Итоги столичной недели: Новая политическая конфигурация со старыми проблемами

На прошлой неделе завершились рокировки в высших эшелонах власти – стал известен новый спикер сената, а также новый министр информации и общественного развития. Неизвестной пока остается дальнейшая политическая судьба экс-спикера сената Дариги Назарбаевой, и в интересах властей найти ей новое место как можно скорее, поскольку пока она вне кресла, в обществе будут активно муссироваться слухи о противостоянии первого и второго президентов Казахстана. Даже если отставка Дариги Назарбаевой была согласована ими, в том числе и с ней самой. Впрочем, возможно, эта тема на какой-то срок отойдет на второй план: страна потихоньку начинает выходить из карантина, и всем сейчас гораздо интереснее, как жить в новой реальности, которая по-прежнему скрыта за медицинской маской.

Маулен Ашимбаев на прошлой неделе стал спикером сената парламента, заняв в 49 лет должность, к обладателю которой, согласно Конституции Казахстана, переходят полномочия главы государства в случае отставки или смерти действующего президента. Должность ключевая, и то, что президент страны Касым-Жомарт Токаев сам рекомендовал Ашимбаева на должность спикера сената, предварительно освободив от этой должности старшую дочь первого президента, наводит народ на разные размышления. С одной стороны, Ашимбаев свою карьеру построил при поддержке первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, при котором он возглавлял Казахстанский институт стратегических исследований, был депутатом мажилиса парламента и председателем комитета по международным делам, обороне и безопасности нижней палаты. Наконец, он был первым заместителем Назарбаева в партии Nur Otan, а затем стал помощником президента Токаева и первым замом его администрации.

Таким образом, выбор нового председателя сената (а в то, что Ашимбаев сразу при назначении депутатом сената по президентской квоте был рекомендован новым коллегам в качестве спикера, сомневаться не приходится) должен положить спор о возможном противостоянии резиденции действующего президента и «Библиотеки», как называют в народе резиденцию президента первого. Поработав в команде обоих первых лиц, Ашимбаев олицетворяет собой некий мост между ними (разумеется, этот «мост» состоит не из него одного), другое дело, что новоиспеченный спикер такого веса, как Дарига Нурсултановна не имеет. Пока не имеет, хотя по части медийности уступает ей совсем немного. А на новом посту получит простор для того, чтобы в этом компоненте догнать свою предшественницу достаточно быстро. Хотя торопиться явно не будет – одним из запоминающихся его спичей в мажилисе в качестве депутата был центристский и уравновешенный подход к вопросу о переходе казахского алфавита на латиницу.

Весной 2017 года при бурном обсуждении этого вопроса в мажилисе Ашимбаев достаточно твердо предложил не гнать лошадей. «Вопрос о переходе на латиницу поднимается не первый раз. Я считаю, что это правильный и прогрессивный шаг для нашей страны. Конечно, мы должны понимать, что необходим определенный переходный период, есть определенные сложности.  Госорганы не должны превращать весь этот процесс в кампанейщину, это должно быть проведено на плановой основе», - заявлял тогда еще мажилисмен Ашимбаев. Можно также вспомнить его высказывания на посту первого заместителя председателя партии Nur Otan о качествах Назарбаева, которые ему лично больше всего импонируют: стремление к саморазвитию, ответственность и пунктуальность. При таком выборе сам Ашимбаев едва ли станет размениваться на популистские заявления – и наверняка постарается следовать правилу одного из героев Исаака Бабеля – «говорить мало, но смачно». «Когда Беня говорит, хочется, чтобы он сказал еще», - для набора политического веса этот девиз из «Одесских рассказов» подходит как нельзя более лучше.

При этом сам Ашимбаев на своей странице в Facebook не так давно заявил, что у Казахстана нет другого пути, кроме модернизации. «Иные альтернативы - это тупик. Считаю, что в этот ответственный период реализации модернизационной повестки вместо популистского следования хайпу и конъюнктуре в социальных сетях нужно кропотливо работать над реформами и их продвижением», - заявил он, уже будучи первым заместителем руководителя АП при Токаеве. И, похоже, был услышан, став вторым лицом в государстве. Тем более, что в своих высказываниях особое внимание уделял процессам цифровизации, которая в период карантина оказалась действительно безальтернативной. «В посткризисный период неизбежны цифровизация и переход многих сфер в онлайн. Бизнес задумался над пересмотром внутренних процессов, наращиванием гибкости, акцент смещается на диджитализацию и развитие полноценной онлайн-составляющей в работе. Масштабная цифровизация и работа над ошибками должны стать приоритетом и для госаппарата в предстоящий период», - считает Ашимбаев.

Тем временем, политологи, комментирующие эту перестановку, считают, что основным мотивом было не посадить Ашимбаева в кресло спикера, а удалить оттуда Даригу Назарбаеву. Такого мнения, к примеру, придерживается доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев. «Как говорят многие независимые казахстанские аналитики, к примеру, Досым Сатпаев, идет конфликт в верхних эшелонах власти. В том числе из-за ситуации с коронавирусом, экономическим кризисом, падением цен на нефть, геополитической ситуацией, это одна из причин», - прокомментировал Казанцев перестановку в сенате в интервью агентству «Спутник-Казахстан». Другая причина, по его мнению – стремление к явному обновлению политической элиты в верхних эшелонах власти. «Причем этот процесс начал еще давным-давно Назарбаев, когда проводил программу «Болашак», а также обновление элит, связанное с получением образования за рубежом и активным укреплением кадров, получивших хорошее образование на Западе, в Китае и России. В принципе, этот процесс обновления сейчас идет дальше», - считает эксперт.

Напомним, что, помимо смены спикера сената, в понедельник 4 мая Токаев назначил министра информации и общественного развития Даурена Абаева первым заместителем руководителя Администрации президента, а главой Мининформа стала Аида Балаева. Казахстанский политолог Талгат Калиев выразил мнение, что назначения Маулена Ашимбаева и Даурена Абаева оказались полной неожиданностью для левобережных аналитиков и претендовавших на доступ к эксклюзивным инсайдам анонимных Telegram-каналов. «За последний период это первый случай, когда источником новостей являются традиционные СМИ. При внешней незначительности это обстоятельство имеет принципиальное значение, - написал он в своем Telegram-канале. – По сути, президент Токаев в данном конкретном случае продемонстрировал контроль над правом информационной инициативы и монополию на повестку. А отсутствие каких-либо утечек свидетельствует о чрезвычайно узком круге посвященных в процесс принятия данных решений лиц», - считает Калиев. В свою очередь политолог Андрей Чеботарев указывает, что режим чрезвычайного положения в стране активно используется для изменения баланса сил в правящей элите.

«С одной стороны назначение Маулена Ашимбаева сенатором и последующее его избрание председателем сената показывает растущее усиление позиций президента Касым-Жомарта Токаева. По крайней мере, за работу верхней палаты парламента и фактически последнее слово в законодательном процессе ему теперь можно не волноваться», - пишет Чеботарев в Facebook. Одновременно он указал, что назначение Даурена Абаева можно считать компромиссным в отношениях между Акордой и Библиотекой, так как, по мнению политолога, по ряду признаков Абаев близок к окружению Елбасы. «Впрочем, не исключено, что со стороны главы государства такой ход может означать приглашение экс-министра в свою команду. В любом случае в целях балансировки свой второй ход президент сделал, назначив свою бывшую помощницу Аиду Балаеву главой МИОР», - отметил эксперт. Любопытно, что перестановки совпали с принятием в мажилисе законодательных актов о парламентской оппозиции в соответствии с современными требованиями.

Представлявший 6 мая законопроект на пленарном заседании мажилиса депутат Азат Перуашев отметил, что поправки были разделены на два законопроекта: «О внесении изменений в Конституционный закон «О парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» и «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам парламентской оппозиции». «На уровне Конституционного закона «О парламенте и статусе его депутатов» вводится определение парламентской оппозиции как политических партий, представленных в мажилисе, не входящих в парламентское большинство, как правило, выступающих по политическим и социально-экономическим вопросам с иной позицией, чем парламентское большинство», - сказал Перуашев. Такая формулировка почти дословно воспроизводит определение доклада Европейской комиссии за демократию через право – так называемой Венецианской комиссии - о роли оппозиции в демократическом парламенте.

Поправками за парламентской оппозицией закрепляются правовые гарантии на инициирование парламентских слушаний по актуальным вопросам жизнедеятельности государства и общества не менее одного раза за сессию, на определение повестки дня правительственных часов в парламенте не менее двух раз за сессию. Также оппозиция получит право на внесение альтернативных законопроектов к тем правительственным законопроектам, с которыми оппозиция не согласна, что создаст конкурентную обстановку в законотворческой работе. Конституционным законом также предложено гарантировать руководителям или представителям оппозиционных фракций право на выступление на совместных заседаниях палат парламента, пленарных заседаниях мажилиса, заседаниях комитетов, рабочих групп, парламентских слушаниях и всех иных мероприятиях в стенах парламента. Сопутствующим законопроектом также предложено закрепить, что председатель одного из постоянных комитетов мажилиса избирается исключительно из числа депутатов от оппозиции. Аналогичное право избрания от оппозиции предложено внести для двух секретарей постоянных комитетов мажилиса.

Депутаты мажилиса парламента на пленарном заседании палаты 6 мая одобрили поправки, которые теперь направляются на рассмотрение сената – и можно не сомневаться, получат его одобрение. Советник президента Токаева Ерлан Карин считает принципиально важным моментом вводимое гарантированное право выдвижения из числа депутатов парламентского меньшинства кандидатуры на должность председателя одного постоянного комитета мажилиса парламента и двух секретарей. «При этом, что очень важно, голосование по предлагаемым оппозицией кандидатурам будет проводиться до тех пор, пока не будет избран один из представителей оппозиции. Представители партии большинства занять эти должности не смогут», - сообщил он на своей странице в Facebook. Политический же обозреватель Газиз Абишев, мнение которого приводит деловое издание «Курсив», в связи с принятием мажилисаом этих законов напомнил, что в 2019 году политические процессы в республике значительно активизировались, что в том числе было связано с уходом такой знаковой фигуры, как Нурсултан Назарбаев, с поста главы государства, а также с ростом влияния социальных сетей.

«Это подтверждается и формальными показателями: в 2017-2018 годы в министерство юстиции Казахстана не поступило ни одного уведомления о намерении создать политическую партию, а в прошлом году было подано сразу семь таких уведомлений, сообщила вице-министр юстиции Наталья Пан, - пишет издание. - Этой весной парламент принял изменения в Конституционный закон «О выборах» и закон «О политических партиях», согласно которым необходимое число членов для регистрации партий сократилось с 40 до 20 тыс. человек. Кроме того, в партийных списках, с которыми политические силы отправятся на выборы, не менее 30% мест должно быть закреплено за женщинами и молодежью. Поэтому правительству необходимо провести какую-то либерализацию, канализировать этот протест», - цитирует «Курсив» Абишева. Вместе с тем, поправки после их принятия будут иметь большее значение через несколько лет, нежели сейчас, когда демократическая партия «Ак жол» и КНПК являются, как считает политический обозреватель, «благосклонными» к правящей партии Nur Otan. В результате в будущем, по мнению Абишева, это может сделать парламент «живее».

Пока же всей стране нужно думать больше о том, как оживлять свою повседневную жизнь в условиях пока не свернутого карантина. На послабление которого власти обещали пойти в мае в том случае, если не будет наблюдаться резкого всплеска новых больных коронавирусом. Все было бы ничего, но 7-8 мая в двух крупнейших городах Казахстана, Нур-Султане и Алматы, первыми ушедшими на карантин в стране и потому являющимися первыми претендентами на выход из него, вновь появилось несколько десятков вновь выявленных больных. Однако директор национального центра общественного здравоохранения Минздрава Казахстана Дамир Кобжасаров заявил, что всплеск регистрации новых случаев заболевания в эти дни был ожидаемым в связи с активным выявлением коронавируса методом скрининга. «Это не вспышка. До этого проводили мероприятия по лабораторному тестированию только лиц, подлежащих ему незамедлительно, то есть людей с симптомами коронавирусной инфекции, их контактных и так далее. С апреля начали проводить активный скрининг среди определенных групп населения, среди которых медработники, сотрудники силовых структур и так далее», - сказал Кобжасаров в прямом эфире Минздрава в Facebook.

То есть, грубо говоря, медики стали охватывать ПЦР-тестами большее количество людей в этих городах, а поскольку у большинства COVID-19 протекает бессимптомно, теперь таких «легких» больных выявляют десятками. Это подтвердил чуть позже и министр здравоохранения страны Елжан Биртанов, заявивший в прямом эфире телеканала «Хабар 24» в пятницу, что увеличение количества вновь выявленных связано с увеличением профилактического тестирования среди населения. По его словам, сегодня 90% случаев, которые выявляются по городу Алматы и 80%, которые выявляются в Нур-Султане за последнюю неделю - это случаи заражения людей, которые переносят коронавирус без симптомов, что называется, на ногах – как обычную простуду. «Наша тактика сегодня строится на том, чтобы активно проводить сканирование, ПЦР-тестирование среди населения, чтобы определить зараженных лиц как можно  ранее, пока они не стали заражать других людей, - сказал Биртанов. - В целом по Республике Казахстан сегодня более 4,5 тысяч зараженных, 60% из которых выявлено в ходе профилактических скринингов. Спустя два месяца после первого обнаруженного больного мы говорим о том, что темпы прироста, которые у нас поднимались до 50%-60% в сутки в первые дни, сейчас у нас на уровне от 3% до 5%. Мы имеем контролируемый прирост. Конечно, всех пугают большие цифры, поскольку они накопленные. Сегодня только 3 тысячи человек находятся непосредственно в медорганизациях. То есть порядка 1,5 тысяч человек уже выписаны», добавил он.

Таким образом, как не крути, тестироваться рано или поздно придется всем. Естественно, возникает вопрос, сколько на это уйдет денег – и из чьего кармана. По сведениям минздрава, по состоянию на 8 мая в стране было проведено порядка 320 тысяч тестов - около 20 тысяч на 1 миллион населения: по утверждению Биртанова. Казахстан уже даже обогнал Южную Корею по количеству тестов на душу населения. Пока все эти тесты были сделаны бесплатно, поскольку платные тесты были введены буквально неделю назад. «Есть три основных показания к обследованию. В первую очередь, это медицинские показания, когда мы человека с подозрением на коронавирусную инфекцию, с любым видом ОРВИ, которая может быть скрытым случаем коронавируса, с пневмонией, температурой, мы тестируем бесплатно по медицинским показаниям, - сказал Биртанов. - Второй тип – по эпидемиологическим показаниям. Мы тестируем людей, которые были в близком контакте с заболевшим, тех, которые приехали из неблагополучных стран или выехали из неблагополучных районов. По эпидемиологическим показаниям, мы их тестируем бесплатно за счет республиканского бюджета. В том числе бесплатно тестируются те, кто работал во время карантина – военнослужащие, медработники, сотрудники гипермаркетов. Но карантин поэтапно будет смягчаться, все больше людей будет выходить на работу и здесь возникает вопрос: нужно ли массовое тестирование и кто будет за это платить. Мы сейчас работаем над тем, чтобы часть этих тестов выполнялась за счет эпидемиологического надзора – мы будем выборочно определять людей с разных групп за счет государства. Останется обязательная категория: пожилые люди, люди с хроническими заболеваниями, медработники инфекционных стационаров. Это те люди, которые подвергаются риску и могут передавать инфекцию. Для них тестирование будет бесплатным», - добавил он.

А вот в тех случаях, когда компания собирается командировать сотрудника за рубеж либо захочет проверить своих сотрудников перед их массовым выходом на работу, оплачивать тесты будет сама эта компания. Ну, и, наконец, если человек просто хочет удостовериться заражен он или нет, он платит из своего кармана, не дожидаясь, когда до него дойдет очередь за счет государства. «Эпидемиологическое тестирование, которое мы планируем проводить, будет охватывать все категории, независимо от рода занятости. Мы планируем к нему перейти, наверное, с конца мая. Тестов и лабораторных мощностей у нас хватает», - заявил глава минздрава. Что еще примечательно – с прошлой недели бессимптомных больных коронавирусной инфекцией в Казахстане начали направлять на домашний карантин вместо карантинных стационаров, что также говорит о каком-то взятии распространения инфекции под контроль. А ученые тем временем продолжают спорить о происхождении коронавируса – так, профессор Северо-Казахстанского государственного университета Андрей Солодовник связывает заболеваемость коронавирусом с использованием ГМО, передает корреспондент Sputnik Казахстан.

«Статистика географического распространения инфекции и ее губительных последствий дает, на мой взгляд, важную подсказку. Так, карта показателей заболеваемости практически совпадает с картой потребления продуктов с использованием ГМО (генно-модифицированных организмов). На первом месте в мире по использованию ГМО и с большим отрывом – США. Далее следуют Китай, страны Евросоюза (Италия, Испания, Германия), Канада, Бразилия, Мексика, Аргентина», - отмечает Солодовник. О том, что использование продукции ГМО растительного происхождения непосредственно в пищу или в корм сельскохозяйственным животным, птицам, рыбе – опасно, ученые предупреждали давно, но данная информация никогда широко не распространяется, отметил он. «Сама эта тема была и есть не только не в чести, но почти под запретом. Слишком большие интересы мира капитала она затрагивает. А лучше было бы задуматься: наука доказала, что пищевые продукты с ГМО изменяют очень многое в живых организмах. Представьте, даже почвенную фауну и микрофауну выращивание таких культур уничтожает почти на две трети. Да и отходы переработки ГМО, утилизацию которых никто не контролирует, могут породить ужасных вирусов-мутантов. Причем помимо военных лабораторий и летучих мышей. Кто изучал эту тему? Никто», - утверждает казахстанский ученый.

Он отмечает, что никто досконально не изучал и то, насколько способно поразить генетический аппарат человека и тончайшую настройку его иммунной системы регулярное употребление таких продуктов. «Это и есть биорезонанс – ответ природы на безответственное экспериментирование с жизнью. Вывод человеком из баланса равновесия живой материи - ударил в ответ по нему самому, ударил неожиданно и страшно», - подчеркнул эксперт. Солодовник считает, что одним из главных уроков пандемии можно назвать растущую стратегическую важность сельского хозяйства и государственной самостоятельности в распоряжении землей и биоресурсами. «А пока будем надеяться на то, что иммунитет у нашего народа, склонного к употреблению нормальных продуктов, должен быть несколько прочнее, чем у западных соседей по планете, - отметил профессор. - Начиная с февраля этого года над Арктикой и окружающими северными широтами в стратосфере бурно разрослась область дефицита озона, та самая озоновая дыра, которой мы стали опасаться лет этак 40 назад. А ныне почти и забыли о ней. В этот раз она нам, как ни странно, на руку. Усиление солнечного ультрафиолета плюс долгий день помогут дезинфекции воздуха и любых поверхностей, освещаемых Солнцем», - заключил он.

При этом ученые сходятся в том, что коронавирус никуда  не  денется – и Казахстан ждет второй пик заболеваемости коронавирусной инфекцией во второй половине осени этого года. Об этом в пятницу в ходе брифинга на площадке министерства здравоохранения заявил директор Национального центра общественного здравоохранения Дамир Кобжасаров. «Мы прогнозируем, что будет второй подъем заболеваемости, где-то во второй половине осени, ближе к холодам в соответствии с сезоном ОРВИ и гриппа. Поэтому не следует расслабляться. Всему населению, помнить, что вирус есть, он не ликвидирован. И не только в нашей стране, он не ликвидирован еще ни в одной стране», - подчеркнул глава центра. По его словам, бессимптомные носители рано или поздно могут передать данную инфекцию восприимчивому организму, который будет уже болеть реальной инфекцией. Повлияет ли высокая летняя температура на распространение коронавируса, пока неизвестно. Однако ученые не исключают, что летом люди продолжат болеть COVID-19. «Никто гипотезу сезонности пока не отвергает, но, тем не менее, сезонность не будет такой драматичной, как для гриппа. Соответственно, мы можем ожидать с вами, что эпидемия летом будет продолжаться, а осенью будет дальше», - считает проректор по исследовательской деятельности КНМУ имени Асфендиярова Бауржан Жусупов.

Для изучения COVID-19 казахстанские ученые просят создать банк биоматериалов. По мнению главы Минздрава, в борьбе с коронавирусом Казахстан должен опираться, в первую очередь, на мнение высокопрофессиональных специалистов. «Как президент наш сказал, когда посещал наши оперативные центры: «Только жесткая дисциплина и наука могут победить данную эпидемию и любую другую». Мы говорим, возможно, о создании научного центра инфекционных болезней. Необходимо его создавать», - сказал Елжан Биртанов. Тем не менее, сидеть вечно по домам – тоже не выход, поэтому, по словам Кобжасарова, Казахстан постепенно будет ослаблять карантин, но будет вводить новые меры, связанные с дополнительным тестированием и выявлением новых случаев. Эксперт пояснил, что страна будет проходить четыре этапа защиты от коронавируса, первые два – внешний и внутренний контроль уже пройдены, и сейчас Казахстан находится в третьей стадии карантинных мероприятий, четвертым этапом станет посткарантинный период, когда на основании эпидемиологической ситуации частично и поэтапно будет сниматься ограничения. При этом внешние границы Казахстан пока не откроет.

«Все мероприятия по послаблению должны учитывать и ситуацию в мире. Потому что, если мы сейчас, видя, что у нас ситуация стабильная, начнем снимать ограничения, связанные с перевозкой пассажиров из других стран, то мы таким образом можем усугубить ситуацию в нашей стране», - заявил директор Национального центра. Аналогичные меры, добавил он, должны проводиться и между регионами: необходимо смотреть на ситуацию внутри каждой отдельной области, так как где-то уже пик заболеваемости пройдет, где-то только идет, а в некоторых только начинает набирать обороны. «По открытию авиасообщения и жд-сообщения решения принимаются не просто так, решения принимаются на основе анализа. В первую очередь по эпиданализу, по темпам прироста, по уровню эпидемии…. Самое главное не торопиться со снятием ограничительных мер. Нужно подходить взвешенно. Мы понимаем, что рано или поздно эти меры мы должны снимать, но к этим вопросам надо подходить взвешенно. И данные ограничительные меры, которые снимаем, мы должны компенсировать другими мерами», - заключил Кобжасаров.

Ну, а пока граждане  думают, по каким правилам они будут жить в новом посткарантинном мире, в Казахстане обнародовано аналитическое исследование «Макроэкономический иммунитет Казахстана»: его начали в прошлом году Институт мировой экономики и политики по поручению Фонда Первого Президента РК Нурсултана Назарбаева при участии группы национальных экспертов, Центра исследований и консалтинга (CRC), Центра прикладных исследований «TALAP», а также подразделения Whiteshield Partners по региону Евразия. Результаты исследования были презентованы 6 мая, в числе предложений экспертов – максимальное упрощение регистрации бизнеса в стране, которое, по их мнению, станет стимулом, подталкивающих людей к выходу из теневой экономики и легитимизации своей деятельности. Как указывается в исследовании, одна из причин, по которой казахстанские предприниматели не хотят правильно оформлять юридические лица и декларировать доходы – сложность административных процедур и страх допустить ошибки при этом оформлении.

«Поэтому предлагается внедрить для самозанятых контрольные банковские счета в банках второго уровня и в инвестиционных банках: открытие этих счетов будет приравниваться   к государственной регистрации индивидуального предпринимательства без дополнительной регистрации в ЦОНах», - говорится в рекомендациях исследователей. Далее все операции по налоговым расчетам от имени такого индивидуального предпринимателя, зарегистрировавшего спецсчет, могут проводиться самим банком с уведомлением и подтверждением со стороны владельца счета и налогового комитета об исполнении обязательств, с автоматическим формированием и сдачей налоговой декларации. Для повышения заинтересованности предпринимателей в этой схеме государство может ввести льготы, как финансовые, так и административные. К примеру, считают эксперты, государство в течение первого года со дня открытия такого счета может оплатить взносы предпринимателя по обязательному медицинскому страхованию, единому социальному платежу для самозанятых либо предоставить льготы по торговым местам и обучению для  зарегистрировавшихся.

«Банк им также может предоставлять кредиты, в том числе - под гарантию АО «Фонд развития предпринимательства «Даму».  При этом данные об экономической и финансовой дисциплине индивидуального предпринимателя могут служить для оценки кредитоспособности предпринимателя», - говорится в исследовании. Ожидается, что внедрение контрольных банковских счетов позволит увеличить собираемость налогов, уменьшить долю теневой экономики и упростить процессы уплаты налогов для налогоплательщиков. Помимо этого, отечественные и международные эксперты предлагают казахстанскому правительству пересмотреть налоговую нагрузку на предприятия, установив новый комбинации ставок прямого и косвенного налогообложения. «Необходимо снижение ставки корпоративного подоходного налога для несырьевого сектора до 15%, при этом оставив ставки КПН на текущем уровне в 20% для банков и сырьевого сектора», - утверждают авторы исследования. Они аргументируют это тем, что сегодня государственный бюджет страны слишком сильно зависит от подоходного налога, в то время как другие налоговые ставки и поступления являются относительно низкими. Но большая зависимость бюджета от КПН делает бюджет чувствительным к изменениям экономических факторов, так как налоги с предприятий наиболее склонны следовать за экономическим циклом «подъем-спад», отмечается в исследовании.

«Более того, налог на прибыль характеризуется относительно высокой эластичностью: ставка налога оказывает быстрый и существенный эффект на корпоративные решения об инвестициях и найме», - напоминают эксперты. Дополнительным аргументом снижения является то, что текущая система налогообложения не стимулирует малый и средний бизнес к росту – компании предпочитают дробить свои операции, чтобы продолжать пользоваться преференциями по КПН. Кроме того, снижение ставки КПН позволит расширить налоговую базу за счет стимулирования бизнес-активности и уменьшить разрыв между общим и специальными режимами налогообложения. Одновременно со снижением КПН для ряда отраслей государство должно будет перейти к поэтапному повышению налога на добавленную стоимость (НДС), чтобы перекрыть выпадающие сборы из-за снижения КПН. Для этого требуется внедрение быстрого механизма возврата НДС и обеспечение доступа к дешевому оборотному капиталу.

Авторы исследования напоминают, что сейчас ставка НДС в Казахстане составляет 12%, в то время как в большинстве стран ОЭСР ставки НДС составляют около 17-18%, а в большинстве стран СНГ - 18-20%. «Повышение ставок НДС охватит немедленные доходы без непосредственного влияния на конкурентоспособность.  Сборы основных налоговых средств за счет НДС также обеспечивают более высокую стабильность бюджета и позволяют правительству лучше планировать расходную часть», - считают авторы исследования. Тем не менее, текущий уровень ставки данного налога в 12% они считают целесообразным сохранить для социально значимых продуктов, чтобы цены на них не увеличились для населения. А вот далее само население в исследовании ждет неприятный сюрприз – если раньше эксперты применительно к казахстанской экономике говорили о необходимости ограничить в расчетах наличными только юрлиц, то теперь они предлагают казахстанским властям пойти по пути ряда стран Евросоюза, ограничив суммы покупок за наличные и для физических лиц. «Для сокращения уровня теневых транзакции, предлагается использовать ИТ-решения для создания удобного онлайн сервиса по учету и оплате налогов, ввести электронные ваучеры для отдельных типов услуг, которые, как правило, находятся в теневой экономике, а также ввести лимит на сумму операции наличными», - говорится в рекомендациях исследования. Эксперты напоминают, что подобный лимит на операции с наличными действует во многих странах Европейского Союза – например, с 2015 года резидентам и лицам, постоянно проживающим во Франции, не разрешается осуществлять  платежи  наличными более 1 тысячи евро, за нарушение этого запрета на них накладывается штраф в 3 тысячи евро.

В Испании аналогичный лимит составляет 2,5 тысячи евро, в Италии – 3 тысячи евро, при этом во Франции и в Испании потолок для иностранцев составляет гораздо большую сумму – разовые покупки и снятия с банкоматов для нерезидентов в этих странах допускаются на сумму 15 тысяч евро. Нет, если казахстанские фискалы пойдут по пути итальянцев, и даже французов, разрешив рядовому казахстанцу тратить на покупки за раз только 3 тысячи… да черт с ним – только тысячу евро, автор только за. Но тут, перефразировав первого президента Казахстана, хочется спросить – а где нам в Казахстане взять столько итальянцев и французов, способных разом вытащить из бумажника от 1 до 3 тысяч евро? Подавляющему большинству казахстанцев для того, чтобы заработать тысячу европейских тугриков, надо батрачить от нескольких месяцев до полугода, так что, в принципе, эти ограничения, если они будут приняты, затронут весьма ограниченный круг людей в стране…

Вот гораздо серьезнее выглядит рекомендация отказаться от субсидирования экономики через дорогостоящие госпрограммы, взамен упростив доступ к финансовым ресурсам для предпринимателей и населения. Поскольку в период 2014-17 годов в связи со снижением цен на нефть в сочетании с экономическим спадом правительство страны вынуждено было реализовать дорогостоящую программу налогово-бюджетного стимулирования на сумму более $20 миллиардов (12% ВВП). При этом авторы исследования констатируют недостаточность реалистичных данных по отдаче от этих субсидий. «Предлагается поэтапная отмена отраслевых и социальных программ субсидирования, в целях исключения искажения рыночных условий и для повышения эффективности трансмиссионного механизма монетарной политики: снижение ставок по рыночным законам действует эффективнее, нежели государственное администрирование дешевых финансовых ресурсов», - говорится в исследовании. Помимо этого, авторы исследования предлагают ужесточить фискальную дисциплину и в бюджетах квазигосударственного сектора, то есть в нацкомпаниях и в нацхолдингах. По их мнению, высокая доля внебюджетных расходов, связанных с государственными предприятиями, а также их способность самостоятельно привлекать средства на международных рынках, искажает реальную картину бюджетных расходов, а также общего и внешнего долга Казахстана.

В связи с этим, правительству рекомендуется провести учетную и отчетную консолидацию всех публичных институтов и организаций, включая квазигоссектор. Который, таким образом, тоже должен будет защищать свои будущие бюджеты и отчитываться об их исполнении. «Внебюджетные средства должны приниматься во внимание при составлении бюджета, также следует внедрить цифровую систему для государственных и квазигосударственных закупок и обязать законодательно все государственные и квазигосударственные организации, а также монополистов использовать аукционы через данный портал», - рекомендуют эксперты. При этом предполагается, что Международный финансовый центр «Астана» и Комитет государственных доходов Министерства финансов могут рассмотреть включение в законодательство условия, чтобы все компании-эмитенты Казахстана (то есть публичные компании, акции которых торгуются на биржах) тоже проводили свои закупки через данную платформу.

Ну, а самое главное - Казахстану рекомендуют создать внутри Национального фонда отдельную структуру, деньги которой будут предназначаться для вывода страны из кризисов. «Необходимо пересмотреть структуру Фонда, а именно: предусмотреть создание субфонда-стабилизатора на кризисные случаи и разработать соответствующую формулу распределения поступлений. В результате Фонд будет разделен на два самостоятельных фонда: стабилизационный и сберегательный», – говорится в исследовании. Основной функцией стабилизационного субфонда исследователи видят поэтапное аккумулирование средств для финансирования дополнительных расходов на поддержку экономики в периоды кризисов. По их оценке, для этого необходим объем фонда, эквивалентный не менее 10% от ВВП страны (в 2019 году ВВП Казахстана в абсолютных цифрах составил 68 трлн 639 млрд тенге, или $168 млрд). Предполагается, что в период кризисов из данного фонда в виде займов или покупки государственных ценных бумаг будет финансироваться разрыв между ненефтяными доходами и текущими расходами бюджета. Основной же функцией сберегательного фонда останется изначальная задача Нацфонда – накопление средств для будущих поколений.

По мнению экспертов, накопленная в этой части Нацфонда сумма нефтяных поступлений должна оставаться неприкосновенной. При этом инвестиционный доход обеих частей Нацфонда предлагается направлять на финансирование проектов в регионах, а ежегодный трансферт из Нацфонда в республиканский бюджет, по мнению авторов исследования, должен направляться на финансирование общественно значимых бюджетных инвестиций. Авторы исследования поясняют, что это предложение связано с снижением активов Нацфонда после нескольких лет контрциклических расходов на 18% по сравнению с пиковым показателем в $73 млрд в 2014 году: по предварительным данным, объем валютных активов Национального фонда на начало апреля 2020 года составил $57,5 млрд. «Средства, полученные Фондом при цене на нефть более $40 за баррель, должны быть аккумулированы в виде сбережений в Национальном фонде. Хотя существующий механизм гарантированных трансфертов должен помочь в восстановлении активов Национального фонда, он не содержит никаких ссылок на возможные изменения цен на нефть, которые могут подорвать трансферты, если цены на нефть будут и дальше снижаться», – отмечается в исследовании.

Кроме того, все еще существует возможность для сверхплановых переводов из Национального фонда. В результате Национальный фонд, который создавался в качестве накоплений для будущих поколений, уже вовсю используется для покрытия текущих расходов и минимизации внутриполитических рисков, заключают авторы исследования. В общем, нам предлагают жить по средствам, которые сейчас, исходя из цен на нефть, весьма ограничены. Что ж, остается утешаться тем, что сейчас, впервые, пожалуй, за многие годы, наше положение действительно мало чем отличается от ситуации во всем мире. Глядишь, мы еще действительно выполним досрочно задачу по вхождению в ТОП-30 самых развитых стран мира – потому что прежних лидеров изрядно потрепал коронавирус…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан