Почему выпало из зоны общественного внимания управление общественного здоровья южной столицы?

Вот уже больше недели основным спикером по ситуации с коронавирусом в Алматы выступает главный санитарный врач города Жандарбек Бекшин. Кое-что накануне, 28 апреля, удалось узнать и из высших сфер – от вице-министра здравоохранения Людмилы Бюрабековой. Она сказала, что расследование факта превращения Центральной городской клинической больницы Алматы в главный очаг заражения в мегаполисе, завершается. В нем, кстати, принимает участие и Генеральная прокуратура РК, так что последствия, скорее всего, будут серьезными.

Из того, что попало в публичное пространство, можно уяснить – между медицинским сообществом города, в авангарде которого, сами того не желая, оказались врачи ЦГКБ, и медицинскими чиновниками Алматы на почве пандемии разногласия обострились. До такой степени, что медики перестали стесняться и начали выносить «сор из избы». И пока городская общественность выдвигала в главные виновные руководителя департамента контроля качества товаров и услуг Айзат Млдагасимову, в тени оставался руководитель управления общественного здоровья Тлеухан Абилдаев. Хотя именно в адрес УОЗ и делались упреки от врачей ЦГКБ. После того, как Абилдаев самоизолировался и сначала подал в отставку, а потом остался в этой должности, больше мы главу УОЗ не видели. Как и Камалжана Надырова, бывшего вице-министра здравоохранения, который заразился COVID-19.

Впрочем, уже на первом своем брифинге в качестве главного санврача Алматы Жандарбек Бекшин пролил некоторый свет на расследование причин заражения персонала ЦГКБ.

«Расследование еще не закончено, но промежуточные итоги есть. Есть подозрения по нулевому пациенту, от которого начало распространяться заболевание. Мы в первую очередь смотрели на отделения, в которых проводились различные диагностические исследования – МРТ, КТ. Первыми заболевшими были пациенты из этого отделения, а также медсестра, сопровождавшая их. Фамилии есть, но называть я их не буду. Дома у гражданина Е., который входит в предполагаемый круг источников инфекции, были обследованы 12 человек, напрямую с ним контактировавших, но результаты отрицательные», – сказал он.

Но самое интересное – нарушения в организации работы в условиях пандемии в ЦГКБ все-таки были.

«По самому медицинскому учреждению тоже были выявлены нарушения: это работа по лечению инфекционных больных без разрешения. Был открыт изолятор на пять коек без уведомления государственных служб. Там лежали люди с пневмонией и ОРВИ. Есть одно видеонаблюдение, на котором видно, что сотрудники ходят по всем зонам без необходимых средств защиты. Все это привело к заражению – как персонала, так и пациентов», – подчеркнул Бекшин.

Это было неделю назад, расследование подходит к концу, но руководитель управления общественного здоровья, повторимся, пока никак не прокомментировал информацию от Бекшина. А ведь «лечение инфекционных больных без разрешения» – это результат того, что необходимые протоколы либо не были доведены до персонала ЦГКБ и других больниц города, либо и вовсе не были прописаны. По крайней мере, врачи настаивают на этой версии – им стали свозить всех пациентов с симптомами ОРВИ, не снабдили средствами индивидуальной защиты, поздно разделили учреждение на зоны. Все это, похоже, предпринималось самим персоналом уже после того, как расползлась инфекция.

Да и пациенты, оказавшиеся внезапно в эпицентре зоны заражения, в интервью с журналистами подтверждают – СИЗы, то есть, спецхалаты, маски, очки и т.п., появились уже после того, как распространилась информация о заражении в ЦГКБ.  Ну и Бекшин говорит ровно о том же – сотрудники ходили везде без средств защиты.

Да, Абилдаев подал в отставку с формулировкой «в связи со сложной ситуацией по коронавирусу» – фактически, расписался в бессилии. И если бы Надырова не свалила болезнь, городское сообщество, сидя в карантине, где день за три, уже через неделю забыло бы о нем. Как не вспоминают сейчас о Молдагасимовой. Но сейчас УОЗ Алматы пребывает как бы в состоянии «кота Шредингера» – то ли есть у него руководитель, то ли его нет. А ведь сейчас самая жаркая пора – эпидемия, скорее всего, не достигла еще пика или плато, судя по росту количества заболевших в сутки. Более того, в Алматы партиями привозят рабочих с Тенгиза – оттуда эвакуировать планируют 17 тысяч человек. И в Атырау, и в Шымкенте среди привезенных рабочих уже нашли заболевших, в Алматы, судя по информации заместителя акима города Ерлана Кожагапанова, такой случай всего один.

Да, возможно, управление общественного здоровья сейчас упорно трудится, закрывшись от всех в своем кабинете, чтобы разгрести завалы – обеспечить вновь поступающих на карантин едой и питьем, условиями содержания, наладить бесперебойные поставки СИЗов в медицинские учреждения города, запустить работу построенной на днях модульной многофункциональной инфекционной больницы. Да мало ли дел у него? Но пока длится это молчание, город не может быть уверен, что медицинские власти действительно предпринимают все, чтобы выгрести из ситуации с минимальными потерями.

Карантин показал, что «слышащее государство» не может быть молчащим. Казалось бы, сегодня все чиновничьи структуры сегодня под пристальным общественного мнения. Но как выясняется - все таки не все.  Молчание – далеко не золото в ситуации повышенной нервозности и усталости от режима самоизоляции. Послабления, которые дали людям, привели просто к массовому выбросу горожан из квартир на улицы. Сколько это даст новых случаев заражения – пока непонятно. Но и держать людей взаперти в душных квартирах больше было нельзя.

Так что систему здравоохранения Алматы ждет реальная проверка боем. Предыдущие 40 дней карантина были возможностью подготовиться именно к этой решающей схватке. Есть ли командующий у нашего медицинского отряда, или процесс противостояния, но вновь скрытого, продолжается?

Макс ИВОЛГИН