О ТЕКУЩЕМ СЛОЖИВШЕМСЯ и БУДУЩИХ ВЫЗОВАХ В КАНУН СТАРОГО НОВОГО ГОДА

Рубрика: 

Дуумвират на фоне окончательного понимания того, что началось разрушение однополярного мира…

Раздался хлопок шампанского и мы, как впрочем и вся планета,  перешагнули в новый - 2020… А за порогом  останется в высшей степени неоднозначный, как в планетарном масштабе, так и для отдельно взятого Казахстана 2019 год. Но так ли всё происходящее в мире и на нашем дворе было неожиданно? И да… и - нет!  

Допустим, покажется банальностью, но ведь даже отставка первого президента суверенного Казахстана Н.Назарбаева не то чтобы прогнозировалась, но была вполне себе ожидаемой. Кто может возразить против такой оценки событий прошлого (...и даже позапрошлого года!), мол, такие рассуждения что-то из области «все мы крепки задним умом». Но тем не менее это так. Несмотря:  

- на то, что в той же пестрой палитре московской прессы встречались признания маститых политобозревателей о том, что они буквально «испытали шок» от такого известия…

- на непроизвольные слезы председателя одной из партийных фракций парламента РК, после «неожиданного» заявления дорого Ельбасы…

- на множества других аналогичных реакций, указывающих как бы на какую-то из ряда вон неожиданность – Но тем не менее многое указывало на закономерность происшедшего 19 марта 2019 года. Если мы проштудируем прессу, а точнее, виртуальное пространство, в особенности социальные сети, видеоканал Ютуб  - то там прямо заметными пригоршнями рассыпаны мнения и предсказания о начале транзитного периода. Другой разговор, что такого рода прогнозы о смене хозяина Ак Орды вроде как велись всегда, в одном временном отрезке приглушенно, а в каких-то отрезках откровенно громко.

Вместе с тем речь идет не о каких-то реальных претензиях на верховную валсть, скажем, нашей бессильной  оппозиции в разные периоды, от середины и конца девяностых прошлого столетия, до нулевых или первой половине десятых. Несмотря на определенные моменты, которые можно назвать даже кризисными, было ясно, что президент сдюжит и ни о каком преемнике или сдаче позиций речи и быть не может. Но тот факт, что они резко усилились в последний квартал 2016 года, и затем превратились уже в некий постоянный «белый шум», своеобразный рефрен, очевидней некуда…

А катализатором казахстанского варианта смена власти безусловно стала неожиданная (а смерть первого лица практически любого государства – это, согласимся, почему то всегда гром среди ясного неба…) кончина первого президента Узбекистана Ислама Каримова, другого былого патриарха президентского корпуса в регионе Центральной Азии… Два с небольшми года после официальной даты ухода узбекского самодержца и вызревала «внезапно-добровольная» отставка первого президента Казахстана.  

После обозначения преемника, все дружно провели аналогии уже с отставкой Бориса Ельцина. Однако сегодня, когда вовсю стартовал первый месяц 20202 года, об этом уже никто не вспоминает, потому как всё пошло по иному сценарию. И который, наверное, чем бы в итоге не закончился, войдет в историю как супер-оригинальный  транзит по-казахски. Летом прошли выборы, Касым-Жомарт Токаев стал вторым Президентом в истории Казахстана - однако первый президент  проявил отнюдь не пенсионерскую активность, и полностью оправдывает <#заранееприготовленный#> статус Ельбасы.

Теперь вокруг только и шумят о своеобразном дуумвирате верховной власти. Народное сетевое творчество полно мемов, шуток и даже анекдотов на эту тему. Драматизировать такое восприятие обществом складывающейся картины,  наверное, не стоит.  Ибо главное все таки состоит в том, что столь долго чаемый, а главное, реальный транзит начался. Он продолжается и есть ожидания, что в следующем году он дойдет таки до своего логического конца. Тем более действующий президент возможно и медленно, но зато верно набирает вес, признание, прежде всего в мире, на международнй арене и это отрадно. Согласимся, было гораздо хуже, если бы Токаев чем то не угодил  внешнему миру.

А тем временем сам мир пришел в движение, ибо появился очень чуствительный тренд, необыкновенно ярко  проявившийся и даже разогнавшийся в 2019 году – и он целиком относится к международной сфрере и задевает всех.  Это череда событий, которые указывают на то, что мир перестал быть однозначно  однополярным . Хорошо это или плохо, но это так.

Противостояние США с Китаем с одной стороны, с Россией, с другой, трения с Турцией (на минутку! - членом НАТО, грозящего Штатам возбуждением вопроса о международном призаннии геноцида севераомериканских индейцев...), обострение отношений и без того крайне неважных с Ираном. Мир стал свидетелем заметного, мягко говоря, непонимания (назовем это так...) политики США со стороны Франции и Германии.  И все это на фоне усиления  взаимообразных конфронтационно-санкционных политик, которая в свою очередь сопровождается ранее невиданными вызовами – все это вызывет тревогу. А значит, логически, с другой стороны - мобилизацию. И вот тут то, надо заметить, казахстанский внутриполитический «дуумвитаризм» относительно обострения международной обстановки выглядит, мягко говоря, чудновато. И вот почему.

Дело в том, что разрушение двуполярного мира, породило казалось бы безоговорочную гегемонию одной мировой державы. Однако теперь у этой гегемонии обозначились явные проблемы, которые, как уже выше было замечено, ведут к разрушению этой самой гегемонии и наступления периода некоего хаоса, внутри корого начинают возникать новые альянсы и  конфигурации, равно как и новые соперничества.

 Это очень выпукло понятно на примере сегодняшнего Узбекистана, обретающего новую поступь и векторы своего развития, после ухода в мир иной Ислама Каримова, строителя узбекской государственности. Налицо улучшения отношений Узбекистана не только с другими странами региона, но и с Россией. При этом Узбекистан сохранил ровные и достаточно неплохие отношения и с США, и с Западной Европой. С другой стороны Узбекистан стал невольно, судя по логике процессов, соперником Казахстана в привлечении иностранных инвестиций, а значит и ...политическим соперником.

Поэтому пора определяться с приоритетами во внешней политике – многовекторная политика не значит равноудаленная или равнопредпочтительная. К тому же Казахстан явно становится заложником конфликта между Китаем и США, и гораздо большим, чем кто либо из соседей по региону. И это напряженность  стала уже значимым фактором внутренней политики (феномен Серикжана Биляша)...

***

О наборе  мейнстримовых и актуальных проблем,  вызовов накопившихся в прошлом - которые несомнено обострятся в 2020

Ну а теперь перейдем ко второй части наших рассуждений и коснемся не глобальных вещей, а поподробнее вглядимся в те проблемы, сугубо внутренние мейнстримы, которые, увы, явно будут отравлять нам жизнь и в наступившем году. Причем, независимо от того, как быстро завершится последний акт подзатянувшегося транзитного периода по-казахстански. И власть, и общество должно не просто засучив рукава начать осмысленно решать накопившиеся проблемы объективного и субъективного характера. А что такое означает «осмысленно»? А то и означает, что осмысление начинается с упорядочения всех проблемных точек сегодняшнего, с позволения, сказать «развития» страны. А затем их артикуляции, обнародования, а не трусливого замалчивания в угоду красивых, но по сути никчемных и дутых отчетов.

Разумеется, в рамках одной, пусть даже большой и самой подробной  статьи, невозможно охватить все разом, но постараемся осветить то, что прямо вот на самом виду находится.

Экономический блок. Никому не секрет банальная истина, что страна поднялась и продолжает держаться на плаву за счет поставок сырья, приодных ископаемых. И тут на первый план выходит следующая проблема.

Дело даже не в цене, точнее уже не только в цене за бочку сырой казахстанской нефти, а в том, что освоение каспийских месторождений явно стало бесперспективным. Месторождения разведанных ранее, еще в советскую эпоху, истощаются (Эмба, Жанаозен) - а крупных,  можно сказать, не осталось. Во весь рост встал вопрос о новом этапе геологоразведки.  Но отчественаня геологоразведка переживает не лучшие времена, и, по сути, обескровлена. Некогда мощные подразделения этой стратегической отрасли находятся полностью или под управлением иностранных фирм, либо отданы на аутсорcинг.

То же самое можно сказать о такой сфере, которая вроде как теоретическая, но с другой стороны она неотделима от практики - т.е. от реальной экономики. Речь идет о науке. Есть большая потребность в научных результатах, однако эта потребность не сформулирована и не оформлена в виде заказа. Причем реальное финансирование науки и консультирование сравнительно не самое плохое, местами намного больше чем, допустим, в иных сопредельных странах региона и постсоветского простанства. Однако тут тоже замешана коррупция и иностранные консультанты, которые формально относятся к выполнению задач, почему то стабильно получают финансирование в десятки раз больше казахстанских консультантов.

Социально-экономическая обстановка. Из понятийного и фактического оборота, прежде всего правительства - если не считать инициированных самим президентом (новым президентом!) документов регламентирующих поддержку многодетных матерей и совсем уж социально ущемленных слоев населения, случившихся прямо скажем в пожарном порядке - исчезла сама формулировка «социальное государство» и соответствующая работа, на системном уровне прежде всего.

Так, порой можно услышать едва ли не победные нотки, когда рапортуют о высоком процентном соотношеннии молодежи к остальным возрастным группам. Однако вместе с тем у нас катастрофическое положение с таким показателем, как вместимость рынка труда именно для молодых граждан страны...  

Тем временем, буквально на наших глазах Казахстан превращается в квази-коммерческое государство  с нацеленностью на взимание все большего количества непрозрачных внебюджетных сборов. И это происходит на фоне все более и более заметного обеднение населения и его дифференциация по доходам. Сегодня мы вправе вести речь о паупериазции определенного социального слоя – бедные станвотся еще беднее, ну а богатые еще больше отрываются от средних слоев, которые также вынужденных туго затягивать пояса семейных бюджетов.  Такие социальные перекосы уже не просто чреваты, а беременны трудноконтролируемыми вспышками недовольства тех или иных слоев населения...

А что у нас в общественной сфере? Итак, заканчивается внутренняя политика эпохи Назарбаева – сейчас другие приоритеты, инструменты и субъекты политики. Однако, собственно у власти, нет концепций для дальнейшей, с учетом сложившисхя обстоятельств и трендов, работы в новую эпоху.

А помимо такого рода проблем, наметился целый ряд негативных процессов, которые стоят на пути к прогрессу - и поэтому нужна как воздух адекватная оценка происходящего. Например, создался и разрастается совершенно деструктивный тренд на исламизацию и архаизацию медийной и политической сферы. Он произрастает и идет рука об руку со следующим негативными трендами, как то откровенное снижение интеллекта, правовой  и функциональной грамотности населения, в том числе среди молодежи, новых поколений... Что в свою очередь, порождает фрагментацию общества по медийному потреблению и разности взглядам по базовым, в данном случае, демократическим ценностям.

Вместе с тем, есть реальное увеличение количества молодых избирателей на фоне ухода старых элит на пенсию из активной политики (причем уходят наиболее яркие и харизматические ее представители), но пока молодые элитарии далеко не так популярны.  Хотя объективно давно назрела актуальная потребность в новых политических лицах, оттеняющая, как минимум такую реальность,  как несоответствие действующих политических партий структуре общества и избирателей...

Таким образом, можно констатировать, что даже на каком-то подсознательном уровне проявляется запрос на появлении новых центров принятия решений: как внутри государственной машины, так и вне ее, и, самое главное -  на приход оппозиции с новыми лицами и свойствами. Похоже на то, что так или иначе общество вот-вот столкнется с проблемой пересмотра легитимности и работоспособности  действующих субъектов политики и, соответственно, переосмысление их роли...

Platon Asia