подозревают в том, что в период времени с 2017 по 2018 год он систематически получал взятки в особо крупном размере. «С санкции суда в отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде содержания под стражей», - сообщили в агентстве. Напомним, что РГП «Национальный центр тестирования» МОН РК занимается проведением ЕНТ, комплексного тестирования, внешней оценки учебных достижений в среднем и высшем образовании, квалификационным тестированием педагогических работников и оценкой уровня владения казахским языком по системе «Казтест».

О том, что в действиях обоих подозреваемых проглядывается некая преемственность, заявила пресс-служба министерства образования и науки, которая подчеркнула, что работа Национального центра тестирования проходит в штатном режиме и никаких изменений, в том числе и по срокам, в прохождении ЕНТ не планируется. «В Агентстве РК по делам государственной службы и противодействию коррупции сообщили о пресечении схемы взяточничества со стороны руководства НЦТ МОН РК за лоббирование интересов аффилированных компаний при проведении государственных закупок. К самому процессу проведения ЕНТ данный факт не имеет отношения», - говорится в сообщении пресс-службы МОН.

То, что результаты ЕНТ при двух руководителях центра являются фактически женой Цезаря, то бишь находятся вне подозрений, уже радует. То, что на сегодняшний день Национальный центр тестирования МОН РК работает в штатном режиме и данный факт (арест генерального директора) никак не повлияет на проведение Единого национального тестирования 2019 года, согласно утверждению пресс-службы, тоже не может не радовать. То, что автоматизированная система распределения грантов находится на постоянном контроле, работает в режиме секретности и исключает человеческий фактор, согласно тому же источнику – вообще итс файн, как сказал бы товарищ Мутко. Остается один вопрос – с криминальной преемственностью-то, выражающейся в поисках и нахождении аффилированных компаний-взяточников что делать? Высвободившиеся от охраны массовых мероприятий силы ППС с дубинками наперевес на них наускивать? Так у нас вроде гуманизация уголовной системы цветет и пахнет, несмотря на весьма прохладную весну. Но такое ощущение, что наши руководящие кадры делают все для того, чтобы в стране заценили преимущества руководства а-ля Иосиф Виссарионович…

Впрочем, наша правоохранительная система тоже отличается умом и сообразительностью, особенно когда речь идет о поиске объявленных в международный розыск беглецов: на прошлой неделе стало известно, что антикоррупционная служба работает с органами Андорры и Швейцарии, чтобы вернуть арестованное имущество по делу братьев  Рыскалиевых, продолжая расследование в отношении экс-акима Атырауской области и экс-депутата мажилиса по фактам отмывания денег за рубежом. При этом сами братья, замеченные недавно в Лондоне, следствие, похоже, не больно-то и интересуют. «В настоящее время досудебное расследование продолжается по фактам отмывания денег за рубежом, в рамках которых осуществляется взаимодействие с компетентными органами Андорры и Швейцарии по возврату арестованного имущества. Принимаются все меры, необходимые для экстрадиции осужденных», - заявил руководитель Национального бюро по противодействию коррупции Кайрат Сунтаев.

Когда же журналисты напомнили ему, что в Интернете гуляют несколько видео с участием Бергея Рыскалиева, на одном из которых беглый экс-чиновник разгуливает в Лондоне, на другом был замечен на встрече с бывшим премьер-министром Казахстана Акежаном Кажегельдиным там же, руководитель нацбюро проявил олимпийское спокойствие. «Идет следствие по отдельным эпизодам, поэтому комментировать видео я не могу. Завтра опять будут политическую окраску придавать. Конечно, обязательно, работаем», - сказал Сунтаев. Напомним, что в январе это года казахстанский суд заочно приговорил Бергея Рыскалиева к 17 годам, его брата Аманжана Рыскали – к 16 годам тюремного заключения, а также постановил конфисковать деньги осужденных и близких родственников, которые находятся на расчетных счетах в казахстанских и зарубежных банках, включая 14 миллионов долларов в Андорре, 90 миллионов долларов - в Швейцарии.

Бергей Рыскалиев и его брат Аманжан Рыскали осуждены за создание и руководство организованным преступным сообществом, совершение хищений государственного имущества, злоупотребление должностными положениями, получение взяток, а также легализацию преступно добытого имущества, уголовное преследование братьев началось в 2012 году, а общее количество инкриминируемых им деяний насчитывает более 70 эпизодов. Но, несмотря на это, они спокойно разгуливают по Лондону, наглядно демонстрируя всем неотвратимость наказания…

Но если наши правоохранительные органы не могут справиться с такой сложной задачей, как экстрадиция прикидывающихся политическими беженцами экс-чиновниками, то казахстанский центризбирком на этой неделе умудрился не справиться с задачей менее сложной: назначенная им дата проведения теледебатов кандидатов в президенты совпала с заседанием Высшего Евразийского экономического совета с участием лидеров стран-участниц ЕАЭС, включая действующего президента Касым-Жомарта Токаева. И то, и другое событие пройдут в Нур-Султане 29 мая 2019 года: такого разгула демократии, когда провластного кандидата фактически отстраняют от теледебатов, страна еще не знала.

Когда во время брифинга после заседания Центральной избирательной комиссии журналисты поинтересовались у члена ЦИК, почему была выбрана дата, ставящая под угрозу участие Токаева в теледебатах ввиду его занятости, ответ был прост: о планах ЕАЭС в ЦИКе не знали. «Занимаясь вопросами выборов, я не знала, что проводится такое высокое мероприятие. Это агитационный период, он небольшой. Поэтому в любой день до выборов может проводиться масса мероприятий. Я думаю, в рамках законодательства будет определено время и будут проведены политические предвыборные дебаты и дискуссии», - ответила член ЦИК Ляззат Сулеймен. Отметим, что заседание Высшего Евразийского экономического совета 29 мая в Нур-Султане будет юбилейным, а потому Касым-Жомарту Токаеву едва ли удастся с него вырваться, даже под таким весомым предлогом, как участие в предвыборных дебатах.

В общем, головотяпство в стране скрывать уже не удается, хотя власти с ним и стараются бороться: в пятницу Касым-Жомарт Токаев объявил мораторий на создание новых государственных компаний. На совете национальных инвесторов действующий глава государства поручил правительству до 1 сентября провести ревизию всех разрешенных видов деятельности госкомпаний и внести предложения по их сокращению: при этом он подчеркнул, что необходимо четко определиться с границами государства в экономике. «В непростые времена государство всегда брало на себя бремя поддержания экономического роста, но нельзя забывать, что системная конкурентоспособность экономики формируется за счет частного бизнеса», - заявил он. Именно поэтому, со слов президента, была поставлена задача довести долю государства в экономике до стандартов стран ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития). Это даст толчок частным инвестициям и развитию малого и среднего бизнеса, уверен президент.

Токаев отдельно остановился на повышении финансовой устойчивости компаний Казахстана. «Компании создаются, развиваются и прекращают свою деятельность. Это нормальный процесс. Банкротство является одним из этапов жизненного цикла предприятий», - сказал Токаев. По его оценке, на сегодня количество предприятий, проходящих процедуру банкротства, выросло до четырех тысяч, а их задолженность превышает четыре триллиона тенге. «Многие предприятия находятся в данном состоянии в течение долгих лет. Это неприемлемая практика. В этот период сотрудники не получают заработную плату, активы уже не принадлежат предприятию-банкроту, но и не передаются во владение кредитору. Таким образом, они полностью выведены из экономического оборота», - сказал глава страны.

В связи с этим он потребовал кардинально упростить условия и сократить сроки процедур реабилитации и банкротства, в связи с чем, по его словам, правительство должно изучить вопрос о принятии новой редакции закона о банкротстве с применением лучших практик стран ОЭСР. Помнится, такое же поручение давал в январе этого года первый президент страны Нурсултан Назарбаев на памятном расширенном заседании кабмина, где его прежний состав получил такую оценку от Елбасы, как «вы просто трусы». Судя по тому, что тема разработки законопроекта поднимается вновь спустя без малого полгода, к реализации этого поручения никто еще не приступал: видимо, замечание о трусости задело кабмин за живое, и он решил доказать свою смелость, не торопясь с исполнением январского поручения.

Помимо этого, Токаев заявил о появлении в Казахстане такого новшества, как налоговые кредиты для бизнеса. Налоговый кредит – это освобождение предприятия от выплаты налога на время его модернизации и выплаты необходимых для этого кредитов: как только предприятие эти кредиты выплачивает, оно начинает рассчитываться с казной, выплачивая тот объем налогов, который скопился за это время плюс определенный, просчитанный ранее процент. «В нашем законодательстве отсутствует такой распространенный в развитых странах инструмент, как налоговые кредиты. Считаю, что пора внедрить его в Налоговый кодекс. Новые предприятия должны получить доступ к инвестиционным налоговым кредитам сроком на три-пять лет», - заявил президент. Также правительству и акимам поручено кардинально усовершенствовать систему государственных и квазигосударственных закупок. Правительству также поручено разработать план обучения 10 тысяч специалистов для ключевых отраслей до 2025 года, необходимых для развития Индустрии 4.0 (Четвертая промышленная революция - массовое внедрение киберфизических систем в производство).

Помимо этого, правительству и холдингу «Байтерек» глава государства поручил определить конкретный перечень экспортных проектов и обеспечить их финансирование. «Предприятия, внедряющие международные стандарты качества и выходящие на новые рынки, должны в первую очередь получать господдержку», - указал глава государства. В связи с этим Токаев распорядился активно продвигать интересы отечественных экспортеров, координируя работу в части защиты общего рынка ЕАЭС (Евразийского экономического союза) от демпинга, контрафактных товаров, недобросовестной конкуренции со стороны третьих стран.

В общем, после такого выступления перед бизнесом, а также после встречи главы государства в субботу с личным составом Национальной гвардии РК, где он заявил о необходимости решения вопроса с кредиторской задолженностью военнослужащих, в частности по жилищным выплатам в виде ее погашения со стороны правительства, его неучастие в теледебатах, вероятно, было компенсировано. Тем временем, в парламенте в пятницу тоже развернулись дебаты на слушаниях по вопросу развития сельского хозяйства, и в ходе этих дебатов спикер мажилиса Нурлан Нигматулин заявил о том, что загрузка отечественных перерабатывающих сельхозпродукцию предприятий уступает аналогичным показателям в России и Беларуси.

«Несмотря на принимаемые государством меры по дальнейшему развитию отечественного животноводства, у нас все еще имеется целый ряд вопросов, требующих своего решения. Во-первых, это низкая загруженность перерабатывающих предприятий. Здесь остановлюсь подробнее. Надо отметить, что сейчас мы перерабатываем всего лишь 33% мяса и 31% молока, - сказал он. - Загруженность всех наших перерабатывающих предприятий остается все еще низкой – на уровне около 60%. К примеру, в России и Беларуси загруженность производственных мощностей аналогичных предприятий сегодня превышает 80%. И как результат – именно российские и белорусские продукты сегодня импортируются в Казахстан, а не наоборот. Анализируя статистику, удивляешься от того, что мы все еще импортируем ежегодно более 6 тысяч тонн сливочного масла, около 22 тысяч тонн творога, свыше 6 тысяч тонн мясных консервов на общую сумму 45 млрд тенге», - отметил Нигматулин.

В результате, по его мнению, сельское хозяйство страны развивается под лозунгом «Потенциал есть, а роста нет». «С одной стороны мы субсидируем отрасли на 76 миллиардов тенге, а с другой – мы тут же теряем и уступаем свой рынок, рынок внутри страны на сумму, минимум, 45 миллиардов тенге. И это только по трем позициям», - добавил спикер. В этой связи, полагает он, необходимо максимально поддержать создание и развитие сети заготовительных предприятий, связывающих мелких производителей с перерабатывающими предприятиями. Тут стоит отметить, что лозунг «Потенциал есть, а роста нет» наблюдается во многих отраслях экономики, не только в сельском хозяйстве – и этот вопрос наверняка станет одной из фишек предстоящих теледебатов кандидатов в президенты. И решения будут предлагаться многие и правильные, только вот проблема в том, что потенциал этих предложений будет выше шансов по их воплощению в реальность…

Почему так происходит? Наверное, потому что власть и страна существуют все же в немного разных измерениях, что подтвердил после окончания этих же парламентских слушаний вышедший к прессе министр сельского хозяйства Сапархан Омаров: по его словам, он каждое воскресенье покупает говядину по 1 500 тенге за килограмм на столичном коммунальном рынке при обычной ее цене около 1 800 тенге. «На рынке «Шапагат» покупаю мясо: я не знаю, тогда они, видимо, меня знают, поэтому и отдают говядину по 1 500 тенге за килограмм», - сказал министр журналистам. Тут возникает вопрос – а не пора ли в стране должность министра покупок? Ну, такого, чтобы его все торговцы знали в лицо, и любой казахстанец мог взять его за руку, прийти с ним на рынок – и купить говядину дешевле. Или просто сделать селфи с таким министром, потом предъявить фото торговцам – и пусть попробуют продать говядину дороже 1 500 тенге за килограмм. Селфи-министр – должность, вполне соответствующая как глобальным тенденциям, так и нашим реалиям: редко ведь встретишь такое удачное сплетение общемирового развития и нашего менталитета…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана