Евразийская преемственность: можно ли возродить студенческие трудовые отряды

Дороги, заводы, нефтепроводы, жилые дома и объекты социальной инфраструктуры, сбор урожая – ежегодно к различным работам привлекали более 800 тысяч советских студентов. Данная практика была экономически выгодной и для государства, и для молодежи. Возможно ли восстановить студенческие трудовые отряды в условиях рыночной экономики? Ответ на этот вопрос искали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

В 2019 году движению студенческих трудовых отрядов исполняется 60 лет. Казахстан имеет к этой знаковой дате прямое отношение: первый отряд в 1959 году создали студенты МГУ им. М. В. Ломоносова, которые поехали поднимать целину в совхоз «Золотая Нива» Булаевского района Северо-Казахстанской области. Постепенно движение распространилось во всех республиках СССР, а также в ряде стран Восточной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки.

«За эти годы движение студенческих отрядов охватило около 15 млн человек и по масштабу не имеет аналогов в мире, – отметил руководитель общественного фонда «Мир Евразии», политолог Эдуард Полетаев. – На пике развития ежегодная численность движения превышала 830 тысяч человек. Причем, заявки в студенческие отряды каждый год подавали порядка 1,5 млн человек. Студенты участвовали в строительстве железных и автодорог, возводили заводы и электростанции, нефте- и газопроводы, школы и жилые дома, работали на селе. В Казахстане стройотрядовцы трудились не только в традиционных целинных районах, но и, например, участвовали в строительстве города Экибастуза. Студенты возводили комплекс «Казгуграда», а на сооружении ледового катка «Медео» работал интернациональный отряд из лучших бойцов».

За работу в стройотрядах студенты получали вполне приличные деньги. Но это нельзя считать субсидированием молодежных организаций в чистом виде, заметил главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) Вячеслав Додонов. В 1979 году объем произведенных студенческими стройотрядами работ оценивался в 1,5 млрд рублей, или 2–2,3 % от общего объема строительно-монтажных работ в СССР (65–70 млрд рублей в год).

«Это много, ведь речь идет всего лишь о так называемом третьем семестре, когда работали студенты. Если перевести это на полный год, получается, что студенческие стройотряды давали около 8–9 % годового объема строительства. При этом численность людей в отрядах составляла порядка 7 % от общего количества занятых в строительстве (около 11,2 млн человек). Получается, что эффективность стройотрядов была даже выше, чем у профильных строительных организаций. Фактически движение студенческих трудовых отрядов приносило прямой экономический эффект», – разъяснил главный научный сотрудник КИСИ.

Почему студенческие отряды непросто возродить?

Подобный опыт был бы полезен евразийским государствам. Но студенческие стройотряды были частью прежней – плановой, мобилизационной – экономики. В условиях рыночной экономики возродить молодежные трудовые отряды в прежнем формате не получится, считают эксперты. В СССР массово строились масштабные объекты, в результате чего возникал дефицит рабочих рук. Поэтому сезонный труд студентов был востребован.

«Сейчас актуальна иная проблема – в экономиках ЕАЭС избыточная занятость и одновременно дефицит узких специалистов, есть серьезные дисбалансы на рынке труда, – заметил главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин. – Но задачи, которые решались в рамках студенческих стройотрядов, сохраняются и сегодня. Это задачи идеологического характера, воспитательные, стремление к увеличению социального капитала, получения студентами дополнительных доходов или опыта трудовой деятельности». 

Воспитательную функцию сегодня выполняет волонтерское движение, добавил Домнин. Волонтеры помогали в проведении многих международных мероприятий в странах ЕАЭС – например, Универсиады и ЭКСПО в Казахстане, Олимпийских игр и чемпионата мира по футболу в России. Но работа волонтера не оплачивается. Мотивацией же участников студенческих трудовых отрядов всегда была высокая заработная плата, продолжил профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев.

«Сегодня ситуация радикально изменилась. Работодателям невыгодно брать сезонных, неквалифицированных работников-студентов, у которых при этом будут огромные запросы. Гораздо выгоднее взять на работу тех же гастарбайтеров, это будет и дешевле, и меньше ответственности и прочих проблем. Что же касается получения трудового опыта, производственной практики, то, если в каком-то поселке нужен фельдшер, то требуется один специалист, а не отряд. Его работа требует определенных навыков, постоянной связи с университетом, это другой формат работы. Возникает ключевой вопрос: зачем нужно возрождать студенческие отряды? Идеологии нет, экономической составляющей нет, как и целеполагания», – считает Рустам Бурнашев.

На самом деле и в условиях рыночной экономики, например, в Израиле и Китае, действуют программы, схожие с движением советских студенческих стройотрядов, рассказал политолог Замир Каражанов. Возродить же это движение можно только при активном участии государства. «Трудно просто так собрать группу студентов, вывести и оставить работать. Их нужно обеспечить жилищными условиями, питанием. Как мы знаем, сегодня общежитий в коммунальной собственности, по сути, нет», – констатировал политолог. Кроме того, финансовая поддержка государства нужна и для того, чтобы оплачивать труд тех, кто будет нести ответственность за студентов и обучать не имеющих квалификации и опыта сезонные работников.

Почему студенческие отряды актуальны в современных реалиях?

Депутат мажилиса парламента Ирина Смирнова считает, что для возрождения студенческих трудовых отрядов государству нужно изыскивать средства. При этом создавать комфортные условия для участников трудовых отрядов и не нужно. Современной молодежи необходимы адаптация к реальной жизни, стрессоустойчивость, выносливость и дисциплина, считает она. Работа же для студентов в стране есть.

«Недавно мне позвонила одна женщина и пожаловалась: у нее дом отдыха в Зеренде, а работать некому, многое приходится делать самой. Никто не идет работать за 80 тысяч тенге в месяц. Обращался также мужчина, у которого в Кокшетау фабрика (предприятие легкой промышленности). Он сетует, что 200 человек должно по проекту работать, а их не найти, хоть закрывайся. Таких случаев очень много. Руководство готово принять людей на работу, создать определенные условия. Возможно, это приемлемые варианты для того, чтобы попробовать молодежи найти себя в труде, некоторым образом воссоздать движение, и не исключено, что у многих получится эффективно выполнять служебные обязанности, и они даже захотят остаться. Так что есть где работать, есть кому работать, просто нужно эффективно руководить процессом», – подчеркнула народная избранница.

Директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов также считает, что стоит определить ответственного за молодежное движение, поскольку речь идет и о выделении средств из бюджета. По его мнению, такую работу нельзя доверить ни политическим партиям, ни общественным организациям. Возглавить процесс должно государство через управления молодежной политики.

 «Около 15 лет назад, когда я был проректором одного из вузов, к нам поступила информация: срочно нужно привлечь определенное количество студентов на молодежную практику. Выделялась относительно символическая сумма – 15 тысяч тенге на одного человека, сегодня она могла быть значительно больше. Но идея была очень хорошей: эти деньги – доплата от государства к заработной плате от тех предприятий, которые привлекут студентов. Я думаю, и сегодня можно такой механизм выработать через местные исполнительные органы власти, управления молодежной политики», – отметил Акимжан Арупов.

Он напомнил, что с 1 сентября Министерство образования и науки внедрит волонтерские ваучеры для студентов. В счет ваучера, который погашает часть стоимости учебы в вузе, студентов будут привлекать к работе в домах престарелых, больницах, детских домах. Кроме того, запланировано повышение стипендии на 30 % студентам-волонтерам. Такой подход можно расценивать как новый формат студенческих трудовых отрядов, применимый в современных реалиях.

Заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов также считает необходимым развивать международное студенческое трудовое движение. В рамках ЕАЭС такая инициатива вполне реализуема. Тем более что на постсоветском пространстве сохраняется интерес к студенческому трудовому движению. Президент корпоративного фонда «Жастар KZ» Бахыт Жанабаев рассказал, что в Москве 25–28 октября состоится юбилейный слет студенческих отрядов. Его участниками станут 6 тысяч человек из стран СНГ. Традиционно казахстанская делегация самая большая после российской, подчеркнул ветеран движения студенческих отрядов.

Сергей МИХАЙЛИЧЕНКО