Итоги столичной недели: Бюджет с протянутой рукой и бунт налогоплательщиков

Казахстанское правительство выходит на рынки заимствования средств в связи с дефицитом бюджета: должностные лица всячески намекают на то, что повторный карантин с закрытием предприятий и организаций невозможен, но в то же время критикуют предпринимателей за несоблюдение мер эпидемиологической безопасности в офисах – и грозят некими карантинными мерами. Которые непонятно как будут реализовываться, коль скоро второй волны закрытия офисов бюджет не выдержит: от такого шараханья отдает позицией «я немного беременна». Усиливают это впечатление судебные тяжбы граждан с банками и с государством, которые начинают набирать обороты в стране – в этих процессах всплывает вся неповоротливость и непродуманность государственной машины.

Два месяца карантина обошлись стране слишком дорого: в пятницу выяснилось, что министерство финансов Казахстана намерено привлечь до 2 триллионов тенге заимствований с внутреннего рынка, и еще 400 миллиардов тенге – на внешних. Об этом на брифинге заявил министр финансов Ерулан Жамаубаев. «Дефицит республиканского бюджета на текущий год составляет 2,4 триллиона тенге. И данный дефицит нужно будет профинансировать за счет заимствований», - сказал глава Минфина. Заимствование будет проводиться как внутри Казахстана, так и на внешних рынках, в первую очередь - российском, добавил он. Подчеркнув, что сейчас более привлекательным для его ведомства являются именно эти два рынка, поскольку российский рубль более коррелирует с курсом казахстанского тенге.

«Преимущественно заимствование будет внутри Казахстана, в тенге. Будем исходить из возможностей бюджета. Естественно, если мы будем преимущественно привлекать заимствования из внутреннего рынка, я думаю, это до 2 триллионов тенге, то остаток, около 400 миллиардов тенге, мы постараемся привлечь из внешних источников, - сказал Жамаубаев. - Опять же, надо смотреть условия, какие процентные ставки, какие дисконты и так далее. Информация очень чувствительная, поскольку все реагируют, любые заявления относительно какого-либо рынка порождают определенный спрос и предложение», - добавил министр. По его словам, дефицит бюджета связан с борьбой с первой волной коронавируса, на борьбу с которой было выделено более 153 миллиардов тенге.

Министр подчеркнул, что в резерве правительства и уточненном бюджете имеются необходимые средства для борьбы со второй волной коронавируса.  Но ранее совершенно противоположное мнение относительно готовности государства оплачивать карантин высказал министр здравоохранения Елжан Биртанов, который ответил на вопрос о том, почему Казахстан начал смягчать карантин, несмотря на продолжающиеся случаи заражений коронавирусом. Министр дал интервью казахстанской телеведущей Динаре Сатжан, в котором заявил, что если бы Казахстан был очень богатой страной, то, конечно, можно было три месяца подержать карантин, как некоторые европейские страны, с запасом. «Но пока что, к сожалению, мы не такая богатая страна, которая может себе позволить три месяца ничего не делать всей страной. Нам надо работать, нужно кормить себя и свои семьи», - сказал Елжан Биртанов в прямом эфире в Instagram.

Он подчеркнул, что не согласен с политикой некоторых стран, которые предпочитают пустить дело на самотек и позволить людям переболеть коронавирусом. По мнению Биртанова, карантин необходим, но вот в какой форме этот карантин следует применять, не знает, похоже, никто. Вернее, в минздраве знают, но все упирается в цену вопроса. «Карантин очень эффективен, но очень дорого обходится. Если мы дальше будем применять карантин, нам не на что будет лечить других больных осенью», - заявил глава минздрава. Иными словами, была бы воля Биртанова, мы бы дальше сидели по домам, но девушку танцует тот, кто ее ужинает – и поэтому минздраву приходится исходить из возможностей бюджета: сильно напоминает высказывание одного экс-министра энергетики относительно того, что он как специалист свое мнение имеет, но как министр он ее не разделяет…

Тут вот что примечательно: мы – не богатая страна, наш бюджет еще пары месяцев отсидки всех по домам не выдержит, но выборы депутатов сената мы при этом отложить не можем. И будем выделять средства из госбюджета для покрытия расходов на организацию и работу избирательных комиссий, на командировочные и транспортные расходы выборщиков. Тут вот опять проглядывается нелогичность – вроде как перемещения из региона в регион чреваты распространением коронавирусной инфекции, поэтому их надо было бы сократить до минимума, а в случае с выборщиками такая возможность вполне имеется - живем в век интернета, как-никак. Какие такие сведения выборщики должны собирать собственноручно, не дистанционно – вопрос интересный, но он пока без ответа. Как бы там ни было, на выборы депутатов сената в бюджете для ЦИК выделено 254,5 миллиона тенге, сообщила секретарь Центральной избирательной комиссии Сабила Мустафина.

Помимо расходов на организацию и деятельность избирательных комиссий, командировочные и транспортные расходы депутатов маслихатов, которые являются выборщиками, из этих денег будут оплачиваться полиграфические услуги, необходимые для организации деятельности выборной компании, а также услуги на оформление избирательных участков, расходы на публикации в СМИ. «Для сравнения, в прошлые выборные кампании на эти цели выделялось от 400 до 600 тысяч тенге на каждого кандидата в депутаты сената» - отметила Мустафина. Цифра не вполне внятная, потому что в прошлые годы коронавируса не было – и бюджет такой нагрузки, как сейчас, не испытывал. В целом же непонятно, насколько вообще необходимы эти выборы, и не проще ли было просто продлить полномочия прежних сенаторов в связи с чрезвычайными обстоятельствами, тем более, что зависимости государственной политики от народных избранников у нас особой не наблюдается, так что налогоплательщикам эти выборы особой погоды не сделают. А при истощенном двумя месяцами массового безделья бюджете и 254 сэкономленных миллиона – хлеб.

Тут ведь примечательно то, что пока министр здравоохранения рассказывает о финансовой недопустимости второй волны карантина, главные санитарные врачи на местах высказывают прямо противоположные вещи. Так, в Нур-Султане могут снова ужесточить карантин, заявила главный санитарный врач столицы Жанна Пралиева. «В случае увеличения количества больных я, как главный санврач Нур-Султана, оценивая эпидситуацию в городе, вынуждена буду принять решение об ужесточении ограничительных и карантинных мероприятий. Все зависит от эпидемиологической ситуации», - сказала она на брифинге. И обратилась к руководителям предприятий с просьбой соблюдать необходимые санитарные нормы и правила. «Ваше нежелание и халатное отношение к здоровью людей не дает нам возможность стабилизировать эпидситуацию и вернуться к обычному ритму. Я еще раз обращаюсь к вам с просьбой задуматься и помочь нам выйти из этого положения, непростой ситуации, с которой столкнулся весь мир», - сказала Пралиева. Тут все вроде правильно, но проблема в том, что если у предпринимателя офис маленький, то будут там сотрудники соблюдать дистанцию в полтора метра минимум, не будут они соблюдать эту дистанцию, будут они носить маски или нет, если среди них окажется один инфицированный, все они в итоге заразятся. И антисептики в случае длительного нахождения в одном помещении с больным не спасут – медики, надо полагать, это прекрасно знают, но продолжают играть в увлекательную игру под названием «Плохой работодатель во всем виноват».

Правда, кое-что в тональности медиков все же изменилось: так, столичный главсанврач призвала жителей города не посещать места массового скопления, соблюдать карантин, не подвергать свою жизнь и жизнь других опасности. Тут, правда, опять-таки непонятно, к кому она обращалась в принципе: вот когда в марте-апреле-мае в Нур-Султане набережные и парки были закрыты для посещения гражданами, то и гуляющих в них можно было пересчитать по пальцам. А теперь они вроде как открыты – и количество тусующихся на их дорожках жителей и гостей столицы зашкаливает за все карантинные пределы. И формально ведь никто ничего не нарушает – иными словами, вы либо закройте эти места общего скопления каким-то нормативным актом, либо не высказывайте свое «фи» в адрес гуляющих. Обращение к сознательности столичных жителей со стороны госпожи Пралиевой – это, конечно, хорошо, но рамки-то сознательности во всем мире очерчиваются какими-то нормативными документами.  Да и непонятно, при чем здесь набережные, если основная масса новых заражений идет на работе.

Об этом сообщил аким Нур-Султана Алтай Кульгинов. Он отметил, что город уже больше трех месяцев живет в режиме карантина. После завершения периода ЧП и строгой самоизоляции работу возобновило большинство предприятий, открылись общественные пространства, запущен транспорт. «Сейчас мы наблюдаем большое количество людей на улицах города. Это понятный, естественный процесс. Но вместе с тем риски увеличиваются, - сказал Кульгинов. - Хочу обратить внимание на то, что мы наблюдаем очаги заражения вирусом в коллективах. За последние недели половина всех инфицированных приходится на коллективы. Это результат несоблюдения саннорм. Необходимо всем соблюдать простые нормы санитарных требований», - отметил аким. И призвал к соблюдению трех требований: в местах массового скопления людей, в общественных и в закрытых пространствах обязательно носить маски, строго соблюдать гигиенические нормы: мыть руки, использовать санитайзеры, а также по мере возможности не посещать места массового скопления людей и соблюдать социальную дистанцию.

Все это поможет значительно снизить риски заражения вирусом, по мнению градоначальника, но вот сама формулировка «по мере возможности не посещать» ни в какие юридические нормы не укладывается. Четкое обрамление в виде «Бабка, тут не ходи, снег башка попадет, совсем плохой будешь» необходимо еще и потому, что заражаются у нас не только простые работяги и офисный планктон, но и акимы, депутаты и пресс-секретари высокопоставленных чиновников. В пятницу депутат мажилиса Бекболат Тлеухан рассказал в Instagram, что заразился коронавирусной инфекцией. «Пандемия затронула и меня. Тест на коронавирус дал положительный результат», - сообщил Бекболат Тлеухан.

Сначала он пытался лечиться дома, однако теперь находится под полным медицинским наблюдением в больнице. Он призвал казахстанцев соблюдать меры предосторожности. Ранее о своем заболевании коронавирусом сообщили пресс-секретарь президента Казахстана Берик Уали, бывший вице-министр здравоохранения Камалжан Надыров, который после излечения возглавил горздрав Алматы, известный адвокат Джохар Утебеков. А в начале июня коронавирусом заболел аким Темиртау Галым Ашимов – сложно представить, что все эти люди ходили по улицам без маски (да вообще ходили по улице) и пренебрегали санитарными нормами. В общем, вывод один – либо мы садимся по домам снова, либо надо признать, что возобновление вспышек заболевания – это неминуемая плата за выход из жесткого карантина и не рассказывать сказки о том, что во всем виноваты исключительно работодатели. Сейчас известно, что в ряде регионов страны намерены ужесточить условия карантина: так, в Северно-Казахстанской области откладывается открытие летних детских лагерей и кинотеатров, приостанавливается деятельность открытых ранее ночных клубов, боулинг-центров, батутов, фитнес-центров и тренажерных залов.

Также ужесточен карантин в Карагандинской области – с субботы возобновят работу блокпосты в Жезказгане, Каркаралинском районе и в поселке Жарык Шетского района. Около 70% сотрудников госорганов и бюджетных организаций переводятся на удаленный режим работы, общественный транспорт будет ходить с 06:00 до 10:00 и с 17:00 до 21:00. Жителям региона запрещено передвигаться на всех видах личного автотранспорта с 23:00 до 05:00, за исключением правоохранительных, специальных служб и медицинских государственных органов и организаций. Для ряда объектов вводятся ограничения рабочего графика:  ЦОНы будут принимать посетителей с 10:00 до 17:00, торгово-развлекательные центры, торговые дома перейдут на новое расписание: по будням - с 09:00 до 21:00, в выходные дни - с 09:00 до 13:00, продовольственные и непродовольственные рынки в будни будут открыты с 09:00 до 17:00, по выходным они обязаны закрыться на санитарный день.

Также в Караганде запрещается деятельность нестационарных объектов общественного питания: киосков, донерных, в том числе расположенных в парках и скверах. Дата окончания строгого карантина не сообщается. С 12 июня карантин ужесточили в Актюбинской области, где, помимо «карагандинских» ограничений еще и таксисты смогут перевозить не больше одного пассажира или не более двух несовершеннолетних детей в сопровождении одного взрослого с обязательным ношением масок. К жителям Актобе и Актюбинской области сохраняется требование ограничить выход из домов и квартир без острой необходимости, вне мест проживания соблюдать масочный режим, использовать антисептики и передвигаться группами не более трех человек, за исключением членов семьи. Также с 12 июня карантин усилен в городе Байконыр. Решение принято в связи с осложнением санитарно-эпидемиологической обстановки в городе. В городе продлен запрет на проведение массовых спортивных, семейных и памятных мероприятий, корпоративов.

Запрещен проезд пассажирского, легкового транспорта и проход людей через контрольно-проверочный пункт КПП, за исключением транспорта служб экстренного реагирования. Гостей и командированных лиц в город пока пускать не будут. Пропуска для граждан, приезжающих по приглашению жителей города, и командированных лиц пока не выдаются. По улицам Байконыра запрещено ходить группами более трех человек, за исключением членов семьи. Несовершеннолетним также запрещено гулять без сопровождения взрослых. Государственные и иные услуги, предоставление которых возможно только в помещениях органов власти и госучреждениях, будет по-прежнему осуществляться строго по предварительной записи и с усиленным санитарно-дезинфекционным режимом. При посещении учреждений, торговых объектов, аптек и рынков в помещениях гражданам необходимо соблюдать социальную дистанцию не менее 1,5 метра, рекомендовано использовать медицинские маски или респираторы – в общем, где полностью, где частично, страна возвращается в карантинное мартовско-майское состояние. Что будет дальше – неизвестно, но осенью обещают новую волну заболевания, и если нам не удается справиться с нынешним всплеском, то большой вопрос, что будет в стране к концу года…

Многие говорят о том, что проблемы с коронавирусом будут устранены целиком и полностью после появления вакцины, которая еще не появилась, но завод под ее производство в Казахстане уже строят – его планируют завершить в декабре 2020 года и ежегодно производить до 60 миллионов доз биофармацевтических препаратов. Вакцину против коронавируса будут производить в Жамбылской области, в поселке городского типа Гвардейский Кордайского района. «Премьер-министр Аскар Мамин дал старт строительству биофармацевтического завода по производству вакцин при Научно-исследовательском институте проблем биологической безопасности комитета наук Минобразования», - указано в сообщении сайта премьер-министра страны. Завод будет выпускать иммунобиологические лекарства по международному стандарту надлежащей производственной практики (GMP), в том числе вакцину против коронавирусной инфекции. «Кандидатная вакцина казахстанского НИИ против COVID-19 включена в список ВОЗ и успешно проходит доклинические испытания», - уточняется на сайте правительства.

На предприятии также будут производиться вакцины против пандемического гриппа, туберкулеза, бруцеллеза, нодулярного дерматита, чумы мелких жвачных животных, контагиозной эктимы овец и коз, оспы овец, бешенства и других инфекционных заболеваний. Так что, в принципе не выгорит с вакциной от COVID, будет чем занять производство там – если, конечно, его на карантин не закроют. При этом в пятницу вице-министр здравоохранения Казахстана Лязат Актаева ответила на вопрос о том, станет ли вакцинация против COVID-19 обязательной, когда будет получена вакцина. «В целом это зависит от эпидемиологической ситуации, которая будет на тот момент, когда появится вакцина. Если эпидемиологическая ситуация будет требовать вакцинации, она перейдет в разряд обязательных вакцин по эпидемиологическим показания», - рассказала Актаева в прямом эфире «Минздрав сообщает». При этом, по ее словам, право казахстанцев на информированное согласие или отказ от вакцинации за ними сохраняется.

Обязательная вакцинация, по данным министерства здравоохранения, не является принудительной. Казахстанцы имеют право на письменный отказ от прививок. При этом стоит учитывать, что непривитых детей могут не принять в детский сад. Для достижения коллективного иммунитета количество привитых детей должно составлять около 90%. Напомним, Всемирная организация здравоохранения зарегистрировала разработку казахстанских ученых и разместила ее на своем официальном сайте в перечне вакцинных кандидатов против COVID-19, которым разрешены доклинические исследования. Инактивированную вакцину против коронавируса разработали сотрудники Научно-исследовательского института проблем биологической безопасности комитета науки. Ее создали на основе штамма вируса, выделенного у заболевших на территории Казахстана. Но даже если не выгорит со своей разработкой, еще пять вакцин от коронавируса разрабатывают в Китае: местные власти обещают обеспечить мир вакциной после того, как она пройдет клинические испытания.

Издание «Жэнминь Жибао» со ссылкой на слова министра науки и техники Вана Чжигана пишет, что в данный момент в Китае некоторые из вакцин уже проходят испытания на добровольцах. «На следующем этапе, если китайская вакцина будет готова к применению, после того, как она будет разработана и подвергнута клиническим испытаниям, мы будем выполнять обязательства председателя Си Цзиньпина, данные на 73-й Конференции ВОЗ, и предоставим ее в качестве общедоступного продукта для всего мира», - сказал он. Ван Чжиган добавил, что наиболее важным признаком успеха вакцины является необходимость обеспечения безопасности, эффективности и доступности этого препарата. «Разработка вакцин - это очень строгая и очень сложная научная деятельность, которая имеет длительный цикл. В то же время, поскольку это научные исследования, она также имеет большие проблемы и неопределенности», - подчеркнул министр науки и техники Китая. Также Чжиган отметил, что исходя из исторического опыта, лучше всего противостоять вирусу помогает именно вакцина. Он считает, что миру нужно сотрудничать в ее разработке на следующих этапах.

Тут самое печальное в том, что до сих пор коронавирус сразу не могут диагностировать с первого раза: у жительницы Павлодарской области, умершей от коронавируса, первый тест на COVID-19 опять был отрицательным - как у целого ряда умерших инфицированных в регионе. От коронавирусной инфекции 11 июня умерла 64-летняя жительница Баянаульского района Павлодарской области, сообщила пресс-служба управления здравоохранения региона. В анамнезе у пациентки - заболевание печени. Со слов родственника, пациентка продолжительное время жаловалась на боли в брюшной области, тошноту и рвоту. 26 мая бригада скорой помощи доставила женщину в ургентное хирургическое отделение, где ее осмотрел дежурный хирург. Было выявлено заболевание обоих легких, повышение температуры тела. Больную на скорой перевезли в провизорный стационар. Результат от 29 мая на COVID-19 оказался отрицательным. При обследовании у пациентки были выявлены признаки и симптомы системного воспалительного заболевания.

С момента поступления состояние женщины - в динамике с отрицательными показателями. Проводилась интенсивная терапия. Повторный результат на COVID-19 от 2 июня был положительный. После этого женщину госпитализировали в реанимационное отделение инфекционного госпиталя. Состояние ее прогрессивно ухудшалось. Пациентке была оказана вся необходимая медицинская помощь, организована консультация необходимых специалистов, также ежедневно проводился консилиум с экспертной группой Национального координационного центра экстренной медицины из Нур-Султан. Лечение проводилось согласно утвержденным стандартам, протоколам диагностики и лечения заболеваний. Несмотря на все усилия врачей, интенсивную терапию и оказанную медицинскую помощь, 11 июня, в 23:30, была констатирована биологическая смерть пациентки. На вопрос, что может быть не так с тестированием пациентов, ответил на брифинге и.о. руководителя управления здравоохранения Павлодарской области Биржан Достанов.

«Анализы берутся неоднократно, согласно действующему протоколу лечения. Бывает, что первый тест не подтверждает у пациента коронавирус, потому что он где-то глубже сидит и потом потихоньку выходит», - сказал главный врач региона. Он объяснил, что необязательно человек с простудными симптомами - это больной коронавирусной инфекцией, есть и другие вирусы. Возможную ошибочность тестов ранее объяснял и министр здравоохранения Казахстана Елжан Биртанов. Он говорил, что тесты могут показывать разные результаты - это связано с динамикой заболевания. «ПЦР-тест основан на обнаружении объектов РНК-вируса. Возможны такие погрешности. Это научно известный, доказанный факт. ПЦР-тестирование никогда не являлось и не является абсолютно стопроцентной гарантией. Но на сегодняшний день - это наиболее точная диагностика из всех методов, которые предлагает индустрия», - заявил Елжан Биртанов. Он добавил, что случаи, когда тесты показывают разные результаты, встречаются довольно часто, связав это с особенностями организма и иммунного ответа. Точно также – по особенностям организма и иммунного ответа, будут, похоже, предоставлять налоговые каникулы для предпринимателей в стране.

В пятницу министра финансов Ерулана Жамаубаева на отчетной встрече с населением в онлайн-режиме озадачили соображением о том, что предоставленная бизнесу во время ЧП трехмесячная отсрочка по налогам недостаточна в некоторых отраслях, чтобы хотя бы вернуть бизнес на прежний уровень. «Будет ли рассматриваться вопрос по продлению отсрочки по фискальным платежам, и если будет, то в каких отраслях?», - спросили министра. Глава минфина ответил, что в правительстве идет работа по восстановлению экономики, вопросы обсуждаются с бизнесом, особенно МСБ и сферой услуг. «Мы проблему хорошо знаем. Но мы и так дали хорошую отсрочку, сейчас уже экономика постепенно восстанавливается и надеемся, что отсрочек не будет», - сказал Жамаубаев. Тем не менее, каждый случай правительство готово рассматривать индивидуально, добавил министр. И напомнил, что если какой-то бизнес испытывает трудности, он имеет право по налоговому законодательству обратиться в местный департамент госдоходов и заявить о предоставлении ему отсрочек по платежам.

«Если мы видим реальные проблемы, то можем отсрочить до шести месяцев», - пояснил глава Минфина. Также от бизнеса поступают жалобы на то, что несмотря на объявленные налоговые каникулы, в личных кабинетах появились штрафы, в том числе за период, когда было невозможно войти в налоговый кабинет и электронное правительство из-за перегрузки. «Хочу призвать граждан не беспокоиться. Лишние деньги граждан мы в бюджет не заберем. Естественно, если это были излишне оплаченные налоги, то мы по заявлению граждан вернем, либо оставим в счет оплаты будущих платежей», - сказал Жамаубаев. Ранее в мажилисе правительства глава Счетного комитета Наталья Годунова заявила, что за 2019 год переплата по налоговым поступлениям в республиканский бюджет составила 1,5 триллиона тенге, или более 3,7 миллиарда долларов. Часть из этого возьмется в зачет или будет возмещена бизнесу в первом полугодии 2020 года, так что, вроде бы, все в порядке и ничего страшного с деньгами налогоплательщиков не случилось. С другой, излишние сборы показывают, что не в порядке электронные системы государства, а утечка персональных данных уже стала притчей во языцех. Причем если раньше рассказы о взятии кредитов с помощью чужого ИИН и удостоверения личности были из разряда страшилок, то теперь это – суровая реальность.

В начале июня наш самый справедливый суд в мире обязал жительницу Алматы выплатить долг в 45 миллиардов тенге по кредитному договору. Женщина заявляет, что денег не занимала и никакого соглашения с банком не подписывала, передает «Первый канал «Евразия». «Это или ошибка, или беспредел судебной системы. Я уже писала во все органы. Я мать, одна воспитываю пятилетнего ребенка. У меня квартира куплена в ипотеку, о каких деньгах может идти речь. У меня арестовали счета, теперь я даже ипотеку не могу оплатить, так как идет задолженность», - рассказала Зебихон Кадирова. Она подозревает, что десять лет назад неизвестный взял от ее имени кредит в банке. Тогда женщина работала помощником юриста. «Так как она в момент заключения договора была за границей, она это соглашение не подписала. Нет ни одного документа, подтверждающего, что она имеет отношение к этим кредитным делам. Кто-то взял ее паспортные данные и записал в этом договоре», - утверждает адвокат Талгат Мылтыкбаев.

Алматинка может обратиться в Верховный суд, но по закону ей надо оплатить госпошлину – 1% от суммы иска, то есть 450 миллионов тенге. А вот теперь несколько «веселых» для нас для всех моментов этой судебной истории: оказывается, для того, чтобы повесить на любого из нас ответственность за кредит, суду вовсе необязательны доказательства того, что мы подписывали документ собственноручно и в присутствии свидетелей – достаточно того, что в договор внесены наши персональные данные – из дела Кадировой следует именно это. Если кто-то считает, что номер его удостоверения и ИИН является тайной за семью печатями, то он блажен в своем неведении – мы и тем, и другим постоянно «светим» на работе, в ЦОНах, в банках и в поликлиниках. Так что нашим монетарным властям следует давно провести ревизию кредитного портфеля на предмет того, сколько у нас таких кредитов повешено на ничего не подозревающих граждан – там наверняка всплывет веселая цифирь. Заодно, кстати, Нацбанку и возрожденному из пепла АФН следует заняться нахождением тех банковских клерков, которые кредиты оформляли заочно, чтобы выпороть их прилюдно. Потому что пока одного-двух умников на рее не вздернут, махинации не прекратятся. А суду, кстати, не худо было бы поинтересоваться у банка, почему за взысканием долга по кредиту десятилетней давности он обратился только сейчас: уж больно это смахивает на аферу, когда задолженность пытаются взыскать не сразу, а ждут, когда «счетчик» побольше намотает. С этим будет теперь разбираться другой суд, в который  передано дело по информации пресс-секретаря алматинского городского суда Абая Жарылкасына.

Хочется напомнить, что в августе 2018 года в Петропавловске мошенница, которая занималась сетевым маркетингом, оформляла кредиты на ничего не подозревающих клиентов. Тогда в полицию обратились несколько петропавловцев, неожиданно для себя обнаруживших, что они стали заемщиками банков и микрокредитных организаций. В результате оперативно-розыскных мероприятий была установлена 23-летняя жительница Петропавловска. Выдавая себя за представителя иностранной компании, работающей по принципу сетевого маркетинга, она добивалась доверия клиентов и брала их удостоверения личности, якобы для регистрации в программе сотрудничества компании. На самом деле женщина, используя личные данные потерпевших, оформляла кредиты посредством интернет-банкинга. Таким обманным путем мошенница получила более 1 миллиона тенге. Установлена ее причастность к 19 эпизодам, и уже тогда в полиции признавали, что оформление кредитов на чужое имя – второй по распространенности вид мошенничества. «Впоследствии у банка не будет оснований полагать, что клиенты действительно стали жертвами мошенников, а не пытаются уклониться от выплаты кредита», — подчеркнули тогда в ДВД.

Косвенно государство признало проблему  незащищенности наших данных, когда внесло в парламент поправки в закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам регулирования цифровых технологий», принятых депутатами сената в четверг. Законопроект предусматривает определение уполномоченного органа в сфере защиты персональных данных и его основные функции; установление правовой основы для внедрения единой дежурно-диспетчерской службы «112»; создание условий при реализации проектов в области информационно-коммуникационной инфраструктуры; улучшение качества оказания государственных и негосударственных услуг населению посредством мобильного приложения электронного правительства, говорится в заключении профильного комитета верхней палаты парламента. Предполагается, что законопроект позволит усилить законодательные гарантии по защите персональных данных граждан через персонализацию процесса обезличивания данных при проведении государственной аналитики; разграничить функции уполномоченных органов в сфере индустриальной, внешнеторговой деятельности, а также субъектов, участвующих в государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности. Но на самом деле мы по-прежнему беззащитны перед электронным мошенничеством, пожалуй, не менее, чем перед коронавирусом. И защита здесь может быть одна – пока банк не представит четкие доказательства того, что именно этот человек брал у него деньги, никаких претензий к обладателю внесенных в договор персональных данных быть не может.

Доказательствами в данном случае может быть видеозапись – сейчас все офисы банков оснащены видеокамерами, так что установить факт отсутствия клиента в офисе банка в день заключения договора – дело техники. Можно, конечно, возразить, что дескать, онлайн-кредиты под видео не подпадают, но, извините, если банк выдает онлайн-кредит на 45 миллиардов тенге, то дорога такому банку и его менеджерам одна – в сумасшедший дом: пусть сначала докажут свою вменяемость. Кстати, чтобы не быть голословным, напомню, что еще в феврале этого года уязвимость, способную привести к утечке персональных данных, выявили и устранили на портале одной из медицинских компаний специалисты службы реагирования на компьютерные инциденты KZ-CERT в составе государственной технической службы и NitroTeam. По данным специалистов службы реагирования на компьютерные инциденты KZ-CERT, обнаруженная ими уязвимость была связана с неправильной конфигурацией сервера медицинской компании.

«Любой интернет-пользователь мог получить доступ к логину и паролю пациента, которые авторизовались в системе. А доступ в системе предоставлял возможность просмотреть все данные о пациенте, включая результаты анализов, ФИО, адрес, номер телефона и email. Хотелось бы отметить, что данные логина и пароля содержались в открытом виде, что идет вразрез с политикой информационной безопасности», - отмечается на странице KZ-CERT на Facebook. По мнению специалистов службы реагирования на компьютерные инциденты, масштабы возможной утечки персональных данных могли быть колоссальными, так как услугами популярной медицинской компании, название которой не раскрывается намеренно, пользуется огромное количество пациентов. Также в феврале  комитет по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Казахстана провел проверку после сообщения Центра анализа и расследования кибератак (ЦАРКА) об утечке данных казахстанцев из информационных систем Генпрокуратуры. В ведомстве сообщили, что данные по административным правонарушениям недоступны в Сети в открытом виде. Без специальной идентификации вход в систему невозможен, сообщила пресс-служба комитета.

Однако специалисты ЦАРКА утверждали, что на протяжении нескольких месяцев из информационной системы Генеральной прокуратуры происходит утечка данных о казахстанцах. Прокурорская утечка, по сведениям центра, раскрывает данные о гражданах Казахстана и иностранцах, в отношении которых когда-либо велось административное делопроизводство. Кроме этого, представители центра заявили о том, что доступ позволяет редактировать данные в системе, удалять дела или, наоборот, возбуждать фиктивные. В общем, само государство вовсю «химичит» с нашими персональными данными, так что интернет-мошенникам сам Бог велел чувствовать себя в Казахстане как рыбам в воде. Тем не менее, граждане просто так государству ничего спускать уже не собираются: на прошлой неделе юрист, председатель общественного объединения «Народный голос» Даулет Альмурат подал иск против акимата Нур-Султана, сообщает агентство Sputnik Казахстан. Истец считает, что коммунальщики укладывают асфальт на дорогах, которые не требуют ремонта.

«Акимат, несмотря на то, что нужно направлять средства на ремонт улиц, которые действительно повреждены, вскрывали асфальт абсолютно ровных улиц. Я сам на левом берегу часто езжу, асфальт там, в принципе, хороший. Каково было мое удивление, когда по улице Кунаева в один прекрасный день вскрыли абсолютно ровнейший асфальт, на следующий день положили такой же. Я бы назвал это вандализмом, - цитирует юриста Sputnik Казахстан. - Со стороны горожан не было жалоб, состояние дороги нельзя было назвать критическим, поэтому я подал иск не по всей столице, а взял отрезок с улицы Акмешит, с отрезка улицы Достык до улицы Кунаева. Тем более в этом году можно было бы с некоторыми расходами повременить, потому что у нас наблюдается дефицит бюджета. Повсеместно говорилось о том, что акиматам дано поручение сократить расходную часть бюджета. При этом акимат Нур-Султана продолжает дорожно-строительные работы по тем улицам, которые этого не требовали. Налицо неэффективное расходование бюджетных средств», - добавил он. По мнению налогоплательщика, средства, выделенные на ремонт улиц, которые не вызывали нареканий, можно было бы направить на поддержку инвалидов и других социально-уязвимых слоев населения: по его расчетам, если бы деньги, потраченные на замену асфальта на левобережье, акимат направил бы на приобретение квартир для лиц с инвалидностью, квартиры получили бы на 50 человек больше. Исковое заявление пока не принято к производству судом, но само его появление свидетельствует, что в Казахстане постепенно граждане начинают задаваться вопросом: денег в бюджете нет из-за карантина или из-за того, что мы каждый год ремонтируем одни и те же дороги? Кстати, очень резонно поставленный вопрос. И почему то наша оппозиция, или, скажем те люди, которые вышли на митинги неделю тому назад, никто не поднял этот животрепещущий вопрос хоть в каком ни будь ракурсе… 

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан