Итоги столичной недели: Казахстанская Венеция или что Минздрав знает о клевете

На прошлой неделе столицу Казахстана вновь затопило – городские власти вроде как и обустраивают ливневую канализацию, вроде как и вбухивают огромные средства в ее модернизацию и расширение, но мем с уплывающим на венецианской гондоле с поста акима столицы Асетом Исекешевым со словами «Удачи, бро!» остается актуальным. Астана стала Нур-Султаном, но Венецией быть не перестает: с тем же постоянством наши госорганы угрожают гражданам ответственностью за клевету, имея в виду критические замечания в свой адрес, несмотря на то, что президент Казахстана уже декриминализировал соответствующую статью в законодательстве.

Синоптики накануне предупреждали о грозе и сильном дожде в прогнозе на конец недели и на грядущие выходные в ряде регионов Казахстана, но о том, что столица вновь «поплывет», никто, естественно, вслух не говорил. В итоге в субботу в столичном акимате журналистам рассказали о героических мерах, предпринятых для предотвращения последствий обильного дождя: в частности, на столичных улицах 27 июня работало 140 единиц техники, откачивающих воду. «Специальной техникой откачано более 20 тысяч кубометров дождевой воды», - сообщили в столичной администрации корреспонденту агентству Sputnik Казахстан. Также в акимате проинформировали, что ведется системная работа по строительству ливневых канализации и прочистке коллекторов. Общая протяженность коллекторов в городе составляет 354 километра, больше трети из них (134 километра) нуждаются в прочистке. Забитые системы сказываются на работе ливневых канализаций, которые во время обильных дождей не справляются своевременно. И если бы деньги из бюджета были направлены на их прочистку еще весной, тогда, возможно, столичным ассенизаторам и не потребовалось бы совершать подвиги – вода сама бы ушла в ливневую канализацию.

«Для устранения ведутся работы по очистке первоочередных коллекторов, к примеру, коллектор на участке улиц Ташенова и проспекта Абылайхана/Таха Хусейна практически был полностью забит - было вывезено более 2,5 тысячи тонн мусора. Кроме того, для увеличения пропускной мощности, дополнительно установлено кольцо», - уточнили в столичной администрации. На проблемном участке Бауыржана Момышулы вопрос с подтоплениями обещают решить осенью этого года: сейчас на проспекте ведется строительство магистрального коллектора ливневой канализации. Протяженность данной ливневой канализации составит порядка 500 метров. Также ведётся строительство очистных сооружений микрорайона «Молодежный» (пересечение улиц Ташенова и Амман) с реконструкцией подводящих коллекторов. Все это здорово и великолепно, только одно непонятно – почему о необходимости чистить ливневку наши власти вспоминают только тогда, когда машины начинают тонуть в дождевой воде?

При этом, стоит кому-то поднять «венецианскую тему» в СМИ или в соцсетях, его тут же обвиняют в поклепе на окружающую действительность. Тем временем, клевета вроде как перестала быть уголовно наказуемым деянием в Казахстане: вроде бы как, потому что соответствующий законопроект вступил в силу, но наши госорганы продолжают угрожать критиками местами не столь отдаленными. Напомним, что советник президент Казахстана Ерлан Карин, комментируя закон по вопросам совершенствования исполнительного производства и уголовного законодательства, подписанный главой государства 27 июня, заявил о нем как о краеугольном камне президентского пакета политических реформ. В частности, данным законом статья 130 «О клевете» Уголовного кодекса переводится в Административный кодекс. Поручение по декриминилизации данной статьи было дано президентом на втором заседании Национального совета в декабре прошлого года.

Этим же законом внесены изменения и дополнения в статью 174 Уголовного кодекса (в старой редакции 174-я статья Уголовного кодекса – «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни»). «Изменения в данной статье не ограничиваются только редакционными изменениями. Заменой понятия «возбуждение» на «разжигание». Согласно новому закону, по данной статье еще также вводится штраф в размере от 2 000 до 7 000 МРП (5 миллионов 556 тысяч и 19 миллионов 446 тысяч тенге). Ранее по этой статье было только ограничение свободы от двух до семи лет», - написал Ерлан Карина в своем Telegram-канале. Советник президент также выразил мнение, что таким образом президентский пакет политических реформ, выдвинутый главой государства на втором заседании Нацсовета, реализован в полном объеме. Правда, на самом деле размеры нынешних штрафов для подавляющего большинства граждан страны сопоставим с тюремным наказанием в том смысле, что он просто неподъемен. Но в министерстве здравоохранения, скажем, вообще не в курсе о замене сроков штрафами: в ведомстве на прошлой неделе сообщили, что рассылаемая в социальных сетях и мессенджерах скандальная информация об угрозах нового министра Алексея Цоя в адрес главных врачей больниц является фейком – и пригрозили как раз заключением.

В министерстве здравоохранения опровергли информацию о том, что новый глава ведомства Алексей Цой угрожал уволить главных врачей и руководителей управлений здравоохранения за негатив в социальных сетях. Подобную информацию ранее активно пересылали в чатах WhatsApp. В рассылке говорилось о том, что новый глава Минздрава провел селекторное совещание, на котором отругал и угрожал уволить главных врачей и руководителей управлений здравоохранений за негатив в социальных сетях. «Министерство здравоохранения официально сообщает, что данная информация не соответствует действительности. Просим вас, уважаемые граждане, не поддаваться недостоверным информационным вбросам в социальных сетях и доверять только официальным источникам», - прокомментировали рассылку в министерстве. На этом бы и остановиться, но следом последовал тот самый пассаж об уголовной ответственности за клевету. Напомним, что Алексей Цой стал министром здравоохранения 25 июня, экс-глава Минздрава Елжан Биртанов подал заявление об уходе по собственному желаю по состоянию здоровья - в настоящее время он продолжает лечение от коронавирусной инфекции. 26 июня президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил новому руководству Минздрава разработать дополнительные меры в борьбе с коронавирусом – и минздрав начал борьбу с противостояния фейкам.

Биртанов подал заявление об отставке с поста министра здравоохранения по состоянию здоровья. «Сегодня я подал прошение главе государства об освобождении меня с должности министра здравоохранения. К сожалению, в связи с тем, что я заболел коронавирусной инфекцией, осложнившейся пневмонией, требуется дополнительное лечение, - написал Биртанов на своей странице в Facebook. - Вместе с тем, считаю, что в данный момент осложнения эпидемиологической обстановки в стране нужно полноценное руководство отраслью – как на уровне министерства, так и в здравоохранении регионов. Уверен, что наша система здравоохранения справится с возрастающей нагрузкой. Требуется время и отдача каждого из нас. Желаю здоровья и стойкости всем своим коллегам! Благодарю главу государства за оказанное мне высокое доверие внести свой вклад в развитие казахстанского здравоохранения!», - добавил он. Пришествие нового главы минздрава ознаменовалось негативными откликами в соцсетях – и неважно, фейки это или нет, но на минздрав граждане дружно наезжают, и тут надо искать причины внутри системы, а не угрожать авторам сообщений в соцсетях. Потому что каждая угроза будет подтверждением того, что кроме выкручивания рук сделать наши администраторы ничего не могут.

Относительно печального состояния нашей медицины уже не фейки идут, а вполне официальные свидетельства должностных лиц – ну, не считать же фейком заявление акима Нур-Султана Алтая Кульгинова о том, что в случае халатного отношения жителей столицы к вопросам карантина медиков может просто не хватить на всех больных коронавирусом. «Настало время выбирать. На протяжении последних четырех месяцев наши врачи ежедневно стоят на передовой в борьбе с коронавирусом. Они работают и днем, и ночью, без возможности проводить вечера со своими семьями. Они герои, но не всемогущие. Когда перед ними встал выбор, как поступить – уйти или остаться, они выбрали второе. И когда перед нами стоит выбор пойти куда-то и встретиться с родными, друзьями или остаться дома, мы тоже должны выбрать второе», - призвал Кульгинов через свою страницу в Facebook. Столичный градоначальник проинформировал, что многие медики, которые боролись с вирусом с первых дней, сейчас больны. И если в начале пандемии городу было достаточно одного стационара, то сейчас людей принимает 12 стационаров и восемь лабораторий. Алтай Кульгинов заявил, что в случае увеличения числа больных под стационары будут готовить здания крупных спортивных сооружений, но врачей на всех может не хватить.

«В городе у нас 3,5 тысячи врачей и 8 тысяч средних медработников. Население города – 1,2 миллиона человек. Количество обращений и вызовов увеличилось с 1 до 4 тысяч. На этой неделе пик был 4,3 тысячи в день. Все поликлиники и больницы задействованы в борьбе с коронавирусом», - пишет градоначальник. По его словам, первая городская больница уже переполнена больными с коронавирусом, а количество койко-мест увеличили за десять дней с 1 300 до 3 100. Также Алтай Кульгинов проинформировал, что столичной администрацией подписано соглашение с республиканскими клиниками НИИ травматологии и ортопедии, Национального научного медцентра и Green Clinic о закреплении за каждой городской поликлиникой возможности проведения компьютерной томографии. Это, по словам Кульгинова, позволяет на ранней стадии выявить пневмонию. Кроме того, город ведет закуп оборудования для проведения компьютерной томографии (КТ) и аппаратов ИВЛ. Сейчас медработники через видеозвонки и другие каналы связи отслеживают здоровье и консультируют по всем вопросам бессимптомных носителей инфекции. В случае проявления симптомов пациентов госпитализируют. В понедельник, 29 июня в городе запустят специальный сайт COVID-19, через который можно будет получить всю необходимую информацию в виде справок и консультации.

Напомним, в Нур-Султане сейчас наибольшее количество зараженных коронавирусом в Казахстане (на пятницу - 3 613 человек). Для стабилизации ситуации в городе в выходные дни ужесточили меры карантина. Все ТРЦ, рынки, парки, скверы и другие общественные заведения будут закрыты. Горожан просят не выходить без особой необходимости дальше продуктового магазина и аптеки возле дома, но при этом с понедельника люди вновь поедут на работу на автобусах, где дистанцироваться друг от друга просто невозможно. В общем, власти приняли половинчатое, по сути своей, решение: в выходные карантин соблюдается, а затем на протяжении пяти дней люди вновь собираются в «трудовые коллективы». Впрочем, половинчатые решения – в наших традициях, как в экономике, так и в медицине, так стоит ли этому удивляться? В субботу вместе с декриминализацией клеветы президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал поправки в закон «Об автомобильном транспорте» по вопросам отслеживания международных автомобильных перевозок. В рамках поправок в закон в республике создадут систему, которая позволит исключить завоз незаконного транзитного товара в страну.

Во время рассмотрения документа в парламенте, депутаты отмечали, что сейчас нередки случаи, когда автомашины с товаром заезжают в Казахстан под видом транзита, но в итоге остаются в стране, а товар распродается нелегально. В результате НДС и косвенные налоги не уплачиваются и появляется теневая экономика и недобросовестная конкуренция. Для предотвращения этих проблем в Казахстане введут информационную систему отслеживания международных перевозок. Перевозчиков обяжут использовать электронные идентификаторы (навигационные пломбы). Также правительство Казахстана получит компетенцию по определению национального оператора систем отслеживания международных перевозок. Подобному контролю подлежат 6 200 недобросовестных перевозчиков, что составляет порядка 6% от общего количества перевозок, которые осуществляются на Евразийском пространстве, но у нас ведь любят распространять драконовские меры на всех подряд, так что е-пломбы могут навесить на всех подряд перевозчиков, а не только на недобросовестных. Между тем, автомобильные перевозки и так становятся яблоком раздора между Нур-Султаном и соседями, особенно с Бишкеком. Комитет национальной безопасности Казахстана 26 июня заявил о разрешении проблем со скоплением грузового автотранспорта на границе с Кыргызстаном – напомним, что в начале июня этого года пресс-служба правительства Кыргызстана заявила о восьмикилометровой пробке из 500 фур на границе с Казахстаном из-за якобы усиленных досмотровых мероприятий со стороны сотрудников комитета государственных доходов министерства финансов Казахстана. В Бишкеке тогда заявили, что время простоя на границе водителей на въезд в Казахстан составляет от трех до четырех суток.

Казахстанский комитет госдоходов, в свою очередь, заявил, что скопление машин на автомобильных погранпереходах на границе было связано с началом сезона плодоовощной продукции, возобновлением торговли с КНР и приостановлением работы пяти автомобильных пунктов пропуска на казахстанско-кыргызской границе в связи с угрозой распространения COVID-19. Также в Нур-Султане обвинили Кыргызстан в занижении данных своего экспорта в Казахстан в 10 раз, при этом объем китайских товаров, ввозимых из Кыргызстана в Казахстан и Россию, по версии казахстанских фискалов, в 2 раза превышает объем официального импорта в Кыргызстан из КНР, что наносит урон бюджету Казахстана и ставит в неравные конкурентные условия бизнес двух стран. Пограничные «разборки» привели к тому, что в первой декаде июня Бишкек сначала потребовал от руководства Евразийского экономического союза, в который входят обе страны, урегулировать этот спор, а в случае его неразрешения на уровне ЕАЭС пригрозил отозвать своих министров из Евразийской экономической комиссии. Однако 26 июня заместитель начальника Департамента пограничного контроля Пограничной службы КНБ РК Олег Фисенко заявил, что вопрос с задержкой автотранспорта на границе решен.

