Сколько стоит межэтническое согласие в Казахстане?

Сразу несколько научных центров получили огромные выплаты из бюджета на исследования в области национальной политики и этнических вопросов. И это не в первый раз. Есть ли от этого эффект? Почему это стоит миллиарды и нужна ли эта работа — по крайней мере, в таком виде?

15 августа правительство постановило выделить ТОО «Институт прикладных этнополитических исследований» 373,8 млн тенге на «Услуги по проведению прикладных этнополитических исследований и мероприятий в сфере межэтнических отношений». НАО «Центр Н. Назарбаева по развитию межконфессионального и межцивилизационного диалога» получит 470,6 млн на «Услуги по продвижению Казахстана как одного из международных центров по обеспечению межконфессионального и межцивилизационного диалога».

Наконец, АО «Қазақ әуендері» из бюджета получит 2,9 млрд тенге на «Мероприятия с участием главы государства». Там и торжественные концерты, и праздничные мероприятия, и фестивали, и конкурсы. Отработка «Рухани Жангыру» и «7 граней Великой степи».

Но как проверить целевое использование денег? Идеологическую работу невозможно пощупать руками. Политолог Данияр АШИМБАЕВ считает, что заниматься межэтническими и идеологическими вопросами надо. Но не наскоками, а системно. И желательно профессионалам.


Данияр Ашимбаев. Фото: voxpopuli.kz

Новые старые задачи

— Вы еще до кордайских событий не раз отмечали, как важно государству мониторить, анализировать и принимать превентивные меры в потенциальных «горячих» точках. Неужели вас услышали?

— После прошлогодних событий тема актуализировалась как никогда. Понятно, что проблематика присутствовала всегда. А если посмотреть на нее с точки зрения структуры госаппарата, очевидно, что ответственность минимизируется.

Мы не раз видели столкновения на локальных уровнях. Где-то это связано с вопросами передела теневых сфер влияния, где-то с этнической преступностью. На Кордае, например, беспорядкам отчасти способствовала дележка теневых таможенных потоков. А правоохранительные органы у нас ко многим видам теневого бизнеса относятся очень лояльно. Возможно, не безвозмездно. 

В национальной политике полная мешанина. С одной стороны, мы строим государство с гражданской идентичностью, где все национальности равны. С другой — видим активное раздувание национал-патриотической тематики. До сих пор у государства нет понимания, где национальная идентичность, а где гражданская. Начать надо с этого, причем на аналитическом уровне.

Кормушка для своих

— У нас предостаточно различных научно-исследовательских институтов по этнологии и философии, которые существуют десятилетия. А здесь мы видим какие-то новые называния.

— Много лет предлагалось создать либо новые организации по вопросам этнической политики, либо реанимировать существующие. Есть в комитете науки минобразования «Институт истории этнологии», где история есть, а этнологии нет. Тем более, значительную часть полномочий по истории у него оттяпал другой институт — истории государства.

От Института философии, политологии и религиоведения никаких новостей нет, только жалобы сотрудников на нехватку финансирования. Зато возник «Центр имени Н. Назарбаева по развитию межконфессионального и межцивилизационного диалога». Не так давно, почему-то опять в формате ТОО, при министерстве информации появился «Институт этнических исследований». У каждого свое финансирование. Однако у меня лично вызывает вопросы состав специалистов, которые будут осваивать бюджеты.

В качестве яркого примера приведу АО «Институт экономических исследований» миннацэкономики. Финансирование миллиардное, а сведения о коллективе пропали.

Хотя всем интересно знать, что за сотрудники отвечают за экономическую политику и стратегию, с которыми у нас полный швах

Достаточно вспомнить скандал несколько месяцев назад, когда один из сотрудников миннацэкономики получил откат за прием документов от Института экономических исследований. Дело было закрыто, но осадочек остался.

Все эти ведомственные исследовательские институты при министерствах обслуживают их интересы. Они выведены из сферы госзакупок. А десятки, сотни миллионов и даже миллиардов бюджетных тенге закрепляются за ними отдельными бюджетными постановлениями правительства. 

В тех ли руках деньги?

— Хотя сферы часто конкурентные, в которых с большей результативностью могли бы деньги освоить другие структуры.

— Да, аналитика — это не условные монополисты в виде Национального ядерного центра или крупных медицинских НИИ, которые бессмысленно выводить в тендерную зону.

Что касается межэтнических исследований, при всем известной Ассамблее народа Казахстана существует госучреждение «Қоғамдық келісім». Чем занимается, непонятно. 

Не так давно публиковали сумму, выделенную Ассамблее. Судя по тому, что мы видим, деньги пошли больше на пропаганду в виде культурных мероприятий, нежели на реальную аналитическую работу. Например, на социологические исследования.

То же самое сейчас. По бюджетам первых двух структур видно, что аналитическая часть задач или скрыта, или размазана внутри. В глаза бросаются информационно-пропагандистские цели. Перед нами идеальная система, на которую можно выделять сколько угодно миллионов, но без какого-либо видимого результата.

— Это как с госпрограммой по формированию патриотизма, результаты которой невозможно пощупать руками. Выглядит все как размазывание бюджетных денег.

— В принципе это так не выглядит, в большинстве случаев так оно и есть. И не только в идеологии, но и в экономике. Одними и теми же исследованиями занимаются различные квазигосструктуры, получая миллиарды. При этом потенциал действительно сильных исследовательских центров практически не используется.

В споре рождается… популизм

— Скорее всего, все новые и новые ведомственные НИИ создаются с целью пристроить на рабочие места любимых людей.

— В свое время я сам давал рекомендации по созданию профессионального Института по этнической политике. Шли активные дискуссии, была создана рабочая группа, которая несколько месяцев вырабатывала концепцию.

В итоге выяснилось, что эксперты работали на общественных началах, а весь бюджет ушел в новое ТОО. Всю работу оно будет начинать заново

Возникают естественные вопросы: если государству нужны квалифицированные эксперты, тогда что и кто у нас влияет на принятие решений в госполитике? Реальная и содержательная дискуссия в национальных вопросах из области фантастики. Начинается все с нормального обсуждения, а потом приходят привычные лозунговость и дешевый национал-популизм.

— Посмотрела на задачи Института прикладных этнополитических исследований и Центра Назарбаева по развитию межконфессионального и межцивилизационного диалога. Мониторить, делать анализ и прочие странные формулировки. Но мы же знаем, что межэтнические вспышки возникают не в социальных сетях, а на земле, где компактно проживают те или иные этносы. Опять все не сходится. 

— Работать на местах должны акиматы и органы КНБ. Где-то подразделения полиции и прокуратура. И делать это надо постоянно, причем имея грамотную методическую подготовку. Как-то же структуры компартии и КГБ в советское время умели выявлять и пресекать межэтнические столкновения?

— И интернета тогда не было.

— Потому что хотели и делали. А сейчас всю идеологическую работу надо начинать заново. Толку, условно говоря, создавать три НИИ и две госкомпании для борьбы с бедностью, если они бюджеты осваивают, а бедность никуда не девается. Так и здесь.

На тему межэтнического согласия высказываются все кому не лень. Но как только речь заходит о глубоких исследованиях, сразу начинаются разговоры, что нет своих этнологов

Давайте привлечем специалистов из соседних стран. Иначе получается какая-то непрофессиональная самодеятельность. И это стало нашей порочной практикой.

Что касается последних бюджетных новостей, у меня пока нет четкой картины, кто и чем займется реально. И какие в таком случае задачи стоят перед Ассамблеей, чей статус даже не полностью прописан. Кажется, проще было создать отдел межнациональных отношений в администрации президента. Чтобы он выработал методику, по которой следует проводить работу в этой сфере.

— Если большинство межэтнических столкновений в Казахстане следствие передела теневых сфер, подключать следует силовиков, а не философов, не так ли?

— Это когда речь идет об этнической преступности. Такие группы в силу исторических и культурных аспектов держатся от остальных особняком. Конечно, по этой части все вопросы к силовикам. С другой стороны, правильная подача информации обществу о реальных причинах беспорядков — тоже важная задача.

Мы видели, как во время кордайских событий туда поехал депутат, собрал все слухи и сплетни и вывалил их в интернет

Так и вышло, что в обвинении дунган виноваты были сами дунгане. А теневую составляющую никто обозначить не хочет.

Ну и еще в этой очень деликатной теме заметную роль играет политизация любых процессов на национальной почве. Когда в свое время правительство предложило расселять оралманов в регионы с нехваткой населения, мгновенно поднялся шум: «Пусть живут везде!».

Людей с «патриотическим» складом ума мало волнует проблематика внутренней миграции, они всегда на волне

Особенно во время разговоров о необходимости обеспечения равных прав и возможностей всем гражданам. Это культура этнической политики, которая, как мы видим, отсутствует. Поэтому ясно, с чего надо начинать.

365info.kz