За прошедшими в Нур-Султане праздничными мероприятиями скрывалась серьезная политическая интрига

Суть вот в чем. К декабрю наши президенты не пересекались в публичном пространстве уже более четырех месяцев. Они вели сепаратную деловую жизнь даже в торжественные дни календаря. Например, в праздник первого президента второй президент не участвовал ни в каких торжествах, отметил его только виртуальной открыткой в Twitter. Так делает каждый из нас, дабы отделаться от докучливого окружения и соблюсти видимость приличий.

Стоит отметить, отсутствие личных встреч наносит урон скорее Нурсултану Назарбаеву. Сие по умолчанию означает, что преемник не очень-то нуждается в общении с предшественником и что между ними нет никакой «симфонии». Скорее неприязнь. В конце концов продолжение такого положения превращалось в демонстрацию противостояния и вносило смуту в умы государственных служащих.

Однако с проведением саммита на высшем уровне есть деликатная проблема. Поспешать в Акорду не подобает елбасы – лидеру нации. Идти на аудиенцию в Назарбаев-центр унизительно для главы государства. С пересечением маршрутов на нейтральной территории тоже есть сложности. Как сесть, чтобы не ущемить ничей престиж? В каком порядке выступать? По государственному протоколу или по размеру самолета? Сплошные засады.

У нас, даже на частных мероприятиях, от юбилеев до поминок, рассадка и предоставление слова приглашенным – извечная головная боль для организаторов. В таком контексте встреча дуумвиров превращается в спецоперацию, требующую неимоверных трудов от обеих администраций. Сверка идет на секунды и сантиметры.

Надо отдать должное креативности служб протокола. На этот раз они придумали нетривиальную, я бы даже сказал артхаусную альтернативу традиционному торжественному собранию по случаю дня Независимости. В фойе театра оперы и балета (!!) первый президент произнес короткий спич перед стоящим на ногах партхозактивом страны. Затем присутствующие проследовали на просмотр праздничного концерта. В зале дуумвиры расположились симметрично, на креслах-близнецах, в первом ряду.

Как я понимаю, такой формат позволил избежать их размещения на сцене. Тогда неизбежно встал бы вопрос кому занимать главенствующее место - первому или второму? Если обоим, то тоже плохо. Картинка с двумя тронами без слов говорит о пресловутом двоевластии. Выражаясь образно, получается «бір қазанда екі бас». Знатоки казахской политической кухни уверяют, что «две головы в одном казане не умещаются».

Но и модернистский сценарий не позволил соблюсти должный баланс. Речь произносил только Нурсултан Назарбаев. Возможно, на такую уступку Токаев и его протокольщики согласились, утешая себя тем, что публика воспримет это как традиционный обряд «бата аксакала», где приоритет отдается возрасту, а не должности. К тому же собравшиеся толпились вокруг низенького подиума без ранжирования по чинам, как бы в прихожей. Это, в какой-то мере, сбивало пафос.

Совместное появление первого и второго президентов, если и успокоило государственный аппарат, то, полагаю, ненадолго. Вместе с тем, оно отчетливо проявило всю сложность взаимоотношений Токаева и Назарбаева. Даже, казалось бы, рядовые протокольные процедуры приобретают характер борьбы за иерархический приоритет. Если летом этого года, новоиспеченный глава государства еще великодушно уступал тор, ведущее место за столом, то сейчас, когда он осознал, что лишен возможности принимать самостоятельные политические решения, ему не остается ничего другого, кроме как капризно отстаивать свой статус.

Показательным в этом отношении будет следующее заседание Совета безопасности. Не за горами также и съезд назарбаевской партии «Нур-Отан». Согласится ли Токаев вновь предстать в подчиненной роли или проигнорирует эти мероприятия? А, быть может, ухищрениями аппаратных сценаристов плановые аудиенции дуумвиров переместятся куда-нибудь... в виртуальное пространство.

Виктор КОВТУНОВСКИЙ, политолог

Новая Газета