Итоги столичной недели: Купание в пьяном виде и иски по отмене карантина

На прошлой неделе коронавирус добрался до казахстанской элиты – в бессистемной форме им заболел первый президент страны Нурсултан Назарбаев, следом объявил об уходе на самоизоляцию спикер мажилиса Нурлан Нигматулин, ранее положительный тест был выявлен у министра здравоохранения Елжана Биртанова, после чего на самоизоляцию ушли несколько членов кабмина, включая премьер-министра Аскара Мамина. Неудивительно поэтому, что на выходные в ряде городов республики был объявлен возврат к жесткому карантину, хотя благодарные граждане тут же выкатили иск к правительству, потребовав признать карантин незаконным.

О том, что КВИ обнаружен и у Елбасы, сообщил в четверг, 18 июня, его пресс-секретарь Айдос Укибай: по его сведениям, последний тест Нурсултана Назарбаева на коронавирусную инфекцию показал положительный результат. При этом Укибай заверил, что повода для беспокойства нет – по его словам, первый президент находится на самоизоляции и продолжает работать в дистанционном режиме. «К глубокому сожалению, коронавирус не обошел стороной и нашего Первого Президента, Елбасы. Желаю Нурсултану Абишевичу Назарбаеву скорейшего выздоровления. Он сильный духом человек, вся его жизнь - преодоление, поэтому уверен, что и это испытание он успешно преодолеет», - написал Токаев в Twitter. В субботу он же сообщил о том, что казахстанский лидер чувствует себя хорошо, болезнь протекает бессимптомно. Температура стабильная, симптомов, характерных КВИ, не замечено. «Первый Президент Казахстана находится под наблюдением врачей. И по их данным – поводов для беспокойства нет», - подчеркнул пресс-секретарь.

С того дня, как было объявлено о том, что Елбасы заразился коронавирусом, он продолжал работать дистанционно, добавил Укибай. Он также заверил, что Назарбаев лично читает все телеграммы и письма, будь они от лидеров других государств или от трудовых коллективов комбината. «Для Нурсултана Назарбаева все письма одинаково дороги. Единство людей, их добрые и душевные пожелания придают силы первому президенту», - написал пресс-секретарь в Twitter. Писем действительно было немало, и всех их – от послания президента России Владимира Путина до коллективного пожелания сотрудников Комитета Национальной Безопасности – пресс-служба первого президента делала достоянием гласности. Хотя народ больше интересовало другое – каким образом КВИ мог добраться до ноль первого, если все, кто к нему лично заходил до сих пор, подвергался тщательному медицинскому осмотру. «Дело врачей», конечно, дело далекого прошлого, но у этого нездорового интереса есть вполне здоровая практичная сторона: если уж Елбасы не смогли оградить от контакта с каким-то носителем, то что говорить про простых смертных, которые в автобусах в Нур-Султане на работу ездят…

Тут проблема в том, что с позапрошлой недели в Казахстане вообще началось какое-то поветрие КВИ в высших эшелонах власти: сначала объявил о положительном диагнозе депутат мажилиса Бекболат Тлеухан, следом стало известно о положительном тесте министра здравоохранения Елжана Биртанова, к заболеванию которого меньше всего вопросов: даже если он не контактирует непосредственно с медиками, работающими «в поле», то с руководителями тех больниц, где работают эти самые медики, он контактирует постоянно. Но вот где умудрился заболеть вице-министр труда и социальной защиты населения Казахстана Ерлан Аукенов – вопрос большой: когда он живописал свое состояние на своей странице в Facebook, то заявил, что чувствует себя так, как будто «вагоны двое суток разгружал или картошку несколько гектаров сажал». И вот теперь непонятно, где наши вице-министры сажают картошку и разгружают вагоны, попутно находя КВИ на свои неокрепшие организмы, если практически все, что происходит в стране по их должностным обязанностям, работает дистанционно. Теперь у Аукенова, собственно, и выхода другого нет: «Работать буду продолжать удаленно. Три месяца работы онлайн подготовили меня к этому. Да и воспитан я так. Труд не только украшает человека, но и позволяет держать себя в тонусе. Теперь важно пройти это и главное - беречь себя и близких!», - отметил Аукенов.

Ну, а для полноты картины отметим, что в среду стало известно: КВИ выявлен у спикера мажилиса Нурлана Нигматулина, а премьер-министр Казахстана Аскар Мамин вынужден был уйти в режим самоизоляции в связи с контактами с главой минздрава. Мамин, впрочем, вернулся в обычный режим уже к пятнице - по истечении необходимого срока в соответствии с протоколом диагностики коронавирусной инфекции, подчеркнула пресс-служба премьера. «По результатам повторного контрольного теста на COVID-19 получен второй отрицательный результат», - сообщила руководитель пресс-службы премьер-министра Зарина Нурланова. Также находящиеся на самоизоляции министры образования Асхат Аймагамбетов, сельского хозяйства Сапархан Омаров, экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев прошли аналогичную процедуру. У всех получен отрицательный результат анализа на COVID-19. «В этой связи глава правительства и министры продолжат работу по графику в штатном режиме», - добавила Нурланова. Правительство вернулось – и вернулся карантин: в Нур-Султане на выходные ограничили выход граждан из дома.

С одной стороны, это ужесточение было вполне понятно, особенно после того, как в соцсетях стало распространяться аудиосообщение врача городской клинической больницы №4 Алматы Болата Тусупханова. «Я к вам с призывом. Я врач, думаю, мне вы поверите. Сейчас в бюджете, скорее всего, денег нет и все уже устали. Люди стали сбегать, грубо говоря, от проблем. Уходят на карантин, никто решать не хочет», - заявил мужчина. По его словам, больницы в Алматы переполнены, мест в палатах и реанимациях не хватает. «Это полная правда. Берегите себя, будьте осторожны. Сейчас никто не хочет ничем заниматься. Никто лекарств не даст. Берегите себя. У нас полный хаос сейчас. Никто ничего не хочет делать, боятся конфликта», - сказал автор сообщения. Больных коронавирусом средней тяжести, по его словам, оставляют дома, скорая таких пациентов не забирает. По мнению врача, может произойти социальный взрыв, люди останутся без работы, если вновь ужесточить карантин. Одновременно ослабление карантина привело к новой вспышке КВИ в стране, в связи с чем, по его словам, правительство и выбрало выходные для ужесточения.

Но в целом распространение КВИ в стране и среди верхушки, по его мнению, свидетельствует о том, что ситуация уже вышла из-под контроля. Эту аудиозапись агентству «Спутник-Казахстан» прокомментировала исполняющая обязанности главного врача больницы Айман Байзолданова. Она подтвердила, что врач действительно работает в Городской клинической больнице №4 в Алматы – и заявила, что службой внутреннего аудита медицинской организации проведено служебное расследование по появлению этого сообщения. «Данная аудиозапись была предназначена для узкого круга близких людей Болата Тусупханова и была отправлена в закрытый чат родственников в Жезказгане. Таким образом, врач надеялся призвать близких к социальной ответственности, к настороженности и к соблюдению мер профилактики, так как узнал о готовящемся семейном торжестве. Болат Тусупханов призвал родных отказаться от проведения семейных мероприятий, сохранять режим личного карантина. Озвученное в голосовом сообщении не соответствует действительности и приведены им для убеждения родственников, - заявила Байзолданова. - Клиника работает в штатном режиме с соблюдением карантинных мер: вход и посещение пациентов запрещены, сопровождение больных в приемном покое ограничены, функционирует фильтр осмотра пациентов с клиникой ОРВИ, гриппа и тяжелых острых респираторных инфекций», - добавила она.

Версия о том, что врач хотел всего лишь попугать родственников, для чего несколько сгустил краски, начинает хромать, если сопоставить «крик души» алматинского медика с тем, что происходит сейчас в столичных больницах. На прошлой неделе в соцсетях появилось видео из городской больницы №1 в Нур-Султане, которая настолько переполнена, что пациенты лежат в коридорах. В управлении общественного здравоохранения столицы прокомментировали публикацию следующим образом: «В связи с ухудшением эпидемиологической ситуации в Многопрофильной городской больнице №1 резко возросло число госпитализаций. В начале недели в связи с загруженностью данной больницы наблюдались случаи, когда люди были временно размещены в коридорах для дальнейшего размещения в палатах по мере освобождения». В общем, видео никто не опровергал, только настаивали на том, что пребывание пациентов в коридорах – явление временное (насколько временное, то есть сколько часов или дней они пролежали в коридоре, не уточнялось). Сказано было только, что на сегодняшний день приняты и размещены в палатах этой больницы более 200 человек – и попросили астанчан отнестись с пониманием к эпидемиологической ситуации в городе, сохраняя спокойствие.

В чем-то столичные медики правы: в ситуации, когда КВИ добирается до людей, находящихся на полном госсоцобеспечении и под приглядом лучших медиков страны, собственное спокойствие и хладнокровие – это единственное, на что остается рассчитывать рядовым казахстанцам. В том числе – и жителям столицы: на прошлой неделе глава управления общественного здравоохранения Сауле Кисикова сообщила, что ежедневно в медучреждения столицы в среднем поступает 500 человек, причем каждый второй – с вирусной пневмонией. По последним данным, в столице подтверждено более трех тысяч случаев коронавируса, 29 пациентов скончались. А добавил спокойствия аким столицы Алтай Кульгинов, заявивший в соцсетях, что число обращений в скорую в Нур-Султане увеличилось с одной тысячи до четырех тысяч в день в течение последних нескольких недель. «Вирус никуда не ушел. Сейчас, главное, своевременно разворачивать дополнительное количество койко-мест и пополнять запасы медпрепаратов/оборудования», - написал аким в своем Instagram. По его утверждению, с начала следующей недели (с 22 июня) увеличат мощность проводимых тестов на COVID-19. По его словам, лаборатория Invivo увеличит количество тестов с одной до двух тысяч тестов в сутки.

«Олимп» из-за перегруженности и необходимости обработки системы возобновит работу во вторник (23 июня), также дополнительно увеличив мощность. Это касается и других лабораторий», - добавил Кульгинов. В тестовом режиме в Нур-Султане начнут работу мобильные лаборатории, где будут проводить около 1 тысячи тестов в сутки. Для этих целей в столице обучили группы медработников, чтобы они могли принимать ПЦР-тесты и обрабатывать результаты. «В понедельник (22 июня) дополнительно развернем 200 койко-мест. Под стационары также перепрофилируем и другие учреждения», - добавил аким. Кроме этого, акимат подписал соглашение с республиканскими клиниками - НИИ травматологии и ортопедии, Национальный научный медцентр, Green Clinic - о закреплении за каждой городской поликлиникой возможность проведения компьютерной томографии (КТ). Это, по словам градоначальника, позволит на ранней стадии выявить у заболевших пневмонию. «Также дополнительно закупим компьютерную томографию и аппараты ИВЛ, - заявил Кульгинов. - Продолжается практика использования телемедицины. Для лечения бессимптомных носителей коронавируса медработники через видеозвонки и другие каналы связи отслеживают здоровье, и консультируют по всем вопросам бессимптомных носителей инфекции. В случае проявления симптомов пациентов госпитализируют», - написал он.

Все это напоминало сводки с фронта, но наши органы не могут без трагикомедии: начиная с четверга, жители столицы начали получать от департамента по ЧС Нур-Султана смс-сообщения трогательного содержания. «19.06.20g. Нур-Султан. Купание в пьяном виде запрещено» - гласили эти послания. Сам формат этого обращения умилил, поскольку после его получения возник целый ряд вопросов: купание в пьяном виде запрещено только 19. 06. 20 или все ж таки всегда? И оно запрещено только в Нур-Султане, а в Семее и в Павлодаре лезь пьяным в Иртыш по самое не хочу? И, наконец, самый главный вопрос – а не лучше ли было потратить эти самые смс на разъяснения людям о том, снимут ли ужесточения по карантину в столице после выходных – в понедельник ведь многим на работу, даже если у них и было горячее желание до понедельника пьяными в Ишиме искупаться (откровенно говоря, трезвым в довольно прохладную погоду в эти дни в Ишим никто бы и не полез). Если у столичного ДЧС была задача рассмешить народ и немного отвлечь его от карантинных мыслей, спасатели справились с ней блестяще. Но отвлекли далеко не всех: в четверг же стало известно, что инициативная группа граждан Алматы подала в суд исковое заявление об отмене ограничительных мер в связи с пандемией коронавируса.

Как рассказал корреспонденту Sputnik Казахстан адвокат Жангельды Сулейманов, в начале июня к нему обратилась группа алматинцев, порядка 100 активистов. «Они посчитали, что их права нарушены карантином. Я предложил подать иск в суд на постановление Бекшина от 11 мая о сохранении карантинных мер», - сказал он. По его словам, алматинцы хотят подачей иска обезопасить семьи от потери дохода из-за продления и введения в будущем повторных карантинных мер в связи с пандемией коронавируса. Их требования сводятся к прекращению усиления карантинных мер в городе в настоящее время, также активисты настаивают на том, чтобы в случае прогнозируемой второй и третьей волны вируса Covid 19 в сентябре-октябре 2020 года их опять не закрыли по домам и лишили возможности работать и зарабатывать, свободно передвигаться по городу, детям ходить в школы и детские сады, посещать любые места и мероприятия в городе: кинотеатры, театры, бары, рестораны, бассейны, аквапарки, концертные площадки, выезжать на природу, на дачу, Шымбулак, Медео, санатории, зоны отдыха и места отдыха в горной местности.

«Мы не против карантина. Мы против необдуманных, абсурдных, незаконных мер. Карантин должен быть с человеческим лицом. Он должен быть равным для всех, а у нас нет логики, нет связи», - считает Жангельды Сулейманов. И с ним сложно не согласиться: когда в парки, где есть возможность дистанцироваться, людей не пускают, а в общественном транспорте можно ехать на головах друг у друга, какую-то логику в таком карантине усмотреть сложно – ну, разве что напившись, а после искупавшись. Иск был подан в Медеуский районный суд Алматы в четверг вечером, 18 июня. Помимо Жангельды Сулейманова, интересы алматинцев в суде также будут представлять такие юристы, как Станислав Лопатин, Жанибек Башанов, Ануарбек Скаков и Антон Самохин. По закону, в случае подачи заявления в суд на решение госоргана, действие такого решения приостанавливается до вступления в силу решения суда, так как это постановление является правовым актом индивидуального применения, говорит Сулейманов. Он ссылается на пункт 4 статьи 65 закона Казахстана «О правовых актах» - подача заинтересованными лицами заявления об отмене правового акта индивидуального применения в суд приостанавливает действие правового акта до принятия соответствующего решения.

«Простыми словами, если подать в суд на решение госоргана, то это решение приостанавливает действие до вступления в силу решения суда. И для приостановления карантина не нужны ни согласие судьи, ни согласие санврача, а только лишь подача заявления в суд. По закону так», - пояснил он. Сулейманов добавил, что планируется набрать в инициативную группу максимально большое количество человек. Между тем в пресс-службе алматинского городского суда подтвердили, что данное заявление поступило в суд и, согласно требованиям Гражданского процессуального кодекса Казахстана, судья в течение пяти рабочих дней со дня поступления примет процессуальное решение: принять иск в производство суда или нет. То есть на нынешний карантин в минувшие выходные этот иск подействовать в принципе не мог. Впрочем, особой надежды на то, что иск к госорганам будет принят к рассмотрению, а тем более – удовлетворен, просто нет: уж очень редко Казахстан как государство проигрывал свои судебные разбирательства, хотя на кону стояли серьезные деньги – по сведениям министра юстиции Марата Бекетаева, сумма исковых требований против Казахстана за период 2003-2019 годов составила 24 миллиарда долларов, при этом «защищены интересы государства на сумму 19,7 миллиарда долларов».

За период 2003-2019 годов, по его сведениям, были завершены 26 споров, из них 16-ть завершены в пользу Казахстана, три спора против Казахстана, еще семь споров урегулированы мирным путем. Самым громким из них стало дело Стати – молдавских бизнесменов, потребовавших в арбитраже Швеции от Казахстана $4 миллиарда. Им было присуждено $500 миллионов, из которых $199 миллионов – средства, связанные с затратами Стати на строительство Боранкольского газоперерабатывающего завода. Позже, благодаря документам, полученным в США через отдельную судебную процедуру, у Казахстана появились доказательства того, что претензии Стати основывались на крупном мошенничестве. Однако Стати удалось добиться заморозки активов, принадлежащих Национальному банку Казахстана и Национальному фонду, на сумму более $22 миллиардов. В мае 2019 года суд первой инстанции в Брюсселе снял предварительный арест с активов Национального фонда Казахстана на сумму около $21,5 миллиарда и постановил снять арест с оставшихся $530 миллионов. Позже апелляционный суд Великобритании вынес решение по принудительному исполнению арбитражного решения на 500 миллионов долларов.

Как утверждали ранее в министерстве юстиции Казахстана, установлено, что Стати действовал через непрозрачную сеть многочисленных оффшорных компаний, чтобы запутать происхождение и местонахождение денег, полученных в результате деятельности казахстанских компаний. В апреле текущего года стало известно, что Казахстан победил в Высоком суде Англии в деле по вопросам активов Нацбанка. А накануне, 17 июня, апелляционный суд Свеаланда вынес решение по делу против Анатола и Габриела Стати в пользу казахстанской стороны – Нацбанка страны и Республики Казахстан в лице министерства юстиции. Суд принял решение снять арест с активов Нацфонда Казахстана на сумму $83 миллиона – в общем, если у закоренелых крючкотворов Стати не получилось отстоять свою позицию, то непонятно, на что рассчитывают наши общественники…

Тем временем, сэкономив свои средства в международных судах, наше государство продолжает само их тратить так, что у призыва ДЧС не купаться пьяными появляется новый неожиданный адресат. На прошлой неделе сенатор и бывший космонавт Талгат Мусабаев раскритиковал подход к реализации проекта «Байтерек»: выступая на заседании верхней палаты парламента, Талгат Мусабаев отметил - в отчете правительства указано, что Казахстан оплатил комиссионное вознаграждение по обслуживанию бюджетного кредита финансирования ракетно-космического комплекса, который непонятно когда будет создан. Кредитный договор был закончен в ноябре 2005 года, Мусабаев  напомнил, что казахстанская сторона выделила $223 миллиона на 19 лет с пятилетним льготным периодом. Кредиторской и дебеторской задолженностей по проекту нет, однако сам проект «Байтерек» реализуется уже без малого 16 лет, а его стоимость выросла в несколько раз. «В начале года уполномоченному органу рекомендовалось закрепить встречные обязательства России в части обеспечения гарантий запусков и подписать новый протокол. А также решить вопросы по конвертации ранее взятого бюджетного кредита - как вариант, в уставный капитал АО СП «Байтерек», привлечь отечественных специалистов и ученых, а также подготовить кадры», - отметил Мусабаев.

Ни того, ни другого сделано не было: сенатор указал, что в отчете правительства нет финансовых показателей проекта, нет конечных сроков реализации и стоимости проекта, не решен кадровый вопрос. На последнем Мусабаев остановился отдельно: по его словам, проблемы есть как в аэрокосмическом комитете, так и в подведомственных организациях - четверть должностей вакантны. По мнению сенатора, необходимо принять меры по сохранению подготовленных кадров, особенно руководящего состава. И заметим, что «Байтерек» - это не единственный казахстанский Карфаген, который власти пытаются достроить любой ценой, даже если это никому не нужно, просто потому, что казахстанский Карфаген, в отличие от античного, должен быть достроен. На прошлой неделе стало известно, что в столице не планируют демонтировать сваи на объектах «Астана LRT» - по утверждению управления транспорта Нур-Султана, строительство легкорельсовой дороги продолжат, когда возобновится финансирование. Как сообщает издание inbusiness.kz со ссылкой на городские власти, сейчас готовятся в выпуску на внешнем рынке облигации, чтобы привлечь иностранных инвесторов. Касательно строительства второй очереди ЛРТ в Нур-Султане в управлении транспорта сообщили, что разработку ТЭО проекта «Строительство линии Астана метро (вторая очередь)» начали в октябре 2018 года. Разработчиком ТЭО выступило ТОО "НИПИ «Астанагенплан» совместно с ТОО «Метропроект» (Алматы).

«Договор был заключен 31 октября 2018 года, выделено в 2018-2019 годах 15% от общей потребности в финансировании. В марте 2020 года при пересмотре городского бюджета осуществлено секвестирование суммы, ранее предусмотренной на текущий год. Проектные работы приостановлены с марта 2020 года. Проект второй очереди на рассмотрение РГП «Госэкпертиза» не передавался в виду его незавершенности», – говорится в сообщении. Напомним, что LRT с 2013 года строили в столице китайские инвесторы, однако проект был заморожен, а летом прошлого года новый президент страны Касым-Жомарт Токаев назвал его бессмысленным и неокупаемым ввиду того, что он должен был связать расположенные довольно близко между собой (порядка 20 километров) международный аэропорт и второй железнодорожный вокзал столицы. Токаев тогда заметил, что многие столичные чиновники на утренних пробежках покрывают на своих двоих большие, чем это, расстояния – и выразил сомнения, что вагоны надземного метро будут заполняться. Однако правительство решило добить очередной «проект века», который изначально планировалось запустить летом 2020 года.

Но в итоге строительство было приостановлено из-за проблем с финансированием со стороны китайских инвесторов, сообщалось, что на счетах ликвидированного «Банка Астаны» замороженными остаются порядка $200 миллионов, выделенных на проект.  К тому же еще летом 2018 года было начато расследование по подозрению в злоупотреблениях должностными полномочиями в отношении возглавлявшего проект Талгата Ардана: следователи Антикоррупционной службы выявили, что четыре года назад из бюджетных средств «Астана LRT» перечислили более 300 миллионов тенге на счет одной из подрядных организаций, превысив действующий лимит на 125 миллионов. Ардан был отстранен от своей должности в июле 2017 года, а в июне прошлого года председатель Агентства по противодействию коррупции Алик Шпекбаев сообщил, что экс-глава проекта находится в международном розыске. В общем, проект изначально оказался скандальным, но мы хотим довести абсурд до его логического конца – видимо, как памятник нашему бюджету. Тем временем, на прошлой неделе стало известно о появлении в стране нового фонда - премьер-министр Казахстана Аскар Мамин поручил министерству индустрии и инфраструктурного развития до 1 июля обеспечить создание Фонда развития промышленности.

На его появлении в стране в мае настаивал Касым-Жомарт Токаев, по его замыслу, фонд должен обеспечить доступное кредитование прорывных обрабатывающих проектов, в том числе в машиностроительной отрасли. Глава государства тогда предположил, что источником средств для этого фонда можно сделать средства, собираемые в рамках расширенных обязательств производителей. Новая структура, по его словам, могла бы обеспечивать доступным кредитованием «прорывных обрабатывающих предприятий» по ставке не более 3% годовых. В пятницу же, 19 июня, на заседании правительства рассматривался вопрос развития машиностроения, предприятия которого входят в число потенциальных получателей кредитов из этого фонда. В связи с чем премьер-министр потребовал от министерства индустрии и инфраструктурного развития завершить работу по формированию новой структуры в течение 11 дней. «Поручаю министерству индустрии до 1 июля обеспечить создание фонда развития промышленности», - сказал Мамин. По его словам, деятельность фонда будет сфокусирована на модернизации действующих предприятий, организации новых производств и обеспечении импортозамещения. При этом глава правительства, ссылаясь на данные МИИР, заметил, что по итогам января-мая 2020 года в отрасли машиностроения объем производства составил 535 млрд тенге, превысив на 18,5% показатели аналогичного периода прошлого года.

Тем не менее, льготные кредиты могут быть направлены предприятиями машиностроения на дальнейшее развитие, продолжил премьер: по его словам, на сегодняшний день уровень локализации производства в различных секторах машиностроения колеблется от 35% до 95%. Мамин считает, что эти показатели нужно наращивать, стремясь к «максимальному уровню локализации». Он напомнил, что, согласно решению Высшего Евразийского экономического совета, Казахстану необходимо обеспечить достижение уровня локализации производства моторных транспортных средств не менее 50%. Первоначально это требование должно было стать обязательным с 1 июля 2018 года, однако казахстанская сторона предлагала отодвинуть вступление в силу этого требования на 2022 год. «В этой связи необходимо взять на контроль исполнение автопроизводителями взятых обязательств», - подчеркнул премьер-министр. Также деятельность нового фонда может быть распространена на предприятия отрасли сельхозмашиностроения: Мамин заявил о необходимости увеличения локализации в этой отрасли и наращивании объемов ее производства, поскольку на данный момент в Казахстане изношено 70% парка сельхозтехники. По данным министра индустрии и инфраструктурного развития страны Бейбута Атамкулова, на сегодня в Казахстане зарегистрированы порядка 153 тыс. тракторов и 42 тыс. комбайнов, 65% тракторов и 46% комбайнов, по его словам, эксплуатируются более 17 лет, что является критичным износом для этой техники. За 5 месяцев 2020 года в Казахстане произведено сельскохозяйственной техники на сумму 12 млрд. 46 млн. тенге, в том числе 825 тракторов и 139 комбайнов.

«С учетом становления Казахстана как продуктового хаба, модернизация парка сельхозтехники является очень важной задачей. Для этого в страну необходимо привлекать инвестиции и партнеров для создания новых перспективных производств, поручаю министерствам сельского хозяйства, индустрии и инфраструктурного развития в месячный срок выработать конкретные предложения по обновлению парка сельхозтехники», - сказал Мамин. Он также отметил большой потенциал в нефтегазовом машиностроении страны и напомнил, что государство оказывает содействие в продвижении экспорта конкурентоспособной высокотехнологичной продукции на новые рынки сбыта через компенсацию до 80% расходов при экспортных поставках. Однако, по его мнению, в текущих реалиях возникла необходимость дополнительных мер стимулирования экспорта. В связи с чем министерствам торговли и интеграции, индустрии и инфраструктурного развития поручено проработать возможность оказания новых мер поддержки для казахстанских экспортеров. Пока правительство ломает голову над тем, как финансировать собственное производство, квазигосударственный сектор готовится вкладываться в чужое. В частности, фонд «Самрук-Казына» пока не видит необходимости привлечения внешнего управляющего фондом будущих поколений Bolashak Investment, сообщил 17 июня управляющий директор по управлению активами и приватизацией ФНБ Алмасадам Саткалиев.

Этот фонд был создан в структуре фонда «Самрук-Казына» в течение 2018 года, предполагалось, что он будет приобретать подешевевшие пакеты акций зарубежных и отечественных активов. В июне этого года в ходе заседания совета по управлению Фондом национального благосостояния «Самрук-Казына» председатель правления этой структуры Ахметжан Есимов заявил, что первый год работы (2019-й) этого фонда дал хорошую доходность в 11%. По словам Есимова, первоначальный объем средств, которыми оперировал «Болашак», составлял $165 миллиионов, по итогам первого года работы стоимость портфеля фонда составляет $180 миллионов. Глава правления «Самрука» не расшифровал адресатов вложений нового фонда, но пояснил, что в число «приобретений» вошли акции казахстанских эмитентов, ETF (биржевых рынков) и гособлигации. Самое смешное, что эти приобретения не сильно отличается от «инвестстратегии» казахстанского обывателя, размещающего деньги в тенге на депозитах в банках второго уровня. Более того, доходность, которую продекларировал г-н Есимов, ничем не отличалась от тех самых депозитов – те же самые 10-11% годовых. Однако в своем выступлении глава ФНБ ссылался на опыт аналогичных структур других государств, в частности, на Government Pension Fund Global (Норвегия), заключившего в тот же 2019 год сделок на $6 миллиардов. В частности, норвежцы приобрели на $3 млрд подешевевшие акции нефтегазовой Royal Dutch Shell, на $2,6 млрд – горнодобывающей BHP Billiton, а также на $300 млн бумаги телекоммуникационной Charter Communications.

Есимов заявил, что фонд «Болашак» в дальнейшем намерен купить акции крупных компаний на сумму $100 миллионов, воспользовавшись текущей рыночной конъюнктурой и низкой стоимостью их акций на рынке. Саткалиев в среду подтвердил, что в «Самруке» к настоящему моменту сформирован пул потенциального инвестирования в размере $100 миллионов. «Мы называем его фондом будущих поколений «Болашак», разработана инвестиционная стратегия, которая ориентирована на инвестирование в лучшие активы, мы различные сценарии рассматривали, в том числе – привлечение внешнего управляющего данным фондом. Но, безусловно, мы ориентированы в основном на развитие собственных компетенций, первые вложения – низкорисковые – мы делали сами, без привлечения внешних консультантов, это показало определенную эффективность», – сказал Саткалиев. Он добавил, что у «Самрука» есть видение развития новой структуры и есть определенный советом директоров «риск-аппетит», касающийся деятельности этого фонда. «И в этой части мы, понимая, что данные вложения в любом случае несут риски для нас, мы именно сбалансированный подход, ориентированный на долгосрочную стоимость, сбалансированные вложения уже применяем, и эта работа будет продолжена в ближайшее время», – добавил управляющий директор по управлению активами и приватизацией ФНБ.

При этом он так и не конкретизировал принципы и направления возможного инвестирования фондом «Болашак». И становится непонятно, к чему будет сведена эта самая инвестстратегия – если к закупу гособлигаций под 10-11%, так проще хранить деньги в банке. При этом само существование «Болашака» уже вызвало заочную конфронтацию между Ак ордой и Библиотекой: в январе текущего года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в ходе расширенного заседания правительства заявил о недопустимости дублирования функций Нацфонда путем создания «альтернативных фондов в нацкомпаниях», подчеркнув, что страна должна видеть «осязаемые результаты» от деятельности госхолдингов. В свою очередь Ахметжан Есимов в июне текущего года сообщил, что фонд Bolashak Investment был создан ФНБ по поручению первого президента страны Нурсултана Назарбаева..И не просто сообщил, а подчеркнуто обратился к Елбасы с напоминанием о том, что «Болашак» - это его поручение. В результате 100 миллионов долларов миновали Нацфонд – и управление Национальным банком, который сейчас готов повысить риски в управлении средствами фонда будущих поколений.

По словам заместитель председателя центробанка Казахстана Акылжана Баймагамбетова, эта структура намерена изменить направления инвестирования средств Национального фонда, нарастив долю золота и увеличив долю акций в его сберегательном портфеле. В ходе пленарного заседания Сената в четверг Баймагамбетов подчеркнул, что исторически активы Нацфонда преимущественно были инвестированы в активы с низким уровнем риска, в частности, в облигации развитых стран. Такая политика, которую в Нацбанке считают консервативной, позволяла минимизировать потери при падении рынков, но при росте рынков ограничивалась и прибыльность вложений Нацфонда. «Нацбанк реализует пошаговый переход от консервативного стратегического распределения активов к более сбалансированному, что предполагает увеличение диверсификации активов фонда», - сказал зампред НБ. По его словам, в частности, продолжается работа по наращиванию объемов вложений в золото до уровня в 5% от объема сберегательного портфеля. По состоянию на конец апреля объем портфеля золота составил порядка $1,9 миллиарда или 3,8% от величины сберегательного портфеля. На конец февраля объем инвестиций НФ в золото составил около $1,29 миллиарда – 2,5% от величины сберегательного портфеля. Помимо этого, по словам спикера, постепенно планируется увеличить долю акций в сберегательном портфеле с 20% до 30%, одновременно создав портфель альтернативных инструментов за счет сокращения доли облигаций. «Также еще в 2019 году были созданы портфели облигаций развивающихся стран и корпоративных облигаций инвестиционного уровня, учитывая потенциал их долгосрочного роста», - добавил Баймагамбетов. По его данным, инвестиционный доход фонда с начала создания составил более $14 миллиардов, составив почти четверть от его текущего размера активов.

По состоянию на конец прошлого года активы Нацфонда увеличились на 6,5% - до $61,7 миллиарда, однако в мае текущего года этот показатель снизился до $58,5 млрд, а на начало июня, по сведениям зампреда НБ, активы Нацфонда уменьшились еще на 5,3% на фоне падения рынка акций на 8%, а также продажи валюты из Нацфонда на $3,8 миллиарда для выделения дополнительного гарантированного трансферта в бюджет. То есть Нацбанк крутится, как белка в колесе, правительство рассматривает возможности увеличения налогов, чтобы пополнить бюджет и свести концы с концами, а ФНБ в это время формирует собственный фонд преувеличения государственных средств. От всего от этого отдает неким финансовым сепаратизмом, а с учетом того, что у нас в квазигоссектор вливаются какие-то безумные суммы (нацкомпании получили из бюджета в 2007-2019 годах 7,5 триллиона тенге, что соответствует семи бюджетам развития страны), от ФНБ следовало бы ждать и отдачи на уровне Нацфонда. Однако в 2015-2019 годы в виде дивидендов нацкомпаниями было возвращено в бюджет всего 6,6% от чистого дохода (222,7 млрд тенге), что, как считает председатель Счетного комитета Наталья Годунова, свидетельствует о системных недостатках в дивидендной политике. Также это связано с ростом убыточности таких субъектов и отсрочками в выплате дивидендов.

«Средства, выделяемые из республиканского бюджета, стали источником доходов для многих госкомпаний. В итоге предприниматель, на которого направлена государственная поддержка, получает кредитные средства по завышенным ставкам», – сказала она. Стоимость бюджетного кредитования составляла для субъектов квазигосударственного сектора менее 1%, а далее эти деньги они предоставляли получателям господдержки уже по средней ставке 6-9%.  Также среди субъектов группы компаний холдингов в среднем 80% средств размещается неконкурентным способом, а доля внутригрупповых закупок, в том числе технологически связанных закупок, достигает 70%. Вице-министр финансов Татьяна Савельева правда отметила, что по предложениям депутатов дивидендная политика субъектов квазисектора изменена. «С текущего года субъекты квазисектора обеспечивают выплату дивидендов в республиканский бюджет по итогам 2019 года в размере до 100% от своего чистого дохода. В рамках мер по усилению контроля за использованием бюджетных средств начата работа по возврату в доход бюджета неиспользуемых остатков на счетах квазигоссубъектов. На 1 июня текущего года в республиканский бюджет возвращено 8,6 млрд тенге», – сказала она. Но сам факт появления «Болашака» в структуре ФНБ остается фактом непослушания общей госполитике, которая вроде как была направлена на аккумулирование всех средств под единым началом. Так что власти, похоже, не знают, что делать не только с коронавирусом, и в этой ситуации обывателю остается одно – сохранять хладнокровие и не купаться пьяным. Ну, хотя бы в Ишиме…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан