Итоги столичной недели: Почему Казахстану угрожает экстремизм

Международные террористические организации создают плацдарм для экспансии на пространства СНГ, заявил на прошлой неделе председатель Национального антитеррористического комитета и директор ФСБ России Александр Бортников. По данным Комитета национальной безопасности Казахстана, на территории республики проживает около 20 тысяч активных радикалов и экстремистов. И их число может увеличиваться и далее, причем не столько под влиянием вербовщиков, сколько благодаря тем условиям, которые создаются государственными органами и приводят к вполне справедливому недовольству населения.

По словам главы Федеральной службы безопасности, новые зоны нестабильности боевики формируют после разгрома в Сирии и Ираке. И только в текущем году российской спецслужбой во взаимодействии с партнерами из Азербайджана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана выявлена и пресечена деятельность 13 ячеек международных террористических структур, задержаны 138 боевиков, сообщил он, выступая на заседании Совета руководителей органов безопасности и спецслужб государств-участников СНГ в Ташкенте.

Первыми, кто подпадает под эту экстремистскую волну, это государства Центральной Азии, в особенности те, в которых есть своя экстремистско-террористическая прослойка. В Казахстане она не такая уж и маленькая: по словам заместителя начальника антитеррористического центра Республики Казахстан, полковника КНБ Сергея Швейкина, в стране проживает свыше 20 тысяч последователей деструктивных религиозных идеологий. «Сегодня численность последователей деструктивных религиозных идеологий в Казахстане, по нашим оценкам, составляет чуть более 20 тысяч человек», – сказал Швейкин в ходе IX форума религиоведов республики в столице.

По его словам, большая часть сторонников экстремистских религиозных течений сосредоточена на юге (Южно-Казахстанская область и Алматы), на западе (Атырауская и Актюбинская области), а также в Центральном Казахстане (Карагандинская область и Нур-Султан). Он особо отметил, что в названное количество не входят просто представители нетрадиционных религиозных течений – речь идет о 20 тысячах радикально настроенных адептов, поскольку среди последователей нетрадиционных религий есть и умеренно верующие.

При этом следует учесть, что, по словам представителя антитеррористического центра, под влияние радикальной пропаганды попадает, как правило, молодежь в силу «несформировавшегося мировоззрения, религиозной безграмотности и юношеского максимализма». На поток, по его данным, вся эта вербовка в Казахстане была поставлена в кризисном 2008 году, когда были зафиксированы первые факты выезда казахстанских граждан в Афганистан для вхождения в состав группировок, связанных с Аль-Каидой.

«С 2013 года основной поток последователей экстремистских течений из Казахстана направился в Сирию и Ирак. За прошедший период всего за рубеж уехали более 800 казахстанских граждан, включая взрослых членов семей. Многие наши граждане там погибли, часть удалось задержать в этих странах и депортировать на родину», –продолжил эксперт. По его словам, казахстанские граждане присутствуют во всех основных международных террористических организациях, включая ДАИШ, Аль-Каиду и Союз исламского джихада, то есть привозят на родину весь опыт этих ячеек, в том числе  - и связанный с вербовкой.

В связи с этим Швейкин назвал главной задачей спецслужбы оздоровление религиозных ситуаций как в наиболее уязвимых регионах, так и в целом в стране. Помимо этого, он считает необходимым активизировать реализацию государственной программы по противодействию религиозного экстремизма и терроризма в Республике Казахстан на 2018-2022 годы. А министр информации и общественного развития Казахстана Даурен Абаев расширил число категорий казахстанцев, находящихся в группах риска в плане возможности попадания в сети деструктивных религиозных течений.

«За последние три года организовано и проведено свыше 77 тысяч разноформатных мероприятий с 5 миллионами человек. Однако в дальнейшем эту работу нужно делать более точечно. Необходимо сокращать общие профилактические мероприятия и делать акцент на группах риска. Это безработные, самозанятые, студенческая молодежь, люди, которые работают вахтовым методом», - сказал Абаев на этом же форуме. И одновременно подчеркнул, что в Казахстане наблюдается положительная динамика в снижении числа приверженцев деструктивных религиозных течений, и пока более 7 тысяч религиоведов и теологов, которые проводят разъяснительную работу, со своими обязанностями справляются.

Кроме того, организована деятельность по контрпропаганде радикальной идеологии в масс-медиа, продвигаются месседжи о ее вреде, важности светских ценностей и межконфессионального согласия. «Ведется мониторинг интернет пространства с целью выявления материалов противоправного характера с последующим блокированием или удалением. С начала 2019 года в рекомендательном порядке собственниками и администрацией интернет-ресурсов было удалено более 25 тысяч противоправных материалов», - добавил министр. По его данным, на казахстанских ресурсах был ограничен доступ к 13 тысячам материалов, в которых содержалась пропаганда идеологии терроризма и религиозного экстремизма.

В общем, борьба с экстремизмом в стране кипит, бурлит и пузырится. Только вот покончить с ним никак не удается, поскольку он в Казахстане имеет разный характер, не только религиозный. Так, в пятницу заместитель председателя комитета транспорта министерства индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Данияр Коспабаев назвал самые распространенные неисправности, которые выявляют при техосмотре – на первом месте среди нарушений, по его утверждению, находится езда с неисправной тормозной системой, что по нынешнему осеннему гололеду иначе как экстремизм и радикализм трактоваться не может.

«Почему мы всегда говорим, что техосмотр обязателен? В стандартном режиме езды мы можем не ощущать, что у нас есть неисправность. В случаях экстренного торможения, если тормозная система неисправна, то неизвестно, что может случиться», - предостерег водителей зампред комитета транспорта. Их же в пятницу предостерегала пресс-служба национальной компании «КазАвтоЖол» предупреждением о том, что движение на участке дороги Нур-Султан - Щучинск временно ограничено для грузового и общественного транспорта. «В результате дождя на дороге образовался стекловидный гололед, на протяжении с 124 по 231 километр», - говорилось в сообщении. При этом, по утверждению специалистов нацкомпании, выйти из положения путем подсыпки антигололедного материала было невозможно из-за порывов сильного бокового ветра. И при этом находились граждане, недовольные этим решением: мол, все зимы ездили по льду, а тут вдруг с чего-то пути закрыли…

Наличие таких граждан в стране указывает на то, что экстремизм у нас способен распространяться, как лесной пожар по сухим веткам. Тем более, что эта предрасположенность к экстриму сочетается у наших водителей с пофигизмом: на втором месте по распространенности нарушений в состоянии авто - проблемы со световыми приборами, на третьем месте – трещины в лобовых стеклах автомобилей. И то, и другое может выйти боком, как и езда по льду, но даром, что страна мусульманская, пока гром не грянет, наш водитель не перекрестится...

Тут проблема еще и в том, что государство этому бытовому экстремизму и радикализму потакает, подвергая либерализации те области, где нужен кнут, кивая на просвещенную Европу. В Европе легко быть просвещенным и законопослушным, потому что там по-другому прожить сложно, с нашим же менталитетом ожидать того, что после передачи техосмотра в конкурентную среду состояние автомобилей кто-то будет контролировать должным образом, просто смешно. Статистика это подтверждает: из 600 частных операторов техосмотра 160-ть уже лишены возможности проводить проверку автомобилей. Потому что государство прозрело, и ужесточило требования к центрам, предоставляющим услуги технического осмотра.

В Казахстане были введены поправки в закон о дорожном движении, а также в правила организации и проведения обязательного технического осмотра. Оператором единой информационной системы для пунктов техосмотра стало акционерное общество «Национальные информационные технологии» (НИТ), разработавшее программу «Техосмотр». И теперь благодаря этой программе подделать диагностическую карту не получится (а создавалась программа как раз потому, что карты подделывались в массовом порядке). К системе из 600 частных операторов подключено около 440, остальные 160 отключены от единой системы за несоответствие программного обеспечения требованиям программы «Техосмотр».

Напомним, что в Казахстане частную систему прохождения техосмотра внедрили в 2012 году: в результате количество не прошедших проверку автомобилей начало снижаться. Если в 2012 году количество автотранспортных средств, не прошедших технический осмотр, составляло 13%, то в 2019 году их 5%. Однако фокус в том, что никто не мог сказать, сколько авто реально прошло техосмотр, поскольку вместе с поголовьем отчетности стало расти число мошеннических схем. «Достаточно было скинуть фотографию транспортного средства менеджеру посредством WhatsАpp, и автомобиль регистрировался в системе. Получить диагностическую карту можно было бесплатно при оформлении страховки, и даже купить для кого-то в подарок», - «разоблачил» частников заместитель председателя комитета транспорта министерства индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Данияр Коспабаев.

Он также сообщил, что за шесть месяцев этого года было проведено более 150 проверок, выявлено 84 факта подделки диагностических карт, составлено 26 административных материалов, а по двум фактам подделки документов и мошенничества даже были возбуждены уголовные дела. Как сказал бы Остап Ибрагимович, «Это конгениально!» - а когда освидетельствование технического состояния предмета повышенной опасности, коим является каждый автомобиль, передавали в руки частникам, о возможности мошенничества с диагностическими картами никто, значит, не думал? Теперь на частников накидывают электронный строгий «ошейник» - кто мешал сделать это сразу? Ощущение таково, что наши чиновники сами генерируют примерно такие же мошеннические схемы, и поэтому когда наш бизнес начинает за ними повторять, они сперва смотрят на это сквозь пальцы – ибо для них это повседневная обыденность, чего ее запрещать-то?!

Проблема в том, что где-то чиновники смотрят на безобразия сквозь пальцы годами, а где-то разводят такую кипучую деятельность, что информационный фон трещит и зашкаливает, как счетчик Гейгера в Чернобыле в середине 80-х. Так, на прошлой неделе наш минфин взялся за граждан, получающих оплату своих товаров и услуг посредством мобильного банкинга: они теперь должны будут платить налоги в Казахстане. Об этом в кулуарах сената сообщил вице-министр финансов Берик Шолпанкулов: по его словам, Минфин намерен провести проверку не только популярного среди казахстанцев Kaspi bank, но и всех остальных банков второго уровня, предоставляющих услугу беспроцентного перевода среди своих клиентов.

«Все процедуры, которые проводятся в электронном виде, должны облагаться налогом. В случае, если человек получает доход, то должны удерживаться выплаты. Размеры разные: если он индивидуальный предприниматель, то индивидуальный подоходный налог, если он юридическое лицо, то корпоративный подоходный налог, налог на добавленную стоимость» и другие виды налогов», - сказал Шолпанкулов. Он пояснил, что все переводы Минфин будет анализировать - и в индивидуальном порядке определять необходимость налогообложения граждан, производящих единоразовые переводы и платежи. «Если регулярно падают деньги на счет от разных физлиц, то понятно, что он получает доход. Это будет касаться всех банков. Налог будет платить тот, кто получает доход», - заявил вице-министр.

Сама классификация радует своей глубиной: моим бабушке и дедушке тоже ежемесячно капает на карточку пенсия от государства, а также переводы от их любящего внука, ибо пенсия смеховорна – так вот, пусть минфин мне объяснит, будет ли мой ежемесячный перевод восприниматься как получаемый стариками доход и, соответственно, подвергаться налогообложению? Потому что помимо меня, старикам деньги шлет еще и моя старшая сестра – и старики, таким образом, подпадают под определение «регулярно получающих деньги на счет от разных физлиц». И если кто-то считает меня буквоедом, то он просто не знает наших госслужащих, которые слова начальства воспринимают буквально – и действуют потом сообразно модернизированной православной пословице: «Заставь чиновника Богу молиться – он так лбом об пол будет стукаться, что слетевший со стенки портрет ему затылок расшибет».

Радует одно - ранее в министерстве финансов сообщали о совместной с Kaspi bank работе по введению законных альтернативных способов безналичной оплаты. Сейчас клиенты одного из крупных банков совершают безналичные переводы по номеру мобильного телефона, привязанного к карте. Перевод осуществляется без комиссий. Такие платежи используются как для личных целей, так и в качестве платы за такси, продукты, стрижку, мойку авто. Полностью запрещать такой механизм в Минфине отказались, однако сообщили о намерении регулировать сферу. Сроки введения налогов для безналичных переводов в Минфине пока не называют, но обнадеживает то, что хоть с Ломтадзе хоть посоветуются, прежде чем накрыть медным тазом найденную им банковскую нишу – и вызвать волну недовольства со стороны простых смертных, привыкших к этой удобной форме оплаты…

Вообще наше чиновничество поражает масштабами своего безумия, которое порой граничит с гениальностью – Сальери ведь тоже в своей ненависти к Моцарту был по-своему гениален. Правда, творить то, что творил Моцарт у него не получалось, вот он ему яду и подлил. В наше время этот вопрос решается проще, без членовредительства, элементарным плагиатом: в конце недели стало известно, что вице-министр образования и науки Фатима Жакыпова будет освобождена от должности в связи с переходом на другую работу. Об этом на своей странице в Facebook написал советник главы министерства образования Ерболат Мухамеджан. «По вопросу освобождения от должности вице-министра образования и науки Казахстана Жакыповой сообщаем, что в связи с переходом на другую работу согласно законодательству в настоящее время идет процедура согласования по освобождению от занимаемой должности данного должностного лица», - написал он.

Напомним, что в четверг 7 ноября депутат сената Едил Мамытбеков поднял вопрос об отстранении вице-министра образования и науки Казахстана Фатимы Жакыповой от занимаемой должности за причастность в скандале с плагиатом. По его словам, факты использования чужих научных работ подтверждены двумя признанными в мире антиплагиатными системами. Парламентарий обратился на имя премьер-министра Казахстана с требованием избавить научное сообщество и систему высшего образования от позора работы с вице-министром, ославившим их уже за пределами Казахстана. И добавил, что в Казахстане зачастую финансирование получают научные работы, которые нигде и никогда не внедряются.

«Сейчас, когда факты использования чужих научных работ подтверждены уже двумя признанными в мире антиплагиатными системами, отрицание этого, используя ведомственный Национальный центр государственной научно-технической экспертизы для введения в заблуждение казахстанского общества, является циничным попранием этического кодекса госслужащего», - заявил парламентарий. Напомним, что скандал на самом деле начался еще в октябре, когда экс-сотрудница Минобразования Анар Каирбекова обвинила вице-министра образования Фатиму Жакыпову в том, что ее диссертация является плагиатом, а ученая степень присуждена незаконно. Обвинения вице-министр опровергла, ссылаясь на результаты экспертизы Наццентра техэкспертизы, однако сенатор встал на сторону Каирбековой.

Пока наши ученые мужи выясняют, кто из них первый написал про яйцо, а кто про курицу, председатель комитета гражданской авиации министерства индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Талгат Ластаев рассказал о планах по снижению цен на авиабилеты путем удешевления авиатоплива. Он сообщил, что для повышения доступности авиатранспорта для казахстанцев комитетом ведется комплекс мер. В частности, с ноября в республике действует режим «открытого неба», который простимулирует конкуренцию среди авиакомпаний путем возможного прихода в страну иностранных перевозчиков.

«Мы работаем над тем, чтобы снизить цены на авиатопливо в Казахстане. Авиатопливо является ключевой составляющей в стоимости тарифа, занимающей до 30%. Поэтому в первую очередь ведутся работы, для того чтобы был прямой доступ топлива от производителей к потребителю. Чтобы была наименьшая оптимальная цена для того, чтобы авиакомпании могли оптимизировать свои тарифы», – заявил глава комитета. Кроме этого в комитете намерены снизить тарифы аэропортов, параллельно повышая стандарты обслуживания до уровня европейских стран. Пока летчики работают над удешевлением неба, в столичной компании по пассажирским автоперевозкам «Астана LRT» отреагировали на сообщения о возможном повышении стоимости проезда в автобусах в два раза.

Информацию о таком повышении опровергли: «Сейчас активно обсуждается вопрос о якобы повышении стоимости проезда до 200 тенге. Естественно, эта информация вызвала недоумение, панику и страх среди населения. Однако вопрос о повышении стоимости за проезд даже не рассматривается, оплата за одну поездку в общественном транспорте останется неизменной - 90 тенге», - сообщила пресс-секретарь компании Науат Азанбаева. Она напомнила, что в 2018 году был введен дифференцированный тариф в общественном транспорте столицы. Тогда проводились общественные слушания, заседания, обсуждения, принимались постановления. «Чтобы принять такое важное решение, нужно было пройти немало процедур», - добавила Азанбаева. Тут проблема в том, что опровержение последовало на утверждение, будто такой тариф начнет действовать с завтрашнего дня, а вот опровергать возможность прохождения немалых процедур – никто ведь не опроверг.

Еще одно «веселое» известие – в ближайшем месяце в Казахстане будет введен утилизационный сбор на упаковку, размер сбора составит до 1,5 тенге за одну бутылку, сообщил руководитель управления реализации расширенных обязательств производителей департамента госполитики и управления отходами министерства экологии, геологии и природных ресурсов Жаслан Нургалиев. «О внесении изменений в приказ министра энергетики от 25 декабря 2015 года» №762. Проект уже завершил публичное обсуждение, то есть он уже вступит в силу в течение этого или следующего месяца», – сказал он журналистам 5 ноября. Изменения в приказ, по его словам, осталось согласовать с госорганами, национальной палатой предпринимателей «Атамекен» и зарегистрировать в министерстве юстиции.

«Оператор «РОП» рассчитывает, но я так понимаю, по приблизительным данным, за каждую бутылку сбор будет 0,1-0,5 тенге. Самое большее за стеклянную бутылку – 1,5 тенге будет. У нас бутылки ПЭТ, стеклянные бутылки и металлические бутылки. Получается 10 тиынов на одну бутылку стоит утильсбор», – сказал Нургалиев, отметив, что размер утильсбора будет зависеть от веса каждой бутылки. Ввести утильсбор на упаковку планировалось ввести еще несколько лет назад, но его введение откладывалось. Утильсбор обязаны будут уплачивать производители и импортеры упаковки, но в конечном счете платить будет потребитель: в теории бутылка минералки, пива или более горячительного напитка должна подорожать всего лишь на те самые 0,1 – 0,5 тенге, но, зная наш бизнес, можно не сомневаться, что в рознице под предлогом удорожания тары цены поднимут на гораздо большую цену.

Самое же главное состоит в том, что извлеченные за бутылку деньги стопроцентно не пойдут на его переработку. История будет примерно та же, что и с природоохранными платежами – их в регионах собирают нещадно, но на восстановление флоры и фауны идет в лучшем случае 30% от объема сборов. Откуда такая уверенность в повторении этой схемы? А вот что рассказала о проблемах в сфере переработки пластика в Казахстане менеджер по проектам Центра «Содействие устойчивому развитию» Юлия Душкина в ходе круглого стола, посвященного теме совершенствования системы раздельного сбора отходов в Нур-Султане.

«В Казахстане для улучшения системы переработки пластиковых отходов предпринимаются разные попытки. На законодательном уровне принят запрет на захоронение отходов пластика на мусорных полигонах. Министерством экологии, геологии и природных ресурсов ведется работа по поэтапному внедрению платы за пластиковые пакеты. Ведется работа по развитию инфраструктуры», - рассказала менеджер по проектам Центра СУР. Однако, по словам спикера, применяемых мер недостаточно, так как в стране остаются проблемы по обращению с отходами пластика.

«Можно выделить следующие проблемы. Первое - слабое законодательное регулирование отходов пластика. Отсутствуют четкие нормы, требования и наказания за неправильное обращение с отходами пластика. Второе - неналаженная система сбора и транспортировки отходов. Ситуация в Казахстане осложняется большими территориями. Третье - сотрудничество сборщиков и переработчиков недостаточно развито. Четвертое - низкий уровень взаимодействия между уполномоченными органами на местах, акиматами, бизнесом по вопросам сортировки и переработки пластиковых отходов. Пятое - низкая вовлеченность и заинтересованность населения в данных вопросах», — отметила Душкина. То есть деньги на переработку пластика с нас начнут собирать до того, как в стране появится вменяемая система его переработки: в просвещенной Европе, на которую любят кивать наши чиновники, шли другим путем – сначала создавали систему переработки, а уж потом драли деньги с населения. Но это уже детали…

Тем временем, Казахстан приглашает российских производителей в приграничные специальные экономические зоны и предлагает совместно выходить на рынки других государств – это озвучил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, выступая на XVI Межрегиональном форуме сотрудничества в Омске. По его мнению, принятая в 2019 году программа совместных действий в области производственной кооперации придала заметный импульс сотрудничеству двух стран. «Уже 23 октября запущен первый проект программы - производство тракторов Кировец на костанайском тракторном заводе мощностью до 500 тракторов в год. Необходимо и далее продвигать сотрудничество по производству продукции высокого передела с использованием высоких технологий, - заявил Токаев. Также он отметил, что в последние годы часто поднимается вопрос о совместном выходе на рынки третьих стран.

«Но результатов пока нет. Думаю, что на уровне глав государств, правительств мы сможем создать базовые условия через расширение сети договоров о зоне свободной торговли, например, с Ираном, Вьетнамом, Сингапуром, Сербией и другими странами», - указал глава государства. По мнению президента нужны предметные усилия на уровне отраслевых министерств, регионов и институтов развития для поддержки экспорта. Токаев предложил экспертам представить развернутые предложения по этому вопросу. Жаль, что населению не предлагают предоставить свои предложения по этому поводу – можно было бы предложить экспортировать в страны ОЭСР наших чиновников, чтобы тамошнее население научилось любить жизнь и свое предыдущее правительство…

Тем временем, в Казахстане после многодетных и безработных на митинги уже вышли фермеры – дело в том, что наше государство задолжало казахстанским фермерам-животноводам 36,8 миллиарда тенге, больше всего - крестьянам Южного Казахстана. Речь идет о задолженности по выплате субсидий, которую обещают погасить в январе 2020 года. Об этом в кулуарах правительства рассказал вице-министр сельского хозяйства Рустем Курманов. «Фермеры уже произвели продукцию, уже реализовали. Теперь они хотят получить компенсацию за выпущенную продукцию. Будут компенсированы эти расходы из бюджета следующего года. Осталось два месяца, в январе мы получим эти деньги. Ту разницу, которую мы выплатим по долгам на 2020 год, мы учтем весной при уточнении бюджета», - пообещал Курманов.

По словам вице-министра, в целом долг перед сельхозтоваропроизводителями по стране – 36,8 миллиарда тенге. «В Актюбинской области стоит вопрос о 4 миллиардах тенге. В южных регионах задолженность больше всего», - пояснил он, не назвав сумму долга. Он также рассказал, что сложившаяся ситуация связана с планированием. «В основе расчета средств была численность людей. На будущую трехлетку мы изменяем систему расчета, берем за основу ВВП региона и учитываем эти вопросы. То, что производится больше продукции, чем запланировано, это практика была ежегодная – производство такое, что может быть больше в разы, но возможности бюджета ограничены. Поэтому долг переходящий. По животноводству долг 38,6 миллиарда тенге, в банк долг идет с 2018 года», - заключил он.

Проблема в том, что неспособность просчитать размеры необходимых субсидий фермеров не волнует: фермеры, занимающиеся разведением скота в Актюбинской области, 5 ноября вышли на митинг, сотни крестьянских хозяйств заявили об убытках. Митингующие жаловались на запрет завоза скота из приграничных регионов России, который действует в одностороннем порядке уже три года, а также на задержки выплат субсидий по госпрограммам «Ырыс» и «Сыбага». Именно на эти деньги они должны закупать ГСМ, технику и расширять поголовье. Между тем, в парламенте на этой неделе состоялся весьма примечательный диалог, в ходе которого спикер мажилиса вынудил министра национальной экономики прямо ответить на вопрос о том, почему не  получают должную помощь казахстанские бизнесмены.

Министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов заявил о недостаточности средств в республиканском бюджете для поддержки малого и среднего бизнеса, во время обсуждения в мажилисе законопроекта по вопросам административно-территориального устройства, совершенствования системы госуправления и межбюджетных отношений. Началось все с того, что мажилисмен Серик Сейдуманов сообщил: в связи с передачей в местный бюджет поступлений корпоративного подоходного налога от малого и среднего бизнеса с 1 января 2020 года условные потери республиканского бюджета составят 423 миллиарда тенге в 2020 году, 487 миллиардов - в 2021 году, и 541 миллиард тенге - в 2022 году.

«Эти потери будут урегулированы путем снижения объемов субвенций местным бюджетам. Каким образом в таких условиях будет достигнуто сокращение зависимости местных бюджетов от республиканского?», - обратился к министру парламентарий. Глава Миннацэкономики сообщил, что за счет передачи доходов от корпоративного подоходного налога местным бюджетам их самостоятельность в 2020 году вырастет на 5% - до 46%, а в 2022 году - до 52%. При этом готовится план мероприятий с акиматами по увеличению доходной части бюджетов. Спикер палаты Нурлан Нигматулин подчеркнул, что план мероприятий и заседания - это лишь чиновничья терминология, и потребовал от министра ответа на вопрос о достаточности средств на поддержку МСБ.

«Вы же министр экономики, по жизни, как экономист, скажите, пожалуйста. Скажите откровенно, деньги есть сегодня в бюджете, в экономике, для малого и среднего бизнеса? Достаточно?» - спросил Нигматулин. И Даленов признался, что сейчас денег в экономике мало. Так что митинги фермеров и нынешнее количество сторонников экстремизма – это еще цветочки, каковы будут ягодки, не может ответить никто…

Не могу предотвратить грядущие «ягодки» и никакие политические институты, включая такие, как политичиеские партии. Организации, которые по идее призваны отображать чаяния каких-то крупных слоёв населения, политического, идеологического, мировоззренческого харатера. Но у нас партии всегда несоотвествовали своему функциональному предназначению, и были далеки от  характеристики и значения, которые обычно придаются такого рода органиазциям, скажем, в развитых странах. Допустим, если говорить о ведущей партии страны, или, как ее еще называют, «партии власти» Нур-Отан – то все негативные коннотации в связи с квази-партиныйм строительством в нашей стране так или иначе бьют прежде всего по этой, «головной» партии страны. Сам Нурсултан Назарбаев, напомним, институционально являющимйся ее лидером и главным руковдителем, т.е. реальным партайгеноссе, недовлен ходом партийной презагрузки, которую по идее должен был возглавить вновь вернувшийся спустя четыре года с гаком в партию с поста мэра южной столицы Байржан Байбек.  

Недавно в Сети появилось, а значит и в тысячах смартфонов, а значит ушло, что называется, в народ одно примечательное видео -  под названием «Жаркое сражение оппозиции против Нур Отана». Короткое видео рассказывет о заседании суда по иску партии против гражданских активистов на... 20 000 000 тенге.  Сторона ответчика предъявила вопросы, после чего судья был вынужден отложить заседание. Помимо расплывчатого обвинения и сомнителнлсти рассмотрения такого иска в рамах гражданского дела, ответчики ввели буквально в ступор суд и, следовательно, партию «Нур-Отан»  поставив вопрос о правомочности предъявителя иска, Усембаева. Допустим, давало ли ему такое право сам Бауржан Байбек, зампред Большого Шефа по партии? Где тот документ, который предусматривает уполонмоченность  истца? Обвинение показало некий докуменнт, который оказыватеся почему то не может быть дан никому на руки (ни суду, ни ответчикам) посколкьу коазывается имеет только внутренее хождение в аппарате  партии (?), а подпись на ней являестя...факсимиле начальника истца  по  партийно иерархии. Причем, вся этот казус происходит в тот ммент, когда Елбасы поручил  приступить к подготвоке новой Предвыборной (!!!) програмы «Nur Otan»на выборы в Мажилис парламента РК. Ни больше, ни меньше. В верхушке партии довольно много джигитов, являющиеся бывшими работниками акимата города Алматы, где совсем недавно, не прошло и полутора сотни дней, правил Б.Байбек. Чье правление сегодня вызывает большие вопросы и возможное рассмотрение которых в суде будет точно не в рамках гражданского иска …. Такие вот дела.

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан