Итоги столичной недели: Точечные отставки и производительность из-под палки

В пятницу на прошлой неделе все журналисты страны напряглись: 24 июля формально истекли две недели, отведенные президентом правительству на исправление социально-экономической и эпидемиологической ситуации в стране. Лучше не стало (собственно, если кто-то и ждал исправления за четырнадцать дней проблем, копившихся годами, тот очень наивный человек), так что все ждали обещанных громов и молний. Их ожидаемо не последовало: президент довольно мирно побеседовал с премьером, анонсировав свое будущее послание, после которого, видимо, глобальные перестановки и начнутся – скорее всего, отсчет пойдет с парламентской сессии в сентябре. Но то, что эти перестановки необходимы, прошедшая неделя показала наглядно. 

Собственно, ряд отставок все-таки случился, но не по тем причинам, которые назывались на расширенном заседании правительства 10 июля Касым-Жомартом Токаевым, а по причинам весьма более приземленным и забытым было в пору коронавируса. В пятницу пресс-служба Агентства по противодействию коррупции сообщила, что в Казахстане с начала года за коррупционные правонарушения подчиненных заявления об отставке подали трое политических госслужащих. В частности, в отставку подали аким Шуского района Жамбылской области, аким Шынгырлауского района Западно-Казахстанской области и аким города Сатпаев Карагандинской области. Однако отставку последнего не приняли и ограничились привлечением к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Но и это еще не все - на стадии досудебного расследования и судебного разбирательства находятся уголовные дела в отношении ряда госслужащих. В случае привлечения их к уголовной ответственности в отставку должны будут подать 16 руководителей, занимающие политические госдолжности. Это 3 руководителя республиканского уровня, 3 – областного, 3 – городского и 7 – районного. Помимо этого, 45 административных госслужащих подлежат дисциплинарной ответственности в случае осуждения их подчиненных. По результатам уже рассмотренных представлений дисциплинарную ответственность понесли 477 лиц. Четверть из них уволены или освобождены от занимаемых должностей (59 и 67 соответственно). Среди наказанных 206 руководящих лиц, из них каждый пятый лишился должности (уволены – 6, освобождены от занимаемых должностей – 38).

Так что анонсированные президентом отставки уже начались, просто касаются они пока большей частью низового, регионального уровня. Кстати, случай с акимом Сатпаева примечателен тем, что его отставку не приняли, хотя формально могли бы – но тут возникает вопрос: а кто на новенького? Скорее всего, кадрового резерва, который придет на смену увольняемым, просто нет, как в песне у Бориса Борисовича Гребенщикова про ту молодую шпану, что сметет нас с лица с земли – ее, если верить БГ, так и не народилось. Поэтому и отставка правительства как минимум до сентября, а может, и до Нового года, дело весьма сомнительное – кадровый резерв должна оживить процедура праймериз в Nur Otan, но она завершится только в ноябре, и пока там результаты подведут, пока выявят новых лидеров – пройдет точно не менее месяца-двух.

Действующий же состав кабмина, отлично понимая, что у него в запасе имеется гораздо больше двух озвученных недель, старается и креативит как может. В частности, в экономической плоскости – на прошлой неделе министерство торговли и интеграции Казахстана сообщило, что во взаимной торговле Казахстана с Китаем в кои-то веки наблюдается рост казахстанского экспорта и снижение китайского импорта. Как указывается в сообщении минторга, за пять месяцев 2020 года взаимная торговля между нашими странами составила 5,8 миллиарда долларов, что на 0,8% выше, чем за аналогичный период предыдущего года - тогда она составляла 5,7 миллиарда долларов. «При этом наблюдается рост объема экспорта из Казахстана в Китай на 15,7%, он составил 3,9 миллиарда долларов. И снижение импорта из Китая на 20,2%. Импортировано товаров на 1,9 миллиарда долларов», - указывает Минторговли. Все это не предел, в ведомстве считают, что Казахстан может нарастить поставки обработанных товаров на рынок Китая. Это 60 наименований продукции металлургической, нефтехимической, машиностроительной, химической и пищевой отраслей, а также строительных материалов на общую сумму 808 миллионов долларов.

«Этот перечень будет направлен китайской стороне по дипломатическим каналам», - указывает Минторг. Тут оптимизм торгового ведомства разбивается, правда, о тот факт, что сырьевая часть нашего экспорта в Китай по-прежнему превышает несырьевую, а вот из Китая-то мы тащим, пусть и со снижением, сплошь готовую продукцию, а отнюдь даже не полуфабрикаты. И первое, что вспоминается по этому поводу, это разнос Токаев в части реализации программы «Экономика простых вещей»: деньги под открытие производств по производству ТНП (товаров народного потребления) выделили достаточно, однако же расчески и обувные щетки продолжаем закупать в Поднебесной за валюту. Тут еще вызывает вопросы способность наша организовывать торговлю с соседями так, чтобы предприниматели не отплевывались: на 11-м заседании комитета по торгово-экономическому сотрудничеству Казахстанско-китайского комитета по сотрудничеству с участием министерств национальной экономики, сельского хозяйства, индустрии и инфраструктурного развития, иностранных дел и комитета госдоходов Минфина одним из основных вопросов стало скопление фур на казахстанско-китайской границе.

Причиной этого скопления фур, правда, стало усиления мер санитарного контроля со стороны КНР, и теперь Пекин обещает личное посещение вице-министром коммерции для оценки сложности ситуации пунктов пропуска. «В районе автомобильного пункта пропуска «Нур Жолы» в Алматинской области, который является сопредельным китайскому пункту пропуска "Хоргос" (СУАР, КНР), с начала пандемии наблюдается ежедневное скопление порядка 1 700 единиц порожнего автотранспорта на выезд из Казахстана в Китай», - указывает Минторговли. По итогам состоявшегося 11-го заседания подкомитета по торгово-экономическому сотрудничеству Казахстанско-китайского комитета по сотрудничеству заместитель министра коммерции КНР Юй отметил необходимость решения данного вопроса. «Заместитель министра КНР лично посетит казахстанско-китайскую границу. Вместе с тем, Юй поручил профильным ведомствам КНР, в функции которых входит осуществление контроля на границе, провести в ускоренном порядке соответствующую работу», - отмечает казахстанское Минторговли. По его словам, Комитетом государственных доходов министерства финансов РК соответствующая работа уже ведется. Выработанные предложения КГД по увеличению пропускной способности пунктов пропуска уже направлены Главному таможенному управлению КНР и Народному правительству Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР).

А вот теперь вдумайтесь: на выезде из Казахстана в Китай с марта ежедневно простаивает по 1700 порожних фур. Которые, получается, едут в Поднебесную за товаром – и медленнее, получается, завозят его в Казахстан. А вот теперь вопрос на засыпку: если бы пропускная способность автопунктов пропуска не снизилась с марта по настоящее время, было бы то самое превосходство нашего экспорта над их импортом? Я бы на месте КГД не торопился делиться с китайцами соображениями по увеличению пропускной способности, иначе китайский импорт опять будет доминировать над казахстанским экспортом – и чего тогда преподносить критиканам нынешнего правительства в качестве его несомненных успехов и заслуг? Самое смешное, что казахстанское предложение-то об изменении порядка перевозки грузов через границу, действительно было сделано по уму: как предполагает пресс-служба комитета государственных доходов Министерства финансов, китайские фуры будут разгружать товар в транспортно-логистических центрах Казахстана и выезжать обратно в КНР. Сами же грузы планируют перевозить по Казахсттану с помощью отечественных грузоперевозчиков.

«После двустороннего утверждения новых процедур все перегрузочные операции будут осуществляться в приграничных транспортно-логистических центрах РК, где и будет происходить перегруз товаров на казахстанские/иностранные транзитные автомобили для дальнейшей транспортировки в регионы потребления. Данная мера исключит необходимость выезда на китайскую сторону большей части автотранспорта и, соответственно, снимет скопление транспорта на пункте пропуска «Нұр жолы», – говорится в сообщении. Чтобы увеличить пропускную способность пунктов пропуска на казахстанско-китайской границе, правительство РК упростит визовые требования для китайских водителей и сопровождающих лиц. Также планируется облегчить требования для китайского автотранспорта. Правительством Казахстана уже принято решение о возможности въезда китайских водителей на казахстанский пункт пропуска на 24 часа в безвизовом режиме. Казахстанские перевозчики с экспортной продукцией переходят китайскую границу без очереди, по специально созданному «зеленому коридору». Напомним, что с начала пандемии COVID-19 китайская сторона усилила контроль за въездом автотранспортных средств через пункты пропуска, и стороны договорились об увеличении количества въезжающих в Китай автотранспортных средств до 100 единиц в день вместо ранее разрешенных 20. Однако с 20 июля китайская сторона остановила прием автотранспорта из Казахстана в связи со вспышками коронавирусной инфекции в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Как видим, организационные просветления случаются и у нынешнего состава кабмина, жаль только, что распространяются они исключительно на внешнюю торговлю. А вот в торговле внутренней мы порядок по-прежнему навести не можем, причем в формальной части. В частности, в нашем законодательстве не прописана классификация рынков на «открытый» и «крытый», в результате чего на местах в период пандемии происходит разночтение постановления главного санитарного врача о запрете работы крытых рынков. Об этом сообщил директор департамента торговли НПП «Атамекен» Асет Айтбаев во время обсуждения санитарных алгоритмов работы продовольственных и непродовольственных рынков. Напомним, что постановлением Главного государственного санитарного врача Республики Казахстан от 3 июля вводится запрет на деятельность крытых продовольственных и непродовольственных рынков, однако, по словам предпринимателей, на местах возникает проблема с классификацией таких рынков. «Мы знаем из практики, что сейчас многие рынки устроены так, что есть и стационарные здания на территории, и вне этого здания на территории есть торговые места, которые находятся на открытом воздухе. То есть рынок один: он в себя включает крытую и открытую части, но работать запрещают обоим частям. Такие разногласия возникают. Им работать все-таки или не работать? Или работать только тем, кто на улице? Акиматы такие ответы не дают, им проще сказать, что рынок закрыт», – сказал Айтбаев.

Также предприниматели подвергли критике ограничения работы рынков по времени: вице-президент Ассоциации предприятий торговли РК Жибек Турехановна отметила, что сокращенное время работы рынков (до 12 дня) создает столпотворения, тогда как тот же самый клиентопоток можно распределить по всему дню равномерно, не создавая часов пик.

Предприниматель из торгового дома «Ауган сити» города Талгар Светлана Боярская попросила открыть торговые дома, так как и в них можно соблюдать необходимые санитарные нормы. «Мы же в торговых домах соблюдаем санитарные нормы, у нас за день проходят 10-20 человек, а на открытом базаре толпа людей. В чем логика? Непонятно. Наоборот, в торговых домах людей меньше, чем на рынках», – сказала она. Наряду с разногласиями в чтении постановления со стороны сотрудников акимата участники обсуждения отметили разночтения постановления сотрудниками проверяющих санитарных служб. «Просим обратить внимание региональных санитарных врачей на то, что они очень часто принимают противоречивые решения и, соответственно, вводят бизнес в ступор. Один санврач разрешает торговлю на улице, придет другой санитарный врач – наложит административный штраф, и он будет прав, потому что предприниматель не имеет права в такую погоду реализовывать скоропортящийся товар на улице. И то решение неверно, и другое решение неверно. И все это ставит бизнес под сомнение», – сказала вице-президент ассоциации торговых предприятий Жибек Ажибаева. Участники обсуждения приняли решение объединить все предложения в единый документ и направить его на рассмотрение в министерство здравоохранения, а далее и в другие государственные органы. Напомним, с учетом осложнения эпидемиологической ситуации и роста заболеваемости коронавирусной инфекцией в Казахстане с 5 июля ввели ограничительные меры на 14 дней.  Позже режим карантина в Казахстане было решено продлить на две недели, до 2 августа. Под запрет попала деятельность предприятий ряда сфер, в том числе – крытые продовольственные и непродовольственные рынки, а также салоны красоты, парикмахерские, спортивные залы, фитнес-центры, бассейны и другие места массового скопления людей.

Впрочем, и во внешней торговле у нас не все так хорошо, как с Китаем: Казахстан снизил объемы торговли с Россией с 7,5 миллиарда долларов в январе-мае 2019 года до 6,9 миллиарда за аналогичный период текущего года, сообщает Росстат. Среди стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) объемы торговли с Россией также снизили Беларусь (с $13,3 млрд до $10,3 млрд) и Кыргызстан (с $742 млн до $639 млн). С РФ смогла увеличить объемы торговли только Армения – с $791 млн до $808 млн. Зато в рамках СНГ объемы торговли с самой крупной экономикой нарастил наш региональный соперник Узбекистан (с $1,8 млрд до $2,2 млрд). В июне также сообщалось, что доля стран ЕАЭС в товарообороте с Казахстаном упала на 1,5%: с 21,7% в январе-апреле 2019 года до 20,2% за аналогичный период текущего года. То есть мы умудряемся падать в торговле даже с теми странами, с которыми у нас на границе отсутствуют таможенные препоны…

Возможно, и эти парадоксы будут отмечаться в послании президента, в котором точно будет отражены вопросы нового экономического курса. В сообщении «Ак Орды» подчеркивается, что сейчас перед правительством стоит задача обеспечить планомерное развитие экономики, удовлетворение социальных нужд граждан в условиях пандемии и в поствирусный период, 23 июля Токаев принял премьер-министра Аскара Мамина, который доложил о мерах поддержки субъектов предпринимательства, развития занятости и других актуальных вопросах социально-экономического развития страны. Ранее Токаев уже анонсировал новое послание и отмечал, что затронет тему новой политической реформы в стране, которая придаст реальный импульс социально-экономическому развитию страны. Но вот что примечательно: все говорят о посткризисном развитии, но по состоянию на утро субботы, 25 июля, министерством труда принято почти 2,1 миллиона заявлений на выплату соцпособия по утрате рабочего места из-за коронавируса (речь идет не только об уволенных, но и об отправленных в отпуск без содержания), выплату получили более 1,6 миллиона человек, выплата назначена 1,7 миллиона человек. То есть у нас без работы сейчас сидит примерно пятая часть трудоспособного населения – тут не до нового курса, все ждут возвращения хотя бы старой доброй насквозь торговой экономики. Между тем, заявления на 42 500 будут приниматься до 1 сентября 2020 года, то есть улучшения до осени не ждет даже наше оптимистическое правительство.

Тем временем, цифра в 42 500 начинает вызывать вопросы уже у международных организаций, которые считают, что введение временного базового дохода для бедных людей в Казахстане и в других развивающихся странах может замедлить всплеск COVID-19 и позволит людям оставаться дома. Об этом говорится в докладе Программы развития ООН, опубликованном на сайте организации в четверг. Авторы доклада предлагают несколько вариантов выплаты базового дохода. Согласно первому варианту, ежемесячно выплачивается сумма, которой получателю не хватает, чтобы выйти за черту бедности. Согласно второму варианту, предлагается выплачивать сумму, соответствующую среднему уровню жизни. В Казахстане, согласно первому сценарию, выплачивалось бы по $136,91 (56,6 тысячи тенге) в месяц, согласно второму – по $150,23 (62,2 тысячи тенге) в месяц. Ежемесячная доля затрат от ВВП, по оценкам ПРООН, составила бы 0,35% и 0,38% соответственно. Авторы доклада описывают введение базового дохода как «осуществимую» меру, которая необходима, поскольку пандемия продолжает инфицировать более 1,5 миллиона человек в мире в неделю, особенно в развивающихся странах, где семь из десяти рабочих трудятся на неформальных рынках и не могут зарабатывать деньги, находясь дома. «Многие из огромного числа людей, не охваченных программами социального страхования, – это неформальные работники, работники с низкой заработной платой, женщины и молодые люди, беженцы и мигранты, а также люди с ограниченными возможностями. Они в наибольшей степени пострадали от этого кризиса», – отмечается в пресс-релизе, выпущенном вместе с отчетом.

В связи с этим, считают в ПРООН, необходимо обеспечить гарантированный базовый доход с установленными временными рамками для 2,7 миллиарда человек, живущих ниже или чуть выше черты бедности в 132 развивающихся странах. Общие расходы правительств на эту меру, по оценкам авторов доклада, превысят $199 миллиардов в месяц.  «Помощь и планы восстановления не могут быть сосредоточены только на крупных рынках и крупном бизнесе. Временный базовый доход может позволить правительствам предоставить людям, находящимся в изоляции, финансовую поддержку, а также вложить деньги в местную экономику, чтобы помочь сохранить малый бизнес на плаву и замедлить разрушительное распространение COVID-19», – отметил администратор ПРООН Ахим Штайнер. В то время как многие страны из-за пандемии расширили меры социальной защиты, большая доля таких расходов приходится на страны с высоким уровнем дохода, отмечают авторы доклада. Общие расходы стран с низким и средним уровнем дохода на соцзащиту составляют всего $77,9 миллиарда, или 13,2% от общемировых расходов. В пересчете на душу населения эти страны тратят в среднем $7 на социальную помощь, или $9,5, если добавить программы социального страхования и рынка труда. Это резко контрастирует с соответствующими средними значениями в $121-123, отмеченными в странах с высоким уровнем дохода.

Напомним, в Казахстане в период действия режима чрезвычайного положения в связи с распространением коронавирусной инфекции (с 16 марта по 11 мая) работникам, попавшим под сокращение или отправленным работодателями в неоплачиваемый отпуск, государство выплачивало пособие в размере минимальной заработной платы – 42 500 тенге. За время действия режима ЧП пособие выплачивали несколько раз – за первый месяц вынужденного простоя его получили 4,5 млн казахстанцев, за второй – 3,8 млн граждан. Президент Казахстана в связи с возвращением карантинных мер в июле поручил осуществить соцвыплаты населению при условии полной потери дохода. Но правительству насчет несоответствия 42 500 тенге реальным ценам думать недосуг – оно ударилось в чистоту, которая, как известно, залог здоровья. Министерство экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана на прошлой неделе устами своего главы, Магзума Мирзагалиева, пригрозило всем увеличением штрафов за мусорные свалки. И начало проводить показательные еженедельные рейды в местах отдыха для выявления мусорящих казахстанцев, сообщили в пресс-службе ведомства. Председатель комитета экологического регулирования и контроля Зулфухар Жолдасов сказал, что рейды решили проводить после поручения главы государства. «Президент страны критично высказался в отношении последних событий в стране в сфере экологии, в том числе по ситуации на розовом озере Кобейтуз, с тюленями на Каспии, что показывает невысокий уровень культуры отдыха населения и экологического мышления. Президент дал поручение ужесточить ответственность за такие нарушения. Поэтому теперь каждые выходные мы будем проводить рейды по природным местам отдыха», - заявил он. По словам Жолдасова, для решения проблемы мусорящих и портящих природу казахстанцев есть два пути – штрафы и разъяснительная работа для повышения уровня культуры поведения в подобных местах. Были разработаны специальные памятки из десяти самых важных пунктов для отдыхающих, к работе привлекают волонтеров.

«Будем выезжаем в рейды до конца лета каждые выходные по всей республике, в том числе в зоне Капшагая, Алаколя, в горах, в том числе в Иле-Алатауском нацпарке, в Шымкенте, на Каспии и других местах. Именно в выходные большое скопление людей на отдыхе на природе. Работа с населением будет вестись постоянно, в случае необходимости будут приниматься довольно жесткие меры», - пояснил спикер. Первый рейд прошел в эти выходные в Бурабайском нацпарке. В нем участвовали сотрудники Минэкологии, МВД, акимата, нацпарков, общественники и журналисты. Жолдасов отметил, что до введения ограничения эти места посещали за один раз около 50 тысяч человек, которые оставляли после себя горы мусора. По словам директора ГНПП «Бурабай» Сергея Быкова, за прошлый год с территории парка было вывезено около двух тысяч кубометров мусора, за последние пару месяцев – уже около 700 кубов. Жолдасов признал, что проблема и в том, что в Бурабайском районе нет ни одного санкционированного полигона для отходов, однако сейчас этим вопросом занимается местный акимат. «Есть также вопросы по очистным сооружениям на базах отдыха и выбросам, так как ряд баз до сих пор пользуется твердым топливом, в том числе углем. По всем этим пунктам Минэкологии совместно с акиматами будет принимать меры», - сказал Жолдасов.

Вот теперь позвольте пару вопросов не для протокола, чтобы было понятнее, как работает наше правительство: вопрос первый – без нагоняя от Токаева мусорная проблема для кабмина и акимов была не очевидна? И второй вопрос – откуда в Боровом взялось 700 кубов мусора в этом году? Поясню: зимой в Боровое туристы, конечно, ездят, но их там очень мало, ранней весной – еще меньше, основной поток туда идет с конца мая по середину августа. Но с конца мая у нас особо никого никуда не впускали и не выпускали, сейчас у нас локдаун с ограничениями на массовые скопления людей, в том числе – и на пляжах, так откуда 700 кубов мусора на курорте образовалось-то? Получается, за крытыми рынками мы все это время тщательно следили, чтобы они в городах не заработали, а на наплыв туристов, выезжающих в Боровое дикарями, всем было наплевать? Тогда понятно, почему у нас вторая волна КВИ пошла – и претензии Токаева правительству в этой части были абсолютно правильны и справедливы: ребята, если вы вводите запреты на ограничения массовых скоплений, то отслеживать и пресекать их надо не только на крытых рынках.

Ну, да Бог с ней, с открытостью Борового и прочих курортов страны в период пандемии, еще веселее выглядит другая статистика, озвученная Мирзагалиевым. По его словам, министерство экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана выявило 7,5 тысячи стихийных свалок в окрестностях крупных городов страны, из которых за 10 дней было ликвидировано более 1,5 тысячи. По словам министра, крупные стихийные свалки, расположенные в радиусе 50 километров от 17 крупных городов страны (трех городов республиканского значения и 14 областных центров), были выявлены с помощью космического мониторинга АО «Казахстан гарыш сапары». «Мы совместно с региональными акиматами утвердили планы по их ликвидации, эта работа уже начата: только за последние 10 дней ликвидировано 1 635 стихийных свалок, или около 20% от их общего количества», – сказал Мирзагалиев в ходе брифинга в четверг. Как говорил один из булгаковских героев в таких случаях, «Вот что крест животворящий-то делает!». В том смысле, что свалки стихийные вокруг городов копились годами, никто ими не занимался, но стоило Токаеву устроить правительству одну-единственную выволочку по их поводу, выяснилось, что пятую часть их можно ликвидировать всего-навсего за десять дней.

Ребята, какая отставка правительства, о чем вы?! Акимы и минэкологии наглядно на примере свалок показали, как они могут работать, когда им по первое число под шлею и дышло прилетает из «Ак Орды»: эффективность и производительность ведь, если вдуматься, зашкаливает за все разумные пределы, десять дней – и 20% свалок стерты с лица земли. Как говорил один российский премьер, «Никогда такого не было – и вот опять», в том смысле, что очень хочется, чтобы президент не останавливался в своей критике действующего состава кабмина, глядишь, пара-тройка месяцев такой критики – и выяснится, что и менять никого не надо, все вполне справляются со своими обязанностями. Из-под палки, конечно, но справляются – а если вспомнить всю нашу новейшую историю, то когда у нас кто и с чем без палки-то справлялся? Но 20% свалок, убранных минэкологии за десять дней – это, разумеется, безусловный зачет, ибо рекорд по производительности. Превышение экспорта в Китай над импортом оттуда бледнеет и курит в углу нервно по сравнению с этим результатом. Причем некоторые регионы просто впереди планеты всей – по словам Мирзагалиева, активнее всего ликвидировались стихийные свалки вокруг Караганды (на 60%) и Атырау (40%). Теперь же министерство экологии решило приступить к выявлению стихийных свалок на большем удалении от крупных городов – на прошлой неделе была запущена горячая линия для сбора информации от жителей по стихийным свалкам в каждом регионе. «За первые пять дней на горячую линию поступило 223 сообщения о таких стихийных свалках», – уточнил Мирзагалиев.

Что тут скажешь, как удержишься от перефраза любимой присказки болельщиков московского «Спартака», выражавших поддержку Валерию Карпину в бытность его тренером красно-белой команды фразой «Валера, верим»? «Магзум, верим», - вот что можно ответить критикам чистоплотности нынешнего правительства, верим в то, что если вокруг городов 1,5 тысячи свалок уничтожили за десять дней, то 223 свалки вокруг деревень можно уничтожить за год-два-три: за них-то регулярно прилетать из «Ак Орды» не будет. Но вот что примечательно, борьба за чистоту опять ляжет на наш с вами кошелек. Почему? Потому что часть мусора планируется уничтожать на мусоросжигающих заводах, которые будут вырабатывать электроэнергию, эту электроэнергию будут запускать в общую энергосистему, бодяжа с угольной генерацией, а расплачиваться за разницу будут до поры, до времени традиционные ТЭЦ. Которые в этом году уже потребовали повысить им предельный тариф, потому что уже несколько лет подряд они подобным образом скупают дорогую электроэнергию от возобновляемых источников энергии. И теперь нас ждет новый виток этой истории, когда за одних платят другие, а в конечном счете – все население: первые аукционы по строительству мусоросжигающих заводов в Казахстане пройдут в 2021 году, сообщил 22 июля министр экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана Магзум Мирзагалиев.

По данным экологического ведомства, в настоящее время в Казахстане на 3 тыс. 200 полигонах накоплено более 120 млн тонн твердых бытовых отходов, ежегодно на них завозится свыше 5 млн тонн нового мусора. Переработка ТБО растет, но не справляется с темпами заполнения полигонов, в результате только при областных центрах (их в Казахстане 14, помимо 3 городов республиканского значения) насчитывается более 20 переполненных мусором полигонов. Мирзагалиев в среду в ходе брифинга пояснил, что в стране очень низкая доля переработки отходов – 15%, тогда как в европейских странах этот показатель в два раза выше: согласно концепции зеленой экономики, в Казахстане этот показатель будет доведен до 40% к 2030 году. Однако поскольку сегодня тарифы на вывоз мусора в Казахстане низкие и не учитывают затраты на переработку ТБО, частным инвесторам идти в эту отрасль невыгодно. Выход в министерстве экологии видят во внедрении механизма энергетической утилизации отходов, когда за счет сжигания ТБО вырабатывается электроэнергия.

«Эта технология west energy может заинтересовать частных инвесторов, поскольку в результате сжигания мусора производится энергия и продается в общую электрическую сеть. Уже в следующем году мы планируем провести первые аукционы среди инвесторов на строительство таких заводов: кто представит наименьшую стоимость электроэнергии, тот и будет победителем аукциона», – сказал министр. По его словам, ведомство планирует запустить такие заводы в шести городах – в Актобе, Атырау, Алматы, Нур-Султане, Таразе и Шымкенте. Мирзагалиев сообщил, что работа с потенциальными инвесторами уже начата, в частности, прорабатываются вопросы с акиматами по обеспеченности земельными участками, инфраструктурой и гарантированной загрузкой отходами этих производств как минимум на 15 лет. Министр подчеркнул, что казахстанские мусоросжигающие заводы будут работать в соответствии с требованиями, заложенными в европейской директиве о промышленных выбросах, что позволяет европейским мусоросжигателям дислоцироваться в центральных частях городов. Работа казахстанских производств в этой сфере будет поддержана нормативно-правовым актом, который уже одобрен мажилисом, а осенью будет рассмотрен сенатом парламента Казахстана.

Речь идет о проекте закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам энергетической утилизации отходов», которым вносятся изменения в Экологический кодекс, закон «Об электроэнергетике» и закон «О поддержке использования возобновляемых источников энергии». Согласно этому документу, сжигаться для извлечения электрической энергии будет только та часть отходов, которая не подлежит переработке, таким образом, предполагается довести долю утилизации ТБО с нынешних 15% до 30%. Для поддержки развития данной отрасли будет использоваться механизм покупки производимой энергии на гарантированной основе, аналогичный тому, что уже действует в Казахстане в отношении электроэнергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ). То есть у новых производств будет гарантированно выкупаться определенный заранее объем генерации по фиксированному тарифу на протяжении тех же 15 лет. В ходе презентации поправок в мажилисе парламента 3 февраля этого года представитель департамента развития электроэнергетики министерства энергетики Миржан Сасретов сообщил, что тариф на электроэнергию, которая будет вырабатываться за счет сжигания мусора и поставляться в общую сеть по примеру ВИЭ, предположительно составит 102 тенге за 1 кВт/ч. До потребителя же она дойдет по предельной цене, установленной для энергопроизводителей данного региона, которая в стране с 1 июля 2020 года не превышает 15,46 тенге за 1 кВт/ч за счет «разбавления» с электроэнергией, выработанной на угле или гидрогенерацией. Вот и прикиньте сами, через сколько лет наши угольные ТЭЦ заявят о необходимости вновь поднять их тариф, если у ВИЭ они покупают киловатт за 70-80 тенге.

Ну, а еще одним свидетельством того, что наши исполнительные власти работают оперативно только тогда, когда сверху прилетает, является ситуация в Туркестанской области, где в поселке Шорнак, прилегающем к городу Кентау, произошел бытовой конфликт. Он был предотвращен полицейским, участковым инспектором города Кентау, прибывшим на место происшествия. Телесные повреждения камнями получили участковый инспектор и три сельчанина. В ходе проведенных розыскных мероприятий оперативниками криминальной полиции установлены и задержаны 4 граждан. Из них судом санкционирован арест двух подозреваемых лиц – участников с обеих сторон конфликта. На следующий день в поселке стали собираться провокаторы, которые призывали жителей близлежащих сел к продолжению смуты: позже глава государства провел совещание с руководством своей администрации, акимом Туркестанской области и с руководителями правоохранительных органов по ситуации в поселке Шорнак. «Глава государства поручил держать обстановку под контролем, проводить разъяснительную работу с местной общественностью, пресекать попытки провокаторов дестабилизировать ситуацию, привлекать нарушителей закона к ответственности», - рассказал пресс-секретарь президента Берик Уали.

А в субботу заместитель акима Туркестанской области Сакен Калкаманов в Facebook сообщил, что в поселке Шорнак полицейские уже нашли четырех из шести провокаторов, которые в социальных сетях и мессенджерах призывали людей к противоправным действиям. По его словам, поиски других провокаторов продолжаются – и, думаются, увенчаются успехом после выходных. Омрачает эту благостную картину одно – у нас по-прежнему предлагают взятки везде и всюду: директор национального центра тестирования Казахстана Дидар Смагулов на прошлой неделе сообщил, что ему предлагали крупную взятку на экзамене в одном из университетов страны. Он напомнил, что в 2019 году их организация изменила устоявшуюся систему получения бесплатного послевузовского образования. В пример он привел комплексное тестирование, введенное в прошлом году для получения гранта. К наблюдению за экзаменом привлекли общественность. По словам Смагулова, это вызвало недовольство со стороны некоторых людей. «Помню ректора одного из вузов, который требовал, вот прямо требовал вернуть на экзамен 18 студентов (список даже был), которых мы выгнали за смартфоны. Удивление бывших коллег из Антикора (Ардак Балгожин) было не меньше», - пишет он в Facebook. Смагулов утверждает, что именно на этом экзамене ему предложили самую крупную взятку. «Поступающий в Академию правосудия со словами «Братан, меня уже ждет кресло судьи, просто надо корочку», предложил по тысяче долларов за каждый балл. Я как человек пару месяцев назад уволившийся из Антикоррупционного ведомства, просто опешил и послал его в грубоватой форме, на что он пообещал мне устроить проблемы», - поделился глава национального центра тестирования.

И пообещал, что в этом году будет поставлена точка в изменении системы получения бесплатного послевузовского образования: экзамен проведут в электронном формате по принципу «один тестируемый-одна камера», с применением технологий Face ID (распознаванием лица, чтобы не мог пройти подставной) и Facial Recognition (чтобы нельзя было подменить человека в процессе). Он добавил, что следить за использованием запрещенных предметов в реальном времени будет компьютерное зрение (object detection), которое уже успешно себя зарекомендовало на пост-контроле видео ЕНТ. При этом проверять сдачу экзаменов также будет общественность – и вот тут впору создавать в стране некий совет налогоплательщиков, который вместе с Токаевым время от времени будет устраивать выволочки правительству. Ну, просто потому, что президент в одиночку все время наставлять на путь истинный и все правительство, и всех акимов просто не сможет…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан