Итоги столичной недели: История с соцпособием и фруктами

На прошлой неделе министерство труда и социальной защиты населения в очередной раз решило продемонстрировать решительность в борьбе с иждивенчеством – и заявило об ответственности тех, кто получил социальное пособие в 42 тысячи 500 тенге, не потеряв источников заработка. При этом в ведомстве заявили, что наиболее сознательные граждане могут вернуть пособие – только механизм возврата не отработан. С отработанными механизмами в стране вообще катастрофа: президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявляет о необходимости обеспечить продовольственную безопасность в стране, а на юге фермеры вынуждены выкидывать гниющую плодоовощную продукцию, потому что не могут доставить к рынкам сбыта.

Напомним, что в марте президент Казахстана в своем обращении к населению заявил о том, что все граждане, оставшиеся без дохода в период чрезвычайного положения в стране, будут получать социальные выплаты в размере минимальной заработной платы – 42 тысячи 500 тенге. В эту категорию также входят самозанятые граждане, акция продлится, пока действует режим чрезвычайного положения, заявки можно оформить на сайте eGov, через портал 42500.enbek.kz или с помощью Telegram-бота. При этом министерство труда и социальной защиты изначально отклоняло заявки от государственных служащих, сообщил вице-министр этого ведомства Нариман Мукушев. «В условиях ЧП деятельность госорганов и государственных организаций не ограничивалась. Большинство сотрудников работают удаленно. Поэтому все они будут отклонены. В целом, госслужащим по закону запрещено заниматься предпринимательской деятельностью, за это предусмотрена ответственность. Это значит, что они не могут, заплатив ЕСП, претендовать на эту выплату», - сказал Мукушев.

По его сведениям, по состоянию на 13 апреля выплаты назначены 1,7 миллиона заявителей при 4,9 миллиона зарегистрированных заявок. «Уникальных заявок зафиксировано 3,7 миллиона. Работа по назначению ведется постоянно», - отметил вице-министр. Уникальные заявки – это не повторяющиеся обращения от одного и того же лица, то есть 1,2 миллиона граждан обращались за соцпособием неоднократно. К тому же среди заявителей оказалось 257 умерших (от их имени подавали родственники) и 121 выехавший за рубеж на постоянное место жительство гражданин. «Конечно, цифры не столь большие, но таких заявлений не должно быть в принципе», – подчеркнул Мукушев. А чуть позже выяснилось, что среди получивших денежную выплату были и те, кто работу не терял – и, соответственно, не должен был получать это пособие. После чего министерство труда и социальной защиты сначала пригрозило гражданам всеми карами небесными, а потом признало, что оно не обладает компетенцией привлекать граждан к ответственности, о чем заявил глава ведомства Биржан Нурымбетов.

Министру труда и социальной защиты вообще пришлось отвечать на критику граждан по поводу ответственности за незаконное получение от государства пособия в размере 42 500 тенге в связи с потерей дохода во время действующего в Казахстане режима чрезвычайного положения. Свои разъяснения Нурымбетов опубликовал на своей странице в Facebook. После критики в адрес министерства, он сообщил, что Минтруда не обладает компетенцией привлекать кого бы то ни было к ответственности и в очередной раз разъяснил, кому положена помощь от государства, а кому нет. «Мы с первого дня говорили и разъясняли, что право на социальную выплату по случаю потери дохода в связи с введением ЧП (42 500) имеют наемные работники, отправленные в отпуск без сохранения заработной платы. Так написано и в приказе (в правилах) с первого дня, и никогда не менялось. К сожалению, как оказалось, многие наемные работники, которые продолжают работать и получать заработную плату (то есть их никто не отправлял в отпуска без сохранения зарплаты), все-таки подали заявления и получили 42 500 тенге. Вы не имели права получать эту выплату в соответствии с правилами», - написал Биржан Нурымбетов.

Он отметил, что министерством были предприняты все необходимые меры для того, чтобы нуждающиеся граждане могли получить пособие от государства как можно проще, без лишних бюрократических проволочек. «В первоначальном варианте правил, мы требовали от работодателя приложить к заявлению копию приказа об отпуске своих работников без сохранения зарплаты, и другие документы, подтверждающие, что он не может им платить зарплату в силу отсутствия средств. На второй же день, работодатели, работники, общественность, представители палаты предпринимателей, акимы сказали, что это слишком бюрократично и работодателям тяжело будет в egov прикреплять сканированные эти документы», - напомнил министр. По его словам, ведомство сразу же отреагировало на эти предложения и убрало эти требования, оставив только заявление, в котором заявитель подтверждает, что потерял доходы именно в связи с ЧП и несет ответственность за достоверность представленных сведений.

«Также по пожеланиям многих работников (работодатели которых особо не торопились за них подавать заявления) мы предусмотрели возможность подавать заявления самому работнику, указав БИН своей компании (организации)», - отметил глава Минтруда. По его словам, именно эти послабления привели к тому, что на выплату соцпособия стали подавать документы и те, кому оно, на самом деле, не положено. А проверить это без подтверждающих документов, которые требовались изначально, чиновники не могут. «Многие также считают, что мы должны были это нарушение увидеть при проверке, так как у нас есть база данных. У нас в базах данных не может быть сведений о приказах по предоставлению вам не оплачиваемого отпуска. Потому что по вашим же требованиям мы исключили предоставление такого приказа, заменив на уведомительный принцип», - утверждает Нурымбетов. По его словам, именно по этой причине он не может согласиться с утверждением некоторых граждан о том, что кто назначил и выплатил тот и виноват.

«Все, что написано выше, относится только к тем работникам, которые продолжая работать и получая заработную плату, все-таки подали заявления и получили 42500 тенге. Хотя по Правилам, эта выплата положена только тем наемным работникам, которые были отправлены в отпуска без сохранения зарплаты. В связи с этим, Государственный фонд социального страхования (ГФСС), за счет средств которого осуществляется выплата 42500, имеет полное право требовать возврата неправомерно полученных выплат», - уточнил министр. По его словам, к другим получателям пособия 42 500 Минтруда не имеет никаких претензий. Мало того, министерство не намерено инициировать проведение каких-либо проверок в отношении тех, кто получил выплаты. Также Нурымбетов высказал уверенность в том, что, большинство граждан честно подали свои заявления, а поэтому получили выплату правомерно.

Вроде бы все логично и правильно, более того, в стране вроде как разработан механизм по возврату неправомерно полученного пособия, вернуть которое можно на счета госкорпорации «Правительство для граждан», о чем рассказал вице-министр труда и соцзащиты населения Казахстана Нариман Мукушев. «Ко мне обращаются граждане, которые готовы и хотят вернуть средства. Такая возможность есть. Конечно, в условиях ЧП это желательно делать через мобильные приложения банков. Некоторые банки позволяют отправлять деньги на юридические счета», - сообщил Мукушев. Вот эта деталька в виде слова «некоторые» и заставляет насторожиться: дело в том, что некоторые граждане уже пытались вернуть 42 тысячи 500 тенге через свои банки, но проблема в том, что назначение платежа (так называемый КПН) за номером 049 есть далеко не  во всех мобильных приложениях банков. Вручную КПН в их системах не забьешь, соответственно, человек и рад бы вернуть 42 500, да банк тупо это сделать не позволяет.

Между тем, к середине апреля выплату получили уже 2 миллиона 461 тысяча 653 заявителей, при этом подано на нее было уже более 5 миллионов заявлений. В общем, ситуация с выплатами напоминает знаменитое изречение Виктора Степановича Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось как всегда» - такое ощущение, что 42 500 были сыром в мышеловки, с помощью которого госорганы по окончании карантина намерены набить бюджет штрафами. При этом ведь критиковать продолжающих работать и подавших на соцпособие язык не повернется: государство на протяжении многих лет потакало иждивенческим настроениям пипла, то долевые стройки достраивая за счет бюджета, то налоговые амнистии объявляя. И чем 42 500 на халяву без потери работы принципиально отличается от достройки жилого комплекса за счет всех налогоплательщиков страны, автор не понимает. Если там помогали всем миром отдельным вляпавшимся в историю, то чем теперь минтруда недовольно?

Если же решили бороться с иждивенчеством, так давайте выставим счет всем, кто и ранее получал помощь от государства, будучи вполне себе трудоспособен, ибо в таких случаях всегда вспоминается изречение Софочки, «Нет уж, папа, погром так погром!». Иначе получается, что до ЧП и после ЧП иждивенчество позволяется, а вот во время ЧП – нет: ребята, мед – это очень странный предмет, он или есть, или его нет. И иждивенчество из той же серии – оно либо допустимо всегда, либо, как говорят в Одессе, «без никому». В смысле – никогда. Пока же все угрозы министерства труда и соцзащиты напоминают старый анекдот про «Мама, я немножко беременна». И уж в любом случае, если вы даете гражданам возможность исправить свой грех, продумайте и обеспечьте ее технически, а не так, что с карточки одного банка деньги назад в «Правительство для граждан» отправить можно, а с карточки другого – нельзя. И самое печальное, что подобные недоработки касаются не только физических лиц, но и бизнеса, который по выходу из ЧП и так на ладан дышать будет.

Также, кстати, разгораются скандалы вокруг фонда "Биргемиз"  (т.е. "Вместе") которая ассоциируется с главной партией страны "Нур-Отан" и ее Председателем (а фактически партией командует зампред Бауржан Байбек). Там  вопросы возникли по гуманитарной помощи из-за рубежа (в частности медицинские маски из КНР) и выплатой благотворительного "соцпособия" размером в 50 000 тенге...

 

***

..Ещё, на прошлой неделе в парламенте обеспокоились ограничением экспорта сельскохозяйственной продукции: в южных регионах созревает урожай капусты, лука, моркови, но их производители сталкиваются со сложностями при их продаже на небольшом внутреннем рынке, при этом экспорт таких товаров за рубеж запрещен. В итоге выращенная продукция рискует просто сгнить на корню - с соответствующим запросом на имя премьер-министра Аскара Мамина 15 апреля на пленарном заседании мажилиса парламента обратился депутат мажилиса Нуржан Альтаев. «Недоумение вызывает запрет и ограничение экспорта скоропортящейся продукции, таких как лук, капуста, морковь, репа. В настоящее время в южных регионах страны скапливается около 800 тысяч тонн скоропортящейся продукции (капуста, лук, морковь). Потребление данных продуктов в Казахстане в десятки раз меньше, и наблюдается большой переизбыток производимой продукции», – сказал Альтаев.

По его словам, это огромный труд фермеров, которые могут обанкротиться, не реализовав данную продукцию. «Фермеры с южных областей Казахстана вынуждены выбрасывать созревший урожай, который не востребован внутри страны», – отметил депутат. В связи с этим он попросил премьера рассмотреть предложения по исправлению сложившейся ситуации. Первым Альтаев упомянул введение всеобщих правил и инструкций оперативного согласования передвижения людей, товаров и транспорта в условиях карантина и чрезвычайного положения, с учетом необходимости обеспечения беспрепятственного передвижения людей, товаров и техники сельхозпроизводителей по нуждам производства, переработки и реализации продукции. Также предложено перевести все процедуры согласования в онлайн-режим и рассмотреть возможность отмены всех запретов и ограничений на вывоз скоропортящейся продукции сельского хозяйства.

Кроме того, на блокпостах предлагается обеспечить отдельный коридор для грузовых автомобилей, перевозящих скоропортящуюся сельскохозяйственную продукцию. Депутат напомнил, что в связи с введением в Казахстане с 16 марта чрезвычайного положения в некоторых регионах введены ограничения как по передвижению людей, личного транспорта, так и по передвижению грузового транспорта и товаров. Кроме того, отдельным приказом министра сельского хозяйства от 2 апреля 2020 года №111 введен запрет на вывоз некоторых сельскохозяйственных товаров и ограничения на вывоз некоторых видов сельскохозяйственных товаров. Альтаев отметил, что в связи с отсутствием единых и прозрачных процедур по получению разрешения на передвижение людей, сельскохозяйственной техники, перевозку и реализацию товаров в разных регионах исполнительные и правоохранительные органы по разному понимают вопрос ограничения передвижения грузового транспорта, а также имеются «недопонимания и перегибы» на местах.

«Например, на границе Жамбылской и Алматинской области фуры с сельскохозяйственной продукцией сутками стоят на блокпостах, где не обеспечено их быстрое и беспрепятственное передвижение. Такая же ситуация на границе с Кыргызстаном, где скапливается огромное количество машин, пытающихся вывезти продукцию на экспорт. А между тем сельскохозяйственная продукция в основной своей массе является скоропортящейся», – заметил народный избранник. При этом пока фуры простаивают на блок-постах, цены на эту продукцию в городах медленно, но верно растут – и стоит ли в условиях роста цен удивляться стремлению казахстанцев срубить с государства 42 500 на халяву без потери работы? Многие ведь это воспринимают как некую компенсацию от государства за его неуклюжесть – и, по гамбургскому счету, имеют для этого основания. Не юридические, разумеется, но чисто практические...

Тут ведь проблема заключается в том, что государству сейчас нужно думать не только о дне сегодняшнем, карантинном, но и о том, что будет после того, как страна из карантина выйдет. И тот самый бизнес, который сейчас простаивает на блок-постах, едва ли сможет быть локомотивом запуска экономики, если уже сейчас не продумывать какие-то механизмы помощи ему на местах. На прошлой неделе стало известно, что предприниматели Нур-Султана и Алматы - двух городов, которые первыми закрыли на карантин - ежемесячно теряют десятки миллиардов тенге. Об этом рассказал председатель Казахстанской ассоциации управляющих и сервисных компаний в сфере недвижимости Кайрат Кокенов.

Глава ассоциации сообщил, что из-за закрытия торгово-развлекательных и других мест массового скопления арендодатели, как и арендаторы, теряют доход. «Мы посчитали, что потеря доходов, которая нам предстоит, мы ее фиксируем сейчас, порядка 20 миллиардов тенге в месяц в период карантина. То есть мы не сможем сразу выйти из карантина и выставить арендатору стопроцентную арендную ставку. Потому что мы понимаем, что бизнес тоже должен восстановиться, и здесь мы будем индивидуально подходить», - рассказал Кайрат Кокенов на онлайн-площадке Национальной палаты предпринимателей. По его словам, в столице и Алматы порядка 20 крупных компаний, которые являются членами ассоциации. «На текущий момент мы ведем переговоры индивидуально с каждым арендатором, по предоставлению льгот, кому-то отсрочки и скидки. Гибко подходим к этим вещам, но у нас есть нижняя планка, ограничивающая нашу гибкость: это наши операционные затраты. Ведь мы тоже являемся субъектами малого и среднего бизнеса. В первую очередь это фонд заработной платы, обязательства перед банками и перед налоговым комитетом», - добавил глава ассоциации.

В целом в двух городах около 520 объектов недвижимости, среди них бизнес-центры, торговые центры, складская и гостиничная недвижимость. Часть сотрудников этих объектов, по словам Кокенова, отправили на удаленную работу – но страдает не только средний и малый бизнес, в Казахстане из-за коронавируса снизился спрос на нефтепродукты, сообщает АО НК «КазМунайГаз». «В связи с введением карантина в крупных городах Казахстана и снижением потребления нефтепродуктов нефтеперерабатывающие заводы работают на минимальных сбалансированных мощностях», - говорится в сообщении. В Казахстане переработка нефти осуществляется на четырех предприятиях: ТОО «Атырауский нефтеперерабатывающий завод», ТОО «Павлодарский нефтехимический завод» и ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс» (Шымкентский НПЗ), а также на битумном заводе ТОО «СП «CASPI BITUM». «В апреле 2020 года значительно снизился спрос на основные виды нефтепродуктов: на автобензины и дизельное топливо – на 40%, на авиатопливо – на 70%. Об этом свидетельствует анализ динамики заявок от поставщиков нефти, поступающих в нефтеперерабатывающие заводы», - отмечают в нацкомпании КМГ.

Чтобы избежать затоваривания, объемы переработки нефти и производства нефтепродуктов на Атырауском, Павлодарском и Шымкентском НПЗ снижены до минимума, однако заводы продолжают свою деятельность с усилением мер безопасности. В этой связи все тот же депутат мажилиса Айкын Конуров заявил о необходимости принятия срочной программы стимулирования потребительского спроса на отечественные продукты. В качестве приоритета национального плана спасения экономики мажилисмен считает необходимым ускорить модернизацию экономики. «Основой плана должны стать новые промышленная, инвестиционная, амортизационная политики с ориентированием на отечественных инвесторов и несырьевые сектора. Мы предлагаем провести переоценку всех ключевых данных, привести в порядок официальную статистику. Признать реальные показатели по уровню жизни населения, ситуацию с самозанятыми, безработными и инфляцией. Также необходим анализ эффективности всех государственных программ», - заявил коммунист.

Кроме того, по его словам, надо провести анализ деятельности квазигосударственного сектора на предмет реального создания добавленной стоимости. Также необходима и расчистка каналов движения финансирования, корректировка денежно-кредитной политики, ужесточение трансграничного движения капитала. Это все масштабные документы, требующие большого количества времени на разработку, между тем, Минсельхоз до сих пор не решил проблему шести компаний-экспортеров пшеницы, которые погрузили вагоны еще в марте, но так и не смогли их вывезти. Об этом сообщил генеральный директор ТОО Nurly Zhol Trade Канат Кобесов, обсуждая вопросы экспорта зерна на площадке НПП «Атамекен» 17 апреля. По его сведениям, более 600 вагонов пшеницы были погружены до введения запрета на экспорт, большая часть из них уже оплачена иностранными покупателями. Однако, по словам Кобесова, осталось еще шесть компаний, которые все еще ждут от министерства сельского хозяйства выхода из сложившейся ситуации.

Это заявление прокомментировал директор департамента производства и переработки растениеводческой продукции Азат Султанов. «Точка отчисления – 2 апреля. Мы ждем подтверждения КТЖ, что вагоны этих шести компаний, которые оставались два дня назад, подали документы на погрузку до 2 апреля. Есть факты, что подавалось одно количество вагонов документально, а сейчас заявляется большее количество (вагонов). Точечно с каждым мы разбираемся», - сказал он. В свою очередь, в АО «КТЖ – Грузовые перевозки» отметили, что они уже подтверждали информацию касательно этих компаний. Кроме того, перевозчик добавил, что с их стороны нет задержек в согласовании планов по поставке пшеницы. Президент ОЮЛ «Зерновой Союз Казахстана» Нурлан Оспанов не исключил того, что в простое могут быть виноваты и сами компании. «Нужно их разделять на несколько частей. Первое - груженные вагоны, прошедшие полное оформление документов, затаможены, получившие фито-сертификат на каждый вагон, имеющие паспорта качества. Есть другие загруженные вагоны, которые не имели необходимых документов до 2 апреля. То есть они даже тогда не имели право выехать», - отметил он.

Для решения сложившейся проблемы Минсельхоз пообещал рассмотреть каждый случай в отдельности. Однако конкретные сроки в ведомстве не уточнили. «В данном случае будет применяться адресный подход. То есть по каждому случаю того, что вагоны остались, будем разбираться отдельно. Что и происходит сейчас. Было 66 компаний, сейчас их уже шесть или пять осталось. То есть мы разбираемся», - заключил Азат Султанов. Напомним, министерство сельского хозяйства Республики Казахстан ввело ограничение на экспорт пшеницы для обеспечения во время режима ЧП внутренних потребностей страны в зерне, в том числе для сохранения объемов кормов и переработки пищевой промышленностью. Позже стало известно, что 175 вагонов пшеницы, погруженные в конце марта, еще до введения запрета на экспорт, не могут покинуть Казахстан.

Тем временем, пока бизнес в режиме видеоконференций пытается законопослушно решить свои проблемы, в СМИ появляется обилие информации о довольно известных гражданах, которым карантин не писан. В частности, в пятницу стало известно, что популярный казахстанский певец Арман Конырбаев оштрафован за нарушение режима ЧП в Алматы: ночью с четверга на пятницу мужчина посетил лаундж-бар, расположенный по проспекту Абая в Алматы. Об этом сообщила полиция мегаполиса. «Установлено, что это увеселительное заведение функционирует вопреки введенному в стране режиму чрезвычайного положения. Двери этого бара нараспашку открыты не были: впускали внутрь только надежных клиентов. Среди них оказался и Арман Конырбаев, который согласился со своим нарушением», - сообщила пресс-служба полиции.

Решением специализированного межрайонного административного суда певец подвергнут штрафу в размере 10 МРП (27 тысяч 780 тенге). Отмечается, что к административной ответственности за нарушение режима ЧП привлечены десять человек, в том числе и владелец заведения. Так, были оштрафованы еще двое человек, задержанных в лаундж-баре, остальные подвергнуты административному аресту от пяти до 15 суток. Напомним, что Арман Конырбаев - популярный в Казахстане певец и актер, в 2015 году женился на ведущей, актрисе и певице Аше Матай (Акбота Аскарбекова). Пара воспитывает двух дочерей. Но на этом перечень нарушений режима со стороны, скажем так, не самых бедных граждан, не исчерпывается: на прошлой неделе в соцсетях появилось видео, на котором запечатлен начальник управления криминальный полиции во время массового застолья. Также на этом ролике кортеж из элитных автомобилей нарушает правила дорожной движения и спокойно проезжает мимо блокпоста в Алматы.

Скандальный видеоролик прокомментировали в полиции. «Участвовавший в застолье начальник управления криминальной полиции Жанболат Зиадин отстранен от работы на период служебной проверки. По данному факту будет дана принципиальная оценка», - пообещал начальник департамента полиции Алматы полковник полиции Канат Таймерденов. По его словам, все участники кортежа установлены, водителям элитных авто назначен административный арест на 15 суток: за нарушение режима ЧП привлечены к ответственности водители двух Bentley Жанузаков и Асылбеков, водитель Cadillac Жумагулов и его пассажир Канаев. Водитель Mercedes Артыкбаев наказан за выезд на полосу встречного движения, управление авто с подложным государственным номерным знаком и подвергнут административному аресту на десять суток. «В отношении еще двух лиц, личности которых установлены, проводятся розыскные мероприятия. Четыре транспортных средства водворены на штрафную стоянку», - говорится в сообщении. Также управлением собственной безопасности по факту беспрепятственного проезда кортежа через блокпост проводится проверка.

Байгуют и пируют на карантине не только состоятельные граждане: в Акжарминском детском саду в Кызылординской области практически всем сотрудникам грозит наказание за нарушение режима ЧП. «Работа учреждений образования в регионе до конца карантина приостановлена. Но заведующая этим детским садом устроила субботник на территории этого учреждения, - сообщили в департаменте полиции Кызылординской области. – А после субботника коллектив решил дружно отметить день рождения одной из сотрудниц детсада, в здании детсада его сотрудники накрыли дастархан и устроили именинные посиделки», - уточнили в полиции. В отношении всех пятнадцати участников этих посиделок полицейские оформили протоколы согласно части 6 статьи 476 Кодекса об административных правонарушениях - нарушение режима чрезвычайного положения, карантина и проведения других обязательных санитарно-противоэпидемических мероприятий. По данной статье грозит штраф либо административный арест на 15 суток. Материалы направлены в суд для принятия окончательного решения о наказании.

В общем, бюджет пополнять есть за счет кого, к тому же к ответственности в стране привлекаются не только нарушители карантина: в субботу стало известно, что гражданский активист Альнур Ильяшев был задержан полицейскими в рамках проводимого досудебного расследования. По мнению следователей, он неоднократно распространял недостоверную информацию и умышленно вводил в заблуждение общественность. В департаменте полиции Алматы сообщили, что до задержания Ильяшева неоднократно предупреждали о недопустимости распространения заведомо-ложной информации. Однако ни к одному из предупреждений мужчина не прислушался и продолжал совершать противоправные действия. «В настоящее время данный факт зарегистрирован в едином реестре досудебного расследования по статье 274 часть 4 пункт 2 Уголовного кодекса Республики Казахстан – «Распространение заведомо ложной информации, в условиях чрезвычайного положения», - отмечается в сообщении следственного управления департамента полиции Алматы. Также в полиции добавили, что в настоящее время Ильяшев содержится в изоляторе временного содержания. Расследование продолжается. Если вина гражданского активиста будет доказана, то ему грозит тюремное заключение на срок от трех до семи лет.

Между тем, не совсем понятно, когда карантин может быть если не снят, то хотя бы ослаблен: для полного снятия карантина в Казахстане не должны регистрироваться новые случаи заражения коронавируса. Об этом в службе центральных коммуникаций заявила главный государственный санитарный врач Казахстана Айжан Есмагамбетова, а учитывая многочисленные случаи нарушения карантинного режима, до такого состояния страна дойдет не скоро. «Так как мы заходили постепенно в ужесточение карантинных мер, сначала было более слабо, затем усиленные, далее мы уже перешли к жестким мерам. Точно также снижение карантина будет происходить постепенно. В зависимости от того, какое количество случаев будет регистрироваться», - пояснила Есмагамбетова. Главный санврач республики уточнила, что ведомством установлены четкие критерии для снятия карантина. В частности, карантин будет переходить во второй этап тогда, когда будет зарегистрировано не более 5% прироста в течение недели. Переход на следующий уровень предполагает снижение количества новых случаев коронавирусной инфекции до 2% в течение семи дней.

«Полностью карантин будет снят, только когда не будет выявлено новых случаев. Совсем уйдем с карантинных мероприятий, то есть вернемся к своей повседневной жизни, только в том случае, когда у нас не будет зарегистрировано случаев среди контактных и местных случаев», - добавила главный санврач. Отметим, что к обеду воскресенья, 19 апреля, когда готовился материал, в стране был зарегистрирован 1661 случай заражения КВИ, при этом, по словам все той же Есмагамбетовой, один больной коронавирусом может заразить от пяти до 80 человек. «При анализе распространения инфекции в республике установлено, что один больной заражает от пяти до 80 человек, находящихся в близком контакте. Это когда, находясь на карантине, соседи продолжают общаться между собой и заражать друг друга, - сказала она. - Сегодня мы видим, что инфекция практически в 70% случаев протекает бессимптомно, а значит, что совершенно здоровый с виду человек является источником инфекции для других», - заявила санврач.

Она обратилась к казахстанцам с просьбой соблюдать главную меру профилактики от COVID-19 – находиться на карантине. «Оставайтесь дома и без особой необходимости не покидайте жилье, побудьте дома до окончания карантина. Чем более дисциплинированы мы будем, тем быстрее вернемся к повседневной жизни», - добавила эксперт. Между тем, с 20 апреля в Нур-Султане разрешена работа ряда предприятий, а столичный оперативный штаб утвердил алгоритм их работы. По информации пресс-службы акимата Нур-Султана, утвержденные правила направлены на обеспечение безопасности работников и недопущение распространения коронавирусной инфекции. В частности, с 20 апреля в столице запустят работу промышленных и индустриальных предприятий, строительных компаний, крупных строительных магазинов, организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в сфере сельского хозяйства, компаний в сфере логистики, складирования и сервиса сельскохозяйственного назначения, автосалонов, магазинов автозапчастей и СТО, продовольственных магазинов, химчисток и прачечных, а также сервисов по ремонту оргтехники.

Столичная администрация предупредила, что всю ответственность за здоровье работников, угрозу заражения и распространения коронавирусной инфекции в карантинный период несет собственник организации и руководитель компании.  Среди общих правил, утвержденных оперативным штабом: жесткое соблюдение санитарных требований по обработке помещений, дистанция в два метра между сотрудниками, обработка посуды и всех поверхностей с применением моющих и дезинфицирующих средств после каждого использования. Также обязательным правилом для всех столичных предприятий, возобновляющих свою деятельность, является использование масок или респираторов в течение рабочего дня с условием их своевременной смены, а также наличие антисептиков на рабочих местах, входной и торговой зоне. При этом столичные стройки смогут работать с 20 апреля в круглосуточном режиме, остальные – в режиме с 8 утра до 18-00.

Перечень этих предприятий формирует акимат: столичные власти предложили возобновить с 20 апреля работу промышленных и индустриальных предприятий, строительных объектов - и тех отраслей, которые необходимы для обеспечения строек материалами и надзором. Речь идет о предприятиях, обеспечивающих производство и поставку стройматериалов, предприятий авторского и технадзора, стандартизации и сертификации в сфере строительства. Одновременно после 20 апреля запустят работу асфальтобетонные заводы, которые должны обеспечить материалами работы по ремонту дорог после зимы. Помимо этого, предполагается возобновить работу банков второго уровня с коротким графиком работы до 16.00 часов для выдачи пенсий и пособий. Также предполагается запустить некоторые организации частного вспомогательного обслуживания - химчистки и прачечные, шиномонтаж, ремонт спецтехники и автомойки. В итоге, предполагается, что в Нур-Султане с 20 апреля возобновят работу от 90 до 100 тысяч человек, или 20% от числа работающих в столице жителей.

При этом в алгоритме указывается, что запускаемые предприятия обязаны обеспечить работников централизованной доставкой на работу из дома и обратно на служебном автобусе либо ином автотранспорте. И водитель, и работники должны быть снабжены антисептиком для обработки рук и средствами защиты (спецодежда, маски и перчатки, средства защиты глаз/маска для лица) с обязательной их сменой с требуемой частотой. Служебный автотранспорт должен проходить процесс дезинфекции салона перед каждым рейсом с последующим проветриванием. «В случае невозможности доставки на транспорте - организовать проживание работников на территории строительной площадки или промпредприятия, с соблюдением необходимых санитарно-эпидемиологических требований и мер безопасности в целях предупреждения заражения COVID-19», - говорится в документе. Допуск сотрудников на производство подразумевает использование систем обеззараживания - дезинфицирующих тоннелей на средних и крупных предприятиях. На предприятиях всех форм собственности перед началом рабочего дня должна проводиться проверка работников бесконтактной термометрией на наличие симптомов респираторных заболеваний, для исключения допуска к работе лиц с симптомами ОРВИ и гриппа. Все запускаемые промпредприятия обязаны открыть медпункты, изоляторы при них обязательно должны быть на средних и крупных предприятиях. Организация питания на запускаемых объектах подразумевает запрет приема пищи вне специально отведенных для этого помещений. При этом столовые должны работать по графику, исключающему одновременный прием пищи и скопление работников из разных производственных участков.

Между тем, бизнес в период карантина наши люди пытаются делать на всем, в том числе – и на кладбищах: карантин стал хорошим поводом для проверки законности в этой сфере. И выяснилось, что стоимость места на кладбище в Казахстане варьируется от 11 до 85 тысяч тенге, хотя по закону место для захоронения предоставляется бесплатно. Об этом на брифинге рассказал исполняющий обязанности руководителя управления антикоррупционного мониторинга департамента превенции агентства Данияр Якупов. По его словам, погребение и оказание ритуальных услуг в Казахстане имеет ряд коррупционных рисков. Один из них - порядок распределения земельных участков – в Казахстане все вопросы погребения регулируются тремя нормативными актами: Земельным кодексом, Правилами погребения и организации ухода за могилами, а также Санитарно-эпидемиологическими требованиями к кладбищам и объектам похоронного назначения. По статье 109 Земельного кодекса из мест общего пользования, отведенных для кладбищ, для лиц, которые умерли в населенном пункте, или без постоянного места жительства, бесплатно выделяется не менее шести квадратных метров земельного участка.

«Нами установлено, что плата определенная имеется. Причем она выражена не за земельный участок, а скрывается за сопутствующими услугами, которые оказывают администраторы этих кладбищ», - сообщил представитель агентства. Якупов привел в пример ситуацию, когда после кончины человека его родственники или близкие обращаются к администрации кладбища и начинают совместно подбирать участок. Ключевой момент - расположение места, оно представляет наибольший интерес. «Все хотят, чтобы его близкий был похоронен в наиболее удобном месте, вблизи от основных дорог, чтобы место не находилось в низине. Администраторы кладбищ могут отдать предпочтение отдельным лицам, чтобы заработать деньги, а в кассе указывается как сопутствующие услуги», - пояснил он. К сопутствующим услугам представители сферы ритуальных услуг относят копку могилы, изготовление памятных табличек. Посещение городских кладбищ в регионах показало, что практически везде за бесплатные услуги с казахстанцев взимают плату.

В Петропавловске плата делится на два вида: если родственники хотят выбрать участок, то тогда это стоит 73 тысячи тенге, без права выбора – на 10 тысяч дешевле. В Таразе - 11 тысяч тенге, в эту стоимость входит изготовление табличек, в Уральске на христианском кладбище - 28 тысяч тенге, на мусульманском - 39 тысяч тенге, туда же входят услуги по организации самих похорон. В Алматы цены разнятся. В нижней части города - 55 тысяч тенге, в верхней части на Кенсайском кладбище - 85 тысяч тенге. При этом, если родные усопшего отказываются от сопутствующей услуги, то заплатить за них в любом случае приходится. Якупов подчеркнул, что товарищества по оказанию ритуальных услуг берут плату с граждан и финансируются из средств местных бюджетов на содержание мест захоронения. Таким образом, они дважды незаконно обогащаются. Ранее общественники проверили работу ритуальных агентств и выяснили, что этот бизнес в Казахстане не контролируется ни правилами государства, что приводит к разного рода махинациям со стороны представителей ритуальных услуг.

Впрочем, обогащаться у нас можно не только на кладбище, но и на образовании: сотрудники Агентства по противодействию коррупции озвучили итоги внешнего анализа коррупционных рисков в деятельности Центра международных программ «Болашак». По информации руководителя управления анализа коррупционных рисков департамента превенции агентства Талгата Садинова, в процессах конкурсного отбора стипендиатов потенциальные риски связаны с отсутствием четкой регламентации этапов конкурса, а также большое их количество (6 туров). «На каждом из них имеется возможность принятия необъективного решения о прохождении либо непрохождении очередного тура претендентами. При этом проведение половины этапов проводятся сторонними организациям по тестированию без соответствующего сопровождения со стороны центра», - сообщил Садинов. Он отметил, что требует пересмотра деятельность независимой экспертной комиссии по отбору претендентов, а также необходимо усилить профессиональный уровень ее членов, усовершенствовать сам процесс формирования состава комиссии.

Также коррупционные риски имеются вследствие неурегулированности вопросов при организации языковых курсов, в частности максимальных сроков их прохождения. В результате это приводит к тому, что стипендиаты находятся на языковых курсах по несколько лет. Специалисты агентства отмечают, что в самом процессе обучения необходима четкая, пошаговая регламентация работы по мониторингу успеваемости стипендиата, своевременному реагированию в случае неисполнения договорных обязательств, инициированию вопросов о лишении стипендии «Болашак». «Процесс трудоустройства стипендиатов также требует урегулирования. Не гарантировано трудоустройство выпускникам, обучавшимся по категории «самостоятельно поступившие», и они вынуждены сами решать эти вопросы. Имеется возможность осуществления отработки за пределами Казахстана, а также в иностранных организациях, что нивелирует цель учреждения стипендии – применение полученных знаний в Казахстане», - добавил глава управления. Он подчеркнул, что существенные риски выявлены и в процедурах зачета отработанных дней, а также снятия обременения с недвижимого имущества. Несовершенность данных процедур, по его словам, может способствовать принятию ответственными лицами решения по своему усмотрению.

Руководитель управления агентства также отметил, что коррупционные риски при финансировании обучения и стажировок, в основном, связаны с нарушениями при ведении бухгалтерского учета и отсутствия интеграций информационных систем. А содержание представительств центра программы «Болашак» за рубежом уже обернулось нецелесообразными расходами, об этом  заявила офицер по особо важным делам управления анализа коррупционных рисков департамента превенции Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Айнагуль Карипова. Она пояснила, что представители центра в США в месяц отрабатывали лишь 30% от получаемой заработной платы. «В США за месяц проведено семь мероприятий - это рассылка информации, посещение приемов, проведение встреч. По сути, из 23 оплаченных дней в отчете отражены 7. Это всего 30% рабочего времени. 70% оплаты произведено впустую», - заявила Карипова. Кроме того, при таких затратах стипендиаты программы "Болашак" отмечают слабое участие представителей в их жизни, а также указывают на подмену полномочий посольств Казахстана. В общем, если копнуть поглубже, то в стране расходуются не по назначению миллиарды – и не тенге, а долларов. Но копать усиленно как всегда будут под тех, кто незаконно получил 42 500…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан