Агрегированная оппозиция

Социологическое исследование, проведенное в Казахстане исследовательским институтом "Балтик Сервис/Гэллап Организейшн", было направлено скорее на выяснение социального самочувствие населения, чем отношение людей к политическим партиям. К тому же проводилось оно только в южных областях страны и в Алматы. Тем не менее, его данные достаточно ясно и однозначно показывают итоги многолетней работы казахстанских партий по политической социализации масс. 

Итоги таковы: политическими партиями люди не интересуются. Более того, они про них ничего не знают. Исключение составляет лишь "Нур Отан", во многом в сознании людей сливающийся с властью, да "Ак жол", под которым непонятно какую партию люди понимают - то ли прежнюю, до раскола, то ли нынешнюю.
 
При этом, по словам директора института Расы Алисаускиене, презентовавшей в начале мая результаты исследования, 16 процентов опрошенных сказали, что поддерживают объединение оппозиционных партий, 29 процентов - нет. Но и среди тех, кто поддержал объединение оппозиции, 62 процента не смогли сказать, чего бы они ожидали от деятельности такого союза.
 
Возможно, Международный республиканский институт (США), выступавший заказчиком этого исследования, такие результаты удивили. Но для большинства казахстанских экспертов они лишь подтвердили то, о чем все и так знали. Да, люди обеспокоены ростом цен и безработицей, они недовольны работой правительства. Но это не означает, что они сочувствуют оппозиции. А объединение партий если и поддерживают, то просто потому, что любое объединение всегда воспринимается как позитивное явление.
 
Попытки объединиться оппозицией предпринимались, но все они заканчивались одинаково. Процесс буксовал уже на этапе выбора названия для объединенной партии.
 
В ноябре прошлого года, когда в очередной раз обсуждалась тема неизбежности досрочных парламентских выборов, Булат Абилов заявил в интервью радио "Свобода": "Мы выступали и выступаем за объединительный процесс, и я убежден, что нужно объединяться, необходимо создавать одну крупную организацию. Но это сложный вопрос, очень сложный процесс. Мы с таким предложением вышли к лидерам коммунистов и партии "Алга". А что произошло, вам известно. Да, с Акежаном Кажегельдиным мы несколько раз встречались и обсуждали этот вопрос. Но это очень труднодостижимый вопрос". Вопрос этот в силу своей сложности перестал быть интересным для лидеров оппозиции, и этой весной Булат Абилов обсуждает уже вопрос о том, готов ли он возглавить объединенную оппозицию.
 
У лидера коммунистов Серикболсына Абдильдина свой взгляд на ситуацию. Он считает, что Булат Абилов недостаточно опытен для того, чтобы "возглавить разношерстные оппозиционные силы". Кроме того, первыми идею об объединении выдвинули коммунисты, а не какие-то другие партии. Какой вывод напрашивается из этих утверждений, Серикболсын Абдильдин уточнять не стал, но и так все понятно.
 
А заместитель председателя Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) Амиржан Косанов, рассуждая о возможности появления единого лидера, вспоминает о едином кандидате в президенты от оппозиции на выборах 2005 года, то есть о своем шефе Жармахане Туякбае. Можно вспомнить и Заманбека Нуркадилова, который в свое время решил вопрос о едином лидере быстро и просто, объявив, что Запад, мол, назначил его главным оппозиционером.
 
Поскольку в представлении казахстанской оппозиции лидеры партий - это и есть сами партии (а упоминавшееся выше социисследование подтвердило объективность такого взгляда), то порой в качестве субъектов политического процесса возникают персонажи, к партиям отношения не имеющие. Для этого, похоже, достаточно иметь неоднозначную репутацию, деньги, свободное время, а также объявить себя борцом за демократию. В результате предметом обсуждения становятся вопросы: может ли оппозиция вступить в союз с Рахатом Алиевым? Примкнет ли к оппозиции Имангали Тасмагамбетов и если да, то в какую партию он вступит? Станет ли объединение партий "Азат" и ОСДП достаточным основанием для того, чтобы требовать от Центризбиркома досрочно признать их победу на предстоящих парламентских выборах?
 
Между тем сама правящая партия нуждается и в оппозиции, и в дискуссии, о чем ее лидеры не раз говорили. При этом в борьбе за голоса избирателей у "Нур Отана" конкурентов просто нет, это показывали исследования казахстанских социологов, это же подтвердили недавние исследования американцев. Лидеров же у оппозиции более чем достаточно, но вести дискуссию на уровне ниже президентского они считают ниже своего достоинства. Да и вести диалог со всеми оппозиционными лидерами сразу практически невозможно, поскольку они не могут прийти к какому-то согласию даже внутри своих рядов.
 
Видимо, власть в лице партии "Нур Отан" не будет дожидаться, когда лидеры оппозиции (число которых с каждым новым банкиром-эмигрантом растет) объединятся, и попытается вести диалог не с объединенной, а с агрегированной оппозицией. И если президентская партия решит вступить в публичную дискуссию со своими политическими оппонентами, то будет ориентироваться не на персоны, а на идеи. Поэтому весьма вероятно, что в качестве идейного соперника она выберет не коммунистов или банкиров, а юристов, то есть партию "Адилет".
 
Если кто-то скажет, что лидер этой партии Максут Нарикбаев не противник, а друг Нурсултана Назарбаева, он будет прав. Тем интереснее выглядит политическая программа его партии, свободная от обычных для наших политиков личных обид и претензий. Призывы к реформам политической системы, перемежающиеся выражением поддержки президентского курса производят сильное впечатление. А то, что он был одноклассником президента по Днепродзержинску, так ведь и генеральный секретарь "Азата" Тулеген Жукеев руководил когда-то Советом безопасности, и лидер ОСДП Жармахан Туякбай был генпрокурором. Важнее то, вокруг каких проблем будет идти межпартийная дискуссия.
 
Выступая в конце апреля на юбилейной конференции партии "Адилет", Максут Нарикбаев заявил: "За эти пять лет мы последовательно эволюционировали от пропрезидентской партии до партии конструктивной оппозиции. И это не случайно, а является осознанным ответом на происходящие в стране изменения, включая формирование партийной системы и изменения в конфигурации партийно-политического поля". Видимо, эти слова следует понимать так: если того требуют интересы государства, мы готовы работать и оппозицией.
 
А затем он пояснил, что существующая модель развития выполнила свою миссию становления молодого государства, но она себя исчерпала и в условиях кризиса обнаруживается ее несовершенство.
 
Среди требований партии "Адилет" - полный набор реформ, которые сделали бы честь любой оппозиционной партии и удовлетворили бы самого взыскательного наблюдателя из ДБИПЧ ОБСЕ. В том числе и конституционная реформа, направленная на создание равновесия между законодательной и исполнительной властью, а также появление сильной и независимой судебной системы. В сущности, "Адилет" стал модельной оппозиционной партией с обобщенно-формализованной программой и требованиями. А конструктивность (в данном случае - верность президенту) позволяет все это мирно обсуждать, не скатываясь к привычному "когда мы были в правительстве, все было хорошо" и "обеспечьте нам равный с властью доступ к телевизору".
 
Тем, кому такой диалог покажется пустой формальностью, стоит вспомнить о том, что и демократия - это всего лишь форма правления, а сутью была и остается власть.

 

 

НиколайКУЗЬМИН, "kazworld.info", 29 мая