«На сегодняшний день проблем со скоплениями грузовых транспортных средств на казахстанско-кыргызской границе нет, что с казахстанской, что с кыргызской стороны, определенная напряженность в начале июня имела место, но это было связано с рядом объективных причин», - сказал Фисенко. Главной из них, по его словам, было приостановление работы отдельных пунктов пропуска на границе, но при этом, заметил представитель КНБ, Казахстан даже в условиях чрезвычайного положения ни на один день не закрывал границы для грузоперевозок. На сокращение количество функционирующих пунктов пропуска наложилось увеличение объемов транспортировки плодоовощной продукции из Кыргызстана в конце мая – начале июня, но при этом представитель КНБ заметил, что пограничники не усиливали мер контроля и не устанавливали никаких ограничений на пересечение грузовиками границ. «Сейчас пункты пропуска работают в штатном режиме, на сегодня все 7 действующих автомобильных пунктов пропуска на этой границе функционируют с карантинным ограничениями, но, повторюсь, грузоперевозки находятся вне этих ограничений», - заключил спикер. Тем временем, скопление автомобилей, исчезнув на казахстанско-кыргызской границе, образовалось на казахстанско-китайской границе.

Комитет государственных доходов (КГД) Минфина РК назвал основной причиной скопления автомашин на выезде из Казахстана в Китай усиление мер санитарного приграничного контроля, введенных китайской стороной в рамках борьбы с пандемией COVID-19. Ужесточение карантина с китайской стороны привело к закрытию всех приграничных пунктов пропуска, за исключением автомобильного пункта пропуска (АПП) «Нуржолы», и сокращению количества перемещаемых через границу автотранспортных средств со 150 до 20 в сутки. Ранее с 10 июня своим постановлением казахстанское правительство открыло временно закрытые АПП «Калжат», «Бахты», «Майкапчагай». Однако перемещение товаров с момента их открытия не осуществляется ввиду закрытия границы со стороны КНР. Если раньше транспортные средства скапливались в ожидании груза непосредственно на территории Китая, то в связи с пандемией власти КНР это запретили и сократили время пребывания казахстанских транспортных средств на своей территории до 12 часов. Это, отмечает КГД, тоже способствовало скоплению транспорта на казахстанской стороне. Еще одной причиной комитет назвал отсутствие у около 60% пересекающих границу перевозчиков конкретных заказов и договоров на перевозку грузов. Из этого следует, что больше половины автомобилей следуют в Китай в надежде на месте заключить разовую сделку на перевозку грузов. Как раз их китайская сторона возвращает обратно без груза, но они снова становятся в очередь.

Одной из самых действенных мер по решению вопроса скопления грузовиков на казахстанской территории является изменение технологии работы АПП «Нуржолы» с предоставлением возможности въезда китайских автомашин на территорию Казахстана. Констатируется, что после двухстороннего утверждения новых процедур китайские перевозчики получат возможность завозить произведенные в Китае товары в приграничные транспортно-логистические центры Казахстана, где и будет происходить перегруз товаров на казахстанские или иностранные транзитные автомобили для дальнейшей транспортировки в регионы потребления. Данная мера, уверены в КГД, исключит необходимость выезда на китайскую сторону большей части автотранспорта и, соответственно, снимет проблему скопления грузовиков на АПП «Нуржолы». Переговоры по изменению технологии работы АПП находятся на стадии завершения. Еще в мае Минфин сообщил о подготовке соглашения о регулировании торговой деятельности МЦПС с тем, чтобы коммерческие объемы не проходили через «Хоргос», а декларировались в других пунктах пропуска. Как отметили в ведомстве, это позволит учитывать данные объемы в казахстанской таможенной статистике как импорт из Китая. Таким образом, планировалось «обелить» импорт товаров из КНР в РК на общую сумму $1,2 млрд, однако коронавирус скорректировал эти планы очень сильно – и теперь мы пожинаем плоды того, что в прежние времена никак не удосуживались решать проблему пропускной способности пунктов на границе.

Тем временем, пока буксует граница, падают и поступления в казахстанский бюджет: за  пять месяцев в Казахстане налоговые поступления в республиканский бюджет снизились на 24,5%, поступления в Нацфонд уменьшились на 27,9%. По информации аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана, поступления в Нацфонд уменьшились на 403 миллиарда тенге (1 миллиард долларов), а в республиканский бюджет - на 667 миллиардов тенге (1,65 миллиарда долларов) – это хорошая иллюстрация к тому, насколько наша экономика слезла с сырьевой иглы. «Меры по дистанцированию населения в связи с эпидемией COVID-19 и снижение нефтяных котировок негативно сказываются на налоговых поступлениях. Так, по итогам пяти месяцев 2020 года суммарные налоговые поступления в бюджет составили 4 354,1 миллиарда тенге, что на 14,8% ниже в сравнении с аналогичным периодом прошлого года», - сообщили в аналитическом центре. Снижение доходов республиканского бюджета происходит на фоне уменьшения поступлений от внутренних налогов на товары, работы и услуги (-150,7 миллиарда тенге) и налогов на международную торговлю и внешние операции (-264,6 миллиарда тенге). И пробки на пунктах пропуска решению этой проблемы не способствуют.

При этом, правда, поступления в местные бюджеты выросли на 32,7%. Но это объясняется не ростом экономики в целом, а с тем, что с начала 2020 года корпоративный подоходный налог (КПН) от малого и среднего бизнеса зачисляется в местный бюджет. Объем поступлений в местный бюджет по КПН от МСБ за пять месяцев 2020 года составил 220,7 миллиарда тенге. Лидером среди городов по количеству налоговых поступлений является Алматы, на него приходится 20,9% всех поступлений. При этом объем поступлений по КПН от МСБ по Алматы за пять месяцев 2020 года составил 84,5 миллиарда тенге, или 38,3% всех налоговых выплат по данному виду платежей по всей стране. Также аналитики отмечают, что наблюдается снижение поступлений по всем видам платежей, за исключением налога на добычу полезных ископаемых. Тут можно было бы сказать, что все эти макроэкономические выкладки мало влияют на жизнь простых смертных, но связь проста – в результате всех этих проседаний за чертой бедности в Центральной Азии могут дополнительно оказаться от 1,4 млн до 2,6 млн человек, сообщил 25 июня руководитель проектов Всемирного банка по вопросам бедности и равенства в Центральной Азии Уильям Зейтц.

Всемирный банк в конце прошлого года приводил следующие показатели по уровню крайней бедности в странах региона: доля населения, получающего доходы на уровне $3,2 в день на человека, в Кыргызстане составляла 20% (население – 6,5 млн человек), в Таджикистане – 13% (при 9,5 млн жителей страны). Узбекистан, население которого на 1 января 2020 года превысило 37,2 млн человек, имел в марте этого года, по признанию властей, 15% населения, получающего $3,2 в день и меньше. Особняком в этих исследованиях находился Казахстан, как страна с уровнем доходов выше среднего: в ней уровень бедности по методике ВБ начинал учитываться в отношении людей, зарабатывающих $5,5 в день и меньше. На конец 2019 года таковых в стране с населением в 18,5 млн человек было 6,8%, при этом, подчеркивали в ВБ, уже к 2010 году в Казахстане практически не было людей с доходами по нижней планке в $3,2 в день. Однако пандемия способна значительно нарастить эти показатели, считает Зейтц, и в Казахстане могут вернуться к прежнему исчислению черты самых бедных в 3 доллара на человека в день.

«Если основываться на пороговом значении в $3,2 в день, то мы ожидаем, что в Центральной Азии примерно 1,4 млн человек дополнительно окажутся в зоне получателей такого дохода в результате пандемии. Если мы будем использовать такой минимальный доход, как со странами со средним уровнем дохода, который мы применяем к таким странам, как Казахстан, то по этому порогу мы ожидаем дополнительно 2,6 млн человек в регионе, которые попадут в зону бедности», – сказал эксперт ВБ в ходе онлайн-брифинга. По его оценке, это очень значительное увеличение бедности для региона, общее население которого составляет 74 млн человек.  В начале июня этого года другой эксперт – ведущий экономист по вопросам сельского хозяйства Всемирного банка Сергей Зоря – озвучивал чуть более оптимистичный прогноз от этой структуры по нарастанию бедности в регионе. Если по количеству получателей доходов на уровне $5,5 в день прогноз Зори (2,5 млн человек дополнительно) практически совпал с нынешним, то по нижней границе (количество людей, чьи доходы равны $3,2 в день) произошло увеличение более чем в два раза: Зоря говорил о 600 тыс. новых людей, которые могут впасть в регионе в крайнюю бедность.

Основной причиной этого резкого роста в прогнозе Зейтц назвал проблемы с трудоустройством, поскольку в результате карантинных ограничений люди теряют работу как в формальном, так и в неформальном секторе, при том, что оба этих сектора в нашей торговой экономике связаны с фурами на границах. «Самый значимый фактор – рынок труда: мы видим, что в Узбекистане идет сокращение на 40% трудоустройства, эта безработица концентрируется в основном среди самозанятого населения. Количество незаполненных вакансий сократилось в этой стране на 75%, в определенных отраслях сокращение прошло до 90%. В Таджикистане аналогичная ситуация, в Казахстане также сокращаются открытые вакансии, но здесь сокращение в пределах 30%, то есть не такое существенное, как в других странах. Рецессия заканчивается тогда, когда люди находят новую работу, поэтому сокращение открытых вакансий вызывает нашу особенную обеспокоенность в части того, что рынок сможет быстро восстановиться», – подчеркнул представитель ВБ. Также на снижение доходов граждан стран ЦА влияет закрытие границ, которое приводит к снижению трудовой миграции в другие страны и сокращению объема денежных переводов. По словам Зейтца, этот объем в регионе сократился вдвое, а в отдельных странах (Таджикистан) втрое по сравнению с докризисным уровнем.

«Это очень важный момент, потому что денежные переводы нацелены как раз на самые бедные домохозяйства региона, они являются одним из самых действенных механизмов бедности в регионе, и если они сокращаются, то домохозяйства вновь возвращаются в зону бедности», – подчеркнул эксперт. Ну, и наконец еще одним важным фактором, увеличивающим рост бедности в регионе, он назвал рост цен, который опять же связан на недопоступлением новых товаров на казахстанский рынок. Одновременно эксперт ВБ признал, что ситуация в Центральной Азии пока не является критичной. «Перед вспышкой пандемии экономический рост в регионе был достаточно хорошим, сокращение бедности происходило достаточно активно, быстрыми темпами, это ставит Центральную Азию в сравнительно выигрышное положение по сравнению с другими регионами. К тому же страны региона имеют некоторые внутренние резервы для выправления ситуации с бедностью, некоторые из них уже были задействованы», – заключил эксперт, напомнив о выдаче социального пособия гражданам Казахстана, потерявшим работу во время режима чрезвычайного положения в марте – мае текущего года.

Между тем, платить 42 500 при снизившихся поступлениях в бюджет государство уже не может, а поступления не увеличиваются в том числе из-за головотяпства на границе. Между тем, региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии Лилия Бурунчук считает, что восстановление экономик стран Центральной Азии после пандемии коронавируса будет долгим. «Cложно прогнозировать, сколько займет времени восстановление экономик. Одно могу сказать точно, что восстановление будет долгим. Пандемия стала мощнейшим шоком и привела к резкому спаду всей глобальной экономики. Согласно нашему базовому прогнозу, в 2020 году ожидается сокращение мирового ВВП на 5,2%. А по Центральной Азии это 1,7%. И этот спад в мировой экономике станет самым глубоким за многие десятилетия и даже столетия», - отметила Лилия Бурунчук. По ее словам, на 2021 год эксперты Всемирного банка прогнозируют рост экономик стран Центральной Азии. Но ситуация может измениться, если пандемия усугубится и последуют новые волны заражения. Это может привести к более тяжелым результатам в следующем году. «В большинстве стран с формирующейся рыночной экономикой и в развивающихся странах кризис будет иметь очень серьезные последствия. Он повлечет за собой долговременные негативные последствия для производительности труда и для потенциального объема производства. Серьезнее всего, конечно, пострадают те страны, экономики которых значительно связаны торговыми и финансовыми связями с другими странами мира, с глобальной экономикой. И сюда, кстати, входят и страны, в которых важную роль играют денежные переводы. А это характерно для стран Центральной Азии», - отметила Бурунчук.

По ее мнению, для того, чтобы экономики центральноазиатских стран восстановились как можно быстрее, их приоритетными стратегическими задачами на этом этапе должны стать смягчение последствий пандемии для людей и меры, которые направлены на сокращение экономического ущерба в самой ближайшей перспективе. Также очень важно осуществление необходимых реформ, которые могли бы улучшить прогнозы на будущее улучшение инвестиционного климата. Тем временем, мы очень неплохо помогаем заработать гражданам других стран: на прошлой неделе алматинский футбольный клуб «Кайрат» в очередной раз взорвал трансферный рынок в Казахстане, подписав контракт с бывшим нападающим сборной Бразилии Вагнером Лавом. Пока сам клуб официально не объявлял о переходе, однако экс-звезда московского ЦСКА уже успел поделиться радостным событием в Instagram. Причем Вагнер ради экзотической для себя поездки как минимум на полгода в Алматы отказал московскому клубу, с которым в 2005 году выиграл Кубок УЕФА и трижды становился чемпионом России. Причины выбора просты: «Кайрат» самому бразильцу готов выплатить за полгода 800 тысяч евро, а его агенту за переход – от 200 до 300 тысяч евро.

В общем, Вагнер точно не будет жить в Казахстане на 3 доллара в день, хотя до этого «Кайрат» пытался явить образец экономии: месяц назад руководство клуба приняло решение о значительном сокращении расходов на текущий год. Так, по слухам, были уволены ряд сотрудников в целях оптимизации штата, а также решено проводить домашние матчи на резервной арене. Тенденция, однако: на своих экономим, чтобы потом потратиться на именитых иностранцев. Правда, иногда эти затраты вызывают вопросы у иностранных компетентных органов, но до сих пор эти вопросы зарубежное правосудие оставляет без ответов. Так, на прошлой неделе Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании (NCA) проиграло в апелляционном суде дело против внука и дочери первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева – Нурали Алиева и его матери Дариги Назарбаевой, передает РИА Новости со ссылкой на юристов, защищающих интересы семьи Назарбаевых. Напомним, NCA требовало от Нурали Алиева доказать легальное происхождение средств, на которые был приобретен особняк в элитном районе Хэмпстед в Лондоне. Стоимость дома с подземным бассейном и кинотеатром составляет 80 миллионов фунтов стерлингов (104 миллиона долларов). Как утверждала сторона обвинения, средства на покупку особняка были связаны с отцом Нурали, бизнесменом Рахатом Алиевым, который был найден повешенным в австрийской тюрьме в 2015 году после предъявленного ему обвинения в убийстве двух топ-менеджеров казахстанского банка. NCA попыталось оспорить вынесенное решение в апелляционном суде, однако суд поддержал вердикт предыдущей судебной инстанции.

«Это решение еще раз полностью оправдало доктора Назарбаеву и господина Алиева, и их решение бороться с этими драконовскими разбирательствами. Несмотря на то, что они довольны тем, что разбирательство теперь закончилось, ошибочное расследование NCA являлось глубоким вторжением в их частную и семейную жизнь, и они просят уважения к конфиденциальности», - говорится в заявлении юристов. Напомним, что в 2018 году в Великобритании вступил в силу закон «Об аресте имущества неустановленного происхождения», позволяющий требовать от иностранцев, владеющих активами стоимостью более 50 тысяч фунтов стерлингов, объяснений происхождения доходов. Первым в отношении иностранных граждан стало расследование дела супруги бывшего главы Международного банка Азербайджана Замиры Гаджиевой. Британские власти попросили супругу банкира дать объяснения по двум объектам: дому за 11,5 миллиона фунтов в престижном лондонском районе Найтсбридж и земельному участку близ города Аскот, приобретенному в 2013 году за 10,5 миллиона фунтов. Вторым делом на основании этого закона стало расследование против Нурали Алиева, но оба расследования ничем не закончились.

Между тем, в соседней России с бюджетом тоже проблемы, но решают их немного по-другому: президент России Владимир Путин предложил с 1 января 2021 года отменить плоскую шкалу налога на доходы физических лиц и ввести налог на богатство. Об этом глава государства заявил в ходе своего обращения. «С 1 января будущего года изменить ставку налога на доходы физических лиц с 13% до 15% для тех, кто зарабатывает свыше 5 миллионов рублей в год», - сказал Путин.  Он уточнил, что повышенной ставкой будут облагаться не все доходы, а только та их часть, которая превышает 5 миллионов рублей, то есть ценой отсечения станет эквивалент 30 миллионов тенге в год. Предполагается, что эта мера даст бюджету Российской Федерации порядка 60 миллиардов рублей, или более 875 миллионов долларов. Средства будут направлены на лечение детей с тяжелыми редкими заболеваниями – мы в Казахстане пока только разногольствуем об уходе от плоской шкалы индивидуального подоходного налога. Это неудивительно, учитывая тот раздрай, который царит в правительстве: в начале 2020 года Министерство индустрии и инфраструктурного развития (МИИР) озвучило прогноз угледобычи в Казахстане: 120 млн тонн, из которых 38 млн тонн – на экспорт. Планы весьма оптимистичные, если учитывать, что в 2019 году общая добыча казахстанского угля составила 111 млн тонн, а экспорт – 28 млн тонн. При этом уже в прошлом году стало ясно, что Казахстан теряет целый ряд традиционных рынков сбыта, прежде всего – в Европе. Причины связаны как с массовым отказом европейских стран от угольной генерации, так и с тем, что казахстанский уголь теряет конкурентоспособность на фоне угля российского, поскольку в России отрасль пользуется господдержкой.

Максимальное для последних лет значение экспорта казахстанского угля было достигнуто в 2013 году – тогда за границу было продано 30 млн 732 тыс. тонн. С тех пор показатели пошли вниз: 28 млн тонн в 2014 году, 27 млн 900 тыс. тонн – в 2015-м. В 2016 году угольный экспорт снизился до 24 млн тонн из-за целенаправленного сокращения использования казахстанского угля российскими ТЭЦ, переходящими на уголь Кузбасса. Но уже через год за счет новых рынков сбыта в Европе казахстанские угольщики восстановили объем экспорта до 27 млн тонн, а в 2018 году он вырос до 29 млн тонн. На фоне этих колебаний прогноз роста экспорта угля в 2020 году сразу на 10 млн тонн изначально выглядел фантастическим. Реальные показатели первых четырех месяцев этого года подтвердили иллюзорность планов по наращиванию угольного экспорта: в январе – апреле стоимостная экспортная выручка угольщиков страны просела на 40%, до $96,5 млн (в первые четыре месяца 2019 года – $165,6 млн). Так, экспорт угля из Карагандинской области – основного угольного бассейна Казахстана – снизился в первые четыре месяца года более чем на 900 тыс. тонн по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – с 1,9 млн до 1 млн тонн В денежном выражении карагандинские угольные предприятия за этот период получили от экспорта в 2,8 раза меньше выручки, чем за тот же период прошлого года ($45,7 млн против $127 млн).

Это падение показательно, поскольку на Карагандинский регион приходится треть экспорта страны в натуральном выражении и 60–75% валютной выручки казахстанской угольной отрасли. Основной причиной снижения экспорта является потеря западноевропейского рынка, Россия также внесла свою лепту в это падение, закупив на 100 тыс. тонн меньше прошлогоднего объема. На 90 тыс. тонн снизились поставки в Украину, и уж совсем рухнули (на 130 тыс. тонн) поставки в соседний Кыргызстан. При этом карагандинцы рискуют потерять и польский рынок, на который они в январе – апреле 2020 года отгрузили 7 тыс. тонн: польское правительство собирается скупить угольные активы этой страны у частников и объединить их под эгидой одной организации. Цель Польши – обеспечить на 20–30 лет собственную прочную основу для функционирования угольной части энергетики, тем самым ослабив зависимость от внешних поставок. В России в июне правительство утвердило программу развития угольной промышленности до 2035 года: там предполагают увеличить добычу угля с 439,3 млн тонн в 2018 году до 485 млн тонн к 2035 году, а экспорт за тот же период нарастить с 259 млн до 392 млн тонн.

Понятно, что в этом случае казахстанскому углю за бугром ничего не светит, поэтому Казахстану необходимо уже сейчас договариваться с Россией о дележе общих экспортных рынков. Но для этого надо разработать четкую программу развития своей угольной отрасли, а с этим в стране большие проблемы: срок действия предыдущего стратегического документа по развитию угольной промышленности до 2020 года истекает, а в разработке нового документа отрасли отказано. Министерство национальной экономики Казахстана считает предложение по разработке отдельной стратегии развития угольной отрасли РК на данном этапе развития страны несвоевременным, поскольку оно «противоречит в целом системе государственного планирования и Концепции по переходу страны к «зеленой экономике».

«На сегодня в соответствии с действующей Системой государственного планирования действуют стратегические документы, определяющие долгосрочное видение развития страны с ключевыми приоритетами и ориентирами, это – Стратегия развития Казахстана до 2050 года, Стратегический план развития, Прогнозная схема территориально-пространственного развития страны и Стратегия национальной безопасности Республики Казахстан. Документы (стратегии, доктрины, концепции), затрагивающие сферы общественной жизни (социальная, политическая, духовная), разрабатываются по поручению Президента Республики Казахстан, поскольку носят долгосрочный характер и отражают общее видение и основные принципы развития соответствующей сферы. Вместе с тем необходимо учитывать активизацию государственной политики по переходу к «зеленой экономике», с применением мер по развитию альтернативных источников энергии в целях поддержания эколого-энергетического баланса. В этой связи, на основании изложенного, считаем предложение по разработке отдельной Стратегии развития угольной отрасли Республики Казахстан на данном этапе развития страны несвоевременным, поскольку оно противоречит в целом системе государственного планирования и Концепции по переходу к «зеленой экономике», - написал в своем ответе угольщикам вице-министр национальной экономики Жаслан Мадиев.

В общем, наше государство не способно выплачивать нам уже и по 42 500 тенге, но при этом предлагает своим гражданам оплачивать электроэнергию от ВИЭ, которая в десятки раз дороже угольной генерации, чтобы по телевизору увидеть Вагнера Лава в форме «Кайрата». При этом куда именно деваться шахтерам, в продукции которых Казахстан, якобы, уже не заинтересован, хотя 80% электроэнергии в стране производится за счет сжигания угля, правительство не пишет – тут можно автора обвинить в сгущении красок, но если карагандинцы придут в Нур-Султан стучать касками перед домом правительства, обвиняй в клевете – не обвиняй, самому кабмину легче не станет. Особенно если у него нет четкого видения будущего страны – а его, судя по отказу угольщикам, у правительства нет.

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан