Итоги столичной недели: Праймериз станут лекарством от белорусского сценария?

Продолжающиеся всю неделю массовые протесты против результатов президентских выборов в Белоруссии стали самым актуальным событием для всего постсоветского пространства. Политологи и эксперты всех бывших стран СССР примеряют белорусский сценарий «на себя» - и склоняются к выводу: от такого развития событий не застрахован никто, в том числе – и Казахстан. Причем возможность массовых беспорядков предполагает не ярый оппозиционер, а экс-советник президента Нурсултана Назарбаева и экс-посол Казахстана в Белоруссии Ермухамет Ертысбаев. Лекарство видится одно – появление в политической колоде новых лиц, от которых обыватель не устал так, как белорусы устали за 25 лет несменяемости от Александра Лукашенко.

Бывший посол Казахстана в Беларуси Ермухамет Ертысбаев в четверг прокомментировал происходящие в Беларуси события и ответил на вопрос о том, может ли повториться подобный сценарий в Казахстане. Причем прокомментировал неожиданно радикально. «Я думаю, что, если будут массовые фальсификации или полная подмена цифр при выборах в мажилис, сенат и иные органы власти, массовые протесты будут неизбежны. Мы должны кардинально поменять видение и понять, что сменяемость власти - это нормально. Обновление власти в районе, городе, области, и даже смена президента – в этом ничего страшного нет. Все страны через это проходят. Главный носитель власти всегда должен иметь преемника и знать, когда нужно уйти», - заявил Ертысбаев в ходе онлайн-конференции на YouTube-канале Talap. Он напомнил о прошлогодних выборах президента Казахстана: тогда спикер занимал должность посла Казахстана в Беларуси и находился на избирательном участке в Минске.

«У нас все было прозрачно и чисто. Как и должно быть. Голосовать пришли несколько сотен человек. В результате на нашем участке Токаев набрал 53,8% голосов, а Косанов – примерно 39-40%. Это великолепный результат», - отметил Ертысбаев. Он предположил, что если бы Лукашенко пошел по пути Назарбаева и выставил бы на выборы своего преемника, заняв какой-либо представительный пост, и народ проголосовал бы за преемника его экономического курса, и политическая элита поддержала бы экс-президента и его преемника. Был и другой путь, по мнению Ертысбаева: он предположил, что, если бы Лукашенко на прошедших выборах набрал 54-55%, а Тихановская – 44-45%, то таких волнений в Беларуси бы не произошло. Также бывший посол предположил, что действующему президенту Беларуси следовало бы пригласить всех кандидатов к себе в резиденцию после выборов.

«Путин на последних выборах также сделал. Собрал всех и сказал - давайте вместе начнем работать. Приглашение к диалогу успокаивает. Если 80% набрал - зачем резиновые пули? Будь снисходителен, не называй их овцами. Все это важно. Люди имеют право на протест. Я отвергаю любое силовое решение. Если люди вышли – пусть стоят и митингуют. Узурпация власти – преступление», - заявил Ертысбаев. Казахстанский политолог Айдос Сарым, участвовавший в этой же онлайн-конференции, правда, отверг возможность попыток таких умозаключений со стороны белорусской власти: по его мнению, никто в Беларуси не собирался проводить президентские выборы всерьез. Он считает, что действующая власть сделала все для мобилизации, в том числе и досрочное голосование. «Оппозиционные кандидаты не собирались считать нарушения, голоса, бюллетени. Никто не рассчитывал на эффект выборов, что кто-то другой победит. Власть не говорит о каких-то процентах и так далее. Просто говорят: «Мы победили», и все. Лидера нет, Тихановской нет, люди собираются писать иски, но у них нет цифр – никто не фиксировал и не считал нарушения», - заявил Сарым.

Он назвал Беларусь своеобразной страной в экономическом плане. Политолог подчеркнул, что ей еще предстоит развиваться. «Даже если власть сменится, у белорусов интересные времена впереди – развитие экономики. Не все так просто. Попытка с наскоку решить эти вопросы к хорошему не приведет. Движение на улицах Беларуси сейчас без лидера и представительства. Согласен, что все виды протеста там уже применили. Другое дело - это не майдан», - отметил политолог. По его мнению, сейчас у оппозиционного движения нет никаких политических рамок и нет единой программы, вокруг которой ее лидеры могли бы договариваться. Это, отметил Сарым, является большой проблемой. Он считает, что протестные настроения в стране будут только усугубляться, особенно если действующая власть совершит большие ошибки в виде применения боевого оружия и большого количества политических заключенных.

Напомним, что масштабные беспорядки начались в Беларуси после президентских выборов, прошедших в минувшее воскресенье. Протестующие выражали несогласие с результатами выборов, акции протеста переросли в столкновения с силовиками. Согласно данным ЦИК, глава государства Александр Лукашенко набирает 80,08%, на втором месте Светлана Тихановская с 10,09%. При этом в штабе Тихановской заявили, что не признают результаты ЦИК, отметив, что данные с участков во всех районах республики показывают, что она набрала 70-80%. Сама Светлана Тихановская покинула Беларусь и находится в Литве. При этом все эксперты в Казахстане сходятся во мнении – белорусы протестуют не против фальсификации результатов выборов, они протестуют против Лукашенко во главе страны на новый срок. Другой вопрос, что, по мнению Ертысбаева, остальные претенденты – как минимум не лучше, а может быть и хуже человека, использовавшего 25 лет российский фактор для поддержки определенного уровня жизни в своей стране.

«Выборы в Белоруссии заставили задуматься о том, нужны ли прямые выборы главы государства: вспомните раздражение Александра Лукашенко по поводу Светланы Тихановской и по поводу того, что она понимает в управлении государством. И тут он прав, ведь сама Тихановская говорила, что она не политик, ее задача – победить, вернуться к мужу и жарить котлеты. И я думаю, что в перспективе нам стоит задуматься о выборах главы государства по двухступенчатой системе, - сказал Ертысбаев в ходе этой же онлайн-конференции. – Это когда весь народ избирает районные, городские и областные маслихаты, мажилис, сенат – и на всеказахстанском совещании или собрании всех депутатов всех уровней, которые являются реальными народными избранниками, тайным голосованием президент выбирается из 3-4 кандидатур, которые могут выступить перед экспертами и депутатами. Потому что популизм, демагогия, массовые фальсификации, вбросы когда идет голосование по принципу «один избиратель – один голос» приводят в итоге к таким печальным и негативным сценариям, как в Белоруссии», - пояснил он.

По его убеждению, к такой модели президентских выборов страна могла бы перейти в случае разделения полномочий главы государства и премьер-министра, когда президент имеет представительские функции и ведет внешнеполитический блок, а ключевой фигурой внутри страны в плане социально-экономической политики становится премьер-министр. Главу правительства же, в свою очередь, выбирает партия, победившая на парламентских выборах. Но с этим предложением не согласился политолог Уразгали Сельтеев, заявивший, что в Казахстане косвенный механизм выборов себя дискредитировал. «Посмотрите на результаты выборов в сенат через выборщиков 12 августа – там многие сенаторы набрали больше голосов, чем президент Касым-Жомарт Токаев год назад на президентских выборах», - сказал Сельтеев. Напомним, что Токаев на президентских выборах 2019 года набрал 70,96% голосов, по результатам выборов в сенат 12 августа этого года меньший результат показала только Ляззат Рысбекова (70,33%) – самовыдвиженец, ставшая сенатором от Западно-Казахстанской области. У всех остальных новоиспеченных сенаторов – от 72% до 100% голосов выборщиков при том, что в большинстве регионов было по три претендента на сенаторское кресло. Сельтеев считает это следствием отсутствия реальной конкуренции кандидатов при косвенном механизме выборов – и предлагает вместо этого расширить зону действия прямых выборов в стране путем включения в число избираемых лиц акимов городов и районов.

«Я надеюсь, что в послании президента в этом году будут четкие решения по децентрализации и централизации власти. Самым оптимальным решением будет оставить назначенцами президента акимов 17 регионов, а всех акимов оставшихся уровней выбирать прямым голосованием людей», - пояснил он. Кроме того, политолог обратил внимание на то, что в настоящее время президент вносит на рассмотрение профильных комитетов мажилиса кандидатуры новых министров, а те «формально утверждают единственную представленную им кандидатуру» главы того или иного ведомства. Он считает, что президент должен вносить на рассмотрение комитетов как минимум трех кандидатов в министры, каждый из которых должен презентовать депутатам свое видение работы министерства и путей решения проблем той отрасли, за которую это министерство отвечает, и члены комитета мажилиса имели бы возможность выбирать министров на основе этих программных заявлений. Что касается выборщиков в маслихатах, эксперт заявил, что настоятельно не рекомендовал бы этим людям даже пытаться участвовать в предстоящих праймериз партии Nur Otan, потому что даже во внутрипартийном состязании их не ждет ничего хорошего в плане результатов.

Праймериз грянут скоро, и они действительно должны стать подтверждением нового качественного наполнения кадровой обоймы партии власти, потому что события в Белоруссии – это действительно реакция на несменяемость власти, а не на то, что эта власть обещает (не обещает) своему народу. Напомним, что на прошлой неделе был утвержден республиканский календарный план праймериз Nur Otan, о чем сообщил первый заместитель председателя партии Бауыржан Байбек. «Сегодня состоялось первое заседание Центрального организационного комитета. Утвержден республиканский календарный план внутрипартийных выборов. Выдвижение и регистрация кандидатов начнутся 17 августа и продлятся до 28 августа включительно. На подготовку к агитации будет отведено семь дней – с 31 августа по 6 сентября», - написал Байбек на своей странице в Instagram. С 7 сентября по 3 октября пройдет агитация, в том числе публичные дебаты – с 14 по 30 сентября. Дебаты проведут посредством специальной информационной системы «Праймериз» с трансляцией на официальных аккаунтах партии. «По поручению председателя партии была разработана платформа для голосования в онлайн-формате. Система «Праймериз» предполагает кардинальное усиление обратной связи с населением, возможность онлайн-обсуждения различных инициатив и законопроектов с учетом мнения широкой общественности», - отметил Байбек.

С 1 октября (00.00) и до 3 октября (14.00) планируется проведение электронного голосования через мобильное приложение и специальный веб-портал. В последний день голосования (3 октября) на базе первичных партийных организаций развернут избирательные участки. В населенных пунктах, где нет интернета, можно будет проголосовать по бумажным бюллетеням. Итоги праймериз с рейтингами кандидатов опубликуют 5 октября этого года. Праймериз Nur Otan пройдут по поручению лидера партии, Елбасы Нурсултана Назарбаева, впервые в истории партийно-политического развития страны. Цель их – определение лидеров для включения в партийные списки на предстоящие выборы в мажилис и маслихаты всех уровней. Современная же е-система «Праймериз» кардинально усилит обратную связь партии с населением, позволит оперативно проводить опросы, онлайн-обсуждения различных инициатив и законопроектов, услышать мнение граждан из самых отдаленных населенных пунктов. В общем, насчет новых лидеров говорить рано, но свою деятельность по их отбору партия уже максимально осовременила, что дает надежду на качественные изменения и в процессе отбора кандидатов.

А новые лица с новыми идеями стране необходимы, потому что экономические проблемы Казахстан не минуют: на прошлой неделе в Казахстане были опубликованы результаты опроса предприятий со стороны Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», согласно которым без работы в коронакризис осталась треть их работников. В онлайн-опросе участвовали 37 тысяч предприятий, причем 99% из них представляли малый бизнес. Большая часть участников опроса – предприниматели, работающие в сфере услуг, 41% респондентов трудятся в такой сфере, как торговля, 18% – в сфере бытовых услуг, 8,5% работают в агропромышленном комплексе, 6% – в общепите, 5,4% – в транспортной сфере. Опрос показал, что бизнес на треть уменьшил число рабочих мест – из 279,6 тысячи «докарантинных» сотрудников 41,3 тысячи человек были сокращены, еще 52,2 тысячи отправлены в бессрочные отпуска. Наиболее болезненно ограничения ударили по бизнесу в Туркестанской области, где респонденты отметили совокупную потерю 67% рабочих мест, в Мангистауской и Кызылординской областях (52%), в Шымкенте (48%) и в Карагандинской области (44%). Наименьшие потери указали предприниматели Алматинской области (17% рабочих мест), Акмолинской и Костанайской областей (по 18%) и Северо-Казахстанской области (19%). От 22 до 42% рабочих мест сокращены в компаниях-респондентах Актюбинской, Жамбылской, Атырауской, Восточно-Казахстанской, Павлодарской и Западно-Казахстанской областей.

Опрошенные 3 тысячи 323 компании Алматы, крупнейшего рынка страны (29,4% розничной торговли), показали среднюю потерю рабочих мест, на уровне 37%. Компании Нур-Султана, второго по величине рынка Казахстана (11,4% розницы), показали потерю 19% рабочих мест (на основании данных, предоставленных 2 тысяч 264 компаний).  Анализ по отраслям продемонстрировал, какие сферы оказались самыми уязвимыми на фоне пандемии и карантина: предприятия общественного питания оптимизировали 65% рабочих мест, отдыха и развлечений – 62%, туризма – 58%. Наиболее востребованными рабочие руки оказались в сфере АПК (в целом сокращено 13,6% рабочих мест), образования (24%) и торговли (27%). От 34 до 44% рабочих мест сократили в опрошенных компаниях, оказывающих услуги в сфере транспорта, в гостиничном бизнесе, совершающих операции с недвижимостью, а также предоставляющие бытовые и прочие услуги. Также исследование показало, что 35% предпринимателей наблюдают кардинальное сокращение выручки, 20% не имеют доходов вообще, 15% отмечают сокращение спроса и доходов. Как следствие, 23% опрошенных компаний не могут обслуживать займы, 20% не могут оплатить налоги и другие обязательные платежи, 2,7% не имеют средств на выплату заработной платы, оплату аренды и коммунальных услуг.

Неудивительно поэтому, что индекс деловой активности в Казахстане после восстановления до 46,8% в июне снизился до 44,7% в июле на фоне карантинных ограничений. Об этом на заседании правительства во вторник, 11 августа, сообщил председатель правления Национального банка Ерболат Досаев. Регулятор ежемесячно опрашивает ряд предприятий об изменениях их показателей и ожиданий относительно их изменения в будущем. Совокупность ответов на эти вопросы формирует индекс деловой активности, при этом значение показателя выше уровня 50 означает позитивное изменение, ниже 50 – негативное. «Снижение связано с сокращением активности в сфере услуг на 3,2%, до 43,1%», – считает Досаев. Этот индекс рассчитывается как суммарное изменение таких показателей предприятий, как товарно-материальные запасы, новая продукция, сроки поставок, уровень занятости, новые заказы и деловая активность. В услугах индекс деловой активности снизился из-за ухудшения всех компонентов индекса. Индекс деловой активности в промышленности по сравнению с июнем снизился на 0,7%, до 48%. Показатели количества новой продукции, новых заказов продолжили снижение, однако есть некоторое улучшение в сроках поставок, уровнях занятости и товарно-материальных запасов.

Строительство – единственная отрасль, в которой ситуация улучшилась по сравнению с предыдущим месяцем. Здесь индекс вырос на 2,2%, до 44,5%: в секторе выросли деловая активность, количество новых заказов, улучшилась ситуация со сроками поставок, в то время как уровень занятости снизился. Нацбанк также рассчитывает такой показатель, как индекс бизнес-климата (ИБК). Он вычисляется как разница между положительными и отрицательными ответами на вопросы об изменении бизнес-условий в текущем месяце и ожидаемых изменениях бизнес-условий в следующем месяце. Предприятия оценивают доступ к финансам/кредитам, инфраструктуру, налоговую нагрузку. И здесь условия ведения бизнеса в Казахстане ухудшились: ИБК в июле 2020 года составил -4,5% против -2,7% в июне. Улучшение показателя наблюдается только в сфере строительства: индекс поднялся на 6,5%, составив -12%. Однако в других секторах экономики отмечается небольшое ухудшение индексов. В промышленности, несмотря на положительный результат июня, в июле индекс показал снижение и обратный переход в негативную зону, составив -3,3%. В сфере услуг индекс упал на 4,7%, составив -8,7%. Предприятия реального сектора в июле дали негативную оценку текущих бизнес-условий, которая составила -13,8% против -4,6% в июне. Однако респонденты ожидают улучшения условий ведения бизнеса в августе 2020 года, оценка будущих условий составляет -0,4%. Данные подготовлены на основе опроса 447 казахстанских предприятий, работающих в секторе услуг (218), промышленности (165) и строительства (64). Около 39% респондентов – крупные мероприятия, около 35% – средние, около 25% – малые.

Напомним, что Нацбанк впервые начал публиковать индекс деловой активности в феврале текущего года. По итогам январского опроса он составил 50,1, однако с ухудшением эпидемиологической обстановки и остановкой предприятий на карантин существенно снизился, упав до 37,1 в апреле. То есть большую часть прошедшего года ИДА был ниже 50-ти, что считается негативным показателем, так что Нацбанк фактически подтвердил негативные выводы, следующие из опросов «Атамекена». А инфляционные ожидания населения способны подбавить негатива - директор департамента денежно-кредитной политики Нацбанка Жандос Шаймарданов на прошлой неделе заявил, что инфляционные ожидания казахстанцев в июле выросли на фонде ухудшения эпидемиологической ситуации и ужесточения карантинных ограничений. Инфляционные ожидания – это предположения населения и участников рынка о дальнейшей динамике инфляции, которые реально влияют на экономическую деятельность населения и рынка. Поэтому одна из задач Нацбанка в рамках режима инфляционного таргетирования – управление инфляционными ожиданиями и их «якорение», то есть притормаживание путем оставления стабильной и низкой реальной инфляции на фоне ожиданий населения и бизнеса.  Если инфляционные ожидания удастся «привязать» к этому якорю, то участники рынка будут стремиться размещать свои деньги в производство, инвестиционные проекты, финансовые операции, если же нет, то участники рынка будут вкладывать свои деньги в товары, недвижимость, стабильную иностранную валюту, а также в другие ценности, стоимость которых не зависит от уровня инфляции в стране.

«В июле потребительские настроения оставались сдержанными, половина опрошенных отметила ухудшение материального положения. При этом готовность респондентов оформить кредит выросла. Тенденция снижения сбережений продолжилась», – отметил Шаймарданов. Краткосрочные ожидания по развитию экономики ухудшились по сравнению с июнем, утешает то, что долгосрочные ожидания населения на следующие 5 лет значительно не изменились и остаются преимущественно положительными. По данным июльского опроса, в результате повышенного спроса на лекарственные средства и ограниченного предложения некоторых видов медикаментов доля респондентов, отметивших рост цен на лекарства, за месяц выросла с 3,5% до 23%. Быстрый рост цен на продовольственные товары отметили 83% респондентов (в мае – 91%, июне –  89%), на непродовольственные товары – 10% (в июне – 5%). В июле количественная оценка инфляции на год вперед составила 6,6%, в то время как доля опрошенных, отметивших более быстрый рост цен за прошедшие 12 месяцев, повысилась сразу до 64% (в июне – 56%). Это максимальный показатель с 2017 года. Почти половина (49%) опрошенных ожидает сохранение либо ускорение роста цен в течение следующих 12 месяцев.  

Опрос населения, направленный на измерение инфляционных ожиданий населения, проводится в Казахстане с января 2016 года. В ежемесячном опросе путем телефонного интервью участвуют 1500 респондентов, напомним, что в январе-июле годовая инфляция составила 7,1%, ниже ожидаемого коридора инфляции в 8-8,5%. Основной вклад в инфляцию вносит годовой рост цен на продовольственные товары, который составил 11,3%, а Национальный банк Казахстана прогнозирует ускорение годовой инфляции в рамках траектории 8-8,5% до конца 2020 года. Максимальные темпы роста сохраняются на хлебобулочные изделия и крупы (13,8%), плодоовощную продукцию (13,4%), при этом несколько замедлился темп роста цен на мясо и мясопродукты (12,9%). Годовой рост цен на непродовольственные товары сохранился на уровне 5,4% при продолжающемся снижении цен на горюче-смазочные материалы (бензин - на 0,2% за июль). Годовой рост цен платных услуг повысился с 3,0% до 3,2% в июле. Тарифы на регулируемые коммунальные услуги за июль текущего года повысились на 0,9% - и это ранее служило бы для населения сигналом к тому, что надо срочно конвертировать свои сбережения в доллары или в евро – чтобы автоматически повысить их тенговую ценность при росте стоимости валюты в тенге в последующем.

Однако председатель Национального банка Ерболат Досаев сообщил, что вклады в национальной валюте выросли на 10,2% - до 11,9 триллиона тенге, а уровень долларизации депозитов снизился до 40% в июне 2020 года. Депозиты в банковской системе на конец июня составили 19,9 триллиона тенге. С начала года произошло увеличение на 4,4%, или 846 миллиардов тенге, за счет роста тенговых вкладов. «Валютные вклады снизились на 3,1% (или на 258 миллиардов тенге), составив 7,9 триллиона тенге на конец июня. В результате уровень долларизации депозитов снизился до 40% в июне текущего года (43,1% в декабре 2019 года)», - сообщил Досаев на заседании правительства во вторник. Тут бы радоваться за сознательность населения, которое уверовало в национальную валюту, но проблема в том, что покупки долларов сократились, во-первых, потому, что доступность валюты снизилась (обменники-то в режиме ЧП не работали), во-вторых, потому, что даже в отпускной сезон из страны никуда не выедешь. Ну, и, в-третьих, чтобы покупать валюту, нужны сбережения в тенге, а когда треть работников отправлены в отпуска без содержания или уволены, эта самая тенговая масса нарастает у ограниченного слоя населения. Так что падение долларизации – это отражение падения платежеспособности населения, и ничего более.

Важнее то, что хоть кредиты экономике с начала года и увеличились на 0,4% (или на 62,2 миллиарда тенге), до 13,9 триллиона тенге на конец июня 2020 года, в целом на фоне замедления деловой активности наблюдается замедление темпа роста кредитования экономики, заключил глава Нацбанка. И это гораздо более объективная оценка того, что происходит с нашим рынком – все меньше становится субъектов бизнеса, способных обслуживать кредиты. И больше их в ближайшее время не станет, поскольку экономика Казахстана не вернется к докризисному уровню роста в следующие 12 месяцев, считают эксперты, опрошенные Ассоциацией финансистов РК. Также эксперты не ожидают сильных движений по курсу национальной валюты в краткосрочной перспективе. «Почти 95% респондентов ожидают сохранения базовой ставки Национального банка РК на уровне 9% на заседании 7 сентября. Средний курс по паре USD/KZT к началу сентября ожидается на уровне 423,8», - говорится в краткосрочных ожиданиях на месяц. Среднесрочный прогноз (на 12 месяцев) еще менее оптимистичный. «Цена барреля нефти марки Brent ожидается на уровне $48,7, средний курс по паре USD/RUB – 73,2, по паре USD/KZT – 440,9, валовый внутренний продукт – 1,4%, инфляция – 7,9% и базовая ставка НБРК – 8,75%», - подчеркивается в сообщении АФК. По прогнозу экспертов, годовая инфляция превысит целевой коридор 4-6%, базовая ставка снизится на 0,25%, а тенге ослабнет на 4%.

По данным ассоциации, основное негативное влияние на общий уровень инфляции в годовом выражении оказывает динамика цен на продовольственные товары, которые за 12 месяцев подорожали на 11,3%. Указанная динамика может выступать сдерживающим фактором на пути дальнейшего ослабления денежно-кредитной политики Национального банка Казахстана. Правда, правительство обещает, что с 17 августа в стране снова откроются крытые рынки, торгово-развлекательные центры, бассейны, фитнес-центры и салоны красоты, но все эти объекты бизнеса будут работать только в будни. Также должна сохраняться дистанционная форма работы не менее 80% работников всех организаций и предприятий независимо от форм собственности и штатного количества работающих, с возможностью максимального сокращения длительности рабочего дня (смены). В Алматы около 160 тысяч человек смогут вернуться на свои рабочие места с 17 августа, когда в Казахстане снимут часть ограничений, пишет inAlmaty.kz. Такую цифру озвучил руководитель управления предпринимательства и инвестиций Алматы Еркебулан Оразалин. «К сожалению, на сегодняшний день мы находимся на прямой связи со всеми крупными игроками: ТРЦ, торговыми домами, работающими общепитами, в сфере проживания и питания, и у нас есть прогнозы по потере рабочих мест. В той или иной степени, мы можем сказать, что около 110 тысяч горожан остались без дохода», — объяснил Оразалин. По его данным, эти граждане смогли компенсировать потерю дохода через социальную выплату в 42 тысячи 500 тенге. Сколько человек точно вернутся на рабочие места в Алматы и сколько по-прежнему будут без доходов, можно будет сказать в начале осени, отметил глава управления.

Между тем, наши чиновники живут неплохо и в нынешние тяжелые времена, причем остаются непотопляемыми даже тогда, когда их песенка, казалось бы, уже спета: на прошлой неделе следователь по особо важным делам агентства Казахстана по противодействию коррупции Данияр Бигайдаров рассказал о том, что министру индустрии и инфраструктурного развития Бейбиту Атамкулову было послано письмо с призывом наказать председателя Комитета транспорта. В письме озвучено предложение рассмотреть вопрос соответствия занимаемой должности председателя комитета транспорта Самата Гилимова. Дело в том, что трое его непосредственных подчиненных уже осуждены за коррупционные преступления. Речь идет о чиновниках из Алматы, Костанайской и Атырауской областей. «Направлено письмо на имя министра индустрии и инфраструктурного развития Атамкулова о рассмотрении вопроса соответствия занимаемой должности председателя Комитета транспорта Гилимова. Три его непосредственных подчиненных осуждены за коррупцию – руководители территориальных инспекций транспортного контроля – Петралиев по Алматы, Арапбаев по Костанайской области и Сугиров по Атырауской области», - объяснили в ведомстве. Найзабек Сугиров совершил преступление до 10 декабря 2019 года, то есть до вступления в силу законодательной нормы об ответственности начальника за подчиненных. Тем не менее, картина системных пробелов в профилактике коррупции в Комитете транспорта налицо, считают представители Антикоррупционной службы.

Самат Гилимов был назначен на должность председателя комитета транспорта МИИР РК в марте 2019 года распоряжением Романа Скляра, на тот момент – главы этого министерства. Однако «косячат» не только в министерствах, но и в акиматах: в тот же день в Антикоррупционной службе рассказали, что руководитель управления акимата Нур-Султана и другие должностные лица подозреваются в создании коррупционной схемы. Как рассказали в ведомстве, под подозрение попал глава управления контроля качества и городской среды Нур-Султана. По версии следствия, подозреваемые получали взятки в размере от 100 тысяч до 1 миллиона тенге за незаконное предоставление лицензий разных категорий на занятие строительно-монтажными работами. Документы выдавались юридическим лицам. А ранее в Алматинской области задержали восемь таможенников на посту «Нур жолы» - они подозреваются в том, что на постоянной основе получали от предпринимателей и водителей грузовиков взятки за проезд в Китайскую Народную Республику. Напомним, что в начале пандемии Китай усилил меры санконтроля на границе, пропуская в день через пункты автопропуска всего до 20 машин в день, что привело к резкому скоплению авто в районе пункта пропуска «Нур жолы». Очереди привели к жалобам со стороны перевозчиков на действия таможенников, и сотрудники Антикоррупционной службы, комитета национальной безопасности и главной транспортной прокуратуры провели спецоперацию по задержанию. Сообщается, что все задержанные занимали должности в таможенном, транспортном, ветеринарно-фитосанитарном и санитарно-эпидемиологическом контроле.

«Они организовали преступную схему получения на системной основе взяток от предпринимателей и водителей большегрузных автомашин, осуществляющих проезд в сторону КНР. В поле зрения правоохранителей должностные лица попали в виду образовавшейся огромной пробки длинной до 30 километров, по причине сформированной «таксы» в виде неофициальной оплаты», - сообщили в ведомстве. Шестерых из подозреваемых задержали и водворили в изолятор временного содержания полиции Талдыкоргана. Двое избежали ареста, поскольку полностью признали свою вину – в общем, кому пандемия – война, а кому – мать родна: на прошлой неделе правоохранительные органы задержали бывшего председателя правления ТОО «СК-Фармация» Берика Шарипа. Он подозревается в злоупотреблении полномочиями при приобретении медицинских изделий в период чрезвычайного положения, повлекшие тяжкие последствия. Отметим, что в июне казахстанцы столкнулись с острым дефицитом лекарств в связи с ростом заболеваемости COVID-19: с аптечных прилавков исчезли жаропонижающие и противовирусные препараты, антибиотики. В некоторых аптеках цены на лекарства резко возросли.

В Антикоре добавили, что окончательное решение по степени виновности Шарипа будет вынесено судом. Напомним, что в отношении компании Агентство РК по противодействию коррупции начало проверку 7 июля, 10 июля Глава государства Касым-Жомарт Токаев на расширенном заседании правительства поручил уволить руководителей фонда обязательного медицинского страхования и ТОО «СК-Фармация».  После чего, 12 июля главой НАО «Фонд социального медицинского страхования» был назначен Болат Токежанов, на должность председателя правления ТОО «СК-Фармация» был назначен Ерхат Искалиев. В общем, кадровая чистка уже началась – и праймериз должен эту кадровую чистку ускорить, а также обеспечить качественный отбор новых кандидатов. В том, что это возможно, доказывает пример прошлой недели - Арман Абдрасилов, который последние семь лет руководил Центром анализа и расследований кибератак, специалистов которого называют «белыми» хакерами, в субботу назначен председателем правления АО «Национальный инфокоммуникационный холдинг «Зерде», сообщила пресс-служба премьер-министра. Холдинг «Зерде» занимается развитием информационно-коммуникационных технологий в Казахстане, холдинг также является сервисным интегратором «электронного правительства». Абдрасилов родился в 1980 году в Акмолинской области, в 2001 году окончил механико-математический факультет Казахского национального университета имени аль-Фараби. Трудовую деятельность начал в 2001 году инженером в Научно-исследовательском институте математики и механики КазНУ. С мая 2002 по июнь 2012 года работал инженером Национального научно-технического центра Казахстана. С 2013 по 2020 год являлся директором группы компаний ОЮЛ «Центр анализа и расследований кибератак».

«Белые» хакеры из этого ведомства специализируются на тестировании безопасности компьютерных систем, ЦАРКА - первая частная служба реагирования на компьютерные инциденты в Казахстане. В отличие от «черных» хакеров, специалисты действуют в рамках закона, не занимаются преступной деятельностью ради наживы, а устраивают проверки информационных систем для проверки их надежности и выявления уязвимостей в них для своевременного устранения. В этом году в стране проверят 250 организаций на информационную безопасность, а в прошлом году было отражено около 2,5 миллиарда хакерских атак, из которых 2,7 миллиона атак пришлось на ресурсы электронного правительства. Так что кого-то у нас назначают на основании успешной деятельности в той или иной сфере уже сейчас, до праймериз, есть надежда, что после праймериз количество таких назначений резко возрастет.

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан