Испытание «стодневкой» президент прошел

Первые оценки руководителю принято давать по истечению 100 дней его новой работы. Почему-то все хором забыли об этой цифре нынешнего президента. А ведь уже 113 дней минуло, как сидевший в тени сената Касым-Жомарт Токаев вдруг получил первую (или почти первую) должность в стране. Постараемся восполнить этот пробел.

Можно подумать, что 100 дней Токаева нужно отсчитывать с момента его инаугурации после очередных внеочередных выборов. Но в Казахстане кандидат в президенты, если он носит статус действующего президента, является единым целым. В нашем случае это был лишь формальный шаг легитимизации. Примерно, как если бы двое жили долгое время в гражданском браке и даже успели нажить совместных детей и имущество, а потом по-быстрому расписались в загсе.

Как бы то ни было, никто из журналистов или политологов не вспомнил о традиционных 100 днях, по которым подводят первые итоги деятельности большого чиновника. Для начала следует рассмотреть – почему так случилось? Во-первых, у нас просто не выработалась такая привычка – говорить про «стодневку» президента. Мы даже не можем с точностью сказать, от какой даты следует отсчитывать этот временной отрезок для его предшественника. В любом случае, это было так давно, что тогда даже привычки оценивать руководителей не было.

Во-вторых, 100 дней правления Токаева совпало с эхом взрывов в Арыси и бунтом на Тенгизе. Скажем так, это не очень хороший фон для подобных исследований и политологических выкладок. На таких «дрожжах» рейтинг новенького президента не поднимешь. Поэтому даже если кто-то захотел сделать аналитический материал на заданную тему в эти дни, то он мог бы сразу попасть в разряд «оппозиционных».

Третья причина включает две предыдущие, а вместе с тем базируется на общем состоянии современной казахстанской журналистики, политологии и даже самой политики. СМИ не захотели поднять эту тему, политологи забыли об этом, а идеологи внутренней политики, скорее всего, не сочли это чем-то важным. В общем, как-то даже обидно стало за Касым-Жомарта Кемелевича. Ведь он старался. И старается до сих пор.

В целом же, надо признать, что в нашей стране при текущих обстоятельствах (протекающей «крыше», внутриэлитных течениях и стечении политических факторов) трудно говорить об объективных оценках чего-либо и, уж тем более, кого-либо. Любое действие или бездействие какого бы то ни было общественного или политического деятеля встречает разнополярные, часто враждебные суждения. Поэтому лучше воздержаться от оценки конкретных действий Токаева на нынешнем посту, попытка узаконить который была предпринята месяц назад. Ведь если попытаешься похвалить его за работу, которую он и так должен был делать в силу нового положения, то сочтут «нурботом», а если станешь подвергать сомнению каждый его шаг – назовут критиканом.

Но все же, раз уж никто этого не делал, то нам оценить 100 дней второго президента Казахстана нужно обязательно. Хотя бы для того, чтобы в привычку вошло и как-то напомнить обществу о нем. Если совсем коротко, то эта «стодневка» и две недели «нагрузки»  (100+13 дней) во многом изменили страну и ее народонаселение. Нельзя говорить, что в этом не было заслуги Токаева. Более того, могли бы возникнуть сомнения, если бы на его месте оказался кто-то другой, что было бы вообще.

За «отчетный период» новым президентом была подписана дюжина законов, награждены несколько человек, проведены кадровые перестановки. Не нужно подсматривать в замочную скважину главного кабинета Акорды, чтобы сказать, что большинство этих и других решений было принято в согласии с Законом о Лидере нации – в той его части, где говорится, что президент может согласовывать с Елбасы свои решения. И вряд ли бы «Ноль-Второй» резко бы стал поворачивать в разные стороны – тем более, обещал своему предшественнику, что не сойдет с проторенного пути.

Были замечены и отмечены несколько действий Токаева, которые могли положительно сыграть на его имидж. Например, его визит в Арыс и посещение беженцев. Пусть даже это его прямая обязанность, но выглядело это искренне и ново. Искренними и откровенными можно назвать инициативы Касым-Жомарта Кемелевича относительно налаживания обратной связи с народонаселением и строительства доверительных отношений между властью и обществом. Пусть немного наивно, но искренне. Хотя до последнего момента он сам не был замечен в качестве публичного политика, а общество о его мыслях узнавало либо через его книги, либо через интервью западным журналистам.

Но тут небольшой нюанс возникает – если Токаев, как президент, и делал что-то хорошее, или даже просто обещал что-то исправить, это автоматически обозначало, что он исправляет то, что сделал его предшественник. В любом случае, как-то аполитично получается. Хотя необходимо отметить, что многое действующий президент делает оперативно. Взять ту же поездку в Арыс. Или реакцию на положение школ с государственным языком обучения в Костанайской области. А его озабоченность равными условиями труда на нефтегазовых месторождениях вообще можно назвать прозорливостью.

В завершении хотелось бы отметить – за эти 113 дней президентства на долю главы государства выпало немало испытаний. Судя по всему, они еще грядут в ближайшем и обозримом будущем. Их не так легко будет преодолеть и решить с минимальным ущербом для себя и страны. В таких случаях, конечно, поддержка окружения и тот же закон о лидере нации могут оказать определенную помощь, но главное все же – это его личные качества. Коротко говоря, испытания «стодневкой» президент Токаев прошел.

Мирас НУРМУХАНБЕТОВ, Platon_ASIA