ПОЧЕМУ ЛИНГВИСТЫ НЕ ПОНИМАЮТ ПРЕЗИДЕНТА?!.

2-летняя латинизация дискредитировала всех и вся! И президент Касым-Жомарт Токаев отменил неграмотную латиницу и объявил реформу казахского языка. Но лингвисты по-прежнему рассматривают варианты латиницы, а не реформу языка: вчера они говорили, что из-за диакритических знаков можно потерять специфические звуки языка, сегодня говорят: они нужны для сохранения его природы! А ведь за 28 лет не разработана даже концепция языковой реформы!

Если до сих пор не определены основные проблемы языка и пути их устранения и усовершенствования языка, то как будет идти латинизация?! Ведь лингвисты озабочены лишь «техническими» вопросами: какие варианты латиницы и знаки использовать.

Например, директор Национального научно-практического центра «Тіл-Қазына» Ербол Тлешов, который презентовал в парламенте алфавит с диграфами, в 2017 г. говорил: «От введения диакритических знаков отказались, поскольку из-за их редкого использования можно потерять специфические звуки казахского языка», и алфавит должен состоять из 25 латинских букв и 8 диграфов.

В 2020 г. Ербол Тлешов говорит: «Но при этом каждая страна использует дополнительные знаки, которые отличают алфавиты. Поэтому нужно понимать, что казахский алфавит не может быть полностью скопирован с английского алфавита и состоять только из 26 знаков»; «дополнительные знаки нужны именно для сохранения природы языков».

Это явные противоречия: наши лингвисты привыкли противоречить себе и не признавать свои ошибки, которые могли пагубно повлиять на язык?!

20 декабря 2019 г. президент Касым-Жомарт Токаев заявил: «Хотел бы также высказаться по вопросу перехода на латиницу. Спешки в этом вопросе допускать нельзя. Требуется тщательно, выверенно, всесторонне проанализировать и проработать все аспекты внедрения нового алфавита. Предложенные три варианта латиницы оказались несовершенными. Поэтому нужен поистине научный подход к этой проблеме, которую упрощать нельзя. Речь не идет о простом переложении кириллицы на латиницу, нужна реформа казахского языка, его модернизация. Ждем авторитетного мнения наших ученых. Еще раз заявляю, что мы реформируем именно казахский язык. В таком судьбоносном для нации вопросе кампанейщина, легковесность недопустимы!»

То есть, спешить с переходом на латиницу не надо, нужна реформа казахского языка.

Для этого необходимо обозначить главные проблемы языка.

Достаточно просмотреть, к примеру, новый Орфографический словарь под редакцией профессора Р.Сыздык на буквы «в», «ё», «ф», «ц», «ч», «щ», «э», «ю», «я» – все слова в русской орфографии! На буквы «г», «б», «д», «и», «к», «л», «п», «р», «х» – внушительное количество русских слов, порой около половины! Эти слова заметно «подтачивают» язык, они засорили его. Такая же картина и в казахско-русских словарях.

В советское время в казахском языке образовался целый пласт русских слов. Он не только обеднил язык и превратил его в «казахско-русский диалект», но и вызвал «эрозию» языка. Это основная проблема.

Это небывалый случай – «подтягивать» фонемный строй языка до строя иноязычных слов! Большинство т.н. заимствований из русского языка остались чужеродными (это иноязычные слова, варваризмы); по этой причине большинство из них не используются в поэзии, художественной прозе и т.д., заметно обедняя ее язык.
Кроме нарушения фонетической, синтаксической, орфоэпической и др. системы казахского языка, эти слова снижают функциональные возможности языка и препятствуют естественным заимствованиям из других языков, в том числе и русского.

Требования советских идеологов «не извращать в национальных языках советизмы и интернациональные слова» в сфере языкового заимствования приобрели следующие ненаучные принципы: ЗАИМСТВОВАТЬ НОВЫЕ СЛОВА ТОЛЬКО ИЗ РУССКОГО ЯЗЫКА, ПИСАТЬ В РУССКОЙ ОРФОГРАФИИ, НЕ ПЕРЕВОДИТЬ ИХ. В итоге в казахском образовался русский «миниязык».

В казахском языке сложились два противоречащих принципа заимствования: естественный или научный – жәрмеңке (ярмарка), пәтер (квартира), кәмпит (конфета) и т.д. и советский «насильственый» – велосипед, циркуль, объект, тротуар, чемодан и др.

Ранние заимствования, вроде кереует (кровать), самауыр (самовар), Мөскеу (Москва), Ресей (Россия), бөтелке (бутылка), бөрене (бревно) и т.д., вошли в лексический состав языка.

Казахский относится к агглютинативному типу («приклеивание»), при котором к неизменяемой основе или корню присоединяются однозначные стандартные аффиксы: бала-лар-ыңыз-ға (вашим детям). Русский – к флективному (взаимопроникновение морфем), когда к изменяемой основе или корню присоединяются «сложнозначные» аффиксы: мужик+ск(ий)> мужицкий. Поэтому аффиксы в этих типах не равнозначны. Слово псевдопатриотизм – русское слово, хотя все морфемы (псевдо-, патриот, -изм) из европейских языков, потому что эти морфемы участвуют в русском словообразовании. В казахском же они чужеродны фонетически и морфологически.

О состоянии отечественного языковедения говорит такой факт: уже в 1 классе у детишек начинается головная боль – в некоторых учебниках «Ана тілі» говорится о 40 буквах и 2 знаках (ь,ъ) вместо 42 букв, а в отдельных учебниках о количестве букв нет информации. В русском языке знаки (ь, ъ) как словообразующие являются буквами.

Сами названия букв, как и многие слова, даются в русском произношении: бе, ге, ка, эл, эм, эс и т.д. (ср. казахское произношение: бы, гі, кі, лы, мы, сы и т.д.), что с малых лет нарушает основу детской речи. По этой причине неудивителен «русский акцент» школьников при изучении казахского языка.

КТО ИЛИ ЧТО МЕШАЛ изменению произношения букв и слов согласно казахской фонетике и орфоэпии: кінәз (князь), туфіли (туфли), фантан (фонтан), балқон (балкон, которое неудачно перевели как «қылтыма» – то, что торчит), дұш (душ) и т.д.? Неужели и для этого нужен Указ президента (или Постановление правительства)? СССР уже нет 28 лет, соответственно, нет и советских принципов заимствования в казахском языке. Но наши казаховеды за годы независимости продолжали работать по законам советской языковой политики и ввели мизерное количество новых слов…

Не изучена сама основа языка – графическая, фонемная система. Если она была бы приведена в соответствие с казахской фонетикой, то многих нынешних споров не было бы. К примеру, в начальных классах дают сведения о системе смягчения в казахском. В нем мягкость согласным придают буквы ө, ү, і, ә, е, и (көңіл, гүл, көл, әкім и т.д.). Но в казахском мягкость согласных обозначается и буквой ь (коньки, циркуль, факультет и т.д.), а также с помощью букв е, ё, и, ю, я, стоящих после согласных (щётка, бюро, цирк и т.д.).

У детей начинается путаница: почему в слове циркуль в конце мягкий знак, а в слове көл – отсутствует, в слове коньки в середине мягкий знак, а в слове қаңқа нет и т.д. Даже одинаковые буквы – е, и – дают разную мягкость в казахских и русских словах, не говоря о специфических ё, ю, я; ө, ә, ү, і.

Если казахская и русская системы мягкости сильно отличаются, то разделительную функцию буквы «ъ» вообще трудно объяснить по причине отсутствия такого явления в казахском языке.

Добавьте сюда различия в системе ударения, сингармонизма, морфологии и т.д. и получите «болезнь» языка от засилья чужеродных элементов. Здесь корни его несостоятельности во многих сферах: в науке, в искусствоведении, в детской, научно-фантастической и др. литературе. Т.н. заимствования из русского языка – это игнорирование системы казахского языка, формирования казахской лексики.

Лишь при научном подходе к проблеме лексических заимствований возможно формирование национального корпуса языка. Особняком стоят многочисленные узкоспециальные термины. Для работы с ними необходимо длительное время. Это касается и других «трудных» слов: для них можно подбирать адекватные переводы.

Для развития казахского языка лучше реформировать его на нынешней графике: убрать ненужные буквы вроде ъ, ь, ё, щ, привести термины и заимствованные слова в соответствие с казахской фонетикой, орфографией, перевести или оставить в международной форме.

При переходе на латинский алфавит наши языковеды в большей степени опирались на алфавит Ахмета Байтурсынова начала ХХ в.: вариант с акутом состоит из 30 букв и двух диграфов, остальные буквы из нынешнего алфавита не вошли в нее.

Но за прошедший век произошли заметные изменения в науке, образовании, экономике, промышленности и т.д., существенно изменился образ жизни казахов. Эти изменения отразились и в языке, перенявшем большое количество международных терминов и слов.

С ними появились и новые фонемы, такие как «в», «ф», «ц» и др. Современные казахи говорят: цирк, Конституция, федерация и т.д., а не сирк, Конститусия, педерасия. Казахский язык конца ХХ и начала XXI в. существенно изменился по сравнению с языком XIX в. по своей фонетической основе.

Проблема состоит в определении таких тонкостей, а также в том, чтобы ввести языковые нормы и написать Орфографический словарь казахского языка с навсегда закрепленными языковыми стандартами, например «Конституция» или «Ата Заң», «велосипед» или «велесепед» («белесепед») и т.д. Ныне чуть ли не у каждого сайта «свой язык»: как хотят, так и пишут.

В последние десятилетия ускорились глобализационные процессы: интернет, новые технологии, новые виды связи вносят массу новых понятий, слов и терминов. Будет большая проблема с функционированием международных терминов и слов в казахском языке, проблемы для развития науки и образования, если ориентироваться на алфавит Байтурсынова. И для их «переваривания» необходима развитая фонетическая и графическая система языка.

По этой причине необходимо обсуждение в обществе, среди специалистов: какая должна быть фонетическая основа казахского языка? Оставить ли в ней такие фонемы (буквы), как «в», «ф», «ц», «я», «ю» и др. Из этих букв больше споров по букве «ц». Возможно, эту букву оставить из-за международных терминов и слов; их немало в медицине. Кстати, я противник перевода медицинских терминов на казахский язык – вся терминология, как в целом сама медицина в основном из западных стран, и основные термины необходимы для взаимопонимания медиков при лечении больных, диагноза, а также для адекватного понимания объекта или явления медицины.

Эти проблемы мной поднимались с 2007 г. в разных изданиях. В газете «Ана тілі», где публиковались мои статьи, предлагал открыть площадку для обсуждения таких вопросов: отменить советские принципы заимствования, убрать некоторые фонемы из нынешней графики, обсудить новое написание заимствованных слов из русского языка по законам казахской фонетики, орфоэпии или их перевод, замену и т.д. Но наши лингвисты не откликнулись.

Вместо заключения. Реформировать казахский язык на основе кириллического алфавита, сделать казахский язык кодифицированным (нормированным), узаконить написание большинства слов, довести до конца работу с международными терминами по международным правилам и т.д. До введения латиницы! Это научный и осмысленный подход к решению языковых проблем, для чего необходим Институт социальной лингвистики (или казахского языка), чтобы участвовали больше специалистов из разных сфер.

Материал взят со стены в Фейсбуке Дастана ЕЛЬДЕСОВА

https://www.facebook.com/d.eldesov/posts/2460078427579536