Итоги столичной недели: Пять дней на поиски кислорода или почему президент обречен быть надсмотрщиком

На прошлой неделе президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев вновь раскритиковал правительство и акимов – на сей раз не за все подряд, а за отсутствие баллонов с кислородом в больницах и недостаточность тестов на коронавирус. С одной стороны, исполнительная власть может перевести дух, поскольку дней десять назад на расширенном заседании правительства ей влетело за все, включая снижение экономических показателей, а теперь стегали конкретно за больничную тему. С другой, Токаев еще в январе предупреждал, что не собирается быть надсмотрщиком, который постоянно подгоняет акимов и кабинет министров по конкретным направлениям, а дней десять назад дал две недели на исправление ситуации, в том числе – и с отсутствием элементарной инициативы и способности хоть какие-то управленческие решения принимать самостоятельно.

Если бы классик русской литературы граф Лев Николаевич Толстой творил бы в наши дни, то причиной смешения всего в доме Облонских у него был бы коронавирус. Эта зараза, выражаясь языком внештатного советника президента Олжаса Худайбергенова, обострила все, включая бюрократию и боязнь чиновников принимать решения самостоятельно, на которые в обычное время смотрели сквозь пальцы. Проблема в том, что до некоторых ответственных товарищей все никак не дойдет, что пандемия – это тот период, когда людям реально терять нечего, ибо здоровье, работу и вытекающий из этих двух пунктов достаток каждый из нас может сейчас утерять совершенно неожиданно и ежеминутно, выйдя даже не на работу, а в магазин. Причем если на лице у него будет красоваться маска, а в кармане болтаться баллончик с антисептиком, это еще не стопроцентная гарантия того, что с ним вышеозначенное не случится.

В такие времена все воспринимается гораздо острее, в том числе – и излюбленная привычка нашего чиновничества решать месяцами вопросы, которые на практике решаются за день – максимум два. И если ранее условный Вася Пупкин в таких ситуациях молча утирался и махал рукой на госслужащих, зная, что звонить во все колокола – себе дороже, то теперь, когда Васе Пупкину терять нечего, кроме чистых легких (а их он может потерять, как было указано выше, в любую минуту), этот самый Вася молчать уже более не соглашается. Тем более, что инструментов для того, чтобы достучаться до небес, у условного Васи стало намного больше - судя по лирическим отступлениям Касым-Жомарта Кемелевича от согласованных с пресс-службой текстов выступлений, ноль первый регулярно штудирует социальные сети и мессенджеры, в которых о министрах и акимах сами знаете чего только не пишут благодарные соотечественники.

История с увольнением бывшего руководства «СК-Фармация» и связанных с ней аптек, а также попавшего под ту же раздачу экс-руководителя фонда социального медицинского страхования – лучшее подтверждение того, что этот механизм коммуникации работает, и работает, по крайней мере, пока довольно эффективно. Да, история со скриншотом с Instagram супруги главы ФСМС, в котором она рассказала, что муж ей подарил 12-й автомобиль, случившаяся в начале июля в Facebook – чистой воды подстава, учитывая давность этой публикации, относившейся ко временам, когда экс-глава ФСМС работал в частном бизнесе. И вопросов по 12 авто никто ему задавать не мог – если он налоги платил исправно, разумеется. Но эта подстава должна стать уроком для всех остальных людей во власти – Facebook и Instagram становятся действенным оружием как для любителей подковерных игр, так и для отчаявшихся людей.

И одно из последствий грамотного применения этого оружия – это возбуждение уголовных дел: Владимир Владимирович Маяковский в начале прошлого века мечтал, чтоб к штыку приравняли перо, и спустя сто лет его мечта осуществилась. По всей стране идут проверки деятельности фармацевтических компаний и медучреждений, получающих лекарственное обеспечение от «СК-Фармация», а Агентство по противодействию коррупции расследует три уголовных дела по фактам хищения бюджетных средств в сфере медицины. Напомним, что глава государства поручил этому Агентству провести расследование после серии скандалов, связанных с лекарственным обеспечением страны, и тремя делами оно явно теперь не ограничится. «Агентство по противодействию коррупции расследует три уголовных дела по фактам: хищения должностными лицами НАО "Фонд медицинского страхования" бюджетных денежных средств, незаконной реализации отдельными гражданами крупной партии медицинских масок, а также по факту попытки хищения бюджетных средств в особо крупном размере отдельными руководителями медицинских учреждений», - сообщили в пресс-службе президента в субботу.

Также службой экономических расследований Минфина расследуется уголовное дело по факту хищения путем мошенничества государственных денежных средств в особо крупном размере, выделенных на борьбу с коронавирусом. Кроме того, по совместной инициативе аппарата Совета безопасности и Администрации президента правоохранительные органы начали проверку целевого и рационального использования зарубежной гуманитарной помощи, направленной на борьбу с коронавирусом. Также продолжаются мероприятия по пресечению укрытия лекарственных средств, ценового сговора, перепродажи лекарств из гуманитарной помощи либо похищенных из лечебных учреждений. При этом в период с 5 по 16 июля службой экономических расследований министерства финансов, МВД и Пограничной службой КНБ выявлены 396 правонарушений в сфере реализации лекарственных средств и изделий медицинского назначения, 76 из которых подпадают под статьи Уголовного кодекса. В их числе - и спекуляции частных лиц, в ряде случаев действующих в сговоре с сотрудниками аптечных сетей. Напомним, в ходе расширенного заседания правительства 10 июля президент потребовал четких решений и действий от правоохранительных структур.

«Сейчас мы находимся на войне. Поэтому от каждого руководителя требуется максимальная эффективность в решении оперативных вопросов и поручений», - сказал Касым-Жомарт Токаев. Контроль за оборотом лекарств и медицинских изделий был возложен на аппарат Совета безопасности при координации Администрации президента, а это уже не жалобные вирши Васи Пупкина в соцсетях, а структуры с довольно внушительными возможностями отыскать кучу нарушений, причем по всей стране, а не в одном отдельно взятом регионе. При этом подводя под монастырь и бывшее руководство министерства здравоохранения во главе с Елжаном Биртановым, которому эксперты вменили неумение быстро перестроиться, которое и привело к коллапсу с лекарствами в стране, убежден председатель правления АО «Институт экономических исследований» Руслан Султанов. По его словам, корень зла в дефиците лекарств крылся не только в несогласованных мерах «СК-Фармация», но и в самом механизме системы Минздрава.

«Отсутствие планирования ярко показало, что никто не смог перестроиться в эти 4-5 месяцев. В результате больницы неправильно запланировали лекарственные препараты, не вовремя дали заявку. Скорее всего, сразу включился механизм бюрократии, связанный с тем, что «СК-Фармация» вовремя не обеспечивал препаратами», - выразил свое мнение экономист во время прямого эфира на YouTube-канале «Ел Тиреги». И добавил, что на дефицит лекарств могла повлиять сложная процедура регистрации и прохождения экспертизы препаратов. Он пояснил, что для ввоза импортных препаратов в республику нужно определенное время, кроме того, именно сейчас спрос на препараты возрос во всем мире. «Есть проблема, связанная с выходом на рынок - это регистрация. Второй этап — это оценка безопасности и качества. Как минимум, несколько месяцев занимает. Да, эти процедуры сейчас были изменены, скорректированы с точки зрения сокращения сроков. Но все это повлияло на отсутствие лекарственных препаратов на полках», - подчеркнул Султанов. Ранее новый глава «СК-Фармация» Ерхат Искалиев заявил, что проблема обеспечения нужными лекарствами снята, и все крупные лекарственные склады заполнены лекарствами.

В общем, можем, когда захотим – и когда от Ак Орды по первое число прилетит. Тут проблема в том, что неумение быстро перестроиться продемонстрировал не только минздрав – тот же Худайбергенов рассказывал, что деньги, выделенные на обеспечение фермеров беззалоговыми кредитами для посевной, доходили до них два месяца: Токаев поручил их выделить в конце марта, до крестьян они дошли в начале июня, когда посевная уже закончилась по-хорошему. Так что министерство сельского хозяйства тоже входит в число «передовиков», которых наверняка через время накроет волна разбирательств, но пока на повестке дня – коронавирус, так что по шедшим два месяца до фермерам деньгам разборки начнутся разве что если осенью случится неурожай, и начнется поиск его первопричин. Тем временем, новый председатель правления ТОО «СК-Фармация» Ерхат Искалиев заявил, что в Казахстане нет подтвержденных фактов продажи гуманитарного груза в виде лекарств и медизделий, что уже хорошо. В прямом эфире на YouTube-канале «Ел Тиреги» он рассказал, что компанией и Минздравом ведется жесткий контроль по вопросу получения и распределения по регионам гуманитарного груза, который отправляют в Казахстан.

«Подтвержденных фактов продажи я не видел, разговоры только. За этим смотрит замакима каждого региона. Поскольку такая ситуация возникла, мы в ручном режиме создаем систему отчетов до и после акимата, чтобы у нас была единая сводка. Потому эти скандалы получились - из-за отсутствия достоверной информации», - высказал мнение глава компании. Искалиев также подчеркнул, что Казахстан может обеспечить себя лекарствами, а гуманитарная помощь – это знак доброй воли стран-партнеров, на который Минздрав сильно не ориентируется. При этом он извинился за работу предыдущего руководства, что наводит на мысль о существовании того, за что надо было извиняться. «Может, старое руководство «СК-Фармации» где-то недоглядело, не досмотрели мы, может. Скажу, что система так выстроена, что планирование, которое было, не позволяло... оно закреплено постановлениями, решениями. Изменение товарной позиции происходит каждые полчаса. Естественно, всё сложно», - сказал он.

Напомним, что глава «СК-Фармация» Берик Шарип распоряжением главы Минздрава был освобожден от должности 10 июля, через несколько часов после расширенного заседания правительства, где президент предложил найти менее гламурное руководство для медицинских структур – то есть оперативность в принципе наши исполнительные власти демонстрировать умеют. Вопрос в том, как сделать так, чтобы оперативность они являли миру без президентского кнута. Напомним, что в июне казахстанцы начали активно скупать лекарства в связи с ростом заболеваемости COVID-19: с аптечных прилавков исчезли жаропонижающие и противовирусные препараты, антибиотики, зато лекарства появились у перекупщиков по завышенным в разы ценам, также и в некоторых аптеках лекарства резко подорожали. А в субботу масла в огонь подлила и депутат мажилиса Ирина Смирнова, которая в прямом эфире заявила, что во всех городах страны огромное количество больных, которые не могли купить лекарства для себя и близких.

И напомнила одну примечательную вещь: проблемы с «СК-Фармация» возникла не в первый раз, ранее были проблемы с поставками лекарств для диабетиков и людей, страдающих эпилепсией, но в силу того, что на фоне 18 миллионов населения страны диабетиков и эпилептиков не так уж и много, проблемы вроде как не существовало. А вот когда коронавирус затронул всех без исключения, рахит в поставочных способностях «СК-Фармации» стал очевиден всем и каждому. «Мы столкнулись с тем, что некоторые сотрудники поликлиник и больниц торговали лекарствами. При этом на складах «СК-Фармация» мы увидели спокойствие на лицах руководства. Боевой ситуации у них не было. У них суббота-воскресенье были выходные, заявки принимали в пятницу и отгружали после обеда в понедельник в то время, как люди умирали», - рассказала парламентарий. Тем временем, в Казахстане в качестве успокоительного стали использовать российских врачей, что и неудивительно – своему минздраву на фоне вышесказанного уже вряд ли кто-то верит. Так, приглашенный в Казахстан российский пульмонолог Евгений Попов не прогнозирует в нашей стране всплеска коронавирусной инфекции осенью, утверждая, что в этот период возможна сезонная традиционная вспышка вирусных заболеваний в целом.

«Мы пока от коронавирусной инфекции никуда не денемся. Но это может совпасть с пиком заболеваемости по обычным вирусным заболеваниям. Это может произойти в сентябре-октябре, в зависимости от региона, где наступает сезон холодов. Но это не будет всплеском именно коронавирусной инфекцией. Это будет всплеском общей заболеваемости вирусных заболеваний», - сказал российский пульмонолог в прямом эфире на странице агентства Sputnik Казахстан в Instagram. При этом Попов считает, что общий иммунитет нации к COVID-19 за счет всплеска будет выше, чем в странах, где просто вводились глобальные ограничения. Ну, и спасибо нашему прежнему минздраву, получается – он нам этот общий иммунитет и обеспечил своей неспособностью перестраиваться по ситуации. «Охват заболевших мы можем приблизительно рассчитать по тяжелым больным пневмониями. Это составляет около 5-6% от общего числа переболевших. Приблизительно можем рассчитать, сколько людей переболело и смело прибавлять еще несколько сотен тысяч точно. Потому что дети дети и подростки, например, болеют практически бессимптомно», - объяснил Попов, как он пришел к выводам о массовости всплеска. Отметим, что пульмонолог Национального медицинского исследовательского центра фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний российского минздрава прибыл в Казахстан в начале июля в составе делегации российских медиков для помощи казахстанским коллегам в борьбе с коронавирусом: он сотрудничает с коллегами из Городского центра фтизиопульмонологии в Нур-Султане. И считает, что в стране, скорее всего, число больных коронавирусом значительно снизится к началу августа.

«Я думаю, что к этому времени уже серьезным образом начнет спадать тяжесть ситуации, благодаря в том числе карантинным мерам, - сказал Попов. - Я бы с осторожностью сказал, что очень похоже на то, что скоро пройдет пик. Подождем еще неделю-две, тогда точно можно будет сказать. Когда мы в первый день появились, мы видели крайне тяжелых больных. Сейчас такие больные единично поступают», - добавил российский пульмонолог. Что касается причин новой волны заболеваний, то его российский медик связал с тем, что казахстанцы после ослабления карантина в мае пренебрегали элементарными методами защиты, а двери учреждений открыли слишком рано. «Пик, пришедшийся как раз на наш приезд, буквально в течение недели развился практически во всех регионах страны. Он был неожиданным для всех. Этого пика никто не ждал. Немного все расслабились, ждали в связи с ослаблением карантина ослабления собственно болезни. Все начали радоваться. Но приблизительно через две недели после ослабления карантинных мер вы получили, к сожалению, новую вспышку, - сказал Попов. -  Мое личное мнение – просто люди перестали бояться, пренебрегали элементарными методами защиты. Поэтому тут это не вторая волна, а все-таки продолжение первой. Она прошла какую-то скрытую стадию накопления. Когда все с этим столкнулись, в первую очередь, не хватало ни ИВЛ, ни препаратов, много всего, чего не хватило на этот пик», - добавил он.

Отметим, что российские медики в принципе настроены довольно оптимистично по отношению к коронавирусу на постсоветском пространстве, считая устойчивый иммунитет населения бывшего СССР наследием советских прививочных кампаний с одной стороны и распространением легочных заболеваний, к которым у населения вырабатывался самостоятельный иммунитет – с другой. Такую точку зрения еще в июне высказал известный российский телеведущий, главный врач Московской городской клинической больницы имени Жадкевича, представитель информационного центра по мониторингу ситуации с коронавирусом Александр Мясников. При этом надо признать, что смертность из-за коронавируса в большинстве стран, входивших в состав СССР, значительно ниже, чем по миру в среднем. По данным сервиса coronavirus-monitior.ru, на 1 июня число летальных случаев в них колебалась от 0,4% в Узбекистане до 4,23% в Литве. В то время как показатель смертности в Италии и Великобритании – 14%, Франции – 15%, Бельгии – 16%. Александр Мясников называет сложившуюся ситуацию «советским чудом».

«Политики, серьезные врачи сейчас в этом разбираются, смотрят на страны бывшего СССР, - сказал доктор Мясников. – Это именно советское чудо. Количество тяжелобольных и умерших отражает действительное состояние эпидемии. А все страны бывшего СССР имеют на порядок меньше смертности. Надо понять, почему. То ли это БЦЖ (вакцина против туберкулеза, массово применяемая в СССР), и, кстати, уже есть исследования – американцы стали делать БЦЖ на небольшие группы. Всемирная организация здравоохранения тоже говорит: «Может, дело в иммунном ответе на БЦЖ, но пока рекомендовать не будем», - добавил он. Эксперт также предположил, что стойкость иммунитета населения постсоветских стран к коронавирусу может быть объяснена и достаточно высоким уровнем инфицирования туберкулеза в прошлом. «Некоторые ученые осторожно предполагают, что вот эта большая распространенность латентного туберкулеза ведет к такому изменению иммунной системы, что коронавирус якобы сталкивается с большим сопротивлением – уточняет специалист. – Но мы не можем просто отвернуться от факта: почему русские, белорусы, украинцы, казахи умирают в десять раз реже, чем американцы, французы и итальянцы? Надо разбираться», - заметил он.

Доктор Мясников также опроверг теорию, что каждый заболевший заражает троих, а те – такое же количество людей. По словам доктора, любая вирусная инфекция сходит на нет через 1,5-2 месяца активного распространения. В качестве примера специалист привел грипп «испанка», от которого в 1918 году в первые месяцы умерли 30 миллионов человек. «Новый вирус, переходя от животных к человеку, агрессивен. Он злой, незнакомый, убивает людей, но после каждого перенесенного заболевания ослабевает. Вы вдохнули один вирус, а выдохнули его праправнука, на порядок менее слабого. Он пошел к другому человеку, тот тоже его ослабил. Знаете, это как волна ударила по побережью, смыла гостиницу, деревья, а дальше ослабевает и становится лужей. Так же инфекция сначала взлетает, а потом гаснет», - поясняет он. Известный врач уверен: чем больше людей болеет коронавирусом, тем больше он теряет свои способности заражения. И вторая волна вируса будет не столь сильной, как первая. «Каждый год будут волны, - заявил Мясников. – Человеческих коронавирусов было пять. Стало шесть. Ну что теперь? Будут еще инфекции, вирусы, гриппы, их никто не отменял. Сегодняшний коронавирус – не тот, что пришел к нам в январе. Он уже просеян через миллионы людей, и степень его опасности снижается с каждым новым человеком», - убежден он.

Особое внимание доктор Мясников уделил огромным цифрам общего числа заболевших, которые выглядят достаточно пугающе. Но на самом деле делать выводы только по количеству инфицированных - не совсем правильно, утверждает врач. «Мы озвучиваем, педалируем этими цифрами: пять миллионов заболевших, но это просто люди, у которых положительный тест. На самом деле, их в десятки раз больше. Давайте тогда считать обычную пневмонию, от нее умирают в мире 3 миллиона людей в год. Что мы считаем с января? Реально больные люди – те, что заболели две недели назад. Остальные давно выздоровели, вернулись к делам, работе. Ориентироваться нужно на количество смертей, но и в этом нет порядка», - считает эксперт. По данным ВОЗ, по состоянию на тот момент, на 1 июня 2020 года, вирус COVID-19 подтвердили более чем у 6 миллионов населения планеты, от него скончались более 371 тысячи человек. Добавим, что ученые из Сингапурского университета технологии и дизайна в конце мая спрогнозировали: пандемия коронавирусной инфекции в мире окончится примерно к концу года. По информации американского издания The New York Post, в США распространение заболевания победят уже к осени. Для получения соответствующих данных сингапурские ученые использовали специальную математическую модель, которая описывала бы динамику инфицирования и выздоровления людей по всему миру.

«Весь мир может ожидать, что пандемия останется позади уже в декабре 2020 года», - считают азиатские ученые. При этом отмечается, что прогнозы ученых являются лишь предположительными, поэтому странам не стоит спешить со снятием ограничений. Тут весь вопрос в том, насколько у властей хватит денег на эти самые ограничения – и на возможные соцвыплаты, связанные с этими самыми ограничениями. По мнению экономического обозревателя Сергея Домнина, ситуация будет зависеть от количества получателей соцвыплат и длительности карантина. «Минтруда в проактивном режиме направило около 700 тысяч запросов гражданам, которые уже получали соцвыплаты в период первого локдауна и могли попасть под действие второго. Чтобы оплачивать месяц простоя этого количества работников и предпринимателей потребуется примерно 30 миллиардов тенге. Изыскать такие суммы в республиканском бюджете непросто, но возможно. В крайнем случае, правительство может провести чуть более крупное размещение долговых бумаг. Дефицит госбюджета – а он в Казахстане в этом году 3,4 триллиона тенге – от этого если и увеличится, то несущественно», - заявил эксперт.

В свою очередь, экономист Андрей Чеботарев считает, что средств Нацфонда для поддержки граждан хватит надолго, как минимум, до 2021 года. Однако стоит понимать, что в период пандемии и низких цен на нефть фонд не пополняется. «Хватит нас надолго. У нас достаточно большой Национальный фонд, если его тратить, то нам хватит его, даже при самых плачевных ситуациях, на несколько лет. Но мы проедим весь Нацфонд, а в условиях низких цен на нефть он не пополняется. Кроме этого, президент заявлял, что нецелевые траты недопустимы. На самом деле, по данным министерства национальной экономики, мы все равно будем тратить и в следующем году. До 2021 года расписаны трансферты Нацфонда на социалку. Не факт, что мы еще оттуда не будем брать», - сказал Чеботарев.

Напомним, что кабинет министров уже заявил, что правовой основы для социальных выплат в период карантина без введения режима ЧП нет. Однако он много что заявлял до памятного расширенного заседания в июле, и в конечном итоге глава государства заявил, что из-за продления карантина оставшаяся без работы часть граждан получит очередные 42 500 тенге в виде выплат по потере заработков. Почти двухмесячный карантин весной, негативный внешний фон, плюс обязательства по сделке ОПЕК+ по сокращению добычи уже обошлись экономике Казахстана примерно в 6% ВВП: -2% к предыдущему году и прогнозируемый рост по году – 4%. Степень негативного влияния на сценарий дальнейшего экономического развития будет зависеть от длительности эпидемии коронавируса, считает Домнин. «Продление карантина приведет к углублению спада производства во всех секторах, но прежде всего в сфере услуг, а также к существенному снижению инвестиций в основной капитал. В январе-июне они снизились на 2,9% в годовом выражении из-за сокращения капзатрат крупными предприятиями. Чем дольше у нас будет бушевать коронавирус, тем больше будет неопределенность и тем меньше готовность компаний инвестировать в физические активы», - сказал экономист. Такого же мнения придерживается Андрей Чеботарев.

«Откуда брать деньги? Сейчас надо брать из бюджета. Но это плохо. Надо понимать – мы берем деньги, которые были заложены на будущее наше, наших детей, на черный день, и тратим их сейчас. Можно, да, но надо себе отдавать отчет в том, что это не всегда правильно. Помощь надо оказывать именно тем людям, которым она нужна, иначе мы рискуем помогать тем, кому она не нужна, и кто ее потратит на какие-то импортные товары, тем самым толкнув инфляцию вверх», - сказал он. Домнин считает, что государству необходимо продолжить концентрацию на поддержке малого и среднего бизнеса: в условиях карантина МСБ уже стал главным объектом господдержки, но ее эффективность ограничиваются самой системой стимулирования предпринимательской активности – под условия госпрограмм попадают немногие, кредитуются преимущественно новые проекты, с рефинансированием проблемы, гарантирование по кредитам, судя по всему, тоже непросто получить, отметил он. «Как всегда бывает после кризиса, те компании, которые его пройдут, станут сильнее. Оптимизируют издержки – особенно на аренду площадей и персонал. Станут более цифровизированными, чем были до кризиса. Есть еще один риск, о котором в основном говорят на западе, но и для нашего МСБ он тоже характерен: частные фирмы все больше будут ориентироваться на госпрограммы, на низкие ставки по кредитам, на госконтракты. В итоге мы получим рост числа «зомби-компаний», - заявил обозреватель.

Закрытие ряда предприятий, не сумевших справиться с кризисом – нормальный процесс экономики, добавил к этому Андрей Чеботарев. «Кризис в любом случае очищает экономику. Освобождаются ниши, всех спасти не получится. Да, грустно, да, плохо, но жизнь такова. В кризис рушатся бизнесы, компании, которые неправильно подходили к рискам, к кредитным деньгам, не смогли договориться, реструктуризировать свой долг. Они уйдут с рынка, но на их место придут новые люди, которые до этого не занимались предпринимательством, но они видят освободившуюся нишу и будут приходить, и работать», - сказал эксперт. Самая идеальная помощь, по его словам, позволить получать сотрудникам их обычную зарплату, даже если предприятие временно не работает. При этом Казахстану не хватает налоговых каникул, когда люди, оставшиеся без дохода, имели бы возможность несколько месяцев не платить налоги и не начислять новые проценты, как во время налоговой отсрочки. Тем временем, наше правительство на прошлой неделе не столько решало внутренние проблемы, сколько пыталось пошуметь по проблемам на периметре: глава казахстанского кабмина Аскар Мамин поднял вопрос свободного перемещения товаров в ЕАЭС и соблюдения экономических интересов участников союза. По инициативе казахстанской стороны создан специальный комитет для урегулирования разногласий в этой сфере, отметил он.

«Мы очень рассчитываем, что итогом работы комитета станут комплексные решения, обеспечивающие свободное перемещение товаров и соблюдение экономических интересов сторон», - заявил Мамин на заседании межправсовета ЕАЭС в расширенном составе в Минске. С начала функционирования ЕАЭС страны договорились о применении интегрированной информационной системы. Для ее реализации разработано 88 общих процессов, но введены в действие всего 19, продолжил Мамин. «Предлагаю комиссии рассмотреть каждый общий процесс для ускорения при их реализации и при необходимости разрабатывать соответствующий план мероприятий», - сказал премьер-министр Казахстана. Выглядит вполне логично: получив нагоняй за бюрократию внутри страны, наши государевы мужи спроецировали этот нагоняй на международные связи, после чего решили напомнить соседям, что экономический кризис во время пандемии – не только вызов для стран ЕАЭС, но и новые возможности. «Мы не должны забывать про наши долгосрочные цели и задачи. Наша совместная работа в рамках ЕАЭС позволит не только смягчить последствия кризиса, но и создать условия для формирования фундаментального фактора долгосрочного роста», - сказал Мамин.

Тем временем помогать своей промышленности Казахстан упорно не хочет – в пятницу вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов Ахметжан Примкулов категорически заявил, что в стране не будет создаваться государственный экологический фонд, в котором собирались бы средства на технологическое перевооружение предприятий-загрязнителей. Идея создания госэкофонда впервые была озвучена казахстанскими экологами в 2012 году: тогда председатель экологического союза «Табигат» Мэлс Елеусизов предложил платежи за природопользование и штрафы за превышение квот по эмиссиям в окружающую среду направлять не в местные бюджеты, а аккумулировать на республиканском уровне – и предоставлять предприятиям-загрязнителям в виде кредитов для технического перевооружения с обязательствами по снижению выбросов.

Экологи объясняли это тем, что при сборе экологических платежей местными исполнительными органами последние тратят на природоохранные и природовосстановительные мероприятия от 5% до 30% получаемых от загрязнителей средств. Остальное акиматы расходуют на социальные и инфраструктурные нужды своих регионов; между тем, перенаправление этих средств на оснащение загрязнителей экологически более чистым оборудованием в большей степени способствовало бы улучшению экологии, чем штрафные санкции, считали авторы идеи. В прошлом году, когда вновь образованное министерство экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан опубликовало проект нового экологического кодекса, который понуждает промышленные предприятия переходить на экологически чистое оборудование, но не снимает с них штрафы за эмиссии сверх нормативов, идея создания экофонда на государственном уровне была реанимирована.

Ее озвучила, в частности, председатель правления Ассоциации экологических организаций Казахстана Айгуль Соловьева, которая ссылалась на опыт Чехии, где аналогичная структура возмещает промышленникам от 30% до 60% затрат на перевооружение за счет поступлений от наложенных на предприятия экоштрафов. Однако с этой идеей не согласилось ни минэкологии, ни ряд представителей промышленных отраслей. В частности, директор Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец скептически отнесся к идее аккумулирования больших средств в фонде, заявив, что государство могло бы использовать инструмент для экологического оздоровления предприятий без посредников. Вместо этого он предложил начисленные средства за эмиссию оставлять на самих предприятиях-загрязнителях взамен на обязательство последних использовать данные суммы на техперевооружение под контролем экологов - как работающих в уполномоченном органе, так и общественников.

В пятницу, 17 июля, в ходе круглого стола «Посткризисные возможности инвестирования в «зеленые» технологии» вновь встал вопрос о возможности формирования госэкофонда, но вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов Ахметжан Примкулов заявил, что такая структура в стране создаваться не будет. «Чтобы не было глухого телефона – никакого создания экологического фонда в Казахстане не планируется, ни в новой редакции экологического кодекса, ни в планах нашего министерства на перспективу этого нет, чтобы ни у кого никаких иллюзий не было … я говорю о государственном экологическом фонде и как представитель уполномоченного органа могу сказать – никаких экологических фондов в стране создаваться не будет», - заявил Примкулов. По его мнению, проблему с нецелевым использованием экосредств акиматами решает новый экокодекс, прямо запрещающий использование выплачиваемых за нарушения экологических норм средств на другие цели. Одновременно он подчеркнул, что минэкологии не намерено рассматривать ранее предлагавшуюся модель госэкофонда, который будет капитализироваться за счет платежей за эмиссию.

«Если речь идет о каком-то частном экологическом фонде, который  создают частные структуры и оттуда финансируют природоохранные мероприятия – ради Бога, если МФЦА будет создавать отдельный фонд с зеленым финансированием – мы только за, если какие-то международные организации и финансовые институты готовы на своей площадке создать такой фонд, и аккумулировать зеленые деньги, и из этих денег выделять финансирование в разрезе регионов или отраслей экономики - вот это мы готовы рассмотреть и оказать максимальную поддержку», - заключил вице-министр. То есть наше экологическое ведомство дало понять промышленникам, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.В свою очередь, директор Green Finance Intelligence, Центра Зеленых финансов МФЦА Айгуль Кусалиева отметила, что в стране нужно создать структуру, которая будет предоставлять финансирование для перевооружения промпредприятий. Пока же она предложила казахстанским промышленникам услуги своей структуры в качестве посредника между ними и международными фондами, готовыми финансировать проекты техперевооружения.

«На самом деле если вам интересно зеленое финансирование для проектов, то есть зарубежные фонды, которые аккумулируют средства международных экологических организаций и предоставляют эти средства проектам из разных стран, если эти проекты соответствуют их критериям. И мы можем помочь казахстанским проектам оформить заявку в эти структуры», - сказала она. Тут напрашивается аналогия с бывшим руководством минздрава, которое до коронавируса всех убеждало в том, что у нас с медициной все не так плохо, как кажется. Видимо, в минэкологии рассчитывают, что в массовом порядке промпредприятия закрываться не начнут по крайней мере до тех пор, пока авторы нового Экокодекса сидят в своих креслах, а там – хоть трава не расти. У нас вообще любят поражать цифрами: ВВП пикирует, в то же время 16 июля министерство национальной экономики заявляет, что в Казахстане за период пандемии возросла предпринимательская активность. Об этом на брифинге в службе центральных коммуникаций заявил директор департамента развития предпринимательства министерства национальной экономики Казахстана Чингис Ахметов.

«Мы уже видим положительную динамику в том, что касается страновых показателей: если посмотреть данные, которые мы имеем, и сравнить количество действующих предпринимателей на 1 июня текущего года с 1 январем 2020 года, то мы сохранили текущую динамику, даже имеется прирост бизнеса. Если сравнивать этот показатель с аналогичным периодом прошлого года, то мы имеем на сегодня прирост в 11,7%», - сообщил глава департамента. При этом представитель МНЭ тут же «спалился», признав, что основная предпринимательская активность, приведшая к росту количества зарегистрированных субъектов, наблюдается в секторе услуг и сфере торговли. То есть в тех самых сферах, которые карантин закрыл наглухо, и в которых «смертность» новичков будет повышенной, если карантин продлят.  Напомним, 10 июля на расширенном заседании правительства президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сообщил, что в стране сократилось количество субъектов малого и среднего бизнеса в восьми регионах страны, несмотря на принятые Кабмином антикризисные меры – вот наше МНЭ и родило цифирь, которая вроде как обеляет экономический блок правительства…

Между тем, в Ак Орде никак не могут признать, что жена Цезаря должна быть вне подозрений, и МНЭ с ее потемкинскими деревнями спасает только КВИ, на котором сейчас зациклены все: в субботу глава государства провел селекторное совещание по вопросам борьбы с распространением коронавирусной инфекции и вновь подверг жесткой критике работу правительства и акимов. «Судя по докладам, ситуация под контролем. Однако на деле это не так. Я поручил своей администрации провести проверку розничной сети по всей стране по доступности лекарственных средств. Результаты не такие радужные. В Западно-Казахстанской, Атырауской, Жамбылской и Карагандинской областях, в Нур-Султане и Алматы сохраняется дефицит лекарств и очереди, выявляются факты завышения цен на жизненно важные препараты. Процветает теневой рынок», - сказал Токаев. Он отметил, что правоохранительными органами проведены рейды и проверки в аптеках, которые занимаются оптовой и розничной торговлей. По результатам проверки к уголовной и административной ответственности привлечено 270 лиц, занимающихся незаконной торговлей лекарственными средствами, 116 из них - медицинские работники. Глава государства подчеркнул, что работа в данном направлении будет продолжена, и виновные понесут наказание в соответствии с законом.

Из-за погрешности в статистике и анализе, неэффективного планирования регионы не в состоянии определить конкретные объемы необходимых лекарственных средств. Подчеркнув, что все проблемы начинаются с неправильного планирования работы, Токаев назвал это проявлением крайнего непрофессионализма. Несмотря на принятые в стране ограничительные меры, продолжается проведение семейных торжеств, в частности, в Туркестанской, Жамбылской, Алматинской областях, Шымкенте. Президент подчеркнул слабую разъяснительную работу акимов по соблюдению карантинного режима. «Акимы, по существу, не имеют опыта работы в экстремальных условиях, не знают, как оперативно решать острые проблемы, разъяснять гражданам государственную политику», - заявил президент. По его мнению, и члены правительства, и акимы «попали в капкан самоуспокоения и самодовольства». В ходе совещания также были затронуты вопросы проведения тестирования граждан. Сейчас достигнут уровень отбора проб до 32 тысяч человек в день. Однако между регионами наблюдается разрыв показателей. «Низкий уровень выявляемости – результат неэффективной работы по разворачиванию лабораторий на местах. Можно даже расценить это как желание утаить реальную картину. Поручаю Правительству обеспечить жесткий контроль за выравниванием уровня тестирования между регионами. Мы не должны ничего скрывать», - сказал глава государства. Наблюдается увеличение количества коек для инфицированных граждан. Однако это происходит за счет закрытия других медицинских центров. В результате доступ граждан к получению медицинской помощи заметно сократился. Токаев поручил Правительству и акимам постепенно восстановить оказание плановой медицинской помощи людям с хроническими заболеваниями, а также беременным женщинам.

Президент отметил, что в связи с увеличением количества тяжелобольных людей на сегодняшней повестке дня стоит вопрос снабжения больниц кислородом. «Из-за недостаточной координации со стороны государственных органов население пытается решить этот вопрос самостоятельно. Это нонсенс! Население закупает кислород промышленными баллонами. Это прямая обязанность больниц. Имеются факты использования промышленных кислородных баллонов в квартирах и частных домах. Правительству и акимам предстоит в пятидневный срок решить проблему обеспечения больниц кислородом и использования кислородных баллонов на дому», - сказал глава государства. Он также указал, что, стабилизируя ситуацию в городах, нельзя забывать и о сельском населении. По его словам, на сегодняшний день для сельских жителей все еще остаются недоступными диагностика и лечение, необходимые лекарства и препараты.

«Проблемы нехватки медицинского персонала и отсутствия необходимой инфраструктуры остаются актуальными в сельской местности. Правительство доложило о формировании 2300 универсальных мобильных бригад. Однако в основном они обслуживают городских жителей. Нельзя оставлять села без внимания! Поручаю правительству совместно с регионами в кратчайшие сроки обеспечить села диагностикой и лечением, а также необходимыми медикаментами и медицинским оборудованием», - подчеркнул президент. Глава государства отметил, что увеличение уровня заболеваемости не только негативно скажется на коронавирусом рейтинге, но и на инвестиционном климате, туристском потенциале Казахстана, привлечении новых технологиях в страну. Это обстоятельство правительство должно учесть в своих рабочих планах, чтобы нивелировать все риски, при этом  любые ошибочные решения в период пандемии, бюрократические барьеры, отказ от ответственности могут нанести вред жизни и здоровью сотен тысяч граждан.

В завершение Глава государства заявил, что все данные по коронавирусу, включая статистику, должны стать прерогативой правительства, чтобы избежать распространения недостоверных данных от частных лиц, вводящих общественность в заблуждение. Ну, и, правительству и акимам поручено в пятидневный срок решить проблему обеспечения больниц кислородом и использования кислородных баллонов на дому. Вот эта последняя деталь показывает, что правительство у нас по-прежнему может работать только тогда, когда президент выступает в роли надсмотрщика с кнутом в руках. В январе Токаев заявлял, что его такой расклад не устраивает, если в его позиции по этому вопросу ничего не поменялось, то отставки правительства к осени не избежать… 

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан