Итоги столичной недели: Консервация от Fitch Ratings и маски-шоу от Минюста

Пролетела еще одна неделя. Она была ознаменована многими событиями, включая начало (17 августа) праймериз партии «Нур Отан». Общественный резонанс это мероприятие, которое закончится в начале второй декады октября, вызвало очень даже ощутимый. Допустим, в социальных сетях, таких как Фейсбук эта тема прошла красной нитью. Из международных тем – это события в Белоруссии, а вот из внутриполитических - это безусловно праймериз. Мнений по данному поводу -  масса. Причем как критикующих, так и лояльных, а то и топящих за праймериз. Истина как всегда видимо где-то посередке. Разумеется, публике всегда интересна прежде всего хлесткая критика. Подчас огульная и переходящая в голимое критиканство. Однако есть ведь и объективная картина, которая с крайними формами и сутью такого рода критики, вступает в противоречие, как только начинаешь повнимательнее и поподробнее всматриваться в реальные факты.

Ну например, некоторые критики не то, чтобы разбирают, допустим, идеологическую составляющую партию власти, сравнивают ее с другими партиями и уже на такой основательной платформе заодно припечатывают и затею с праймериз. Но такого анализа нет, просто идут голословные заявления, что это никому в стране неинтересно. Мол, все это происходит сугубо внутри самой партии, а тем, кто за ее пределами, на всё это абсолютно фиолетово.

Ну во-первых, даже такая реакция – это и есть свидетельство того, что данное событие появилось в политической культуре страны и на это идет определенная реакция.

Во-вторых, на каждый такой пост находится совершенно противоположный. Понятно, что среди постов как «за» так и «против» - по всей видимости есть реально ангажированные.  Но сам посыл что это никому не интересно – это явный перебор. Достаточно посмотреть итоги буквально первых суток с начала запуска процедуры праймериз.   Вот данные на 18 августа текущего года (т.е. 6 дней тому назад):

Информация по поступившим обращениям граждан в общественные приемные партии по вопросам проведения праймериз

В период с 5 июня по 18 августа 2020 года в общественные приемные партии поступило 18724 обращения по вопросам проведения праймериз, в том числе 227 в РОП (через Call-центр – 118, мессенджер WhatsApp - 99, Instagram - 10) от жителей гг. Нур-Султан (86), Алматы (51) и Карагандинской (12), Павлодарской (11), г.Шымкент (9), Алматинской (9), Восточно-Казахстанской (8), Актюбинской (8), Туркестанской (7), Северо-Казахстанской (5), Кызылординской (5), Мангистауской (4), Западно-Казахстанской (3), Жамбылской (3), Атырауской (2), Костанайской (2), Акмолинской (2) областей.

 

  В региональные филиалы партии: 

 

  1. Туркестанская область – 1664;

 

  2. Костанайская область – 1658;

 

  3. Карагандинская область – 1610;

 

  4. Алматинская область – 1560;

 

  5. г. Шымкент – 1526;

 

  6. Восточно-Казахстанская область – 1271;

 

  7. Акмолинская область – 1173;

 

  8. г. Алматы – 1147;

 

  9. Кызылординская область – 1115;

 

10. Актюбинская область – 1056;

 

11. Северо-Казахстанская область – 1027;

 

12. Атырауская область – 895;

 

13. Жамбылская область – 728;

 

14. Павлодарская область – 696;

 

15. Западно - Казахстанская область – 468;

 

16. г. Нур-Султан – 466.

 

17. Мангистауская область – 437.

 

Актуальные вопросы:  

 

9192 (49%) разъяснение понятий, задач и цели праймериз                           (Алматинская – 1147, Карагандинская – 934, Костанайская – 894, Кызылординская – 882, Атырауская – 710, Туркестанская – 706, СКО – 640, Акмолинская – 511, г.Алматы – 494, г. Шымкент – 454, Актюбинская – 415, г.Нур-Султан – 345, ЗКО – 323, ВКО – 297, Жамбылская – 254, Мангистауская – 173, Павлодарская – 13);                                                                                                                                                                             

4534 (24,3%) регистрация кандидатов (Павлодарская – 693,                        г. Шымкент – 595, Актюбинская – 383, ВКО – 309, Карагандинская – 290, Акмолинская – 277, Костанайская – 266, Туркестанская – 249, Мангистауская – 223,  Кызылординская – 191, г. Алматы – 191, Алматинская – 181, СКО – 175, Жамбылская – 154, Атырауская – 151,  г.Нур-Султан – 149, ЗКО – 57);              

1256 (6,7%) порядок проведения голосования (г. Шымкент – 450, ВКО – 141, Карагандинская – 123, Костанайская – 119, Туркестанская – 86, Акмолинская – 83, г. Алматы - 78, СКО – 56, Актюбинская – 52, Жамбылская – 35, Алматинская – 14, Атырауская - 11, Кызылординская – 5, Мангистауская – 2, ЗКО – 1);                                                                                         

1211 (6,5%) вступление в ряды партии (Туркестанская – 306, г.Алматы – 291, Алматинская – 145, Костанайская – 73, Карагандинская – 69, Акмолинская – 60, ВКО – 51, г.Нур-Султан – 48, СКО – 47, Актюбинская – 34, Жамбылская - 29, Мангистауская – 23, г.Шымкент – 14, Кызылординская – 13, Атырауская – 5, ЗКО – 3);                           

916 (4,8%) порядок проведения дебатов (ВКО – 178, Костанайская – 129, Туркестанская – 95, г.Алматы – 92, Акмолинская – 86, Карагандинская – 70, Жамбылская – 59, ЗКО – 57, Актюбинская – 44,  Алматинская – 42,  СКО – 41, Кызылординская – 12, Атырауская – 5, Мангистауская – 4,  г.Нур-Султан – 2);             

854 (4,5%) агитационная работа кандидатов (ВКО – 175, Туркестанская – 106, Акмолинская – 94, Карагандинская – 89, Актюбинская – 87, Жамбылская – 83,  Костанайская – 63, СКО – 38, Алматинская – 37, г.Алматы – 33, ЗКО – 25, Мангистауская – 13, г.Шымкент – 5, Кызылординская – 5, Атырауская – 1);                                                   

760 (4%) по формированию региональной квоты и представленность от АНК (ВКО – 128, Туркестанская – 122, Жамбылская – 117, Костанайская – 116, Акмолинская – 64, Актюбинская – 49, Карагандинская – 47, СКО – 35, г.Алматы – 19, г.Шымкент – 17, Атырауская – 14, Кызылординская – 12, Нур-Султан –8, ЗКО – 5, Мангистауская – 3, Алматинская – 3, Павлодарская – 1);           

1 жалобы на нарушение порядка проведения праймериз (поступило на Call-центр партии от Туркестанской области).    

  На горячую линию филиалов поступило 34 звонка от представителей ППО по вопросам выдвижения на участие в праймериз от первичек.  Из них 27 в г. Нур-Султан («Ұлттық сараптама»-4, «Астана Денсаулык»-4, «Астанаводсервис»-3, «Алау»-3, «Көлік-3», «Астана Есеп»-2, «Казгеодезия»-2, «Шарапат»-2, «Кызмет»-2, «Медицинский университет Астана»-1,«Казахский национальный университет искусств»-1) и 7 в Восточно-Казахстанскую область (Семейский избирательный округ №8 - 4, Семейский избирательный округ №18 -3)

 51% - обратившихся женщин.

 50% - люди в возрасте от 30 до 44 лет (от 45 до 60 лет – 28%, старше 60 лет – 3%, молодежь до 29 лет – 19%).

Ну разве это можно назвать отсутствием интереса? Скорее есть большое подозрение,  что с каждым днем этот интерес будет только множиться и выльется в новые, каждодневные обсуждения хода праймериз в Сети ив обществе в целом…

* * *

Но как бы то ни было, страна живет не только тем. что происходит в партии «Нур Отан».  

...На прошлой  неделе рейтинговое агентство Fitch Ratings подтвердило суверенный кредитный рейтинг Казахстана на уровне BBB, прогноз «стабильный», передало агентство Интерфакс-Казахстан. Более точного определения тому, что в стране происходит, и не дашь: консервация бюрократического абсурда достигла апогея, и расчищать эти авгиевы конюшни нужно зазывать Геракла.

«По мнению агентства, рейтинг Казахстана отражает фискальную устойчивость экономики страны, выраженную в накопленных нефтяных доходах, к колебаниям цен на сырье. Рейтинговое агентство отмечает, что, несмотря на шоки, связанные с ценами на нефть и распространением коронавирусной эпидемии, в стране сохраняется низкий уровень государственного долга и значительный объем фискальных резервов, достаточный для смягчения внешних шоков», - говорится в сообщении министерства национальной экономики страны, которое поспешило прокомментировать выводы международной структуры.

Понятно, почему Миннацэкономики так радостно отреагировало на то, что рейтинг был законсервирован на фоне экономического падения в стране. Мало того, что забугорные критики не влепили нашему кабинету министров «кол» за экономическую неуспеваемость, так еще и приписали курсу правительства массу скрытых от простого глаза достоинств. Например, Fitch считает, что принятые правительством антикризисные меры поддержки бизнеса и домохозяйств «частично нивелировали отрицательный эффект для экономического роста страны». Переводя на человеческий язык – мы могли бы быть в еще большей яме, но супермены из кабмина это предотвратили.

Более того, осуществляемая Национальным банком политика плавающего обменного курса, как отметило Fitch Ratings, позволила абсорбировать шоки, а гибкость курса тенге стала заметным улучшением в механизме экономической политики со времени падения цен на нефть в 2014-2015 годах. Вот любопытно как международное агентство «палит» наш Нацбанк, глава которого, Ерболат Досаев, клянется и божится, что никаких интервенций на внутреннем рынке его ведомство производить не собирается – но каким образом тогда Нацбанк еще «абсорбирует валютные шоки», абсолютно не понятно.

Более того, Fitch Ratings считает, что суверенный рейтинг страны может быть повышен, и в качестве ключевых факторов к последующему повышению суверенного кредитного рейтинга Казахстана, агентство называет успешное проведение структурных реформ, усиливающих экономический курс государства и повышающих уровень институциональной подготовки для укрепления предсказуемости и эффективности экономической политики. Рейтинговое агентство также подчеркивает важность диверсификации экономики и дальнейшего наращивания фискальных резервов страны – в общем, та же примерно рецептура, что и в прошлые годы. Но рецептура известна давно, а вот лекарство по ней до сих пор так и произведено – почему?

В качестве ответа на этот вопрос возьмем историю знаменитого озера Кобейтуз, которое летом этого года попало под защиту президента страны Касым-Жомарта Токаева после того, как в соцсетях появились фото автомобилей, которые моют в этом водоеме их нерадивые владельцы. Специалисты Казгидромета провели проверку на озере на наличие опасных токсинов, отобрав пробы воды, донных отложений и прибрежной почвы озера. «Анализ качества воды озера Кобейтуз выполнен по 42 физико-химическим показателям. В донных отложениях определялось содержание кадмия, марганца, меди, мышьяка, никеля, свинца, хрома. В прибрежной почве - содержание кадмия, меди, цинка, свинца, хрома», - сообщили в пресс-службе министра экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана.

Думаете, все это «намыли» нерадивые автомобилисты? Нет, согласно предположениям экспортов, наиболее вероятный источник поступления макро-микроэлементов в поверхностные воды - вымывание этой мини-таблицы Менделеева из почвы. «Недра Ерейментауского района богаты запасами золота, сурьмы, каменного угля, бокситов, гранита, известняка и других. Результаты по фактическим концентрациям физико-химических показателей воды, донных отложений, прибрежной почвы направлены в комитет экологического регулирования и контроля при министерстве», - говорится в сообщении минэкологии. Учитывая наличие высоких концентрации высокотоксичных химических веществ в озере Кобейтуз, в министерстве считают необходимым провести специальные исследования с привлечением уполномоченного государственного органа в области здравоохранения для того, чтобы установить безопасность водоема для населения.

В общем, все сложилось как нельзя кстати: месяц назад уникальному озеру хотели  придать статус особо охраняемой природной территории, о чем сообщал министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев. Теперь же к нему вообще можно никого не подпускать: свинец, кадмий и мышьяк – те элементы, которые действительно вредны человеческому, да и любому живому организму. Непонятно только одно – почему их наличие в водах «розового озера» (необычный цвет воде придают водоросли «дуналиелла солоноводная») стало сюрпризом для наших властей? То есть до сих пор все знали, что на территории страны есть такое чудо природы, но никто его исследовать даже не пытался. Даром, что оно находится примерно в 158 километрах от Нур-Султана, то есть чуть больше чем в двух часах езды на автомобиле от столицы, но пока вот тот чудак свой джип в нем не искупал, властям до него, получается, дела не было.

И вот кем теперь считать того чудака на джипе: варваром или спасителем Отечества? С тем, как устроен и как работает наш бюрократический аппарат, верным будут оба ответа. Кобейтуз, впрочем, от наплыва туристов может спасти даже не мышьяк, а Кыргызстан, который в связи с улучшением эпидемиологической обстановки в ряде стран на прошлой неделе открыл границы для въезда иностранных граждан. В перечень вошли Россия, Грузия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Туркменистан, Бельгия, Австрия, Великобритания, Германия, Ирландия, Исландия, Италия, Латвия, Литва, Лихтенштейн, Люксембург, Португалия, Турция, Швейцария, Швеция, Катар, ОАЭ, Китай, Малайзия, Южная Корея, Пакистан, Словения, Кувейт и Япония. Въезд в страну был закрыт с 17 марта, туристическая отрасль соседней республики понесла значительные убытки, так что Кобейтуз скоро все забудут – в том числе, и исследователи мышьяка из правительства. Ну, разумеется, если Токаев каждый день в твиттере о нем вспоминать не будет…

Мы тоже намерены развивать экотуризм: на прошлой неделе министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев представил президенту Касым-Жомарту Токаеву план развития экотуризма, сообщает Акорда. Реализация плана позволит привлечь до 70 миллиардов тенге частных инвестиций в сферу экологического туризма и создать до 4 тысяч новых рабочих мест. Президент поставил задачу укрепления потенциала национальных парков, а также поручил продолжить работу по продвижению экологического туризма. Все это замечательно, но вот вопрос – а когда мы собираемся его развивать? У нас вроде как запрет на массовые мероприятия никто не отменял, а проживание туристов в одном месте – это массовое скопление людей, имеющее большой эпидемиологический потенциал – они ж потом разъедутся по разным местам, и если среди них был хоть один носитель коронавируса, то где потом это выстрелит, ни один врач не скажет.

Так что нам пока больше подходит уже открывшийся Кыргызстан, вот только на какие шиши ехать туда после карантина подавляющему большинству казахстанцев, существовавших в последние несколько месяцев на 42 тысячи 500 тенге? Уж точно не смогут воспользоваться открытостью соседей казахстанские пенсионеры: на прошлой неделе в Казахстане вынесли на обсуждение проект закона, который содержит предложение увеличить размер минимальной пенсии с 1 января 2021 года аж до 43 тысяч 272 тенге (в настоящее время размер минимальной пенсии составляет 40 тысяч 441 тенге). Ранее в ЕНПФ сообщали, что средний размер пенсий в Казахстане превысил 95 тысяч тенге, но ребята, я вас умоляю – при среднем чеке на комуслуги в 10-15 тысяч тенге по однокомнатной квартире на эти 95 тысяч даже до Кобейтуза не доберешься.

Тем не менее, рост пенсии есть, и в процентном соотношении он значительный – почти 7%. «Установить, что средства, направленные на пенсионные выплаты по возрасту и пенсионные выплаты за выслугу лет, предусмотрены с учетом повышения их размеров с 1 января 2021 года на семь процентов», – указано в документе. Чтобы было понятнее, почему наши чиновники так любят расписывать, на сколько процентов что в стране увеличилось, расскажу одну байку из своего журналисткого прошлого: в лихие 90-е руководство одного казахстанского региона отчиталось лихо о стопроцентном росте машиностроения на вверенной ему территории. Офигевшие от такого размаха журналисты начали бегать за акимом, и тот пояснил, откуда взялась эта цифирь: за год до этого завод в областном центре собрал и продал один трактор, а в том году, когда было доложено наверх о 100% роста, он собрал и продал два трактора. И ведь не поспоришь, два к одному – это стопроцентный рост…

Да Бог с ними, с курортами – в Нур-Султане жители частного сектора узнали, во что им обойдется газификация их домов во имя того, чтобы депутаты мажилиса выбросами от сжигания угля не дышали. Дело в том, что за счет столичного акимата будут устанавливаться только счетчики, а хозяева частных домов должны будут оплатить врезку в сети и закупить все внутреннее оборудование за свой счет. Так вот, газификация частного дома обойдется собственнику в 300 тысяч тенге и выше, то есть как минимум в 700 долларов, об этом сообщил аким столичного района «Сарыарка» Ергали Егемберды. На сегодня из запланированных 200 километров внутриквартальных труб проведен 101 километр, намекнула пресс-служба столичного акимата на то, что платить придется уже этой осенью.

«Уже начаты работы по выдаче технических условий. Вы можете обратиться в рабочие дни по адресу: Коктал-1, ул. Болашак, 4/2», – указал Ергали Егемберды. По данным районного акимата, в массиве Коктал-1, который будет газифицирован первым,  насчитывается 91 улица, на 88 из них проведены трубы. В Коктал-2 общее количество улиц – 41, работы остались по двум улицам. В Агрогородке – 94 улицы, и на 22 улицах запланированы работы по газификации. Этот проект рассчитан на несколько лет, но в этом году планируется охватить газификацией более 5 тысяч домов из 10 тысяч 230 частных домов в указанных массивах. Отметим, что розничный тариф на газ для потребителей пока не установлен, но в мае министерство энергетики озвучило оптовый тариф - 24 тысячи 537 тенге за 1 тысячу кубометров газа, без НДС. В общем, не прячьте ваши денежки по банкам и углам – спускайте ваши денежки прямехонько в трубу…

Тем временем, глава государства Касым-Жомарт Токаев на прошлой неделе принял решение запретить условно-досрочное освобождение из тюрьмы для коррупционеров. Об этом он написал на своей личной странице в Twitter. «На совещании по проблемам коррупции поручил законодательно установить запрет на применение условно-досрочного освобождения для лиц, осуждённых за коррупционные преступления», – говорится в его сообщении. Напомним, что в ходе упомянутого совещания по вопросам борьбы с коррупцией в стране он также поручил антикоррупционной службе и правительству страны подготовить дорожную карту по борьбе с бытовой коррупцией. По словам президента, только по итогам 7 месяцев 2020 года количество лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за коррупцию составило 912 человек против 820-ти в прошлом году. Глава государства считает, что громкие задержания и сопровождающие их  эффектные кадры имеют краткосрочный эффект, а когда такие дела потом еще и разваливаются в суде из-за недостатка доказательств, недоверие общества к мерам государства по борьбе с коррупцией возрастает.

Антикоррупционная служба быстренько отрапортовала об исполнении поручений главы государства, заверив, что особое внимание борцов с коррупцией будет направлено на усиление контроля за целевым расходованием бюджетных средств, выделенных на антикризисные меры. А председатель антикоррупционной службы Алик Шпекбаев на совещании с личным составом и представителями консультативно-совещательных органов ведомства заявил, что Агентство по противодействию коррупции будет информировать президента о пассивных чиновниках без достойных антикоррупционных инициатив. Столь неожиданный пассаж привлек внимание всех и каждого – и сейчас во всех министерствах и ведомствах в срочном порядке разрабатывается антикоррупционная программа вместо того, чтобы заниматься непосредственными своими делами.

Тут любопытно то, что с коррупцией у нас борются все и самозабвенно, однако же меньше ее не становится. В этом году, к примеру, на 20% увеличилось количество выявленных фактов коррупции в системе образования на местном уровне – за семь месяцев 2019 года в отношении работников сферы образования в производстве находилось 164 дела, в январе – июле 2020-го этот показатель возрос до 201 преступления. В суд направлено 107 (2019 год - 76) уголовных дел. По указанным делам осуждено 35 (2019 год - 30) человек, сообщила пресс-служба Агентства по противодействию коррупции. Сумма ущерба по оконченным уголовным делам составила 254 миллиона тенге, из которых в настоящее время возмещено 236 миллионов тенге.

«Анализ показывает, что наиболее коррумпированными регионами в сфере образования являются: Восточно-Казахстанская – 30 фактов, Туркестанская - 28, Мангистауская – 20, и Кызылординская области - 16, а также Нур-Султан - 16 фактов», - сообщили в Антикоррупционной службе. По данным борцов с коррупцией, заведующие детских садов стали в 2,5 раза чаще совершать коррупционные преступления - с 12 дел в 2019 году до 29 дел в 2020 году. Директора школ в два раза чаще стали брать взятки - с 11 до 23 дел, директора колледжей - в четыре раза, с 5 до 19 дел, соответственно. «В текущем году уже осуждено шесть директоров школ, двое заведующих детскими садами и двое директоров колледжей», - рассказали в Антикоре. Так, в четверг Антикоррупционная служба Атырауской области начала досудебное расследование в отношении директора среднеобразовательной школы Жылыойского района, который подозревается в получении денег через главного специалиста отдела образования указанного района за зачисление ребенка в дошкольный класс. Кроме этого, в Туркестанской области изобличен директор средней школы Сарыагашского района, который подозревается в получении взятки в сумме 420 тысяч тенге от преподавателя за не увольнение того с работы. Аналогичные факты выявлены в Восточно-Казахстанской, Жамбылской, Кызылординской, Павлодарской, Западно-Казахстанкой областях и городах Шымкент, Нур-Султан. Накануне состоялось два приговора в отношении двух директоров школ: один из них приговорен к штрафу в 9 миллионов тенге за получение взятки от охранника за содействие в трудоустройстве, еще один руководитель учреждения образования выплатит штраф в 8 миллионов тенге.

Почему автор так подробно остановился на взятках в системе образования? Да потому что в казахстанских школах с 1 сентября введут десятибалльную систему оценки знаний вместо действующей пятибалльной, о чем стало известно в ходе единого республиканского часа. Градация оценок следующая: - 1-3 балла – «плохо»; - 4-5 баллов – «удовлетворительно»; - 6-7 баллов – «хорошо»; - 8-10 баллов – «отлично». Представляете, какой простор появляется для того, чтобы дотянуть троечника до оценки «хорошо» за скромное вознаграждение? Раньше тройка и четверка отличались гораздо сильнее, чем 4-5 и 6-7 ныне, теперь у тройки и четверки есть нюансы, которые позволяют поставить их там, где их раньше быть не должно было бы…

 

Однако надо отдать должное нашему правительству, оно не только умеет устраивать театр абсурда, но и устранять его – на прошлой неделе министерство торговли и интеграции видоизменило норму действующего законодательства, регулирующего продажу алкоголя и табака в стране. Напомним, что в июле 2020 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал новый кодекс о здоровье, в котором появилась норма, запрещающая покупать сигареты и алкоголь лицам младше 21 года. Новое законодательство требовало от продавцов в обязательном порядке требовать от покупателя такой продукции документ, удостоверяющий его личность и подтверждающий достижение соответствующего возраста. Эта норма вызвала вполне понятное недовольство в обществе, поскольку в торговых точках распространились случаи, когда алкоголь и сигареты отказывались продавать людям, достигшим преклонного возраста, но не взявшим с собой удостоверение личности или паспорт. Кроме того, процедура предъявления документа удлинила пребывание людей в очередях к кассам, в чем казахстанцы усмотрели нарушение карантинных норм, введенных в стране с началом пандемии коронавируса.

Министерство торговли и интеграции решило исправить эту ситуацию: 19 августа 2020 года глава этого ведомства Бахыт Султанов внес изменения в приказ «Об утверждении правил внутренней торговли», согласно которым удостоверение личности при покупке табачной и алкогольной продукции продавцы будут спрашивать лишь у молодых казахстанцев. «Мы вчера разъяснили продавцам, что удостоверение нужно требовать только в случае, когда есть сомнения в возрасте покупателя», – сказал Султанов в ходе брифинга по итогам его отчетной встречи с населением в четверг. Соответствующий пункт измененного приказа предписывает продавцам алкогольной продукции и (или) табачных изделий, в том числе изделий с нагреваемым табаком, табака для кальяна, кальянной смеси, систем для нагрева табака, электронных систем потребления и жидкостей для них, отказывать покупателям, в отношении которых возникли сомнения в достижении ими указанного в законодательстве возраста, в продаже.

Тут есть еще один немаловажный нюанс: подписать приказ министр-то подписал, вот теперь непонятно, когда этот приказ начнет на местах реализовываться. Дело в том, что наши продавцы розничной сети не первый день на свете живут, а потому знают: подписание приказа в Нур-Султане – это одно, а доведение его до сведения правоохранительных и других контролирующих органов – это совсем другое. Иными словами, то, что министр Султанов не считает продажу чекушки старцу с морщинистым лицом без предъявления паспорта преступлением еще не означает, что какой-нибудь бравый блюститель законодательства не считает факт такой продажи способом обогатиться за счет заведения, где продажа была осуществлена. И пока двух-трех бравых блюстителей порядка в сфере продаж без паспортов антикоррупционщики не посадят, норма не заработает. Хоть глава нашего торгового ведомства и подчеркнул, что не видит противоречия предыдущей норме законодательства, которая предписывала требовать документы у всех покупателей такой продукции. Он пояснил, что в законы, в том числе и в Кодексы, вносятся «нормы общего характера», которые могут уточняться или корректироваться подзаконными нормативными правовыми актами: постановлениями правительства или приказами министерств, как это произошло в данном случае.

Тем не менее, наше законодательство и пути его формирования темны и непонятны, как история мидян: лучшей иллюстрацией к этому служит история о намерениях снизить штраф за неношение масок в общественных местах. На прошлой неделе в стране развернулось настоящее маски-шоу: 19 августа уполномоченный по защите прав предпринимателей Рустам Журсунов сообщил о том, что в стране намерены снизить штраф за нарушение масочного режима с 83 тысяч 340 тенге до 2 тысяч 778 тенге для физических лиц. «Госорганы рассматривают концепцию законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях, предлагается снизить штраф для физических лиц за нарушение масочного режима с 30 до 1 МРП», - написал Журсунов на Facebook. Что касается юридических лиц, то им сокращать сумму штрафа не планируют, однако проверяющие не будут наказывать предпринимателей, если маску не надел их клиент - за этого накажут самого клиента. Проверяющие органы должны проводить четкое разграничение между ответственностью предпринимателя, его работников и потребителей, отметил Журсунов.

«Если предприниматель обеспечил все санитарные условия на своих объектах, включая неснижаемый запас масок и перчаток, а также требует ношения масок с потребителей, такой предприниматель не должен нести ответственность за нарушения масочного режима собственными сотрудниками и потребителями», - написал он. Журсунов опубликовал ответ комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Минздрава по этому поводу. Сообщается, что в части ношения физическими лицами защитных масок выработана позиция по вопросу разграничения ответственности предпринимателя и его потребителя. «В случаях несоблюдения режима ношения масок гражданами каждый факт нарушения рассматривается индивидуально, и к административной ответственности привлекается физическое лицо, допустившее нарушение», - ответили в комитете. Бизнесменов при нарушении их прав просят обращаться в региональные палаты предпринимателей, совместные мобильные группы с органами прокуратуры и территориальные департаменты Агентства по противодействию коррупции.

После этого министерство юстиции опровергло возможность снижения штрафов, однако бизнес-омбудсмена поддержала национальная палата предпринимателей «Атамекен». Более того, по словам членов НПП, законопроект в палату прислал сам Минюст, который теперь опровергает заявления общественников. В открытом доступе этого законопроекта пока нет, однако в НПП утверждают, что 5 августа получила именно от Минюста концепцию законопроекта с предложением снизить штрафы за отсутствие масок с 83 340 тенге до 2 778 тенге. «Министерство юстиции 5 августа направило в Национальную палату предпринимателей «Атамекен» концепцию законопроекта «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях». В ней указано, что размеры штрафа за нарушение санитарно-эпидемиологических требований в части обязательного ношения медицинских масок являются непосильными для граждан и требуют пересмотра. В этой связи в статье 425 КоАП предложено такой состав правонарушения вывести в отдельную часть с установлением штрафа в размере одного месячного расчетного показателя, а при повторности совершения данного нарушения – установить штраф в размере 2 МРП», - написал управляющий директор НПП Шынгыс Темир в Facebook. По его словам, через два дня, 7 августа, Нацпалата отправила ответ в министерство юстиции, что поддерживает поправку – и предложила внести изменения и в части снижения размеров штрафов в отношении субъектов предпринимательства.

Тут уже всех заинтересовало, что у нас творится с максами-шоу, и агентство Sputnik Казахстан попросил в Минюсте прокомментировать заявление бизнес-омбудсмена и НПП «Атамекен» и ответить на вопросы: действительно ли Минюст делал эту рассылку и кто автор концепции законопроекта. Пресс-секретарь министерства Меруерт Боканова не опровергла заявления, но давать иную информацию, кроме уже предоставленной, отказалась. «Снижение размера штрафов государственными органами не обсуждается», - вновь повторили в Минюсте. Нацпалата же изначально была против усиления ответственности по статье 425 Кодекса об административных правонарушениях. «В 11 раз вырос штраф для малого бизнеса (с 20 до 230 МРП), ставки для среднего и крупного еще выше. Граждан штрафуют не на 10 МРП, а на 30. Штрафы должны быть соразмерны тяжести совершенного правонарушения, а привлекать человека на 84 тысячи тенге за то, что он маску дома оставил, как минимум, нелогично, ведь в Казахстане минимальная заработная плата вдвое меньше. Мы все-таки предлагаем обсудить снижение штрафов», - отметил управляющий директор нацпалаты.

Шынгыс Темир пишет, что в концепции, которую получили в Нацпалате, приводится сравнение размеров санкций за нарушение масочного режима в период карантина: Россия (Москва) – 28,6 тысячи тенге в эквиваленте (минимальная заработная плата – 70 тысяч тенге); Узбекистан – 9,2 тысячи тенге (минимальная заработная плата – 28 тысяч тенге); Украина – от 2,6 тысячи до 3,8 тысячи тенге (минимальная заработная палата – 72 тысячи тенге); Таджикистан – от 4,7 тысячи до 11,8 тысячи тенге (минимальная заработная палата – 16 тысяч тенге); Азербайджан – 24,7 тысячи тенге (минимальная заработная палата – 61 тысяча тенге); Казахстан – около 84 тысяч тенге (минимальная заработная палата – 42,5 тысячи тенге). На данный момент более 2,5 тысячи казахстанцев оштрафовали за отсутствие масок за полтора месяца. Из них свыше 300 человек – за то, что у них не было масок на улице. Тут вот что любопытно: в начале августа министр информации и общественного развития Казахстана Аида Балаева заявляла, что государство не собирается наживаться на «масочных» штрафах, а исходит из того, что ответственность за ношение масок дисциплинирует людей.

«Штрафы за нарушение масочного режима введены не для того, чтобы государство заработало на штрафах, а чтобы дисциплинировать граждан. За период с начала карантина было выявлено 5 тысяч нарушений масочного режима, но штрафы были наложены только на 495 человек», - заявляла тогда министр в эфире программы "Балаеваға 3 сұрақ/3 вопроса Балаевой", которая вышла на Youtube-канале телерадиокомплекса президента. Нет, ну министр в статистике должна быть корректной, поэтому вместе с числом 495 человек, которых оштрафовали реально, следовало бы привести и число тех, которые предпочли договориться с контролерами на месте, за полцены или даже за треть. Это во-первых, а, во-вторых, если нет цели набить бюджет, а только приучить людей к маскам, то зачем две минимальные зарплаты сразу драть с физлица, а с предпринимателя – так сразу 600 тысяч? Милые чиновники, оно понятно, что в вашем мире 83 тысячи тенге – это фигня, которую вы можете в обед оставить в ресторане, а для рядового обывателя и 2 тысячи 700 тенге – это серьезный удар по кошельку. Особенно сейчас, когда с работой напряг у всех, так что с небес спуститесь, небожители!

Кто-то скажет, что авто зря и бездоказательно батон крошит на наше чиновничество, но вот вам история из глубинки: костанайский ветеринар Максим Пандерин рассказал, что ему выписали штраф в размере 600 тысяч тенге за то, что он находился без маски на рабочем месте. Мужчина является хозяином ветеринарной клиники – он открыл ее всего четыре месяца назад, пишет издание «Наша газета». Как рассказал Пандерин, инцидент произошел еще 23 июля, однако о штрафе он узнал только недавно. По словам мужчины, он и сотрудницы его клиники спокойно обедали в тот момент, когда в учреждение с проверкой пришла мониторинговая группа. «Мы обедаем, когда нет клиентов, когда животным не нужна срочная помощь. Посторонних людей в клинике не было. В этот момент забежали сотрудники полиции с видеокамерой, начали нас снимать. Я был шокирован, не каждый день такое происходит! Они начали нас расспрашивать. Когда речь зашла о масках, я понял, в чем дело, и надел маску. Они даже протокол не составили, показали какую-то бумажку, я расписался», - отметил мужчина.

Ничего не напоминает? Пару – тройку недель назад ваш покорный слуга писал, что наш минздрав просто обязан написать в протоколе, что в момент поглощения пищи в местах общепита клиент имеет право снять маску, чтобы тупо поесть. Мне тогда знакомые говорили – мол, ты считаешь контролирующие органы настолько тупыми, что им это надо прописывать?! Костанай, ау, вашему главному санврачу надо выписать отдельный протокол: что маску можно и нужно снимать во время приема пищи не только в точках общепита, но и на работе. Да, и на всякий случай надо прописать, что ветеринарам можно и нужно снимать маски дома во время завтрака, обеда, полдника и ужина – а спят пусть по-прежнему в маске. Впрочем, после выписки штрафа в 600 тысяч тенге полдники Пандерину не светят – вот интересная логика у наших государевых мужей, оштрафовать человека из заботы о его здоровье так, чтобы он с голоду потом сдох. Как говорила тетя Маруся своему сыну: «Если на пляже утонешь, домой не приходи – убью!»…

После того, как история получила огласку в Сети, Пандерину начали поступать звонки о помощи – не только материальной, но и юридической. Ветеринар не исключает, что попытается обжаловать этот штраф в суде. «Я просто хочу предать эту несправедливость широкой огласке, потому что я знаю, что других людей так же штрафуют, люди платят и забывают. Но это неправильно! Наказание несоразмерно нарушению», - заявил мужчина. Раньше в регионе хозяйку одной аптеки оштрафовали на 360 тысяч за превышение цены на анальгин: он должен продаваться за 149 тенге, а женщина продавала за 150 тенге просто потому, что монеток в 1 тенге на сдачу у нее не было. Вот пусть госпожа Балаева вместо пламенных заверений, что драконовские штрафы введены по многочисленным просьбам трудящихся, объяснит, почему в стране разменной мелочи нет в достаточном количестве - медь закончилась?

Тут ведь опасность в том, что вслед за голодающими ветеринарами в суды могут потянуться казахстанские рестораторы, которых возмутило очередное требование главного санитарного врача. Согласно ей, всех официантов в обязательном порядке обязали носить защитные экраны: данная мера действует с 23 июня, но широко обсуждаться стала сейчас видимо потому, что до региональных проверяльщиков наконец дошло, на чем еще можно бабла рубить. Представители сферы общепита считают, что таким образом чиновники лишь нагнетают обстановку, и боятся потерять клиентов, сообщает телеканал КТК. «Я считаю, что эти щитки вообще никак не спасают от коронавируса, честно говоря. То есть как они должны спасать нас? Где-то этому должно быть логическое объяснение, которое мы, к сожалению, не получили», - комментирует требование санврачей президент Ассоциации клуба рестораторов Казахстана Гульнара Катибаева. К тому же ношение экранов, по мнению владельцев общепита, создает неудобства в работе обслуживающего персонала. В некоторых случаях даже становилось поводом для конфликтов.

«Официант надела щиток, подошла заказ принимать, и там же в щитке закрепка есть, она выпала и упала именно на еду гостя. Гость был очень недоволен и после этого не кушал. Пришлось нам заменить», - рассказал ресторатор Дастан Даулет. Официальный представитель министерства здравоохранения Багдат Кожахметов отметил, что данная мера действует с 23 июня. «Просто, видимо, некоторые сотрудники общепита соблюдают, а некоторые нет. Но есть требование. Это прописано в постановлении главного санитарного врача», - пояснил он. За несоблюдение этого требования предпринимателей могут оштрафовать на крупную, знакомую до колик в желудке костанайским ветеринарам сумму - свыше 600 тысяч тенге. Но это делается, разумеется, не для затыкания дыры в бюджете, нет – просто государство на некоторые обязательства денег немного не хватает. На прошлой неделе издание «Курсив» сообщило потрясающую новость для 20 года 21 столетия – питьевую воду в Уральске стали выдавать по графику. То есть вода из крана льется в областном центре строго в определенное время. Почему?

«В ТОО «Батыс Су Арнасы» уверяют: подача по расписанию – вынужденная мера, и причин тому несколько. Старые изношенные водопроводные сети, аварийное состояние канализационных коллекторов, обмеление реки Урал. В компании признают, что даже один день подачи воды в обычном режиме приведет к полному отключению водоснабжения во всём городе и его окрестностях, - пишет «Курсив». - График подачи воды одинаковый для всех – как для физлиц, так и для юрлиц и бюджетных организаций. Утром в обед и вечером вода подаётся с нормальным напором, всё остальное время течёт тонкой струйкой, ночью ее нет совсем. В больницах воды не хватает, и поэтому на территориях лечебниц разместили дополнительные резервуары, которые время от времени пополняет «Батыс Су Арнасы». Работает по принципу доставки воды на дом. Когда вода кончается, оформляется новая заявка», - добавляется в материале.

«Мы делаем всё, чтобы возвратить подачу воды. К ремонту коллекторов мы фактически готовы – подрядчики найдены, сумма заявлена – 307 млн тенге. Коллектор будет работать и одновременно ремонтироваться. Так мы еще не делали и в этом есть определенные риски. Из-за аварий на коллекторе у нас большие долги: в 2019 году было 35 аварий. В этом – 33 пока что. А это немалые деньги. Наш внешний долг – 775 млн тенге. Налоговой 75 миллионов тенге должны, сейчас отсрочку попросили», – поясняет генеральный директор ТОО «Батыс Су Арнасы» Каиргали Имашев. Ну что, господа ветеринары и рестораторы, которые в масках и в щитках кушать не научились, теперь понимаете, куда пойдут ваши 600 тысяч тенге? Знаете, сколько у нас по стране коллекторов, которые на ладан дышат? А вы какие-то жалкие 600 тысяч для страны жалеете (надеюсь, г-жа Балаева поделится со мной гонораром, если возьмет эту пламенную речь для очередного своего пламенного выступления).

Нет, я вот могу посоветовать министру экологии, какой вид туризма надо развивать, чтобы привлечь иностранцев: бюротуризм. Поскольку наш бюрократический дурдом, по ходу, неизлечим, надо просто рубить на нем бабло для того же бюджета. Например, заставить иностранцев по прибытию в Казахстан увлекательно выживать без документов, удостоверяющих личность – казахстанцев же так выживать заставляют, причем с рождения. Не верите? В том же Костанае жительница этого областного центра не может получить свидетельство о рождении ребенка. Пока женщина пытается разобраться в бюрократической путанице, девочка не может получить должного лечения, ей требуется операция.  Юлия Лянгольф в июле прошлого года родила дочку — Николь Александровну. Но по документам маленькой Николь не существует, ее нет ни в одной базе. По признанию Юлии, она не успела сразу после рождения дочери подать на документы, так как вскоре после выписки из роддома вместе с ребенком вновь попала в больницу, а позже ей пришлось выйти на работу. Женщина обратилась за документами только в сентябре, но получила отказ. Сразу после отказа она пошла к руководителю РАГС, чтобы разобраться в ситуации.

«Говорит, 285 дней должно пройти после развода, потом только мы вам дадим свидетельство о рождении. Тогда и приходите», — пояснила Юлия Лянгольф. Женщина выждала этот срок, а затем обратилась снова — уже в этом году. В итоге получила еще два отказа. Со слов Юлии, причиной отказов стали неверные данные, переданные в РАГС из ЦОНа. В письменном ответе из госоргана говорится, что заявление установленного образца было оформлено оператором ненадлежащим образом. В этой связи произвести государственную регистрацию рождения ребенка не предоставляется возможным. Выяснилось, что ошибка допущена не только специалистом ЦОНа, но и РАГСа. При отправке официального письма специалисты органов регистрации указали неверную фамилию. На бумаге появилась фамилия Розумович, тогда как дочка Юлии — Лянгольф. Специалист РАГСа рассказала, что такая оплошность была допущена случайно. А вот сами отказы правомерны. Путаница произошла из-за развода Юлии.

«Мы ей дали отказ на основании статьи 192, пункта 3. При регистрации рождения ребенка, если в случае расторжения брака не прошло 280 дней с момента расторжения брака, сведения об отце вносятся на основании заключения брака», — поясняет главный специалист отдела РАГС аппарата акима Костаная Татьяна Богомолова. Она пояснила, что ребенок был рожден в браке и нужный срок для внесения в базу других данных не прошел. Но в ЦОНе этого не проверили и заполняли все только со слов Юлии. Помимо этого, женщине сразу не объяснили все законодательные аспекты после первого отказа ни в ЦОНе, ни в РАГСе. «По данному факту сегодня проводится внутренне расследование. Хотелось бы отметить, что на сегодняшний день у сотрудницы ЦОНа №2 города Костанай, которая указана в отказе органов РАГС, взята объяснительная. Проверка будет проведена. В свою очередь, от филиала госкоропорации «Правительство для граждан» по Костанайской области хотелось бы подчеркнуть, что мы окажем помощь гражданке Лянгольф в получении свидетельства о рождении», — пояснила PR-менеджер филиала «Правительства для граждан» по Костанайской области Ярослава Богатырева.

По словам Юлии, она с нетерпением ждет, когда же ситуация с документами разрешится. Ее ребенок нуждается в операции, у нее диагностирована гемангиома теменной области. Но сделать операцию врачи не могут, поскольку девочка по документам не существует. Вот чем это отличается от известного высказывания Иосифа Виссарионовича «Нет человека – нет проблемы»? Пусть госпожа Балаева разъяснит так же пламенно, как она уверяла, что штрафы нужны не для пополнения бюджета… 

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан