Предвыборное дежавю, или Бери шинель, пошли домой

Будучи автором сайта Contur.kz одним из первых, а возможно и первым, обратил внимание на случайные, но любопытные совпадения на пути ко дню досрочных выборов президента Казахстана двух претендентов на эту роль - народного коммуниста Жамбыла Ахметбекова и оппозиционера Амиржана Косанова. Оба они и выдвигались, и регистрировались официальными кандидатами в одни и те же дни - соответственно 26 апреля и 6 мая. Об этом, а также о совпадениях и различиях в их биографиях мы рассказывали 6 мая в публикации «Одного поколения, из одной шинели, но такие... разные». Как ни удивительно, но через пару недель Ахметбеков и Косанов вновь начали «совпадать». И вновь не сговариваясь. На сей раз - по воле СМИ.

21 мая интернет-журнал «Vласть» объявил о намерении опубликовать серию интервью с кандидатами в президенты и в тот же день начал ее большой беседой с Жамбылом Ахметбековым. А через несколько дней подтвердил свой план и предложил вниманию читателя также объемное интервью... Вы догадались, читатель - с Амиржаном Косановым.

Для реализации замысла редакция отрядила внушительные силы - целых трех журналистов, в том числе главного редактора издания Светлану Ромашкину и шефа столичного бюро «Vласти» Тамару Вааль, плюс фотокорреспондентов. Что из этого вышло, судить, конечно, прежде всего читателю. Мы обратим его внимание на особо характерные моменты дежавю.

«Правда, выходящая наизнанку»

Обоим кандидатам был задан вопрос об их отношению к нашумевшей истории на Алматинском традиционном марафоне 21 апреля с баннером  «От правды не убежишь». Заранее приносим читателям извинения за пространные цитаты из интервью, но без них в данном случае не обойтись.

Итак, выдержка из ответа Жамбыла Ахметбекова:   

«Я согласен, что когда пишут лозунги на плакатах, выходят на митинги на площадь или где-то в скверах, выступают против того или иного, указывают на недостатки правительства, власти, это нормальное явление, в демократическом обществе так и должно быть. И когда народ начали слепо забирать и отправлять в тюрьмы, или в изоляторы или доставлять в районные отделы внутренних дел, и допрашивать за организацию несанкционированного митинга или несанкционированного протеста, вот здесь, конечно, неправильно. Поэтому народ пошел на хитрый ход: то есть, они сделали неоднозначную вещь, которую многие не могли понять. «От правды не убежишь» — словно это обращено к тем, кто бежит во время марафона, для них. С политтехнологической стороны правильно подошли. Сейчас отписками занимаются, акимы, выступая перед населением, просто отчитываются цифрами, а простой народ — тот же крестьянин из деревни, просто не поймет о чем он говорит. С политической точки зрения от правды не убежишь, все равно она выйдет наизнанку. В этом плане я их поддерживаю. То, что власти жестко и резко отреагировали - посадили их в тюрьму - это неправильно. Можно было бы в законном порядке оштрафовать или провести беседу».

Если допустить, что Ахметбеков искренен, то получается следующее. С одной стороны, кандидат в президенты от КНПК вроде бы возражает против наказания за  несанкционированные, то есть противозаконные  акции. И это смахивает на правовой нигилизм. Но, с другой стороны, народный коммунист полагает, что штрафануть-то вывесившую баннер молодежь все-таки следовало бы, хотя на ее лозунге не было ни малейшего протеста, а только утверждение. Кроме того, кандидат считает, что «народ пошел на хитрый ход» и «с политтехнологической стороны правильно» подошел к организации акции. Народ, владеющий политтехнологиями - это такой феерический «креатив», какой от политиков до интервью Ахметбекова «Vласти» вряд ли слышал хоть один из народов мира!

А фраза Ахметбекова «С политической точки зрения от правды не убежишь, все равно она выйдет наизнанку» способна вызвать у читателя с юмором и хоть чуть-чуть интересующегося политикой уже не просто смех, а хохот. Тому, как во всем мире «с политической точки зрения» убегают от правды, примеров не счесть. Например, проигравшая президентские выборы в США Демократическая партия считает правдой вмешательство в них России на стороне победившего Дональда Трампа. Трамп же считает это ложью. Ясно, что кто-то из них - демократы или Трамп - убегают от правды. Но кто?

А кто дальше убегает от правды относительно Крыма? Россия, считающая референдум на полуострове весной 2014 года «законным шагом к воссоединению населения Крыма с Отечеством»? Или Украина, настаивающая на  российской «аннексии» Крыма? Ну а «правда, выходящая наизнанку» в устах кандидата в президенты - это вообще какой-то комичный прикол. Потому что, как известно, наизнанку все-таки не выходят, а выворачивают и выворачиваются. А вывернутая наизнанку правда - не что иное, как ложь.

Пошел ли на пользу оппозиционный опыт

Ответ Амиржана Косанова на аналогичный вопрос приведем полностью:

«Когда за баннер посадили на 15 суток, я сделал заявление, я считаю, что это абсолютно неправильно. Властям, наоборот, нужно поощрять общественную активность молодежи. Только активная молодежь может быть активной в бизнесе, экономике, науке, творчестве и так далее. И когда за невинный баннер сажают на 15 суток – это не только страх власти перед возможными общественными событиями, это просто позор. Потому что уверенная в своей правоте власть так не поступает, уверенная власть ведет себя по-другому. И очень важно, что сейчас расширяется палитра протестного электората. Это не только обделенная молодежь из аулов, которая социально не защищена, у которых нет социальных перспектив и так далее. А это достаточно благополучная городская молодежь, она не бедствует, но в то же время показывает свое недовольство. Это очень сильный сигнал для власти и для оппозиции. Я всегда их поддерживал и буду поддерживать».

Как видим, Косанова с присущей ему оппозационностью называет реакцию властей на «невинный баннер» не только «абсолютно неправильной», но и «позором». Клеймя  действуюйщий режим, Косанов утверждает, что «уверенная в своей правоте власть так не поступает, уверенная власть ведет себя по-другому». Но о том, как должна была поступить власть, кандидат в президенты предпочитает помалкивать, как бы предлагая домыслить это читателю. Попробуем.

Неужели такому опытному политику, каким считает себя Косанов, часто подчеркивающий свой более чем 20-летний оппозиционный опыт, не ясно, что не меньший позор ожидал бы власть и в том случае, если бы она осталась к баннеру безучастной? Случись так, гневные обвинения, высказанные в адрес власти гражданскими активистами в суде, неизбежно прозвучали ли бы из их уст раньше - на самом марафоне перед объективами и микрофонами журналистов, точно так же мгновенно оказавшись в эфире и соцсетях. Молчание - знак согласия, и если бы власть смолчала, значит, была бы согласна с тем, что она такая бяка.

А коль так, ату власть и дальше! Именно так, с вроде бы безобидных приемов  ненасильственного сопротивления, коих в трудах его теоритетика американца Джина Шарпа насчитывается около 200 и некоторые из коих использовала на Алматинском марафоне и после него молодежь, начинались условно-бескровные (кровь все-таки бывала, но относительно малая) революции по всему миру после Второй мировой войны до наших дней. Их заявлявшиеся благородные цели в полном объеме не достигнуты нигде. Наоборот, в подавляющем большинстве случаев эти революции, именуемые то «бархатными», то «цветными», то «красочными»  приводили и приводят к озлоблению и расколу общества, краху экономики и обнищанию народов.  

Подчеркивая «важность расширения палитры протестного электората», Косанов почему-то подразумевает под протестами  лишь созидательность. Хотя в основе протестности лежит прежде всего разрушение, последствия которого в истории слишком хорошо известны по знаменитой строке французского поэта Эжена Потье «Весь мир до основанья мы разрушим» из пролетарского гимна «Интернационал» . Тут впору усомниться, пошел ли на пользу Косанову его многолетний оппозиционный опыт, потому как с таковым надо бы знать, что любой режим не отдает власть без борьбы. Поэтому ответ кандидата-оппозиционера то ли по-детски наивен, то ли, наоборот, содержит изрядную долю лицемерия.   

 Назарбаев в роли... лоббиста программы КНПК

Не только веселит, но уже и запутывает читателя Жамбыл Ахметбеков, отвечая на вопрос главного редактора интернет-журнала Светланы Ромашкиной о том, считает ли кандидат в президенты правильным, что ему как депутату парламента приходится ездить по стране с разъяснением населению послания президента, который представляет другую партию?

«Президент не имеет права не выступать от имени народа и принимать противоестественные законы, которые не решают проблемы государства и всего народа, - отвечает кандидат-коммунист. - В этом плане, когда президент определяет программу, которая принесет пользу всему обществу, почему бы коммунистической партии не поддержать такую программу? Как не выступить, не поддержать и не поехать в регионы пропагандировать «5 социальных инициатив президента», которые сочетаются с нашей программой партии? Если уж президент сам изъявил желание продвинуть нашу программу, мы должны этому способствовать и помогать, в том числе и через наши региональные партийные структуры. В этом плане мы обязаны. Посмотрите программу «Рухани Жангыру» — чем она плоха? Сейчас нашему обществу прививают ложные западные ценности, а «Рухани Жангыру» выступает против: мы должны сохранить и развивать свое, то, что коренное, свои национальные коды. И почему бы не поддержать? Если мы хотим стать «Мангилик ел» — вечной страной или вечной нацией… Ученые говорили — нации, у которой не будет своего языка, которая не определяет свою идентификацию, через 200-300 лет, не будет. Вот поэтому в этом плане почему бы «Мангилик ел» и «Рухани жангыру» мы не должны поддерживать? Мы их поддерживаем, они сопоставимы с нашей программой. А «100 шагов», «Нурлы жер», которые обеспечивают народ жильем, возможностью получения кредитования, индивидуального строительства, почему бы не поддержать? Поэтому наш долг и мандат обязывают нас к тому, чтобы мы выходили в люди и разъясняли те или иные задачи или те вопросы, которые мы решали в парламенте, и как народная фракция сработала за этот период, что решили и какие проблемы еще остались. Кроме того, конечно, президентское послание. Если лишний раз человек будет проинформирован и осведомлен, даже если он твой сторонник - даже коммунист тот же, что от этой информации плохого? Лишнего он не приобретет, лишь бы негатива чтобы не было, чтобы не призывали к совершению революции как Аблязов, или выходи, дерись и морду друг другу набей. Многие не понимают, думают, что сейчас должно быть как в 1917 году, или как в 1960 году, подстрекают нас. Вспоминают перестройку, которую проводил Горбачев, типа к этому призывают, или говорят про 1991 год. Мы же сейчас цивилизованная, обновленная партия, партия нового образца, у нас другие цели, и другие мотивы в достижении целей, и программа другая. У нас установка есть, мы в партии подчиняемся - все до единого 105 коммунистов и еще около 500-600 сторонников - они все действительно за нашу программу. И за этот электоральный период мы наберем еще больше, и, скорее всего, весь народ уже поймет, что надо голосовать за программу коммунистов».

Ну не веселуха ли, когда Ахметбеков пытается представить Нурсултана Назарбаева лоббистом, продвигавшим программу Коммунистической народной партии Казахстана! Еще понятно, что подразумевает кандидат под 1917 и 1991 годами. Но что он имеет в виду, упоминая 1960 год? Читатель постарше может лишь догадываться, а молодежь и даже большинство представителей среднего поколения вообще не поймут. И кого представляют некие «все до единого 105 коммунистов и еще около  500-600  сторонников»? Кто это? Причем в ответе на другой вопрос кандидат в президенты утверждает, что 70% современной молодежи не умеет высказывать свои мысли. Имеет ли моральное право на подобный упрек г-н Ахметбеков, если приведенный ответ показывает, что с этим умением явные проблемы у него самого? 

Секретная программа или обман читателя?

Амиржан Косанов не учитывает политические реалии, отвечая на вопрос третьего интервьюера, журналиста Данияра Молдабеков, который спросил оппозиционера: «У вас упомянут курс на Евросоюз, не могли бы вы также уточнить, имеется в виду в целом демократизация страны? Либо, если вы станете президентом, вы будете делать конкретные шаги по вступлению Казахстана в Евросоюз? Не могли бы вы уточнить эти два момента по программе?».

«Что касается европейского вектора, то об этом казахстанская оппозиция говорит, по-моему, с 2005 года, - отвечает Косанов. - Когда создавали движение «За справедливый Казахстан», я был одним из разработчиков программы, и там этот тезис был. Мы даже поддержали документ, подписанный Назарбаевым, который назывался «Путь в Европу». Когда мы говорим про путь в Европу, мы имеем в виду в первую очередь европейские, западные, цивилизованные стандарты в экономике, в социальной сфере, в правосудии и в политической сфере. Я считаю, что Казахстан должен идти в эту сторону, и эти стандарты, если они будут у нас установлены, приведут к европейским стандартам улучшения жизни и простых казахстанцев. Я вижу в этом большую взаимосвязь. К сожалению, у нас сейчас вектор такой: мы все больше уходим в лоно Евразийского союза, и все больше зависим в своих экономических и даже в политических решениях от Кремля. Я выступаю за дружбу, добрососедство, равноправное сотрудничество с Россией, со всеми соседями, но мы не должны быть в одном союзе и не должны зависеть от Кремля. Например, в договоре между Казахстаном и Россией черным по белому написано, что Казахстан и Россия ведут согласованную международную внешнюю политику. Я считаю, что это нонсенс, потому что, возможно, появятся некоторые шаги, события, которые будут требовать от нас отдельной от Кремля оценки или позиции».

Со времени создания движения «За справедливый Казахстан» и назарбаевского «Пути в Европу» минуло практически полтора десятилетия, много воды с тех пор утекло. Вряд ли Косанов будет отрицать, что Европа и Евросоюз тоже давно переживают далеко не лучшие времена, просвета в которых пока не наблюдается. Тут тебе и захлестывющие Европу миграционные потоки с юга и юго-востока, и затягивающийся, скандальный и уже вызвавший отставку премьер-министра Терезы Мэй выход из Евросоюза Великобритании, и нарастание центробежных тенденций, и усиление не так уж и демократичных правых и националистических сил, и недовольство Западной Европы политикой как США, так и России.

Неужели Косанов не понимает, что Казахстану прислоняться ко всей этой политической кутерьме с непредсказуемыми последствиями еще долго будет себе дороже? Да и спрашивал ли сам кандидат в президенты  Евросоюз, нужен ли самому Евросоюзу Казахстан, кроме его нефти и других ресурсов? И неужто Косанова не настораживает многолетний негативный опыт попыток стать евросоюзной такой близкой Казахстану по менталитету страны, как Турция?

Кроме того, возражая против союза Казахстана с Россией по причине возможности возникновения неких шагов и событий, которые потребуют от Казахстана отдельной от Кремля позиции, в ответе на другой вопрос Косанов не только противоречит самому себе, но и элементарно вводит читателя в заблуждение.

Имеем в виду реакцию оппозиционера на реплику шефа  столичного бюро «Vласти» Тамары Вааль: «Но для таких дебатов (телевизионных - Авт.), о которых вы сказали, нужны очередные выборы, когда кандидат может в течение года, зная, что на следующий год выборы, постепенно готовится. Сейчас же слишком сжатые сроки». На что Косанов замечает: «Кстати, один из пунктов моей программы – это раз и навсегда утвердить день выборов в президенты и парламента. И тогда вся страна, все политики, начиная от власти, заканчивая оппозицией, будут готовы к выборам. Я думаю, что пришло время раз и навсегда утвердить такую дату».

Во-первых, демонстрируя сверхбдительность по отношению к России (то есть, мало ли как там дальше дело обернется), Косанов поразительно беспечен и категоричен относительно незыблемости дат проведения выборов парламента и президента. Тогда как для всех очевидно, насколько с каждым годом ускоряются события в мире, а общая его картина становиться все более неопределенной, что требует политической гибкости и не может не учитывать глава любого государства.

Во-вторых, «Контур» внимательно перечитал предвыборную платформу кандидата в президенты Амиржана Косанова, но при всем старании так и не обнаружил в ней пункта  о раз и навсегда утвержаемых днях выбора президента и парламента. То ли у г-на Косанова есть еще какая-то, секретная предвыборная программа, известная лишь узкому кругу посвященных лиц, то ли в интервью «Vласти» он просто солгал.

Поздравляем, вам это удалось...

Невольно возникают вопросы и к самому интернет-изданию, публикующему настолько корявые, изобилующими невнятностью и малограмотностью как в логике, так и в языке изложения (его пунктуацию из деликатности к коллегам оставим без конкретных примеров) интервью. Например, вопрос такой: показали ли вы, как требуют неписанные правила журналистики, подготовленный текст интервью г-дам Ахметбекову и Косанову, чтобы они их прочитали и собственноручно завизировали, то есть дали задокументированное добро выходу в свет? 

Если эта процедура не была соблюдена, предвидим «железный» довод  «Vласти»: а нам визы не нужны, мы и так люди объективные и беспристрастные, что нам кандидаты в президенты наговорили на диктофон, то мы и опубликовали, вот они, записи разговоров! Не сомневаемся, что диктофонные записи бесед с двумя кандидатами в президенты идентичны опубликованному тексту их интервью.

Да только нам ли объяснять вам, коллеги, что разговорная речь и речь печатная - две большие разницы? Что вполне  «канает» на радио, телевидении, видео, с трибуны, то в 9 из 10 случаев совершенно не годится в печатном виде. И примененный вами метод «бесстрастной объективности» обычно используется только тогда, когда стоит задача (боимся сказать - заказная) представить собеседников, мягко говоря, не очень умными людьми.

Поздравляем, «Vласть», вам это удалось... К вашим собеседникам  вполне уместна просьба Булата Шалвовича Окуджавы:  «Бери шинель, пошли домой». То есть в политике, господа, вы навоевались, пора подыскать нечто более соответствующее вашим способностям, чем политика. 

Макс ИВОЛГИН