Итоги столичной недели: Два силовых ведомства схватились не на шутку + Забастовки и наркотики в Сети

На прошлой неделе Cеть интернет стала главной героиней казахстанского обывателя, показав себя во всей красе: сначала МВД рассказало о распространении наркотиков через сайты, а в выходные в сети появились сообщения о том, что на нефтегазовом месторождении Северные Бузачи в Мангистау якобы началась забастовка. Последнее сообщение появилось в аккурат после того, как страны Шанхайской организации сотрудничества договорились усилить сотрудничество – в на месторождении работает китайская компания.

В самой компании Buzachi Operating Ltd информацию о забастовке опровергли, передает региональное издание «Лада»: само сообщение представляет собой видео с группой казахстанских рабочих, которые, как разъясняет голос за кадром, недовольны размером своей зарплаты. Однако, как сообщил генеральный директор филиала компании Buzachi Operating Ltd Лю Шаою, на видео заснята не забастовка, а плановая отчетная встреча о текущем состоянии дел и по общим вопросам. «Распространяемая в социальных сетях и интернете информация о забастовке на месторождении Северные Бузачи является ложной. Работа в филиале идет в плановом режиме», - заявил Шаою.

Издание «Тумба», в свою очередь, пишет, что 31 октября около 180 работников на месторождении Северные Бузачи потребовали повысить зарплату на 100 тысяч тенге от китайских компаний-партнеров, под руководством которых ведется разработка месторождения. Естественно, вновь поднимается вопрос о разнице в зарплате между местными и иностранными специалистами: в Казахстане порядка 2 тысяч 425 компаний привлекают на работу иностранцев. Ранее в Минтруда заявляли, что работодатели должны обеспечивать равные условия труда и оплаты за него гражданам Казахстана и работникам из других стран.

Как в бытность свою еще вице-премьером  объяснял Женис Касымбек, нехватка квалифицированных местных кадров на заводах - одна из причин разницы в оплате труда казахстанцев и иностранцев. «Действительно, мы были свидетелями нескольких моментов. К примеру, летом, когда этот вопрос активно поднимался. Сегодня причиной этой ситуации зачастую является нехватка квалифицированных кадров, именно местных», - сказал он на пресс-конференции в правительстве в сентябре. В качестве примера он тогда привел Актогай – крупномасштабный медный рудник открытого типа в Восточно-Казахстанской области, где все граждане Казахстана были обучены в период строительства предприятия.

«Но действительно, проблема разницы в оплате труда существует. Это связано не только с Китаем или с Турцией. Президент дал поручение правительству, этот вопрос является сейчас одним из основных. Правительство, министерство труда и социальной защиты населения будут приводить в соответствие», - пообещал Касымбек. По его словам, достаточно нарастить компетенции, умения и знания казахстанских сотрудников на предприятиях: если казахстанцы выполняют такую же работу, как и иностранцы, то заработная плата должна быть аналогичной и адекватной, добавил он. В итоге, правительство тогда сошлось с китайскими инвесторами на том, что те будут обучать будущий персонал предприятий в рамках 55 совместных проектов, которые планируется реализовать в рамках программы индустриализации.

По всей видимости, Северные Бузачи в эту программу не входят, тем не менее, учитывая, что в рамках совместных казахстанско-китайских предприятий планируется создать до 20 тысяч рабочих мест, а свыше 95% работников их будут из Казахстана, работу можнно считать масштабной. Вот если бы правительство еще регулярно отслеживало ситуацию с выполнением инвесторами этих обещаний (в части уравнивания зарплатты после обучения), то по сети гуляло бы меньше слухов о том, что Пекин намерен развернуть в Казахстане «грязные» производства. А так кабмин дождался, когда акции протеста против казахстанско-китайских заводов прошли в Жанаозене, Актау, Алматы и в Нур-Султане на фоне предстоящего 11-12 сентября визита президента Касым-Жомарта Токаева в Китай, а потом кинулся разъяснять все вдогонку.

Глава министерства внутренних дел Ерлан Тургумбаев тогда заявил, что распространяемая в Сети информация не соответствует действительности. Между Казахстаном и Китаем имеются инвестиционные соглашения, однако среди них нет тех, которые возмущают людей, сказал он. Посол Китая в Казахстане Чжан Сяо предположил, что за митингующими людьми стоят некие силы, которые разжигают негативные настроения населения Казахстана против Китая. И, в общем-то, уши беглого олигарха Мухтара Аблязова там действительно торчали, но правительство-то ему со своим молчанием и реагированием пост-фактум сильно помогло.

Сейчас ситуация с волнениями перед визитом повторяется – информация о якобы забастовке была распространена в аккурат вместе с подписанием премерами стран Шанхайской организации сотрудничества программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества до 2035 года по итогам заседания совета, которое состоялось в Узбекистане. Предыдущая программа торгово-экономического сотрудничества была реализована с 2003 по 2020 годы, новый документ был разработан совместно с профильными министерствами и ведомствами, а также действующими в рамках ШОС деловым советом и межбанковским объединением.

Программа определяет первоочередные задачи в самых разных областях, в том числе в торговле, банковском и финансовом сотрудничестве, транспорте, промышленности, сельском хозяйстве, энергетике, туризме, образовании, инновациях, сфере пространственного развития, межрегиональном сотрудничестве. При этом акцент предполагается сделать на цифровизации и высоких технологиях. В ходе заседания совета глав правительств стран ШОС казахстанский премьер Аскар Мамин предложил создать совет по развитию цифровой экономики, который бы занимался вопросами внедрения 5G, развития «умных городов», больших данных (big data), блокчейн-технологий и цифровых активов.

А таможни стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) подписали меморандум о взаимной интеграции национальных транзитных систем: меморандум позволит ускорить и упростить порядок совершения таможенных операций. После чего объем торговли стран ЕАЭС с Китаем возрастет, и тут антикитайская карта на месторождении была разыграна снова. Премьер-министр Аскар Мамин же вообще предложил цифровизовать межстрановое сотрудничество. «Предлагается создать совет по развитию цифровой экономики, который мог бы стать площадкой для развития взаимовыгодного партнерства по внедрению в наших странах таких новых технологических элементов, как 5G, «умные города» большие данные, блокчейн, цифровые активы», - приводит его слова с заседания совета глав правительств ШОС в Ташкенте РИА Новости.

Новый совет мог бы дать возможность построить и размещать data-центры по развитию транзита данных, участвовать в глобальном рынке цифровых услуг, отметил Мамин. Отметим, что ранее казахстанский премьер поручал в Казахстане разработать в 2020 году проекты по эффективному использованию 5G в регионах, а на первом этапе – в Нур-Султане. Тестовые испытания мобильной связи 5G уже проведены в столице и Алматы. Операторов же, которые проведут 5G в некоторые села, освободят от налогов: как сообщил в кулуарах пленарного заседания в мажилисе парламента министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана Аскар Жумагалиев, речь идет о селах с численностью населения свыше 250 человек.

Во время правительственного часа глава Министерства цифрового развития сообщил, что республиканской бюджетной комиссией, министерствами экономики и финансов поддержаны снижения налоговых уплат за радиочастоты, оплачиваемые сотовыми операторами. «В ближайшее время этот закон придет на рассмотрение в парламент. Надеюсь, что вы поддержите, расходы сегодня достаточно велики. В целом в мире предусматриваются определенные субсидии, в некоторых случаях налоговые послабления. Мы выбрали в данном случае налоговые послабления», - сообщил министр. Позже он уточнил, что сейчас ставка оплаты сотовой связи (за полосу частот шириной 1 мегагерц на прием / 1 мегагерц на передачу) составляет 2300 МРП (5 807 500 тенге) в год для столицы, городов республиканского значения, области.

Этот размер оплаты предлагается снизить в 10 раз - до 230 МРП (580 750 тенге) на период с 2020 по 2024 годы. При этом такую льготу предложено распространить только на операторов связи, принявших на себя обязательства по обеспечению широкополосным доступом к интернету (3G, 4G) сельских населенных пунктов, в которых проживают 250 и более человек. Для мобильной связи пятого поколения (5G) предложено установить нулевую ставку оплаты. Таким образом ведомство планирует к 2023 году обеспечить широкополосным доступом к интернету 97% населения республики. Тут все замечательно, кроме одного - 5G настолько дорогая игрушка, что до конца 2021 года ее внедрение даже в столице планируется на ограниченной территории - в Назарбаев Университете и на территории ЭКСПО.

К 2022 году 5G должен появиться в аэропорту столицы, на вокзале, в крупных торговых центрах и площадках. И лишь с 2023 года будет проводиться работа по появлению этого стандарта во всех областных центрах страны – в селах с населением 250 человек, 300 и даже 500 человек окупаемость этого стандарта, это просто утопия. Так что обещание нулевой ставки по налогам – это пиар-ход и не более: при этом опять же непонятно, зачем на селе 5G: интернета вещей там просто нет, а при скачивании фильмов на сотку разницу между 5G и 4G обычным глазом не углядишь. Так что пока эта инициатива с нулевой ставкой на новый стандарт напоминает обычные понты: нигде в ШОС в деревнях 5G нет, а у нас появится…

Что до более приземленных инициатив Казахстана в рамках премьерской встрече ШОС, то на встрече в узком составе Мамин предложил активизировать работу по созданию Банка развития Шанхайской организации сотрудничества и Фонда развития ШОС. Он считает, что нужно совместно разработать «Дорожную карту» по увеличению доли национальных валют во взаимных расчетах, возобновив встречи министров финансов и глав центральных банков. По мнению премьер-министра, следует ускорить внедрение автоматизированной системы выдачи бланков разрешений для автомобильных перевозок грузов. Также Мамин предложил утвердить совместную программу развития автомобильных дорог государств-членов ШОС, уточняет пресс-служба правительства и разработать единый список инвестпроектов ШОС.

Он пригласил страны использовать площадку Международного финансового центра «Астана» для тестирования новых финансовых продуктов и технологий. Тем временем, осужденный в Казахстане на десять лет тюрьмы китаевед Константин Сыроежкин может подать апелляцию. Об этом в эфире дискуссионного клуба Polyton заявил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев: по его словам, он узнал об этом от близких друзей Сыроежкина. «Друзья так сказали, что он может подать на апелляцию», - подчеркнул политолог. Напомним, что политолога, востоковеда, кандидата исторических и доктора политических наук, профессора, академика Академии политической науки Республики Казахстан и Казахстанской Академии социальных наук Константина Сыроежкина взяли под стражу в феврале 2019 года.

Следствием ему было предъявлено обвинение в государственной измене. Седьмого октября специализированный межрайонный суд по уголовным делам Алматы приговорил Константина Сыроежкина к десяти годам лишения свободы. Он был признан виновным в государственной измене – по версии следствия, он передал какие-то секретные документы Пекину. Отбывать наказание ученый будет в учреждениях уголовно-исполнительной системы максимальной безопасности. Решением суда Сыроежкин лишен гражданства Казахстана – и этот скандал на фоне постоянных забастовок против китайского присутствия в стране тоже достаточно симптоматичен.

При этом поводы для забастовок дают не только иностранцы: в начале ноября стало известно, что в отношении акима села Садовое Зерендинского района Серика Ажибаева члены совета по этике приняли рекомендацию об увольнении после того, как стало известно о существовании аудиозаписи с нецензурной бранью в адрес местного специалиста. Запись в Акмолинской области начала гулять в сентябре, в социальных сетях: она представляла собой «воспитательную» беседу акима села Садовое. Аульный глава щедро разбавлял вопросы и поручения главному специалисту Тимуру Букину нецензурной бранью и агрессивными оскорблениями.

Немного ранее Букин обратился в акимат Зерендинского района с жалобой на подобное к себе отношение руководителя. Ажибаев заявил, что аудиозапись сфабрикована и голос не его. «Меня просто подставили», - сказал он. В ходе заседания представители департамента по делам государственной службы по Акмолинской области подчеркнули: в том, что голос принадлежит акиму, сомнений нет. Тем более, что сотрудники сельского акимата подтвердили: номер, с которым велась беседа, принадлежит именно Ажибаеву. Сразу несколько членов совета по этике предложили ему признать свою вину и принести извинения. Однако Серик Ажибаев отказался, итогом заседания стала рекомендация райакимату об увольнении из государственной службы.

Официальный представитель пострадавшей стороны в интервью агентству подчеркнул: Тимур Букин таким решением совета удовлетворен. «Несмотря на то, что извинений от Серика Ажибаева до сегодняшнего дня не поступило, думаю, Тимур удовлетворен. Думаю, важно, в первую очередь, то, что в случае увольнения акима он сможет далее спокойно выполнять свои функциональные обязанности», - отметил представитель потерпевшего. Помимо дисциплинарного дела было заведено и уголовное, касающееся оскорбления, унижения чести и достоинства (статья 131 Уголовного кодекса). Однако, как отметили в департаменте, оно было прекращено в связи с выплатой Ажибаевым денежной компенсации. В итоге Букин свое заявление отозвал.

Сам Серик Ажибаев намерен восстановить свое доброе имя и обжаловать решение совета по этике. Отметим, что в пристоличном регионе вообще что-то неладное творится с акимами: в этом  году  от заннимаемой должности была  освобождена аким Интернационального сельского округа по тем же самым мотивам - она также была замечена в грубости и использовании ненормативной лексики, но уже в отношении местного жителя. Аким другого села Акмолинской области – Курское Есильского района - и вовсе совершил уголовное преступление и получил тюремный срок. Владимир Рогозный поздно вечером в марте 2018 года подъехал на личном авто к односельчанину и увез его. А утром последний оказался с побоями в больнице и, не приходя в сознание, скончался.

Уголовное дело было возбуждено по статье «Доведение до самоубийства», позже переквалифицировано на статью 106 Уголовного кодекса (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть). В феврале этого года экс-акима вместе с подельником приговорили к 8,5 годам тюрьмы. При этом на должность исполняющего обязанности акима села Курское местный предприниматель Рогозный назначен в начале февраля 2017-го, а в середине месяца постановлением суда его лишили водительских прав за вождение в нетрезвом виде сроком на три года. В июне того же года его назначают на должность акима без приставки «и.о.», несмотря на судебное постановление, свидетельствующее о том, что глава села не всегда вел себя адекватно.

В этом же регионе аким поселка Бурабай в нерабочее время использовал служебный автомобиль – и был задержан сотрудниками дорожной полиции в нетрезвом виде. Несмотря на то, что аким курортного поселка вину свою признал и раскаялся, члены совета по этике решили: на госслужбе ему не место. Всего с 2015 года в Акмолинской области к дисциплинарной ответственности привлечены более 40 акимов разных уровней. Они, по информации облдепартамента по делам госслужбы, допустили нарушение норм Этического кодекса либо проступки, дискредитирующие госслужбу.

При этом замруководителя департамента по делам госслужбы Акмолинской области Дархан Хайруллин отметил: при поступлении на госслужбу каждый кандидат проходит тестирование на знание законодательства, сдает тесты по личностным компетенциям. Его проверяют не только на иммунитет против коррупции, но и на стрессоустойчивость, умение работать с людьми, соблюдать этические нормы. Видимо, что-то нужно срочно менять в проверках наших будущих акимов, коль скоро на руководящие должности попадают потенциальные фигуранты дисциплинарных и даже уголовных разбирательств…

Меж тем, торговцы наркотиками совершенствуются не хуже правительств ШОС: они уходят в интернет и используют номера российских операторов сотовой связи, сообщил начальник департамента по противодействию наркопреступности МВД Казахстана Тлеген Маткенов. «В МВД России направлены запросы в отношении 230 российских номеров сотовой связи, использующихся на территории Казахстана для распространения наркотиков», - сообщил Маткенов в среду в парламенте. Совместно с Минфином в Казахстане правоохранители проводят проверки в отношении 1400 абонентов электронных платежных систем. «Выявлено 32 чата в мессенджере Telegram с клиентской базой на 10 тысяч человек. В отношении администраторов проводятся оперативная работа. Взломано 5 сайтов, посредством которых распространялись синтетические наркотики. В результате они полностью потеряли функциональность и базу данных клиентов», - заявил спикер.

Одновременно в Казахстане увеличивается потребление синтетических наркотиков: на сегодня выявлено 262 уголовных правонарушения, связанных с оборотом синтетики - 72 преступления. Задержано 85 граждан Казахстана, изъято около 9 килограммами таких веществ. Это около 25 тысяч разовых доз, стоимость которых составляет свыше 80 миллионов тенге. «В рамках поручения главы государства выработаны следующие законодательные инициативы: часть третью статьи 297 (Сбыт наркотиков) и часть вторую статьи 299 (Склонение к потреблению наркотиков) Уголовного кодекса дополнить квалифицирующим признаком: "посредством электронных информационных ресурсов". За их совершение будет установлена уголовная ответственность в виде лишения свободы до 15 и 8 лет соответственно», - сообщил Маткенов.

Поправки включены в проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства», который внесен в мажилис. По данным МВД, за 10 месяцев текущего года выявлено 1878 наркопреступлений, 1118 фактов сбыта и 323 факта хранения наркотиков в особо крупном размере. «Ликвидирована деятельность пяти организованных преступных группировок. К уголовной ответственности привлекаются пятеро лидеров и 32 участника», - указал начальник департамента по противодействию наркопреступности. Изъято 19,4 тонны наркотиков, в том числе 19 килограммов героина, 370 килограммов гашиша и 9 килограммов синтетических наркотиков, но интернет остается местом распространения наркоты.

«Касательно современных методов распространения наркотиков, то здесь сбытчики используют весь потенциал интернет-технологий. Это сайты и электронные социальные сети, а также электронные платежные системы. С начала года МВД выявлено и заблокировано около 5 тысяч сайтов. С участием населения и неправительственных организаций удалено 1200 граффити-рисунков, содержащих ссылки на ресурсы по продаже наркотиков» - рассказал Маткенов. Как сообщает МВД, на состояние наркоситуации в республике в значительной степени влияет сырьевая база каннабиса в Шуйской (Чуйской) долине и посевы в Кызылординской области. Для пресечения его распространения ежегодно в период вегетации конопли с 1 июня по 31 октября проводится масштабная операция «Көкнәр». За период операции выявлено 898 наркопреступлений, 411 фактов сбыта и 156 хранения наркотиков в особо крупных размерах. Изъято свыше 17,5 тонн наркотиков различного происхождения.

При этом сами полицейские оказываются связанными с наркодельцами: по словам Маткенова, с начала года девятерых сотрудников министерства внутренних дел привлекли к уголовной ответственности за пособничество распространителям наркотиков, еще два уголовных дела с аналогичной ситуацией продолжают расследоваться. Вместе с тем, отвечая на вопрос журналистов, он опроверг утверждение о том, что «крышевание» со стороны полицейских – это массовое явление. «В любой семье не без урода. Мы работаем, гласными и негласными методами выявляем сотрудников-предателей, оборотней привлекаем к уголовной ответственности. Это единичные случаи», - отметил Маткенов.

Ну, и напоследок сообщил, что на сегодняшний день Казахстан не собирается легализовать марихуану в любом содержании. «К примеру, в Чуйской долине содержание канабиса (уровень наркогенности) в дикорастущем виде – всего 5%. В Нидерландах - от 15 до 17%. А начинали они с такого же уровня. Все государства, которые начинали с легализации марихуаны, приходят к другой проблеме – переход на более серьезные наркотики», - сказал Маткенов. В общем, то, что мы хоть в чем-то не собираемся подражать просвещенной до одури Европе уже радует. При этом власти собираются ужесточить наказание за коррупцию: Агентство Республики Казахстан по противодействию коррупции предлагает ограничить применение условно-досрочного освобождения по тяжким и особо тяжким коррупционным преступлениям, сообщил председатель этого ведомства Алик Шпекбаев.

По словам Шпекбаева, в этом году совместными силами с Верховным судом были изобличены в коррупции семь судей, в связи с чем агентством инициировано усиление ответственности сотрудников правоохранительных органов и судей за коррупцию, а также предложено прекратить применение условно-досрочного освобождения по тяжким и особо тяжким коррупционным преступлениям. Также в ходе коллегии Шпекбаев сообщил, что с начала года Антикоррупционной службой зарегистрировано 2 121 правонарушение, из них 1 590 – коррупционные. На это сообщение  незамедлительно отреагировал председатель российского Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, который поддержал намерение Казахстана прекратить применение условно-досрочного освобождения по тяжким и особо тяжким коррупционным преступлениям.

«На всех экспертных площадках мы говорим, что условно-досрочного освобождения не должно быть. Там же мотивация какая: украл большие средства, получил восемь лет, отсидел четыре года, вышел и поехал в Швейцарию, Италию - куда угодно, тратить эти деньги. Чтобы этого не происходило, нужно жестко относиться к этим преступлениям - как к терроризму. Я в этом отношении Казахстан поддерживаю. Они делают прорыв по сравнению с нами», - сказал Кабанов. Собственно, предложение Агентства возникло не на пустом месте: в начале октября этого года большой резонанс вызвало известие о том, что на свободу вышел экс-министр Куандык Бишимбаев, который был главным фигурантом дела о коррупции при строительстве стекольного завода в Кызылординской области. Бишимбаева обвиняли в получении взяток, в марте 2018 года его приговорили к десяти годам лишения свободы, а затем выяснилось, что в начале этого года ему в связи с помилованием скостили срок. А поскольку о помиловании стало известно только после того, как Бишимбаева освободили, информационный фон вокруг этого освобождения был довольно негативным для властей.

Но если учесть, что, так или иначе, из среды крупных чиновников как говаривал совершенно точно Ельбасы (он то знает о чем говорит!) можно практически любого отвести на нары, и будет ЗА ЧТО! – есть дела, пардон, «почище» бишимбаевского... Так, до сих тлеют угли конфликта и в другом громком деле - речь идет о Багдате Манзорове, заместителе акима Алматинской области, а до того, акиме Алатауского района г.Алматы и руководителя алматинского ГАСК. Что об это пишет сегодня интернет-ресурcы и другие СМИ? Пожалуйста: «Антикоррупционная служба вступила в открытую борьбу с Генеральной прокуратурой. Предмет противостояния - дело высокопоставленного чиновника - замакима Алматинской области. Сначала Багдата Манзорова подозревали в мошенничестве, но позже решением надзорного органа обвинения сняли. Без разглашения деталей. Теперь в соцсетях опубликовали видео, на котором, якобы Манзоров требует за услуги 30 соток земли, передает Toppress.kz со ссылкой на AstanaTV». Напомним, это совсем-совсем свежий коррупционный скандал с определенной политической подоплекой. Якобы Манзоров – это креатура то ли нового президента,  то ли Ахметжана Есимова, к которому говорят, тоже имеются претензии определенного свойства про работе печально известного фонда АО «Самрук-Казына» (другой разговор вополотятся ли они в следственные действия...).

Как бы то ни было, в сухом остатке определенно имеем махинации с землей (при этом про новенькие, но быстро покосившиеся дома для бюджетников в Алатауском районе, разрешение на которые давал ГАСК, почему то Генпрокуратура никак не реагировала...) – это когда на определенных землях стали открывать строительство, хотя предназначение этих земель было, мягко говоря, несколько иным. Но тут есть нюанс, крайне щепетильный и непонятный с точки зрения верховенства Закона, по идее, которым должны руководствоваться, и, в первую голову как Генрпрокуратура, так  и Антикоррупционная служба. Даже когда говорили не о каком-то большом преступлении, а «всего лишь» о мошенничестве (простой обыватель даже не поймет в чем разница! – в любом случае это КОРРУПЦИЯ! верно? - РЕД.) почему то все опустили вопрос, с чьей же санкции Манзоров ли, любой другой районный акиматчик осуществляет свою работу, исполняет свои служебные функции? Ведь конечной подписью на том документе, позволившей, разрешившей использовать землю не по назначению, минуя целый ряд бюрократических действий, чтобы эта операция стала законной и не вызывала интереса компетентных органов, является...правильно, подписью акима города Алматы. А именно – Бауржана Байбека, который на тот момент являлся акимом акимов  в южной столице... Так почему же арестовывая Б.Манзорова, сливая в Сеть вереницу каких-то сумок наполненнных различными ходовыми валютами, потом отпуская арестанта, потом схлёстываясь в публичном (медийном) пространстве      что генпрокурорские, что антикоррупционщики опускают этот  момент? На самом деле самый главный и ключевой момент? Но разве сегодня не трындит сама же власть, начиная с президента и кончая спикером Сената парламента РК, Государственным секретарем об ужесточении ответственности не только подозреваемого чиновник, но и его начальника, причем невзирая на срок давности или на тот момент, если начальник сменил «зашкваренное» кресло на другое высокое кресло? В данном случае кресло акима на кресло почти руководителя партии «Нур-Отан»?!. Может потому все дело и развалилось, как те дома, которые строили Байбек с манзоровыми для бюджетников?..   

Тем временем, министерство индустрии и инфраструктурного развития выяснило наконец, кто завышает цену на уголь в стране почти в два раза: вопреки прежним виновникам, перекупщикам, фигурантами стали сотрудники товарных бирж. Цена угля для коммунально-бытовых нужд и населению в зависимости от себестоимости и добычи колеблется от 7 до 19 тысяч тенге в разных регионах, сказал председатель комитета индустриального развития и промышленной безопасности Канат Баитов. «При первичной поставке угля наценка посредников за одну тонну угля на товарной бирже, по данным министерства национальной экономики, составляет 90%», - утверждает он. В столице определены восемь компаний, реализующих уголь на одиннадцати точках в разных частях города, продолжил он. Цены на все виды угля фиксированные: средняя цена от 12 тысяч тенге без учета доставки. «С 24 по 30 октября в нашу столицу поступил 141 вагон, 9 770 тонн. Средняя цена на Шубаркольский уголь - 12 050 тенге, уголь "Каражыра" стоит 12 700 тенге, Майкубенский уголь - 13 тысяч тенге, а "Богатырь Комир" - 9 500 тенге» - уточнил представитель министерства.

И заявил, что лично без галстуков встречался с перекупщиками, которых в народе называют камазистами. «Камазисты проще разговаривают. Я говорю: скажи, в чем проблема. Мне не понравилось, наговаривают на бедных: вот, мол, камазисты стали богаче, накидывают цену. Наоборот - они семью кормят. Посчитайте, сколько денег на "КамАЗ", солярку. Не подумайте, что камазистов защищаю, просто, чтобы у вас было понимание. С Миннацэкономики ведем работу на бирже. Именно там цена завышается на первом этапе. А продавец на тупике много не зарабатывает, он 1000 – 1500 тенге добавляет», - сказал Баитов. Одновременно он заверил, что в стране нет дефицита угля, вопреки слухам. По состоянию на 28 октября, коммунально-бытовой сектор обеспечен запасами угля на 92,2%, а население – на 76,1%. Поставка угля на внутренний рынок страны составила 61 миллион тонн, в том числе энергопроизводящим предприятиям отгрузили 46 миллионов тонн угля, промышленным предприятиям - 5,6 миллиона тонн, на коммунально-бытовые нужды и населению - 9,1 миллиона тонн.

Напомним, что ранее президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев потребовал взять под контроль цены на уголь и разобраться с посредниками. «В связи с ростом цен на "социальный" хлеб правительству и акимам дано указание принять неотложные меры, включая субсидирование. Поручение дано и по углю, следует разобраться с посредниками, вступающими в сговор с угольными компаниями и накручивающими цены. Исполнение на контроле», - заявил президент в своем Twitter-аккаунте в конце октября. Антимонопольщики успели за это время выявить признаки ценового сговора между участниками рынка хлеба Акмолинской и Павлодарской областей. Например, в Павлодаре хлебопекарни подняли цены на хлеб до 110 тенге, а в Актобе социальный хлеб продавали за 87 тенге. После повышения цен на хлебобулочную продукцию в Казахстане вынесено 20 уведомлений в отношении производителей и реализаторов хлеба, по данным комитета по защите и развитию конкуренции Минэкономики.

По данным министерства индустрии и инфраструктурного развития, с начала подготовки к отопительному сезону перевезено 23,5 миллиона тонн угля по всей республике. Цены на уголь в регионах Казахстана варьируются от 9 500 до 13 200 тенге. На днях депутат мажилиса Павел Казанцев заявил, что цена за тонну угля увеличивается в разы, пройдя через сито посредников. По его словам, на угольном разрезе стоит 3,5-5 тысяч тенге за тонну, а потребителям уголь предлагают купить за 14-22 тысячи тенге за тонну – но о предписаниях товарным биржам умерить аппетиты пока никто не сообщал: видимо, ждут, когда информация дойдет до президента, и он даст соответствующее поручение через Twitter-аккаунт. Становится ясно, почему нашей стране до зарезу нужен 5G: у нас же теперь все в сети – и поручения президента, и забастовки, в высшей степени странные коррупционные скандалы, межведомственные дрязги (причем ведомства все как на подбор правоохранительные…)  и наркота. Все смешалось в доме Облонских…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан