Точно палые листья в осеннюю непогодь…

Сегодня в этот скорбный день депортации советских немцев с Поволжья предлагаем вниманию читателей отрывки из книг и дневников известного советского казахстанского писателя, переводчика Герольда Бельгера, подготовленные его дочерью Ириной.

О том, как я воспринял казахский аул, какими глазами его увидел, с  какой гордостью и благодарностью я его всю жизнь вспоминаю, я многажды подробно и обстоятельно писал в своих произведениях.

"Немыслимо представить аулы по всему безбрежью Казахии, где не обитали бы немцы-переселенцы. Осколки народа, называемого где аллеманами, где саксонцами, где тевтонцами, позднее - этническими русскими, российскими и даже советскими немцами, появились в Степи, особенно в Акмолинской губернии и на Павлодарщине, ещё в конце X1X века, потом - в годы Столыпинской реформы, большевистского раскулачивания, тотальной советизации, коллективизации, организованного голодомора, а уже в массовом порядке - осенью 1941 года после сталинского указа от 28 августа о переселении немцев Поволжья на просторы Сибири и Казахстана. И не только с Поволжья насильно свезли в Степь несколько сот тысяч немцев, но еще столько же из Крыма, Кавказа, Украины и других окраин великой империи.

Степь приняла в свои объятия всех обиженных и обездоленных в одночасье-немцев,корейцев,поляков,чеченцев,ингушей,турок,крымских татар, курдов, карачаевцев, калмыков, балкарцев, греков, хемшидов, помимо ссыльных и административно высланных детей-представителей разных других народов. Не стал исключением и крохотный аул у озера с одинокой турангой"

                                                            Герольд Бельгер. Из романа "Разлад", Глава седьмая.

 

     "Оказывается, в июле 1934 года, ОГПУ был реорганизован в НКВД. Значит, в том году, когда я появился на свет, был создан НКВД.  

В том же году убит Киров.  в 1936 году  Сталин объявил, что социализм у нас, в основном, построен. В 60-х годах Хрущев обьявил, что нынешнее поколение  будет жить при коммунизме. Брежнев долдонил о развитом социализме и при этом ставил ударение то на "а",то на "о".Ныне говорят о реальном или о развивающемся социализме. Трепачи!"

                                                     Герольд Бельгер. Из дневниковых записей.1988 год

"Жилось тяжко- и немцам ,и казахам. Но надо было жить.

Немки сознавали: погибших мужей не вернёшь, и возвращение на родную Волгу вряд ли суждено, нет возврата к прежней жизни, и ничтожный, плюгавый комендант будет измываться над ними всласть, и неоткуда ныне ждать защиты, никто, никто не пожалеет, не обласкает, не утешит, и бабья доля отныне горше степной полыни, и остается один-единственный смысл  этой измытаренной, жестокой жизни - растить, поднять детей, может им, со временем, улыбнётся какое-никакое везение. Ведь никак не может, не должна состоять жизнь из сплошного горя. Зачем же тогда светит солнце? Журчат ручьи? Блестит роса в предрассветный час? Зачем блещут звезды, и сияет бездонное небо над головой божьих созданий? Пели ведь" болотные солдаты",исторгая из охрипших от простуды глоток затаенные слова надежды:

                          Doch fur uns gibt es kein Kiagen

                           Ewig kann;s nicht Winter sein!

Да,да ,именно так: зима не может длиться вечно."                                            

                                                Герольд Бельгер. Из романа "Разлад", глава седьмая.

  (Из дневниковых записей Герольда Бельгера)

      "  Сегодня 53-я годовщина чёрному указу о депортации немцев Поволжья. Немалый срок, а память горит. К сожалению, с каждым годом все меньше поминальщиков. Большинство депортированных ушло в мир иной. Многие в чужедальной Германии. За пять лет немцы в Алматы сократились ровно вдвое. Сейчас их осталось 10 тысяч. В Алматинской области немцев было 60 тысяч, осталось 20 тысяч. В Карагандинской области еще в 1989 году немцев было 143,5 тысяч, ныне их - 70 тысяч. Пять лет назад немцев в Казахстане было 975,5 тысяч, ныне осталось 613,8 тысяч, т.е. уехала 1/3. Вот они, отголоски сталинской депортации."                                 

                           28 августа 1994 год.

 Для немцев СССР День национальной скорби и памяти. Всё помню...Весь день был на съезде трудармейцев"

                                                                 28 августа 1997 год

" 60 лет назад был объявлен Указ о выселении немцев.60 лет назад начали целеустремленно уничтожать советских немцев. Много горя изведали российские немцы за эти годы. Сегодня в "Известиях" две статьи, приуроченные к этой дате. 60 лет спустя начинают приоткрывать часть подлостей, сотворённых с народом. Всю правду, может, скажут, когда пройдёт 100 лет. Гнусные вожди слишком много горя причинили невинным народам...Горько,горько...Так расстроился,  разволновался,что вечером давление подскочило до 209./95.

Позвонил отцу, и он сразу вспомнил эту дату. Сказал: "Надо бы с корнями вырвать это безобразие!" Как вырвешь?! С этой болью и обидой так и уйдешь в могилу."

                                                             28 августа 2001 год

"Сегодня день памяти и скорби для российских немцев.63 года назад был обнародован Указ о выселении немцев Поволжья. Не знаю, многие ли в Казахстане помнят об этом. Я-то хорошо помню. Всё-всё помню. И Альма вспомнила из Германии."

                                                             28 августа 2004 год

     И обрушился на немецкие города и сёла Поволжья с черной вестью черный четверг-28 августа 1941 года. Черным смерчем кружились по Энгельсу смутные слухи, но никто толком ничего не знал. Сотрудников радиокомитета -немцев энкаведешники проверяли особенно придирчиво. Было объявлено, что передач на немецком языке отныне не будет. Неподалеку у киоска толпились возбужденные

люди. Газеты "Большевик" и Нахрихтен" раскупались мгновенно. В мирной, уютной  автономии черной бомбой взорвался черный указ. Каждое слово указа сражало наповал". По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысяч и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенных немцами Поволжья."

Хотя у лжи и ноги короткие, но туловище уродливо длинное. Предложения указа были длинные и неуклюже громоздкие. И потянулись, будто тонкая кишка. Газета "Большевик"стоила 15 копеек. Указ не стоил и ломаного гроша. А беды он принес неисчислимые.

Радиация его поражала людские души на многие поколения вперед.

Но о том в ту субботу, в предпоследний день августа 41-го, еще никто не знал и не догадывался.

Недоумение застыло в глазах трехлетних малышей и восьмидесятилетних старцев. Кто диверсант? Кто шпион? Где они, десятки тысяч? Какой сигнал? Какие взрывы?

Ложь. Всё ложь. Большая большевистская ложь в лживой газете "Большевик"

Ураган указа разметал немецкий люд Поволжья, точно палые листья в осеннюю непогодь. Эшелон за эшелоном отправляли, вы-се-ля-ли скорбный, униженный народ на восток - в Казахстан, на Алтай, Сибирь, в глухомань, в степь, в леса, в стынь, в голод, к черту на куличках, в тартарары, на погибель, в смерть...

                                          Герольд Бельгер. Из рассказа "На сопках Маньчжурии",1993 год

 

....В казахский аул на правом берегу Есиля наша семья прибыла по державной воле - абсолютно точно -17 октября 1941 года. С Волги. Из немецкой республики немцев Поволжья. Была такая. Привезли сначала в товарняке, потом - на грузовике, затем - на волах, будто с другой планеты, ухоженной, облагороженной, с крепким бытом, с порядками-нравами, заповеданными германскими предками. О том, как я воспринял казахский аул, какими глазами его увидел, с  какой гордостью и благодарностью я его всю жизнь вспоминаю, я многажды подробно и обстоятельно писал в своих произведениях.

Далекое-далекое... За шестью перевалами, за семью холмами. Вспомнишь - не поверишь.

                                          Герольд Бельгер. Из триптиха "О, казахи мои!"  

 

 2014 год