Итоги столичной недели: Двухнедельное правительство без права на отпуск

Главным событием прошлой недели стало расширенное заседание правительства, на котором последнему был поставлен ультиматум – исправить ситуацию с распространением коронавируса, экономическим спадом и безработицей в течение двух недель, либо готовиться к перестановке. И хотя президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что ему предлагали отправить все правительство в отставку уже сейчас, без двухнедельной проверки на безнадежность, а он не согласился, сама постановка вопроса – исправить швах за две недели – говорит о том, что нас ждет новый состав кабинета министров.

Глава государства обозначил свою позицию так: правительству были выделены необходимые деньги для борьбы с коронавирусом, все законодательные решения для этой борьбы были приняты, а потому снижение объемов производства обрабатывающей промышленности, строительных работ и темпов инвестиций он счел неоправданным, равно как и продолжающееся распространение КВИ в Казахстане. Правда, тут следует учесть, о том, что происходило на расширенном заседании, страна узнала из записей в микроблоге пресс-службы Ак Орды в Twitter. Которые наверняка причесывались и приглаживались, так что причин недовольства президента могло быть на самом деле гораздо больше, чем следовало из этих записей.

Впрочем, главное не это: главное, что президент признал - введение новых карантинных мер может еще более усложнить ситуацию в экономике. А поэтому у правительства и национального банка должен быть соответствующий план действий – и именно то, что команда Аскара Мамина до сих пор не может придерживаться уже выработанного аналога такой программы, похоже, больше всего Токаева и задело. «Мы приняли Дорожную карту занятости. На ее реализацию мы выделили 1 трлн тенге. Но трудоустроено не 255 тысяч человек, как указано в плане, а около 150 тысяч человек. Большинство проектов, в основном, направлены на ремонтные работы, - констатировал глава государства. - Правительство совместно с акимами должно немедленно приступить к увеличению количества постоянных рабочих мест. Я надеюсь, что сложившаяся ситуация улучшится через две недели. В противном случае возникает вопрос о способности правительства в целом работать в этом составе», - произнес президент ключевую, в общем-то, фразу пятничного собрания.

Напомним, что в Казахстане для стабилизации социально-экономической ситуации было выделено почти 6 трлн тенге на финансирование «Дорожной карты занятости», на льготные кредиты для бизнеса, строительство жилья и на выполнение социальных обязательств государства. Отметим, что это далеко не первое критическое высказывание Токаева о кабинете министров – в конце июня президент обрушился на министров с критикой, заявив что правительство не выполнило задачи по предотвращению распространения COVID-19. «Чиновники, ответственные за борьбу с эпидемией, дают неправильную информацию и еще больше вводят в заблуждение население. Это самое плохое. Акимы и министры перестали устанавливать связь с населением. Несвоевременно реагируют на их жалобы. Поэтому большинство населения не знают, куда обращаться», – сказал глава государства.

К проваленной борьбе с распространением коронавируса мы еще вернемся, а пока затронем экономический спад: согласно официальному прогнозу правительства, ВВП Казахстана по итогам года снизится на 0,9%, между тем, в первом полугодии произошло снижение на 1,8%, что на этом же расширенном заседании правительства 10 июля признал премьер-министр Казахстана Аскар Мамин. Причем спад продолжается – за предыдущие пять месяцев ВВП страны снизился на 1,7%. Правда, вице-министр национальной экономики Мади Такиев на прошлой неделе не исключил, что к концу года ВВП все-таки может выйти на положительный рост, поскольку нынешний провал обусловлен закрывшейся на локдаун сферой услуг, а с обрабатывающей промышленностью все ОК. Но, во-первых, этой самой сфере услуг еще надо дожить без работы до тех светлых дней, когда она снова сможет работать в полную силу.

А, во-вторых, практически все мировые финансовые институты предсказывают казахстанской экономике глубокую рецессию по итогам текущего года. Так, Международный валютный фонд в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%, а в 2021 году – с +3,9% до +3%. Также в сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП Казахстана в 2020 году и Азиатский банк развития (АБР) – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Понижен и прогноз АБР по росту ВВП Казахстана на 2021 год – с 3,6% до 3,4%. Всемирный банк (ВБ) же считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%), в следующем – рост на 2,5%.  Большинство соседей и экономических партнеров Казахстана также ждет рецессия. По прогнозу Всемирного банка, ВВП России по итогам 2020 года сократится на 6%, Беларуси и Кыргызстана  – на 4%, Армении – на  2,8%. Экономики Китая и Узбекистана вырастут на 1% и 2% соответственно, в экономике же Казахстана самый массированный рост показала фармацевтика (24%), что вполне понятно на фоне пандемии и массовой скупки таблеток в казахстанских аптеках.

Но одними таблетками сыт не будешь, поэтому президент в пятницу и посоветовал членам правительства и акимам регионов забыть про отпуска в текущем году. Причем даже в случае исправления текущей ситуации в течение ближайших 14 дней. «Половина лета прошла. Будь это министры, акимы, сотрудники Аппарата президента – никаких отпусков, потому что ситуация чрезвычайная. Забудьте такие слова, как отпуск, отдых – мы находимся в критической фазе социально-экономического развития. Нужны умелые, самоотверженные действия правительства и акимов по выходу из кризиса, который будет только обостряться. Это прогноз по мировой экономике, а Казахстан является ее частью», – сказал Токаев. Одновременно он напомнил, что ряд акимов уже получили выговоры в связи с резким ростом больных коронавирусом и снижением экономических показателей в их регионах. По его мнению, такого же наказания заслуживают все без исключения руководители областей и целый ряд министров, хотя бы потому, что падение экономического роста напрямую связано с экономическим спадом: темпы прироста больных коронавирусом (к утру пятницы за сутки в Казахстане выявлено 1726 новых заболевших КВИ, общее количество зарегистрированных случаев составило 54 747 фактов, а к вечеру воскресенья перевалило за 58 тысяч) могут привести к тому, что локдаун будет продлен и ряд субъектов бизнеса не смогут возобновить свою работу.

В рамках этого карантинного режима запрещена деятельность салонов красоты, парикмахерских, спортивных залов, фитнес-центров, бассейнов, продовольственных и непродовольственных крытых рынков, пляжей, аквапарков, объектов культуры, музеев, развлекательных центров, детских дошкольных учреждений (кроме дежурных групп), религиозных объектов, развлекательных центров в ТРЦ, развлекательных учреждений (караоке, бильярдных, компьютерных клубов, боулинг-центров), кинотеатров, детских оздоровительных лагерей, фудкортов и банкетных залов. Помимо этого, Токаев потребовал четких решений и действий и от правоохранительных органов, заметив, что в настоящее время им следует сосредоточиться на нарушениях, наносящих реальный ущерб бюджету, экономике и безопасности граждан. «Нужна работа по предупреждению нарушений», – подчеркнул глава государства. После чего от прегрешений ппростых смертных вновь вернулся к провалам правительства, заявив о необходимости реформ в сфере государственного управления и предупредив о неизбежности кадровых перестановок в центральных и местных органах исполнительной власти. «Кризис показал социальные диспропорции в нашем обществе, скепсис и недоверие граждан к местным и центральным властям. Наш госаппарат и в целом система госуправления серьезно отстали от веления времени. Идеологическому аппарату тоже не хватает знаний, опыта, креативности и смелости. Нужна перестройка госуправления. Она станет частью политической реформы, предусматривающей значительное усиление местного самоуправления – без такой реформы, убежден, мы не сможем придать реально импульс социально-экономическому развитию страны», – сказал глава государства.

Он пообещал более подробно остановиться на этой реформе в своем будущем послании народу Казахстана (предыдущее послание было озвучено им 2 сентября 2019 года, следующее послание может состояться и до сентября – в конце концов, если через две недели у нас будет новое правительство, ему нужно некий ориентир для деятельности), подчеркнув, что в настоящее время становится все более важной задача подбора кадров для выполнения качественно новых задач. Перестройка госуправления будет проводиться для осуществления нового экономического курса, который позволит стране отойти от сырьевого характера экономики, продолжил президент. При этом он подчеркнул, что у властей больше нет права «распылять средства и силы на сомнительные стратегии и программы». «Настало время структурных реформ с целью повышения эффективности и конкурентоспособности национальной экономики. Особого внимания заслуживают здравоохранение, образование, низкоуглеродные технологии, НИОКР, экология. Другими словами, мы должны повернуть экономику лицом к народу», – отметил глава государства. Все эти новые задачи, по его словам, требуют качественного подбора кадров: новый курс предусматривает «образованных, решительных, инициативных, деловых и честных исполнителей».

«Теперь задумайтесь: соответствует ли присутствующая здесь команда указанным критериям? Полагаю, члены правительства, акимы трезво оценят свои возможности, хотя с самокритикой у нас было трудно, и примут решение в пользу государства», – обратился президент к членам правительства и акимам. И это также было уже не в первый раз, когда глава государства просит нынешнюю правительственную команду задуматься о своем соответствии: в январе текущего года Токаев на предыдущем расширенном заседании правительства заявлял, что чувствует себя надсмотрщиком, которому приходится заставлять кабмин проводить реформы «буквально через колено». Президент тогда призвал представителей государственного аппарата работать эффективно и оперативно, заметив, что темпы реализации экономических реформ в стране снизились. Критику со стороны Токаева вызвала тогда привычка исполнительных властей принимать критически важные для экономики и бизнеса решения медленно, с оглядкой на многочисленные нормативно-правовые акты и необходимость межведомственного согласования. «Так работать в условиях ужесточения международной конкуренции и с учетом справедливых требований народа уже нельзя», – предупреждал тогда Токаев, ситуация с коронавирусом показала, что особой оперативности в действиях кабмина не  появилось. Помимо этого, в январе 2020 года Токаев заявил о недопустимости командных перемещений и служебного продвижения по знакомству, которые присутствуют в госорганах страны.

«Это недопустимо, такую систему нужно подвергать критическому анализу, в том числе через общественное мнение. Казахстанцы не должны воспринимать чиновников как некую касту избранных, которые кулуарно принимают решения, касающиеся всего общества. Чиновники не должны быть неприкасаемыми. Я не устаю повторять, что государственные служащие – это часть народа, работают для народа и среди народа», – сказал тогда президент. Самое же веселое, что, заявив о том, что ему надоело чувствовать себя надсмотрщиком, президент прекрасно понимает: без палки ничего в стране работать не будет. И в пятницу заявил о том, что правительство и администрация президента в конце года оценят работу регионов по поддержанию высокой доли местного содержания в инфраструктурных проектах. Напомним, что в рамках инфраструктурных госпрограмм акимы и министры взяли обязательства по обеспечению 90%-ной доли местного содержания, ежегодный объем финансирования данных госпрограмм составляет около 2,8 трлн тенге. «То есть 2,5 трлн тенге должны влиться в нашу экономику. А что на практике? Нет единой системы планирования, отчетности и учета, жесткой ответственности госорганов и генподрядчиков. Работа региональных комиссий по местному содержанию зачастую ведется «для галочки», – отметил Токаев.

В прошлом году Минфин для поддержки отечественных производителей предусмотрел требования по обязательному использованию реестра отечественных стройматериалов при проектировании и закупке таких товаров. Также госорганы разработали целевые индикаторы по местному содержанию в рамках исполнения дорожных карт по развитию легкой, пищевой и мебельной промышленности. Для обеспечения закупок у отечественных производителей в регионах были созданы специальные комиссии по местному содержанию. В их задачи входят контроль и надзор планов по закупкам и доле местного содержания и еженедельное формирование правительства о результатах. Президент подчеркнул, что поддержка отечественных производителей — это ключевой элемент антикризисных мер государства. «В каждом регионе данный вопрос должен быть персонально закреплен за заместителем акима. По итогам года правительство и администрация президента дадут оценку их работе и области в целом. Вопрос местного содержания необходимо на ежемесячной основе рассматривать на комиссии по восстановлению экономического роста», – подчеркнул Токаев. Государственная комиссия по восстановлению экономического роста создана по приказу президента в мае. В ее состав входят члены кабмина, депутат, бизнес-омбудсмен и другие. Задача комиссии – выработать предложения по восстановлению экономического роста в условиях новой экономической реальности. Тут любопытно, слушает ли президент своего внештатного советника Олжаса Худайбергенова, который регулярно заявляет о том, что наши чиновники не могут работать нормально как раз потому, что система предусматривает жесткий контроль каждого их шага и кучу согласований с регуляторами и контролерами – и предлагал дать им свободу?

Если президент Худайбергенова не слушает, то это печально для сотрудников остановивших работу предприятий, поскольку внештатный советник президента Казахстана Олжас Худайбергенов 9 июля предложил вернуть выплату пособий при потере дохода в результате введения усиленных карантинных мер. Напомним, что в Казахстане в период действия режима чрезвычайного положения в связи с распространением коронавирусной инфекции (с 16 марта по 11 мая 2020 года) работникам, попавшим под сокращение или отправленным работодателями в неоплачиваемый отпуск, государство выплачивало пособие в размере минимальной заработной платы (42 тысячи 500 тенге). За время действия режима ЧП пособие выплачивали дважды – за первый месяц вынужденного простоя его получили 4,5 млн казахстанцев, за второй – 3,8 млн. После снятия режима ЧП выплаты прекратились, при этом трудовой кодекс дополнили нормой (статья 112), согласно которой в случае последующих простоев выплату в 42 500 тенге должны выплачивать своим сотрудникам работодатели. В случае невыплаты такого пособия бизнес ждут различные штрафы, в зависимости от его размеров. Предприятия малого бизнеса за невыплату и задержку этого пособия при освобождении работника ждет штраф в 60 месячных расчетных показателей (с апреля 2020 года 1 МРП в Казахстане составляет 2 778 тенге), средний бизнес – штраф в 100 МРП, крупный бизнес - в 150 МРП.

В свою очередь, бизнес-омбудсмен Казахстана Рустам Журсунов в мае отметил, что эта выплата является обязательной для работодателя в случае простоя, причины которого - в невозможности организации продолжать функционировать. В качестве примера он привел запрет на деятельность организации полностью либо частично, который вводится постановлением главного государственного санитарного врача. При этом, считает Журсунов, государству следует взять на себя выплату 42 тысячи 500 тенге работникам «хотя бы наиболее пострадавших секторов экономики, хотя бы в тех сферах, которые еще запрещены или не начали работать в полную силу - как, например, объекты общепита». «Я думаю, что имеет смысл сделать спецвыплаты за счет государства для тех отраслей, которые вынужденно закрыты. Логика запрета в том, что, когда человеку запрещают что-то делать, ему должна даваться альтернатива. Если нет ни дохода, ни спецвыплат, это не очень правильная ситуация. И вот сейчас, когда на две недели ввели карантин, если его продлят, стопроцентно надо вводить выплаты для тех отраслей, которые не могут работать», - прокомментировал эту ситуацию Худайбергенов в ходе круглого стола «Коронакризис: как стимулировать восстановление экономики?». Между тем, министр труда и социальной защиты населения Казахстана Биржан Нурымбетов в июне заявил, что производить социальную выплату в 42 500 тенге за счет прежнего источника невозможно: на эти выплаты использовались не бюджетные средства, а средства государственного фонда социального страхования (ГФСС) за счет продажи его активов. По словам министра, общие затраты на обеспечение двухмесячной выплаты 42 тысячи 500 тенге потерявшим в пандемию доходы казахстанцам составили 322 млрд тенге.

«Сегодня финансовые возможности государственного фонда социального страхования уже ограничены», - заявил Нурымбетов во время отчетной встречи с населением. При этом министр не исключил, что «при необходимости в каких-то выплатах, наверное, будет найден другой источник». Где будут искать этот «другой источник» члены нынешнего или будущего правительства, неясно, потому что сейчас самым реальным источником видится Национальный фонд, который в пятницу напрямую запретил трогать Токаев. «Карантин и снижение цен на нефть привели к резкому сокращению доходов бюджета. Потери доходов республиканского бюджета на 2020 год оцениваются в 1,7 трлн тенге. Устойчивость бюджета достигается за счет трансфертов из Национального фонда. На этот год размер гарантированного трансферта из Нацфонда был увеличен до 4,7 трлн тенге. С 2021 года трансферты из Нацфонда должны носить только целевой характер. Они могут быть направлены исключительно на решение социальных проблем и инфраструктурное развитие», – заявил он. Напомним, в июне валютные активы Нацфонда сократились до $57,7 млрд, на трансферты в бюджет в июне было выделено 608 миллиардов тенге, при этом тенговые поступления в июне в Нацфонд составили 6,3 миллиарда тенге.

Для исполнения обязательств по выделению трансфертов в республиканский бюджет Нацбанк осуществлял продажи активов Нацфонда на валютном рынке на сумму $1,4 млрд, или 577 миллиарда тенге. Инвестиционный доход Нацфонда за месяц составил около $690 млн, что частично компенсировало изъятия. Рост рынка акций, который составил около 2,6% в июне, сопровождался ростом на рынках облигаций на 0,5% и золота на 2,6%. При этом на прошлой неделе директор Центра экономического анализа «Ракурс» Ораз Жандосов напомнил, что нацфонд изначально и создавался в Казахстане для расходования в кризисы - и предложил покрыть нынешний дефицит казахстанского бюджета за счет его средств. Напомним, что в первоначальном варианте республиканского бюджета на 2020 год его дефицит был утвержден на уровне 2,1% к ВВП в размере 1,6 триллиона тенге. Однако в апреле на фоне кризиса, связанного с распространением коронавируса, а также падением спроса и цен на энергоносители, прогноз пришлось пересмотреть: по словам вице-премьера Алихана Смаилова, для покрытия потерь по доходам дефицит был увеличен на 1,4% - до 2,4 триллиона тенге. В июне во время отчетной встречи с населением министр финансов Казахстана Ерулан Жамаубаев заявил, что недостающие средства правительство намерено профинансировать за счет заимствований – предполагается, что 2 триллиона тенге будут заимствованы на внутреннем рынке, еще 400 миллиардов тенге в эквиваленте – на внешних рынках. Приоритетным с точки зрения условий при этом назывался российский рынок.

Другим источником восполнения бюджетных потерь, но уже в перспективе, может стать повышение налогов – в мае 2020 года министр национальной экономики Руслан Даленов создал рабочую группу, которая должна к 1 августа представить предложения по повышению доходов бюджета и совершенствованию Налогового кодекса. В середине июня в публичное пространство попали некоторые предложения, которые рассматриваются этой рабочей группой – они вызвали резкую реакцию предпринимателей и ряда экспертов. В частности, речь шла о повышении ставки НДС с 2022 года с 12 до 16% или даже до 20%, что принесет в бюджет 1,091 трлн тенге дополнительных доходов, о полной или частичной (на 50%) отмене возврата НДС экспортерам по группе сырьевых товаров (ожидаемый эффект - 174 млрд тенге дополнительных поступлений в казну). Также предлагается снизить порог постановки на учет по НДС с 30 тыс. МРП до 20 тыс. МРП и отменить по этому налогу льготу для электронной торговли, одновременно повысив КПН с действующих 20 до 24%. «Считаю, что сейчас неуместно вообще говорить о каком-то повышении налогов: есть Нацфонд, поскольку я прямо занимался его созданием в 2001 году. Там изначально была цена отсечения, когда все, что идет выше определенной цены на нефть, идет в стабилизационный портфель. Потом эта концепция была разрушена, но однозначно Нацфонд должен использоваться сейчас для стабилизации ситуации, он в том числе для этого и был создан», - заявил Жандосов.

Эксперт также высказался резко против идеи заимствований средств на рынке для покрытия дефицита бюджета, заметив, что активы Нацфонда в любом случае «размещены дешевле», чем предполагаемое вознаграждение, которое Казахстану придется возвращать в случае заимствований. То есть потери от продажи части активов Нацфонда будут для страны меньшими, чем обслуживание заимствований, считает Жандосов. «В целом же Нацфонд - это ровно тот рычаг, который сейчас и должен использоваться для покрытия дефицита госбюджета. Конечно, у нас за эти годы разделение между сберегательной и стабилизационной частью его размылось, но, в принципе, стабилизационная часть должна в кризис использоваться автоматически, без больших обсуждений – таков был изначальный «дизайн» Нацфонда. Выпадают доходы бюджета или нужно сделать дополнительные фискальные стимулы – автоматически должна срабатывать стабилизационная часть Нацфонда», - заключил он. Напомним, что средства Национального фонда Казахстана по итогам 2019 года составили 27,5 трлн тенге, или $65,5 млрд, то есть к нынешнему времени он «похудел» на 8 миллиардов долларов за полгода. Отметим, что Токаев не первый, кто предложил закупорить распечатанную было кубышку: в конце апреля первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев призвал правительство расходовать средства Нацфонда экономно. В ходе заседания совета безопасности страны он напомнил, что в Нацфонде скопился значительный объем, который регулярно спасает страну, но «он не беспредельный, надо его использовать экономно и в крайних случаях», подчеркнул Елбасы.

Впрочем, не только насчет нацфонда нет единого мнения – тот же президент Токаев, похоже, уже не знает, что делать с единым дистрибьютером лекарственных средств «СК-Фармация», вокруг которого существуют клановые интересы. Он подчеркнул, что в компании работает огромное количество людей, которые получают высокую зарплату. «У меня вопрос по «СК-Фармация»: что это за организация, кто там работает и почему они каждый раз нас подводят? Я уже на протяжении последних 15 лет слышу об этой организации. Все там хотят работать, клановые интересы какие-то вокруг этой организации, - обратился Токаев к министру здравоохранения Алексею Цою. - В последнее время очень много разговоров вокруг Фонда обязательного медицинского страхования, туда нужно поставить более делового и менее гламурного человека, и чтобы вокруг этого фонда не было разного рода слухов и сплетен», - добавил он. И поручил председателю Агентства по противодействию коррупции Алику Шпекбаеву проверить деятельность организации на коррупционные риски. «Сейчас вы докладываете, что Казахстан получает гуманитарную помощь из Узбекистана, Арабских Эмиратов, Катара и так далее. Даже неудобно слушать подобную информацию, потому что дожили, как говорится. Получаем гуманитарную помощь лекарствами из такого количества государств. У нас ничего своего нет. Целая организация занимается распределением лекарственных изделий по государственным организациям. Там сидят огромное количество людей, получают зарплату, причем высокую. Зачем все это? Разберитесь в конце концов», - сказал президент, которому только что доложили о росте фармацевтического производства за полугодии чуть ли не на четверть. И заявил, что руководителей «СК-Фармация» нужно уволить, если в этом есть необходимость – провести следствие.

Отметим, что в июне казахстанцы начали активно скупать лекарства в связи с ростом заболеваемости COVID-19. С аптечных прилавков исчезли жаропонижающие и противовирусные препараты, антибиотики, зато лекарства появились у перекупщиков по завышенным в разы ценам. В некоторых аптеках лекарства резко подорожали. А 7 июля в Facebook опубликовали скриншот с Instagram супруги главы ФОМС, в котором она рассказала, что муж ей подарил 12-й автомобиль. Пост, по данным на 8 июля, набрал более 450 лайков, 180 комментариев и 539 репостов. В тот же день Агентство по противодействию коррупции начало проверку единого дистрибьютора лекарств ТОО «СК-Фармация», которая продлится до 31 июля, руководство двух упомянутых структур отправили в отставку – и, судя по всему, это не последнее вмешательство правоохранительных органов в операционную деятельность исполнительных властей и подчиненных им структур: Токаев поручил правительству совместно со Счетным комитетом провести анализ эффективности расходования средств, выделенных на борьбу с кризисом. Учитывая разговор про двухнедельный срок на исправление ошибок, анализ этот будет вести новый состав правительства – и может открыть много нового и интересного в плане расходования тех же средств Нацфонда, который сейчас решено закупорить. Анализ продлится с учетом специфики регионов и центральных органов власти до 15 октября, в отчете будут содержаться выводы по каждому акиму и министру.

Собственно, учитывая, что председатель правления ТОО «СК-Фармация» Берик Шарипов и глава Фонда соцмедстрахования (ФСМС) Айбатыр Жумагулов покинули свои посты буквально день в день с критикой президента, двухнедельный испытательный срок – это некое фигуральное выражение. Скорее всего, чистка будет растянута на некоторое время, и встречи с блогерами наподобие той, которую в среду, 8 июля, провел в режиме онлайн теперь уже экс-председатель правления Фонда социального медицинского страхования Айбатыр Жумагулов, будут бессмысленны. «Заказан» был Жумагулов или нет – вопрос тоже бессмысленный – его скоропостижная (8 июля скандал завязался, 10 июля дело закончилось заявлением по собственному) отставка имела другое, можно сказать, сакральное значение – читай выше январские высказывания президента про то, что неприкасаемых не будет. Очевидно, что следующим объектом  показательной порки будет экс-министр здравоохранения Елжан Биртанов – в середине этой недели в своем обращении народу Казахстана прямо обвинил бывшее руководство Минздрава в «системных ошибках», из-за которых во время первого карантина не были приняты эффективные меры, а теперь был введен очередной локдаун.

Новому министру здравоохранения тоже не позавидуешь: его деятельность началась с вопросов Токаева о якобы имеющихся в Казахстане случаях «пневмонии неизвестной природы». «У меня несколько вопросов. Появились какие-то слухи о том, что у нас в стране якобы свирепствует пневмония неизвестной природы, которая, естественно, не учитывается в нашей статистике. Что это за пневмония, на самом деле это есть или нет? Какова смертность от этой пневмонии?» - сказал Токаев на расширенном заседании правительства, обращаясь к министру здравоохранения. Тот ответил, что за первое полугодие 2020 года в стране зарегистрировано 98 тысяч 546 случаев пневмонии, в  2019 году в первом полугодии было 63 тысячи 436 случаев, рост составил 55,4%. Глава государства в свою очередь спросил, что это за пневмония, и сколько людей скончались от нее. «За первое полугодие, если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, то число зарегистрированных смертей от пневмонии - 1772 случая. 1780 случаев было за весь прошлый год», - признал Цой. – «Это очень большой показатель со знаком минус, - поставил окончательную точку в оценке деятельности Биртанова президент. - Усилия министерства здравоохранения надо направлять и на пневмонию, посмотрите, что делается, ситуация чрезвычайная, смертность очень высокая, это надо признать», - подчеркнул Токаев.

Ранее министерство здравоохранения РК прокомментировало сообщение китайских СМИ о новой пневмонии в Казахстане: распространяемая информация о неизвестной пневмонии, которая смертельнее, чем коронавирус, не соответствует действительности, сообщила пресс-служба ведомства. В Минздраве отметили, что ВОЗ ввела в Международную классификацию болезней – МКБ 10 коды для учета пневмоний, когда КВИ диагностирован клинически или эпидемиологически, но лабораторно не подтвержден. «Казахстан в этой связи, как и другие страны мира, ведет учет и мониторинг такого рода пневмоний, что позволяет своевременно принимать управленческие решения, направленные на стабилизацию заболеваемости и распространённости коронавирусной инфекции», – говорится в сообщении. Плюс масла в огонь подлила корректировка данных по выздоровевшим амбулаторным пациентам, перенесшим коронавирусную инфекцию COVID-19: на сайте оперативного штаба межведомственной комиссии по борьбе с КВИ говорится, что при подсчете данных о вылечившихся пациентах, проходивших лечение на дому, произошла техническая ошибка. Утром 9 июля сообщалось, что число выздоровевших от коронавируса в Казахстане увеличилось в два раза: оперативный штаб заявил, что с 3 по 8 июля вылечился 17 221 пациент, а общее количество поборовших болезнь выросло в два раза - до 34 149. Безусловно, такие ляпы доверия к минздраву не добавляют, но еще больший вред нанесла история с изъятыми на казахстанском пограничном пропускном пункте заказанными павлодарцами в России лекарствами для больных родственников. До пограничного пункта Урлютобе медикаменты доставил нанятый водитель, однако препараты на таможне посчитали контрабандой: в трех изъятых сумках лекарства предназначались для 10-15 человек. Среди них медикаменты: лидокаин, нимесил, АЦЦ, амброксол, цефтриаксон, флуимуцил, азитромицин.

«Нам сказали, что посылки передали в департамент экономических расследований Павлодарской области. Мы поехали туда. Там сообщили, что наши сумки - контрабанда, а, значит, - уголовное дело, и все будет уничтожено. Хотя практически каждый пакетик с лекарствами подписан, указан содержащийся в нем перечень препаратов, вложены чеки. А у меня, к примеру, есть все назначения врача на заказанные мной лекарства. Но забрать я их не могу», - цитирует агентство «Спутник-Казахстан» жительницу райцентра Аксу – города-спутника Павлодара Ирину Лоренц. По словам женщины, в департаменте им также объяснили, что более 20-и наименований медикаментов нельзя перевозить через границу, затем сказали, что сумки превышают допустимый вес. А в конце заявили, что должны быть сертификаты качества на препараты. «У моего мужа двусторонняя пневмония. С 7-го июля нужно было уже начать терапию теми лекарствами, что я заказала», - сказала Ирина Лоренц. Павлодарские журналисты вступились за людей, которые заказали лекарства, однако в департаменте госдоходов сообщили, что они не имеют отношения к задержанию и изъятию этих медикаментов. Затем выяснилось, что изъятые сумки с медикаментами находятся в фармконтроле. Заказчики лекарств направились туда, но им отказались выдать лекарства, хотя на них имелись рецепты.

Журналисты обратились в акимат области. И в конце недели пресс-служба акимата региона сообщила, что вопрос решен положительно: все заказанные препараты заказчикам вернули. «Все жители Павлодарской области, заказавшие ранее медикаменты из России и не получившие их 10 июля, сегодня в первой половине дня получили все препараты в полном объеме. Вчера и сегодня с утра представители акимата области и управления здравоохранения встречались с этими людьми и остаются с ними на связи. Вся необходимая медицинская помощь их родным оказывается. Желаем всем скорейшего выздоровления», - говорится в пресс-релизе акимата области. Агентство указывает на то, что заказы лекарств, крайне необходимых для больных пневмонией, павлодарцы делают оттого, что их невозможно купить в областном центре. И в этой ситуации «принципиальность» контролирующих органов, задерживающих лекарства, также, наверное, должна подвергаться анализу – не меньшему, чем деятельность экс-глав минздрава, ФСМС и «СК-Фармация».

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан