Итоги столичной недели: Консервация по-казахстански?..

Сентябрь начался с достаточно громкого события: на прошлой неделе второй президент республики Касым-Жомарт Токаев впервые выступил с посланием народу Казахстана. Сказать, что оно произвело фурор в стране, нельзя, и вовсе не потому, что глава государства говорил вещи, которые казахстанцев не трогают. Просто Токаев продолжает находиться в тени Елбасы, и, по мнению казахстанских политологов, эта ситуация будет продолжаться до тех пор, пока Нурсултан Назарбаев не заявит об окончательном уходе из политики. Чего, судя по последнему визиту Ельбасы в Москву  - пока что не происходит... 

Следует отдать должное Токаеву – в конце прошлой недели он попытался развеять некую двусмысленность, которая царит после его избрания президентом и ухода Елбасы во главу Совета безопасности (читай – консолидированное руководство всем силовым блоком страны). Второй президент ясно дал понять, что при нем Казахстан парламентской республикой не станет, хотя он и не исключил наделение парламентариев какими-то дополнительными полномочиями.

«Моя формула власти - это сильный полномочный президент, влиятельный дееспособный парламент и подотчетное народу правительство», - сказал Токаев на первом заседании национального совета Общественного доверия. И подчеркнул при этом, что, с его точки зрения, Казахстан должен оставаться государством с президентской формой правления, хотя парламентарии и должны играть более заметную роль, чем ныне.

«Вопрос не только в совершенствовании выборного законодательства, но и в том, что парламент в рамках действующего законодательства мог бы играть более ощутимую роль в принятии важнейших государственных решений. Настало время дать импульс политической конкуренции, расширить реальное участие граждан в политической жизни страны, способствовать развитию многопартийности», - добавил президент.

Таким образом, очевидно, что сохраняется не только президентское превалирование в принятии решений, но и партийное наполнение состава парламента. В чем будет выражаться увеличение роли парламента, сказать не может никто: политолог и директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев вообще сомневается, что парламентская реформа для нынешнего президента – вопрос № 1.

«Вообще, реформа парламента необходима, но просто сейчас не знаю, возьмется ли власть в лице президента за это, потому что это уже основа конституционной реформы. А президенту и его формирующейся команде важно сейчас начать какие-то шаги делать там, где это не касается конституции: партийное законодательство, выборное – но без изменения Конституции», - заявил Чеботарев на брифинге в агентстве «Спутник-Казахстан».

По его мнению, менять законодательство под действующий состав парламента смысла нет, набирать же новый состав парламентариев досрочно – опасно, поскольку это может вызвать протесты в обществе, и, по мнению политолога, досрочно власти не рискнут их проводить, потому что еще свежи протестные настроения на президентских выборах, а также по поводу китайских предприятий и уровня жизни многодетных матерей.

«Я не скажу, что досрочные выборы станут прямо самоубийством, но и ничего хорошего в них не будет, - убежден Чеботарев. - Поэтому даже если выборы пройдут не в 2021 году, а, допустим, в 2020 году, условно, осенью, это все равно вызовет меньшие протестные настроения, чем в этом году. Но если протестные настроения будут нарастать, то выборы могут стать их катализатором», - подчеркнул он.

Тут важно другое – казахстанские политологи не видят самостоятельности Токаева в определении дальнейшего курса развития страны. Настолько не видят, что при опросе «Альтернативы» 25-ть из них определили существующую в стране ситуацию как «двоевластие»: с одной стороны, законно избранный второй президент Казахстана вроде как продекларировал прогресс в части политической трансформации, с другой – фактор Елбасы, который остается во главе Совета Безопасности и партии власти – Nur Otan- остается достаточно серьезной сдерживающей реформы силой.

Тем более, что сам Токаев, по мнению Чеботарева, провозгласив одновременно и прогресс, и преемственность, пока так и не определился, что именно из этих двух противоположных движений должно превалировать во внутренней политике.

«Президент обозначил четко два вектора: преемственность и прогресс, преемственность предполагает сохранение того, что уже было выстроено и есть, а прогресс, особенно в части политической трансформации, говорят о том, что все-таки надо что-то менять, - напомнил Чеботарев. - Но при этом нет четко выстроенной модели движения – мы движемся в сторону преемственности, предполагающую определенную консервацию, либо мы движемся в сторону каких-то изменений, в сторону либерализации политической системы. Мы сейчас не знаем, будут ли досрочные парламентские выборы, и кто это решает, в дезориентации находятся и наши внешнеполитические партнеры, потому что Елбасы многие главы других государств звонят гораздо чаще, чем действующему президенту», - добавил он.

Это двоякость во внешней политике просматривается и во внешней политике, в визитах в две рядом расположенные с Казахстаном державы, которые неизменно влияют на него, в Китай и в Россию. В Москву с первым после президентских выборов визитом отправился Касым-Жомарт Токаев, а вот в Пекин первым съездил Нурсултан Назарбаев, и только в сентябре туда отправится действующий президент. Причем, по мнению того же Чеботарева, он вряд ли будет обсуждать там такую животрепещущую и актуальную сейчас тему, как антикитайские настроения в казахстанском обществе. И это достаточно четкий сигнал того, что тот же Китай пока не определился, с кем именно следует обсуждать щепетильные проблемы.

И обсуждать это не будут, пока новые власти не продемонстрируют какое-то четкое понимание того, что они хотят реализовать во внутренней политике. Здесь, по мнению политологов, есть три варианта развития ситуации: есть сценарий либерализации, предполагающий, что в стране будет выстроена действующая система альтернативных институтов: политических партий и парламента, которые «реально будут работать, а не ждать каких-то приказов сверху от одного человека, решать какие-то вопросы самостоятельно». Чеботарев достаточно оптимистично настроен по поводу возможности реализации такого сценария.

«Прогнозировать достаточно сложно, но на этом этапе есть вероятность процентов в 60-70, что все пойдет по этому сценарию, - утверждает он. - Есть сценарий нейтральный, это сохранение текущей политической конфигурации, баланс между либерализацией и консервацией политической системы, третий сценарий – это сценарий политического кризиса, потому что сильны протестные настроения в обществе, причем ощутимые, а если будет сдерживаться либерализация, протесты будут расти. Причем у нас протесты сейчас непредсказуемые: кто-то из-за китайцев выходит протестовать, кто-то – из-за проблем многодетных матерей, в такой ситуации власть не выходит из напряжения, мне кажется», - добавил он.

Именно эта ситуация постоянного напряжения и не дает властям спокойно выстроить план на будущее и начать его реализовывать – при этом она постоянно тестирует уровень напряженности в обществе, то закидывая идеи об ужесточении (например, идея с сертификатом безопасности в интернет-сфере), то отыгрывая назад. Примечательно при этом, что те же антикитайские митинги 2 сентября в Жанаозене, где около сотни человек собрались у здания акимата с требованием запретить открытие китайских заводов на территории Казахстана, власти не разгоняли с помощью полиции. Равно, как и в Актау, где жители города собрались на площади «Ынтымак» с таким же требованием.

Вместо обычных в таких случаях распихиванием митингующих по автобусам по маршруту «Митинг – РОВД» власть в лице Токаева пока пытается с митингующими договориться: в пятницу на первом заседании Национального совета общественного доверия при президенте, комментируя ситуацию вокруг китайских заводов, Токаев вновь заявил, что никто не собирается распродавать Казахстан.

«В последнее время возникают слухи, что земля будет продана иностранцам или 55 старых заводов иностранного государства будут перевезены, будут привлечены тысячи иностранных рабочих - наш народ не должен вестись на подобные вещи, - сказал глава государства. - Подобного рода слухи исходят от недоброжелателей, которые умело манипулируют патриотическими настроениями людей, в том числе используют эмоциональных, эпатажных людей, чтобы достичь своих определенных целей. Такая манипуляция является частью геополитики, цель которой подорвать единство народа, дестабилизировать ситуацию в Казахстане. Наш народ мудр и способен жить своим умом. Задача власти через диалог с обществом разъяснить цели и задачи государственной политики, что мы зачастую делаем плохо. Внимать и учитывать здравые мнения и предложения. Я еще раз хочу сказать, что землю мы никому не отдадим и всегда будем слышать людей», - резюмировал он.

В общем, казалось бы либерализация налицо, в особенности вкупе с обещанием Токаева либерализовать механизм разрешений гражданам проводить мирные собрания. Выступая в понедельник на открытии парламентской сессии с посланием народу, президент заявил: если мирные акции не преследуют цель нарушения закона и покоя граждан, то местным властям нужно идти им навстречу и в установленном законом порядке давать разрешения на их проведение и выделяя для этого специальные места, причем не на окраинах. Кроме того, в администрации президента создан отдел, который будет следить за качеством рассмотрения госорганами обращений граждан.

«Зачастую люди вынуждены обращаться к президенту вследствие «глухоты» и закрытости чиновников в центре и на местах», - пояснил он причину создания такого отдела.

Однако те же политологи сильно сомневаются в том, что новому президенту дадут выйти за определенные рамки в либерализации и отказе от каких-то принципиальных норм прежней системы. Основания для этих сомнений - существующая система принятия решений с фигурой Нурсултана Назарбаева во главе.

«Фактически Казахстан – последняя страна из бывших республик СССР, которая начала процесс транзита власти, но на самом деле власть никуда еще не перешла: да, есть президент, который ее получил путем выборов, но пока есть фактор елбасы и есть непонятная конфигурация государственной власти, получается, что транзит не закончился. Он, на мой взгляд, завершится только когда будет единственный президент без всяких, скажем так, сверх стоящих звеньев, - говорит Чеботарев. -  Да, в настоящее время Казахстан всеми воспринимается как состоявшееся государство со всеми необходимыми атрибутами – Конституцией, суверенитетом и парламентом. Одновременно все понимают, что политическая система страны выстроена под одного человека, первого президента и лидера нации Нурсултана Назарбаева. Кто-то скажет, что система так выстраивалась с 90-х годов, кто-то поправит, что с 1995 года, но… он ушел – и, вроде как, и не ушел», - заметил политолог.

В результате, по его мнению, в настоящее время развитие Казахстана во многом идет по инерции, потому что прежняя система никуда не ушла.

«И даже вроде как первый президент никуда не ушел, остался, только в другом качестве», - отметил спикер.

В итоге Токаеву свобода в большей степени предоставлена в сфере экономических преобразований, которая является менее благодатным для любого политика материалом, нежели политические реформы. Тем более, что в казахстанской экономике существует множество парадоксов, не подчиняющихся законам общепринятой логики, например, стоимость авиабилетов на внутренние рейсы, которые дороже международных.

«Не секрет, что цены в стране высокие. Например, вызывает вопросы, почему авиабилеты основного авиаперевозчика на востребованные рейсы гораздо дороже, чем в Европе. Чем обоснована высокая стоимость услуг? В результате авиационная отрасль Казахстана теряет свою конкурентоспособность. При попустительстве профильного ведомства создан искусственный дефицит железнодорожных билетов. Наша цель - обеспечить работу механизмов и институтов. При этом нужно не забыть и про экономику простых вещей», - сказал Токаев 2 сентября в парламенте.

Также он заявил, что считает многие цены в Казахстане необоснованно высокими - от наценок на продукты питания и одежду до стоимости различных услуг. Тут с ним могут поспорить представители многих отраслей – скажем, птицеводы, проводившие свой съезд в конце августа, за несколько дней до послания, открытым текстом заявили прессе, что граждане Казахстана могут готовиться к повышению цен на курятину. Потому что корма по сравнению с прошлым годом подорожали в два раза (с 35 тыс. до 70 тыс. тенге за тонну кормовой пшеницы), а доля кормов в себестоимости мяса птицы составляет 70%.

Решить эту проблему, по словам главы союза птицеводов Руслана Шарипова, можно с помощью создания фуражного фонда, который государство могло бы формировать после уборки урожая, когда цены на зерно низкие, и распродавать пттицеводам после Нового года, когда цены на корма начинают ползти вверх, по фиксированной «осенней» цене. Сами птицеводы ввиду отсутствия у них осенью оборотных средств и мощностей для хранения полностью на весь сезон закупиться в сентябре – октябре не могут, в связи с чем и просят государство наполнить Фуражный фонд хотя бы половиной требуемого им на сезон объема – в 300 тыс. тонн.

Государство их вроде как услышало – во вторник министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров сообщил, что в текущем сезоне АО «Продовольственная контрактная корпорация» планирует в целях поддержки отрасли животноводства осуществить закуп фуражного зерна: цена закупа зерна 4 и 5 классов составит 54 и 50 тыс. тенге соответственно, но вот объемов закупа министр не озвучил. Так что большой вопрос, закроет ли нынешний закуп потребности отрасли и скажется ли в итоге на цене мяса птицы и яйца. Помимо этого, в отрасли существуют другие проблемы, которые давят на цену: к примеру, практически заглохло воспроизводство собственной репродуктивной базы, несушки закупаются за валюту и завозятся из-за бугра, вместе с различными болячками, искоренять которые приходится закупаемой за валюту же вакциной.

Те же немногие репродукторы, которые пытаются поставить на поток в стране воспроизводство несушек, государством практически не поддерживаются. В итоге одно из них – ТОО «Когер», больше 60% племенных цыплят вынуждено поставлять в Таджикистан, производство яиц в котором практически на 100% сейчас зависит от поставок куриц из Казахстана. Правда, в последнее время и здесь произошел небольшой сдвиг в позитивную сторону – государство выделило дотации для тех птицефабрик, которые закупают племенных цыплят у местного производителя, что должно повысить на них спрос и немного сдержать рост цены. Но в целом проблемы отрасли не решены – и это может привести к дальнейшему росту цен на продукцию пттицефабрик на внутреннем рынке…

Как бы там ни было, какие-то подвижки, пусть и точечные, новые власти страны обеспечить пытаются, и тут надо смотреть, насколько они готовы прислушиваться к обществу – хотя бы к тому же самому национальному совету общественного доверия. В конце концов, сам Касым-Жомарт Токаев в пятницу открыл его первое заседания с посыла о том, что государство обязано слушать своих граждан и главное - слышать их. На этом заседании прозвучали такие инициативы, как пересмотр пенсионного возраста, отмены смертной казни как наказания, реформы закона о выборах и принятие закона о статусе государственного языка. В частности, директор Центра прикладных исследований «Талап», член политсовета партии Nur Otan Рахим Ошакбаев обратил внимание на низкую доходность пенсионной системы и на то, что вкладчики мало доверяют ей.

«Обязательная накопительная часть – реальная доходность за первое полугодие текущего года только 0,09%. Эта цифра меня лично потрясает. Сильно впечатляют аппетиты ЕНПФ. Они в год, не управляя пенсионными активами, тем не менее, взимают комиссию за управление пенсионными активами 45 миллиардов тенге. Совокупно их комиссии составляют 60 миллиардов тенге, адмрасходы – 20 миллиардов тенге. Мне очень тяжело представить, на что можно потратить 20 миллиардов тенге адмрасходов», - заявил Ошакбаев.

А общественный деятель Жанибек Кожык предложил снизить пенсионный возраст в стране: по его словам, данный вопрос имеет большую актуальность в обществе и очень волнует народ.

«Надо изучить вопрос с экономической стороны, пересмотреть. Экономика наша развивается. Вместо того чтобы прибавлять по полгода, надо снижать на полгода. Остановиться на возрасте 55-60 лет», - считает Кожык.

Напомним, что сейчас пенсионный возраст женщин составляет 59 лет, а мужчины выходят на пенсию в 63. Начиная с 2018 года в стране было принято решение поднять пенсионный возраст для женщин с 58 лет до 63 лет, для мужчин оставить неизменным. В этом году женщины выходят на пенсию по достижении 59 лет. Токаев, напомним, в ходе озвучивания послания народу 2 сентября поручил правительству проработать до конца текущего года возможность пользоваться пенсионные накопления до выхода на пенсию.

 

«Сейчас работающему человеку пользоваться пенсионными накоплениями можно только после выхода на пенсию, но понятно желание людей использовать эти средства еще до выхода на пенсию, поэтому поручаю правительству до конца года проработать вопрос целевого использования работающими гражданами части своих пенсионных накоплений, к примеру, для покупки жилья или образования», - сказал он.

Казахстанский экономист Олжас Худайбергенов, правда, сомневается в том, что в стране найдется много людей, которым правительство позволит воспользоваться этой возможностью, потому что на пенсионных счетах что-то должно оставаться,  а у большинства казахстанцев - примерно 60-70% - пенсионные накопления составляют менее одного миллиона тенге.

«Те, у кого большие накопления, у них обычно есть жилье», – сказал Худайбергенов.

В этой связи он связывает поручение Токаева с необходимостью изменения пенсионной системы и возможности видоизменения пенсионных выплат, когда часть из них будет идти не в пенсионный фонд, а на счет гражданина в Жилстройбанк

«У нас на самом деле сложная система налогов: есть индивидуальный подоходный налог, пенсионные выплаты, социальный налог и так далее, - говорит экономист. - Средняя нагрузка составляет 37%, тогда как в Сингапуре 32%. У них только две выплаты: ИПД и пенсионной взнос. Часть денег автоматически направляется в местный Жилстройсбербанк. Каждому гражданину направляется сумма, при накоплении определенной суммы предоставляется возможность купить жилье под низкие процентные ставки. Те, у кого есть жилье, могут направлять деньги на погашение», – пояснил он.

Существенный плюс для государства в такой системе эксперт видит в том, что при таком раскладе все сотрудники начнут требовать от своих работодателей «белую» оплату труда. При этом сам Жилстройсбербанк получит механизм, который позволит строить жилье в больших объемах, планируя свою деятельность надолго вперед, а вопросов у Ошакбаева относительно адмрасходов ЕНПФ станет меньше, поскольку и объем средств, входящих туда, уменьшится.

«Сейчас у нас строительство составляет 500 тысяч квадратов, небольшой объем. Необходимо все госкомпании закрыть и оставить только Жилстройсбербанк и связать его с пенсионной системой. Я думаю, это и есть суть идеи, которую подразумевал президент… Те, у кого достойная пенсия – это 5% населения. Вряд ли президент подразумевал оставлять действующую пенсионную систему и разрешать оттуда брать людям деньги на жилье. Президент больше подразумевал, что надо изменить пенсионную систему так, чтобы убрать лишние налоги, увеличить пенсионный взнос, часть направить на жилищный вопрос», – резюмировал спикер.

Возвращаясь к тем посылам, которые государство должно было услышать на первом заседании НСОД, следует отметить предложения политолога Айдоса Сарыма, который заявил, что разногласия в политическом процессе возникают вокруг пяти-шести законов. Он озвучил главное предложение - демократизировать политические процессы, либерализировать законодательство. По его словам, нужно пересмотреть законы о митингах, политических партиях, о СМИ, выборах, о парламенте и статусе депутатов.

 

«Мы должны переходить на смешанную форму выборов, должны обеспечить, чтобы акимы районов избирались. Мы должны системно проводить эту работу», - считает Сарым.

Также он заявил, что понятие смертной казни нужно заменить на пожизненное наказание. В свою очередь, президент объединения юридических лиц «Гражданский альянс Казахстана» Асылбек Кожахметов предложил передать часть функций государственного аппарата гражданскому сектору. А правозащитница Айман Умарова заявила, что в Казахстане нужны кардинальные изменения в судебной системе. Также она призвала президента декриминализовать статью за клевету и обратить внимание на статью 174 Уголовного кодекса – «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни».

«Что такое статья 174? Если раньше это было разжигание социальной, расовой, религиозной розни, а сейчас даже стыдно говорить – возбуждение религиозной, расовой и так далее. Никто не понимает, кто, когда возбудился, за что, но сроки дают больше пяти лет и выше. Я очень прошу, чтобы вы обратили на эти статьи внимание», - обратилась адвокат к президенту.

По итогам заседания Касым-Жомарт Токаев сказал, что состоялся обстоятельный, полезный разговор о модернизации страны – и назвал членов НСОД патриотами и интеллектуалами. Осталось дождаться, как предложения патриотов и интеллектуалов будут реализовываться на практике, и будут ли, ибо, как вы помните, помимо прогресса возможна и консервация. Между тем, властям надо решать не только внутренние, но и внешние проблемы, одной из которых является падение товарооборота с Украиной вследствие введения ограничения на транзит по территории России.

За четыре года товарооборот Украины и Казахстана упал в 4,5 раза – с 4,5 млрд долларов до 1 миллиарда. Не так давно эмбарго распространилось на казахстанские поезда с углем в украинском направлении. Правительство России с 1 июня этого года запретило вывоз с территории России на Украину нефтяных грузов и утвердило перечень разрешенных товаров для экспорта: уголь, кокс, бензин, дизельное топливо, пропаны, сжиженные газы. С 1 июня для вывоза товаров из РФ также необходима квота, то есть разрешение министерства экономического развития (МЭР). И теперь Украина рассчитывает на восстановление транзита своих товаров в Центральную Азию через территорию России, заявил чрезвычайный и полномочный посол Украины в Казахстане Иван Кулеба.

«На сегодняшний день основным вопросом нашего дипломатического учреждения остается проблема восстановления транзита украинских товаров через территорию Российской Федерации в Казахстан и в другие страны Центральной Азии, отсутствие этого транзита нанесло нам ощутимый ущерб», - сказал Кулеба в ходе казахстанско-украинского бизнес-форума. По его словам, учитывая «ограничительные обстоятельства в отношении транзита», власти двух стран решили собрать бизнес, чтобы выработать механизм нового развития двусторонних экономических отношений. «Мы исходим из того, что сегодня в развитие экономических связей Украины и Казахстана необходимо вовлечь именно бизнес, это позволит значительно активизировать процесс экономического сотрудничества между странами», - считает украинский дипломат.

При этом украинский бизнес предлагает не ждать милостей от России, а искать обходные пути и добиваться снижения транспортных издержек за счет объединения объемов. В частности, торговый дом «Украина – Азия» займется организацией альтернативных маршрутов поставок украинских товаров в Центральную Азию, сообщил вице-президент торгово-промышленной палаты Украины Сергей Свистиль. «Наша задача сейчас - аккумулировать и консолидировать товарные потоки для того, чтобы собрав их, получить транзитные скидки на транзитных территориях. Мы должны продекламировать - кто какие объемы уже везет, кто какие может везти, собрать это воедино и запустить в работу. В том числе сегодняшняя презентация торгового дома «Украина – Азия», который будет работать в Казахстане, как раз направлена на то, чтобы консолидировать товарные потоки», - сказал Свистиль в ходе казахстанско-украинского бизнес-форума 5 сентября.

Он пояснил, что эту схему украинская сторона предлагает в связи с ограничениями на транзит украинских товаров в Казахстан и другие страны региона через территорию России, данные ограничения касаются и товаров из ЦА, направляющихся в Украину. По его мнению, альтернативой является транспортировка через страны Закавказья, которая приведет к удорожанию товаров в силу большей протяженности маршрута по сравнению с российским. Однако, по словам эксперта, если предприниматели сумеют объединить объемы однородной продукции и поставлять ее организованно, они смогут получить значительные скидки от администраций стран альтернативного маршрута – Азербайджана и Грузии. «Говоря о нахождении логистических решений, мы видим, что до настоящего времени не предприняли достаточных усилий для того, чтобы решить их за счет альтернативных маршрутов - к этой проблеме нужно серьезно вернуться и пересмотреть, с участием двух государств найти рациональное решение», - сказал украинский эксперт.

Одновременно он признал, что не стоит сбрасывать со счетов возможность налаживания отношений с Россией и восстановления возможностей традиционного маршрута. Но здесь, по мнению Свистиля, разрешение технических и политических проблем восстановления этого маршрута в большей степени зависит от Нур-Султана, чем от Киева. Помимо возможного формирования товарных потоков для альтернативных маршрутов, задачей нового торгового дома является помощь в сертификации продукции и выстраивании системы налаживания системы коммерческих предложений предприятий двух стран с тем, чтобы казахстанские и украинские партнеры быстрее находили друг друга. В общем, новым властям придется разматывать клубок проблем как внутренних, так и внешних, и при этом в ситуации, когда пространство для маневра у нее ограничено упомянутым фактором Елбасы…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан