Итоги столичной недели: Маски-шоу на всю страну и на всю голову... А праймериз все ближе!

На прошлой неделе в Казахстане вышел приказ министра здравоохранения об обязательном ношении медицинских масок, который стал весьма примечательным с точки зрения того, как у нас приказы составляются. И с каким скрипом они потом исправляются – хотя есть и позитивный момент: после того, как некоторые пункты приказа вызвали критику, они были довольно оперативно исправлены. Это что-то новенькое в практике наших госорганов, которые до сих пор в ответ на критику заявляли, что критикуемые нормы принимались по многочисленным просьбам трудящихся, даже если сами трудящиеся о своих желаниях даже думать не подозревали, не говоря о том, чтобы их четко сформулировать и проартикулировать. Тут поневоле ждешь праймериз в Nur Otan — появление новых лиц в исполнительной власти дает надежду на наведение порядка в ней.

Первый случай трогательной реакции госорганов на критику в Казахстане произошел в период с начала июля по 1 августа 2020 года. В субботу, в частности, стало известно, что в связи с изменениями, внесенными в приказ министра здравоохранения Казахстана Алексея Цоя по правилам ношения медицинских масок в общественных местах и на улице, маски сняли с детей до пяти лет, занимающихся спортом граждан и поглощающих пищу в местах общепита гурманов. «На открытом воздухе могут не носить маски дети в возрасте до пяти лет, а также лица, занимающиеся индивидуальными и групповыми занятиями спортом не более пяти человек, с соблюдением социальной дистанции. Также разрешается не носить маску при приеме пищи в местах общепита (при соблюдении социальной дистанции)», - говорится в ответе Минздрава на вопрос о том, в каких случаях казахстанцы могут не носить маски на улице в Telegram-канале coronavirus2020.

Также в сообщении уточняется, есть ли необходимость надевать маску, если человек едет в машине. «Если транспорт общественный (автобус, поезд, самолет, судно или такси) – тогда обязан. Если частный транспорт, тогда нет. При этом в частной машине членам одной семьи не обязательно, но рекомендуем, с учетом научного обоснования, свидетельствующего, что ношение маски снижает риск заболевания на 30%», - уточняется в сообщении. Отдельно в министерстве остановились на правилах ношения масок родителями и детьми во дворах домов. «Во дворе частного дома маску носить не обязательно, во дворе многоэтажного жилого дома – да, нужно. За исключением детей в возрасте до пяти лет, а также прогулки членов семьи, с соблюдением социальной дистанции», - говорится в пояснении. Ранее главный санврач Айжан Есмагамбетова подписала постановление, обязывающее всех граждан страны, в том числе и грудных детей, носить медицинские маски на улицах. После того, как такое решение вызвало критику общественности, глава Минздрава и внес изменения в приказ.

Напомним, чем была вызвана критика – по поводу ношения масок детьми до пяти лет многие медицинские эксперты в один голос говорят о том, что затруднение дыхания, которое маска вызывает, для детей этого возраста губительнее коронавируса (который у них, кстати, в большинстве случаев протекает бессимптомно). Да и попробуйте нацепить маску на грудничка маску в июльскую жару - получите то самое бесконечное касание руками лица, от которого вроде как маска призвана защищать. Потому что ребенок будет стремиться стащить с себя этот намордник, а объяснить ему, что этого делать нельзя в раннем возрасте ему будет довольно проблематично. Что касается занятий спортом в маске – то это сродни бегу в противогазах и со здоровьем тоже ничего общего не имеет, скорее, это самый лучший способ заработать инфаркт. Почему наши медики сразу не учли эти очевидные вещи, лежащие на поверхности, вопрос, конечно, интересный, но на него пусть отвечают специалисты.

А вот гораздо веселее то обстоятельство, что наши госорганы, получается, ни сном, ни духом, вообще не в курсе, как работают их коллеги: в приказе прописано, что маски должны носиться в общественных местах. Точки общепита являются общественными местами, следовательно, в них надо носить маски, не снимая их (ну, так следует из текста приказа в его первозданном виде). Следовательно, если следовать первоначальному тексту, поглощать пищу следует тоже не снимая маски – скажете, абсурд, но мы ж с подобным абсурдом постоянно сталкиваемся: в автобусе есть кондуктор, который вроде как может и должен следить за тем, чтобы все пассажиры валидировали свои карточки, но пассажиров все равно загоняют в автобус только через передние двери, где за процессом валидации наблюдает водитель. Зачем при этом в салоне нужен кондуктор – вопрос риторический: видимо, для трудоустройства в рамках какой-нибудь очередной дорожной карты. С масками в местах общепита было бы тоже самое: в столице и в Алматы до полнейшего абсурда дело могло бы и не дойти, а вот в регионах куча проверяющих засела бы в летниках, дожидаясь, когда посетителю принесут шашлык и пиво, и он снимет маску для злоупотребления и того, и другого.

Штрафы, выписанные при таких снятиях маски, оспорить в судебном порядке было бы невозможно с юридической точки зрения: формально выписывающие их лица были бы правы – написано в приказе, что маску снимать нельзя, значит, ее снимать нельзя, кроме тех случаев, которые четко в приказе прописаны. И пока общепит там отдельной строкой не стал прописан, снимать маски за столом – значило нарушать приказ, который имеет силу закона. Более того, проверяющие снимали бы двойной штраф – один с лица без маски, второй – с владельца точки общепита, где кто-то маску снял. А на владельцев летников и так будут наложены большие штрафные санкции – их, в частности, будут штрафовать в случае необеспечения социальной дистанции между столами. Об этом заявил заместитель премьер-министра Казахстана Ералы Тугжанов на прошедшей неделе. «В ресторане на улице, пожалуйста, два метра социальное дистанцирование соблюдайте. Все хозяева ресторанов любого объекта теперь будут нести персональную ответственность за несоблюдение социального дистанцирования. Все столы должны поставить как положено. Надо думать о других людях. Надо думать о тех людях, которых мы уже потеряли сегодня», - заявил Тугжанов на брифинге.

Оно, конечно, соблюдать социальную дистанцию надо, но вот если одному посетителю приспичило в туалет, а у него на пути к заветной кабинке восседают несколько личностей, обойти которых с дистанцией в два метра обойти не получается, то ему как – громогласно оповещать весь зал, куда он направляется, с просьбой освободить дорогу? Опять же, официантам как дистанцию соблюдать: заказ по телефону от клиента принять еще можно, а вот доставить ему приготовленное блюдо по телефону весьма проблематично. Так что заявление зампремьера о том, что казахстанцам пора привыкнуть к нынешним ограничениям на время пандемии и научиться с ними жить, в принципе, справедливо, но только вот где они, эти четкие и не идущие вразрез со здравым смыслом правила? Их нет, и в этом точно не вина казахстанцев.  Хорошо хоть у наших контролеров хватило ума изменить подходы, и теперь казахстанцы, которые игнорируют санитарные требования и не носят маски внутри магазинов или других закрытых помещений, должны сами нести ответственность за свое поведение. Штрафовать владельцев бизнеса за таких клиентов-нарушителей не будут.

Об этом агентству Sputnik Казахстан рассказал управляющий директор - директор департамента правовой защиты предпринимателей НПП «Атамекен» Шынгыс Темир. По его словам, такая мера действует с июля, когда был введен локдаун. «Мы сразу с Минздравом этот момент проговорили. Потому что во время режима ЧП некоторых предпринимателей задерживали за то, что их работники снимали маски. Проще было 10 МРП (27 тысячи 780 тенге) этому продавцу выписать, он бы в течение недели рассчитался. Поэтому мы начали эту работу активно проводить, чтобы люди поняли, что ответственность на них тоже распространяется. Во-вторых, чтобы предпринимателям тоже помочь», - сказал Шынгыс Темир в ответ на вопрос, должны ли представители бизнеса освобождаться от штрафа, если клиенты игнорируют карантинные требования. Предложение палаты предпринимателей, по его словам, поддержали ответственный секретарь министерства здравоохранения, главный санитарный врач Казахстана, руководство комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Минздрава – но если они предложение «Атамекена» поддержали, то почему сразу не прописали, что ответственность за хождение без маски несет тот, кто без маски ходит, а не тот, к кому он приходит в магазин?

Теперь, по словам Шынгыса Темира, если предприниматель обеспечил сотрудников средствами индивидуальной защиты, масками, а они эти маски не носят, то сами несут ответственность. Соответственно, штрафовать за отсутствие маски будут сотрудников, а не владельцев бизнеса. Он также пояснил, что если предприниматель повесил на входе в заведение предупреждение о том, что без маски вход воспрещен, но покупатели или посетители не надевают маску внутри помещения, они также сами несут ответственность перед законом и могут быть оштрафованы. Если предприниматель не обеспечил сотрудников масками или не разместил предупреждение на входе своего магазина/заведения, платить штраф будет он. «Люди в большинстве своем приходят в масках, но есть те, которые не верят в коронавирус. Не должен же предприниматель рисковать своим здоровьем и своей безопасностью, безопасностью своих сотрудников и нести ответственность за таких посетителей» - добавил директор департамента. Напомним, что на прошлой неделе в Карагандинской области произошел примечательный инцидент: в одном из магазинов мужчина ударил предпринимателя из-за просьбы надеть маску в помещении, драка продолжилась снаружи. После случившегося продавец обратилась за медицинской помощью и в правоохранительные органы – и теперь, помимо ответственности за драку, нарушитель должен будет, согласно статье 425 Кодекса об административных правонарушениях, оплатить штраф, который для физлиц составляет 30 МРП, или 83 тысячи 340 тенге. Но если оплатить штраф в течение недели, то действует скидка в 50% - 41 тысяча 680 тенге.

Штраф для должностных лиц, субъектов малого предпринимательства или некоммерческих организаций – 230 МРП (638 тысяч 940 тенге), для субъектов среднего предпринимательства – в размере 310 МРП (861 тысяча 180 тенге), для субъектов крупного предпринимательства – в размере 1 600 МРП (7,5 миллиона тенге). В принципе, из этих цифр становится понятно, почему на предпринимателей пытались наложить ответственность за безответственность посетителей – за счет их штрафов бюджет-то можно было пополнить в гораздо больших размерах, чем за счет «физиков». В общем, наш Минздрав с масками поступил как всегда: изучил международный опыт и решил, что раз ношение масок является обязательным в ряде других стран – как в закрытых помещениях, транспорте, так и на открытом воздухе, то следует это все просто перенести на нашу почву – и оно чудесно приживется. Ведь, как заявил министр здравоохранения Казахстана Алексей Цой, обязательное ношение масок на сегодня предусмотрено в 43 штатах США, в публичных местах, как внутри, так и снаружи. С 23 июля в Австралии вступили соответственные требования – но там, во-первых, не было изначально дефицита масок, а, во-вторых, никто и не подумал бы штрафовать людей за снятие масок при приеме пищи.

Можно возразить автору, что и у нас таких случаев не было, но есть одно «но»: приказ об обязательном ношении масок вступает в силу со дня официального опубликования, то есть штрафовать раньше этого за отсутствие маски на улице нельзя. Постановление было опубликовано 30 июля, то есть и штрафовать могли с этого дня, однако ж жительница Костаная заявила, что ее за безмасочное нарушение остановили 28 июля, ссылаясь на неопубликованный приказ, заставили написать объяснительную и оплатить штраф. Ну, и кто после этого будет утверждать, что абсурд у наших госорганов вовсе не в крови?! Нет,  иногда это пристрастие к деталям играет на руку трудящимся – так, в конце прошлой недели прокуратура Атырауской области вынесла предупреждение ТОО «Тенгизшевройл» из-за того, что компания незаконно увеличила время вахты рабочих до 56 дней, сообщило региональное издание «АкЖайык». Проверка показала, что подрядные компании в соответствии с политикой ТШО тоже увеличили время вахтовой работы до 56 дней, и на них тоже обрушился государственный гнев.

«В последнее время руководство ТОО "Тенгизшевройл" через СМИ неоднократно сообщало о продлении на Тенгизском месторождении срока вахты до 56 дней по согласию работников, – цитирует издание старшего помощника прокурора области Каната Кабдолова. – Однако по статье 135 Трудового кодекса продолжительность вахты не может превышать 15 календарных дней, а с письменного согласия работника может быть увеличена только до 30 дней. Кроме того, за сверхурочную работу по закону надо платить зарплату в повышенном размере. Сотрудники прокуратуры направили в адрес руководства ТОО «Тенгизшевройл» письмо с требованием исправления ситуации с нарушениями прав работников на месторождении Тенгиз», - добавил он. Впрочем, бывают в стране и обратные примеры: казахстанская золотодобывающая компания «Казахалтын» выплатит по 100 тысяч тенге для поддержки штатных сотрудников и работников своих дочерних предприятий. Соответствующее решение приняло руководство в связи с затяжной пандемией COVID-19. В сообщении компании говорится, что выплаты предусмотрены для 5 412 штатных сотрудников предприятий, входящих в состав концерна «Казахалтын». На эти цели руководство компании выделило около 550 миллионов тенге.

«Согласно законодательству Республики Казахстан, подобная материальная помощь подлежит налогообложению, поэтому на руки работники получат сумму за вычетом всех обязательных платежей в бюджет. Выплаты не назначаются руководящему составу предприятий и сотрудникам, работающим по контракту», – рассказали в пресс-службе АО «ГМК Казахалтын». Вот тут бы нашим госорганам проявить оперативность – и выпустить постановление, согласно которому 100 тысяч для сотрудников не облагались бы налогами в разовом порядке, потому что один ИПН отнимет у них 10 тысяч тенге. Но чего-то наши фискалы скромно промолчали в этой ситуации, и депутатов, некоторые из которых возмущены тем, что на содержание собачьих приютов в Казахстане уходят миллионы тенге, тоже не слыхать. Они больше беспокоятся за закрывающийся малый и средний бизнес, некоторые представителии которого вернутся к нормальной деятельности теперь только после 17 августа: на прошлой неделе заместитель премьер-министра Казахстана Ералы Тугжанов рассказал о том, какие объекты бизнеса вернутся к работе в посткарантинный период. «На сегодня сформирован предварительный перечень субъектов предпринимательства, работу которых планируется возобновить первым этапом после завершения карантинных мер. Это ТРЦ, торговые дома, торговые сети, крытые продовольственные и непродовольственные рынки, салоны красоты, детские кабинеты коррекции, образовательные центры, кружки, детские сады в режиме дошкольных групп», - рассказал Тугжанов на брифинге.

Он отметил, что предстоящие две недели дадут возможность субъектам предпринимательства провести усиленную подготовительную работу.  По каждому объекту будут приняты конкретные меры санитарного режима. «Основная задача - закрепить положительный эффект от принятых мер. В этой связи по поручению президента Касым-Жомарта Токаева госкомиссия по председательством премьер-министра приняла решение о продлении карантинных мер на две недели. Правительство совместно с акиматами регионов на ежедневной основе продолжат мониторинг эпидемиологической ситуации в стране и все необходимые оперативные решения для улучшения ситуации», - сказал зампремьера. Следом уже премьер-министр Казахстана Аскар Мамин поручил Кабмину подготовить к работе те отрасли экономики, которые приостановили свою деятельность на время карантина – в четверг прошло заседание государственной комиссии под председательством Мамина, на котором обсуждались вопросы продления карантинных мер по поручению главы государства и подготовки к посткарантинному периоду, сообщает сайт главы правительства. Министерству национальной экономики совместно с заинтересованными госорганами и с НПП «Атамекен»» поручено выработать комплекс мер оказания поддержки предпринимателям. В качестве меры государственной поддержки субъектам малого и среднего бизнеса в наиболее пострадавших отраслях будет предоставлена отсрочка платежей по кредитам на срок до 1 октября текущего года.

Кроме этого, премьер поручил утвердить санитарно-эпидемиологические требования к работе субъектов бизнеса, а также обеспечить надлежащий контроль за соблюдением санитарных правил со стороны граждан и субъектов предпринимательства. Алгоритм по снятию запрета на работу предприятия включает регистрацию предпринимателей и прием заявок на возобновление деятельности на электронной платформе Info Kazakhstan. После того, как комиссия в составе работников акимата, СЭС, региональной палаты предпринимателей и представителей общественности проведет проверку, субъектам бизнеса выдадут электронные разрешения на возобновление деятельности. Министерству цифрового развития поручено внедрить мобильные приложения по профилактике и повышению информированности по вопросам коронавирусной инфекции. А министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов рассказал о реализации комплексного плана по восстановлению экономического роста до конца 2020 года. «Комплексный план сформирован с учетом предложений Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и предпринимателей из всех регионов страны и учитывает наиболее актуальные и проблемные вопросы, волнующие отечественный бизнес. Мы находимся в постоянном контакте с бизнесом», - рассказал министр на брифинге.

Он добавил, что комплексный план предусматривает финансовые и нефинансовые меры по 10 направлениям экономики - это обрабатывающая промышленность, горно-металлургический и агропромышленный комплексы, строительная отрасль, гражданская авиация, логистика, туризм, малый и средний бизнес и сектор услуг, а также отрасли социальной сферы. По его словам, по каждой отрасли уже реализуются меры для оперативного решения актуальных вопросов, заверил глава ведомства. Все вроде бы правильно и здорово, но опять же возникает опасение, что наши госорганы и там до какого-нибудь абсурда дело доведут неминуемо. Просто потому, что по-другому они не могут – вот это «по-другому не могут» и приводит к тому, что Касым-Жомарт Токаев начал кадровые поиски для смены караула. На прошлой неделе советник президента Ерлан Карин стал его помощником, и многие считают этот переход повышением. «Конечно, иерархия относительна и сильно зависит от конкретных личностей, но на сайте Акорды в списке руководящих сотрудников помощники идут выше советников», - пояснил политический обозреватель Газиз Абишев в комментариях агентству Спутник. По словам политолога Уразгали Селтеева, должность помощника президента по статусу, функционалу и ответственности - это уровень заместителя руководителя Администрации президента.

«Ерлан Карин пошел на повышение. Вероятно, что под него будет создано структурное подразделение по спецпроектам вокруг новой политической реформы. Следует ожидать расширение и усиление работы Национального совета общественного доверия», - заключил Селтеев. Карин же на следующий день после своего назначения опубликовал пост в соцсети, посвященный вопросу о том, почему президент привлекает новых управленцев в систему госаппарата. «В течение последнего времени из общественной и молодежной среды президент активно рекрутирует новые кадры, в результате чего идет планомерное обновление управленческого звена. Президент выступает за активное привлечение новых управленцев в систему государственной службы, используя при этом новые подходы в рекрутировании кадров», - отметил он. В пример он привел новый проект президентского молодежного кадрового резерва, в рамках которого было отобрано 300 резервистов, 150 из которых уже трудоустроены на государственную службу и в квазигосударственном секторе. Отметим, что Токаев неоднократно заявлял о необходимости обновления кадров в системе государственной власти – и не исключено, что именно Карин будет отвечать за рекрутирование новых кадров.

Тем временем, старые кадры изощряются, пытаясь продемонстрировать собственную значимость и умение работать по-новому. Ибо праймериз в партии власти не за горами, да и про обещание второго ноль первого отправить действующее правительство на свалку истории никто не забыл. В этой связи в Казахстане для стимулирования использования безналичных платежей предложили снизить комиссию по межбанковским переводам - с данной инициативой выступил министр торговли и интеграции Казахстана Бахыт Султанов на заседании правительства. По его словам, требуется совместно с Нацбанком проработать данный вопрос с тем, чтобы затем развивать новые небанковские платежные системы. «В целях дальнейшего развития электронной торговли просим поддержать изменение в норму в Налоговом кодексе: освобождение от уплаты корпоративного и индивидуального подоходного налогов для индивидуальных предпринимателей в случае, если доходы от осуществления электронной торговли составляют не менее 40% от совокупного годового дохода», – заявил он. Предложение просто революционное, учитывая, что у нас дефицит бюджета увеличивается пропорционально займам из Национального фонда, но, в принципе, Султанов нажал на нужные кнопки - пандемия COVID-19 привела к значительному росту онлайн-торговли. Повышение активности через интернет происходит в период вспышек заболеваемости и карантина. Увеличение продаж особенно заметно в онлайн-продаже медикаментов, предметов домашнего обихода и продуктов питания.

По данным АО «Казпочта», объем рынка электронной торговли за 1-е полугодие 2020 года составил 435 миллиарда тенге. Это составляет 9,4% от общего объема розничной торговли. До конца этого года в минторговли ожидают увеличение объемов е-торговли в стране до 900 миллиардов тенге. В 2022 году этот показатель достигнет 1,9 триллиона тенге, составляя около 13% от общего объема розничной торговли, за время карантина наблюдалось увеличение онлайн-торговли и проведения платежных операций. Согласно данным Нацбанка по состоянию на 1 мая 2020 года, объем безналичных операций в стране увеличился более чем в 2,5 раза и составил приблизительно 7,5 триллиона тенге. (в 2019-м — 2,8 триллиона). Напомним, объем безналичных платежей в Казахстане в мае вырос на 34%, или на 600,4 миллиарда тенге, до 2,36 триллиона тенге, после снижения в апреле из-за мер по борьбе с пандемией Covid-19 (-18%). По данным Ассоциации финансистов РК, рост безналичных платежей является максимальным показателем за всю историю наблюдений. Всплеск обусловлен в основном отложенным спросом на приобретение товаров и услуг из-за закрытия торговых сетей, бизнес-центров и ограничения передвижений в апреле, а также стремления граждан минимизировать наличные расчеты – в общем, торговля уходит в интернет, и если правительство не в состоянии предотвратить этот процесс, его надо возглавить, в том числе – и фискальными стимулами, так что предложение Султанова далеко не бессмысленно.

Гораздо бессмысленней сейчас выглядят разговоры о введении каких-то новых запретов на экспорт, в частности – на экспорт муки и пшеницы, хотя это вещи, противоречащие друг другу. Дело в том, что исторически так сложилось: чем больше Казахстан экспортирует пшеницы в соседние государства Центральной Азии, тем меньше он потом продает туда муки, потому что они используют его зерно как сырье. В частности, экспорт казахстанской муки в Узбекистан за последние семь лет снизился в три раза из-за акцизов, введенных в соседней стране на ввозную муку для  поддержки своей мукомольной отрасли. Казахстан вообще теряет традиционные рынки сбыта муки, чем обеспокоены в Национальной палате предпринимателей «Атамекен». «Мука казахстанского производства на протяжении многих лет пользовалась большим спросом в странах ближнего зарубежья. Но в целях развития мукомольной промышленности некоторые соседние страны стали применять меры нетарифного регулирования, создавая благоприятные условия для поставки отечественного зерна. Например, защищая свои национальные интересы, Узбекистан ввел акцизы на ввозимую муку, Таджикистан ввел дифференцированный НДС (на ввозимую муку — 18%, на ввозимое зерно — 10%), а Кыргызстан и вовсе обнулил ставку НДС на импорт зерна», - отметил первый заместитель председателя правления НПП Эльдар Жумагазиев в интервью агентству «Спутник-Казахстан».

Спикер отметил, что на предприятиях соседних государств применяют практику смешивания казахстанской пшеницы с местной, выдавая итоговый продукт за 100-процентную казахстанскую муку. В результате зарубежные производители муки снижают цены на свою продукцию, вытесняя с рынка казахстанских производителей муки. «Подобная политика укрепляет позицию неравного доступа казахстанской пшеницы и муки на рынок Узбекистана. С 2011 по 2017 год в Узбекистане действовал акциз на импортируемую муку в размере 10-15%, постановлением кабинета министров Узбекистана №684 от 24 августа 2018 года ввозимая зерновая продукция была освобождена от уплаты таможенных платежей. С 1 января 2020 года постановлением президента Узбекистана введены дифференцированные ставки импортных пошлин – на ввозимое зерно – 0%, на ввозимую муку – 10%», - заявил Жумагазиев. В результате объемы экспорта муки в Узбекистан снизились с 1,2 миллиона тонн в 2012 году до 388 тысяч тонн в 2019 году, при этом импорт казахстанской пшеницы в эту страну вырос с 658 тысяч тонн в 2012 году до 2,2 миллиона тонн в 2019 году. Симметричной реакции со стороны Казахстана на узбекские товары не последовало, что имело серьезные последствия не только для мукомолов: напитки, произведенные в Узбекистане, заполнили прилавки магазинов в южных регионах Казахстана, потому что в настоящее время безалкогольные напитки, ввозимые из Узбекистана в Казахстан, не облагаются таможенными пошлинами и другими сборами, в то время как казахстанские производители при экспорте товаров в Узбекистан оплачивают 25-процентный акцизный налог от таможенной стоимости, что ставит отечественные компании в неравные конкурентные условия.

Как следствие, по итогам 2019 года объем товарооборота безалкогольных напитков между Казахстаном и Узбекистаном выглядит следующим образом: экспорт казахстанских соков и сокосодержащих напитков в Узбекистан составил 22,9 тонны на сумму 11,8 тысячи долларов, импорт из Узбекистана составил 8 тысяч 273,6 тонны на сумму 6,1 миллиона долларов. Дисбаланс в торговле газированными напитками менее заметен: экспорт газированных напитков в Узбекистан составил 443,6 тонны на сумму 200,9 тысячи долларов, импорт из Узбекистана составил 1 373,2 тонны на сумму 604,9 тысячи долларов. «Исходя из вышеперечисленных аргументов, остро встает вопрос о применении равных ставок импортных пошлин в отношении зерна и муки, либо об их обнулении, а также об исключении акцизного налога в отношении безалкогольных напитков. НПП "Атамекен" направлено в министерство иностранных дел соответствующее предложение о включении данных вопросов в повестку дня ближайшей встречи премьер-министра Казахстана Аскара Мамина с премьер-министром Узбекистана Абдуллом Ариповым», - наметил следующее приложение усилий министра торговли первый зампредседателя правления НПП «Атамекен».

Тут прикол еще и в том, что министерство сельского хозяйства Кыргызстана завило, что намерено отказаться от импорта казахстанской пшеницы и полностью обеспечить себя своей. «Кыргызстан является хоть и не большим, но одним из постоянных рынков сбыта казахстанского зерна, прежде всего, пшеницы и муки. Казахстанское зерно на нем конкурентоспособно по причине территориального расположения и логистики, а также своего высокого качества», - отмечают в пресс-службе агроведомства Казахстана. Основной объем импортных пшеницы и муки в Кыргызстан поступает из Казахстана и России, в связи с чем цены на местном рынке зависят от ситуации на рынках зерна эттих двух стран. Объем ежегодного потребления пшеницы в Кыргызстане составляет порядка 800-900 тысяч тонн, сам Кыргызстан ежегодно производит порядка 600 тысяч тонн пшеницы и обеспечивает внутренний рынок на 70%. При этом производство пшеницы в Кыргызстане имеет тенденцию к снижению: с 2013 года сократилось с 819 тысяч тонн до 560 тысяч тонн в 2020 году. Казахстан за последние три года, с 2017 по 2019 годы, экспортировал в Кыргызстан в среднем 170 тысяч тонн пшеницы ежегодно. При этом доля Кыргызстана в общем экспорте казахстанского зерна составляет всего 3,3%, главные рынки экспорта пшеницы для Казахстана – Узбекистан (39%), Таджикистан (19%), Китай (8,1%) и Афганистан (6,1%).

В Минсельхозе отметили, что импортом зерна и муки в Кыргызстане занимается Фонд государственных материальных резервов при правительстве, а также частные предприятия и добавили, что снижение спроса на казахстанскую пшеницу в Кыргызстане считается маловероятным. Потому что по признанию местных фермеров, до половины урожая пшеницы в Кыргызстане — некачественное фуражное зерно, которое идет на корм скоту. Вместе с тем министр сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации Кыргызстана Эркин Чодуев недавно заявил, что по сравнению с прошлым годом в Кыргызстане увеличились площади посевов зерновых – засеяно 646,4 тысячи гектаров, или на 22 тысячи гектаров больше, чем в прошлом году. Из них посевы пшеницы увеличили на 8 тысяч гектаров - до 247,6 тысячи гектаров – и с них власти рассчитывают получить 700 тысяч тонн зерна. В Казахстане также прогнозируют увеличение валового сбора зерновых и зернобобовых культур в 2020 году на 10,8% по сравнению с последним прогнозом, то есть до 20,5 млн тонн, сообщил вице-министр сельского хозяйства Нурбек Даирбеков. «Прошедшие дожди на прошлой и в начале этой недели хорошо поддержали посевы. Мы все-таки надеемся, что мы соберем на среднем уровне за пять лет около 20,5 млн тонн зерновых, что будет больше, чем в прошлом году. В прошлом году – 17,4 млн тонн», – цитирует Даирбекова «Интерфакс».

Ранее Минсельхоз Казахстана прогнозировал, что в текущем году урожай зерновых и зернобобовых культур составит 18,5 миллиона тонн. Таким образом, прогноз увеличен на 10,8%. В текущем году в Казахстане площадь посевных культур увеличили на 240 тысячи гектаров, до 22,5 миллиона гектаров, из них яровой сев зерновых составил 19,1 миллиона га. Валовой сбор урожая зерновых в чистом весе в 2019 году составил 17,4 миллиона тонн, на 14,3% меньше по сравнению с 2018 годом. В апреле сообщалось, что Казахстан планирует засеять 22,5 млн га, увеличив площади под масличные и овощные культуры. При этом площадь зерновых и зернобобовых культур составит 15,2 млн га, в том числе пшеницы – 11,4 млн га. Увеличение урожая – это увеличение экспортных возможностей зерновиков с  одновременным ударом по интересам мукомолов, вот эту вечную задачку  бы решить нашему министерству торговли…

Экспорт стране, между тем, жизненно необходим: первый день августа ознаменовался тем, что курс евро в обменных пунктах Казахстана преодолел отметку в 500 тенге. В сравнении с последним днем июля стоимость европейской валюты выросла почти на десять тенге. По данным сайта kurs.kz, наиболее резкий скачок стоимости евро отмечается в обменных пунктах Алматы. В некоторых из них стоимость одного евро составляет 505 тенге. По 500 тенге торгуется евро в обменниках Нур-Султана. При этом еще 31 июля стоимость европейской валюты не превышала 491,36 тенге. Доллар США вел себя относительно спокойно, торгуясь в обменных пунктах от 424,5 до 426,5 тенге. Эксперты отмечают, что тенге отчасти дешевеет по причине обвала в минувшую пятницу российского рубля: его падение к доллару составило 4,2, а к евро – 8,7 процентов. С марта 2020 года это максимальное ослабление рубля, но успокаивает одно обстоятельство: август — традиционно проблемный период для российской национальной валюты, за 22 года курс рубля к доллару в этом месяце снижался 17 раз. Но нынешнее ослабление на фоне пандемии способно вызвать панику, тем более, оно произошло на фоне стабилизации цен на нефть и слабости доллара на мировом рынке, при минимальных выплатах по внешнему долгу и отсутствии спроса на валюту со стороны туристической отрасли.

Виталий Кирпичев, директор по развитию TradingView, считает, что это связано с выходом нерезидентов из российских активов — из-за риска усиления американских санкций и продолжающегося снижения рублевой ставки. В конце июля российский центробанк опустил этот параметр до исторического минимума — 4,25% годовых. Теперь кредиты для бизнеса подешевеют, но разница в доходности отечественных и зарубежных долговых бумаг сократится, привлекательность облигаций федерального займа для иностранных инвесторов упала, и национальная денежная единица слабеет, поскольку спрос на нее уменьшается – покупать ведь гособлигации в России можно было только за рубли. Но это не обрушение рубля, а скорее управляемая девальвация как мера поддержки экспортеров и бюджета, уверены российские эксперты. Тем более, что доллар тоже  теряет позиции по отношению к евро, правда, гораздо более плавно, чем рубль и тенге, но, тем не менее, и его индекс достиг локальных минимумов. В августе же на рубле, по ожиданиям экспертов, должна положительно сказаться сделка ОПЕК+ по дополнительному сокращению объемов добычи нефти — до 7,7 миллиона баррелей в сутки. Правда, и дальнейшего снижения рубля эксперты не исключают, но, как уверяет ведущий аналитик QBF Олег Богданов, катастрофических сценариев не предвидится: вероятнее всего, в августе рубль будет медленно двигаться к 75 за доллар. Главной причиной снижения может стать новая волна пандемии, которая обернется очередным падением спроса на энергоносители и нефтяных цен. Нефть может опуститься ниже 40 долларов за баррель, рубль при этом (при поддержке ЦБ) не превысит 75 за доллар и 87 за евро, прогнозирует Артем Деев, руководитель аналитического департамента компании AMarkets. Так что повторения августа 1998-го, когда российское правительство объявило дефолт, за несколько недель рубль к доллару подешевел в три раза, а инфляция взлетела до астрономических значений, в России не ждут. Хотя бы потому, что к августу 1998-го в резервах Центрального банка было порядка 25 миллиардов долларов, а обязательства перед нерезидентами превышали 36 миллиардов. Нынешний же госдолг России — один из самых низких в мире: 477,2 миллиарда долларов. И он полностью покрывается золотовалютными резервами, которых больше 500 миллиардов.

Как отмечают аналитики, это даже переизбыток, экономике хватит в два раза меньше — 250-300 миллиардов. Располагая такими резервами, финансовая система может в любой момент просто выкупить долг у иностранцев — дефолт по внешним обязательствам государства исключен, соответственно, исключена истерическая составляющая падения любой национальной валюты. Вот интересно, можем ли мы сказать это о себе, учитывая, как нас рубль за один день утащил вниз на десять тенге за евро, как тяжеловес на качелях? Впрочем, и в России есть объяснения падения курса рубля как признака выздоровления экономики (обычно этим грешат наши экономисты, которые в каждом падении тенге призывают видеть нашу сопричастность процессам в мировой экономике). Так, в разговоре с корреспондентом «Росбалта» декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Юлия Вымятнина заявила, что удешевление валют в развивающихся странах — общемировой тренд последнего времени, и Россия, а вместе с ней и Казахстан, «еще долго держались». «В третьем квартале все выглядит так, что фиксируется отрицательное сальдо платежного баланса, то есть превышение платежей из страны над платежами в страну. Это тоже способствует падению рубля. Нефть и газ относительно дешевы, а импорт начинает восстанавливаться, потому что экономика выходит из простоя», — отметила Вымятнина. По ее словам, повлияло также окончание налогового периода: российские предприятия продавали валюту, чтобы заплатить налоги, и основная часть этих операций подошла к концу.

«У нас низкая ставка процента, и уже снизилась разница между тем, что можно заработать иностранным инвесторам, вложив в наши ценные бумаги или за границей, но с меньшим риском в развитых странах. Поэтому мы видим, что нет большого наплыва нерезидентов покупать наши облигации федерального займа. С этой стороны тоже нет спроса на рубли и поддержки, — продолжила экономист. - Я думаю, что в среднем в ближайшие два-три месяца курс будет колебаться вокруг этого уровня, если не произойдет чего-то нового, если, например, центробанк не начнет продавать валюту более активно», — заключила эксперт. С активными продажами валют может выступить и Национальный банк Казахстана, но хочется чего-то нового. Например, экономистов, которые выведут Казахстан из числа вечно развивающихся стран, подверженных тем самым общемировым трендам и стрессам, которые тащат нацвалюту вниз. Тех, кто более-менее научился сдерживать этот процесс, мы уже знаем, может, на праймериз Nur Otan сыщутся те, кто этот процесс сумеет обратить вспять? А заодно и разрешит вечный конфликт зерновиков и мукомолов, ну, или хотя бы остановит вечные маски-шоу в нормативно-правовой базе страны…

А тем временем остается ровно две недели, когда стартует, этот, по сути дела, по-настоящему первый партийно-политический эксперимент, в виде праймериз.  И надо сказать что по мере приближения этой даты все больше и больше людей начинают интересоваться им, и это заметно по все больше увеличивающемуся потоку  материалов в различных СМИ, в том числе зарубежем, в  часности в соседней России. Искренне хотелось бы верить, что такая масштабная проверка сил и креотива внутри самой крупной политической организации, да еще на протяжении довольно длительного отрезка времени (с 17 августа по 3 октября текущего года) приведет к какому-то заметному кадровому результату.

Появятся воистину новые лица, новые люди, заряженные той идеей, которая заложена в данном мероприятии-эксперименте. Оно вроде как внутрипартийное, внутриорганизационное, но является, вне всякого сомнения, беспрецедентным для всех.

К слову, в партийном  аппарате сегодня работает практически  молодежь, и он как никто знает и понимает чаяния молодежи: как той, что состоит в партии, так и молодежи в целом. А демографические данные по стране, ясно показывает, что сегодня в стртуктуре населения  молодежи - как никогда много. А ведь это не просто электорат, это главный кадровый резерв.

И теперь дается реальный шанс представителям новых поколений  в сжатые сроки  приобщиться к азам политического самовыражения и конкуренции. Партия дает шанс - становись  ее членом и заяви свое видение решения проблем. Если его оценят, заметят -  на деле это означает возможность войти, а может ворваться как свежий ветер в партийный список... И стать депутатом парламента или маслихата.

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султант