ЕАЭС: как перешагнуть через барьеры?

Рубрика: 

В 2020 году в рамках ЕАЭС большое значение уделяется разработке и принятию Стратегии развития объединения до 2025 года. Судьба важного документа должна решиться осенью. Казахстанские эксперты обращают внимание на важную роль документов и статистики в системе евразийской интеграции.

В сентябре на заседании Совета Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) был рассмотрен проект Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. В мае месяце проект в целом был одобрен, но отправлен на доработку. Возможно принятие Стратегии на заседании Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС), которое в очном формате намерены провести в октябре - ноябре в Минске.

Как сообщил министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Сергей Глазьев, удалось достигнуть консенсуса по 11 из 36 несогласованных вопросов Стратегии. Последние разногласия по документу вынесут на заседание ВЕЭС. По данным ЕЭК, стратегические направления состоят из общих (концептуальных) положений и 330 мер и механизмов, сгруппированных в 11 системных блоков и раскрывающих положения Декларации о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, принятой 6 декабря 2018 года. В Декларации был обозначен доступ населения к современным достижениям в области образования, науки, здравоохранения, туризма и спорта. То есть были определены новые направления гуманитарного сотрудничества государств-членов.

Однако, в базовом Договоре о ЕАЭС регулирование социально-гуманитарной деятельности почти не затронуто. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в мае месяце указал, что включение вопросов здравоохранения, образования и науки в сферу компетенций ЕЭК будет противоречить сути Договора. То есть он предложил не спешить утверждать знаковый документ, а тщательно его доработать. Касым-Жомарт Токаев считает, что двустороннее сотрудничество между странами ЕАЭС и без того многогранно и затрагивает практически весь спектр социальных и гуманитарных отношений. Соответственно рассмотрение этих вопросов в пятистороннем формате с привлечением ЕЭК может затруднить их реализацию.

О важности качественной подготовки интеграционных документов говорили на днях известные казахстанские эксперты на состоявшемся в режиме онлайн заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Новые направления интеграции: перспективы и возможные результаты».

«Как известно, Стратегию готовили для согласования и подписания в мае 2020 года, но подписать ее не получилось, - рассказал экономический обозреватель Сергей Домнин. - У глав государств возникли замечания, решено было документ доработать и подписание перенести на осень. Вроде как правки уже внесены и обсуждены. Но напомню, что за несколько недель до памятного майского заседания ВЕЭС проходил Евразийский межправительственный совет, где на уровне премьер-министров все было согласовано. Но когда документ перешел на обсуждение президентам, ситуация кардинально изменилась – возникли вопросы и критические мнения». То, что проект «разнесли в пух и прах» на уровне президентов, по мнению эксперта, говорит о том, что в принципе уровень проработки документов достаточно низкий. «Хотелось бы его повысить, чтобы практически все было уже готово на уровне департаментов ЕЭК», - высказал пожелание Домнин.

До пандемии с точки зрения развития интеграционных процессов были одни проблемы, теперь дополнительно появились другие. Теперь к качеству документов, социологическим исследованиям и статистике должны предъявляться повышенные требования. «При этом актуальных социологических измерений нет, - сожалеет президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. - Даже в рамках социологического сообщества «Евразийского монитора» заметно, как сложно получить заказ на проведение исследований. «Интеграционный барометр ЕАБР» закончился в 2017 году. После этого отдельные проекты были, но общих, базовых, к сожалению нет. Насколько наши страны вообще заинтересованы в качественной социологии интеграции? Если мы рассуждаем о гуманитарном сотрудничестве, не интеграции, а именно о сотрудничестве, надо проводить исследования, затем, оперируя цифрами понимать, о чем мы говорим».

Специалист сказала также о том, что социологические исследования перестают финансироваться, и свежих сравнительных данных по евразийскому пространству нет. Проводятся конференции, но по их результатам мало что вырабатывается. При этом у новых направлений гуманитарного сотрудничества есть показатели. Надо выходить на их изучение и описание.

Директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов уведомил собравшихся, что принимает участие в работе Сетевого финансового института. Это объединение, включающее несколько вузов из наших стран, созданое в целях организации сотрудничества в сфере образования и науки в области финансов, для кадрового и научного обеспечения эффективного сопряжения национальных финансовых систем в ЕАЭС. «Когда мы готовили один аналитический материал, обнаружили, что каждая страна строит свою статистику по-разному, - рассказал он. - Например, по Казахстану я нахожу открытые данные Национального банка РК. Беларусь дает данные Министерства промышленности и т.д. Об одних и тех же товарных потоках мы видим разные данные от разных ведомств, и с несовпадающими объемами».

Допустим, нацбанк должен обеспечить стабильность национальной валюты, бороться с инфляцией. Соответственно цифры подбираются таким образом, чтобы показать этот уровень. «Как будто цифры – это девушки, выкладывающие свои фото в Инстаграм, когда хотят выделить что-то привлекательное в своей внешности, ретушируя ее недостатки, - иронизирует эксперт. - Но когда мы сравнили все эти разнообразные статистические данные, то увидели неожиданные цифры. По крайней мере, в 2018 - 2019 годах было усиление объемов взаимной торговли, несмотря на то, что по ценам пошли скачки. Поэтому в рамках ЕАЭС нам нужна единая методология статистики и единый подход к анализу процессов». Его коллеги также уверены в необходимости унифицировать подходы к статистике среди стран ЕАЭС. «Но это будет сложно сделать, потому что у каждого из государств свои экономика и стандарты, - подчеркнула советник директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Мадина Нургалиева. - Это пока из области утопии, к сожалению».

Сергей Домнин считает, что следует обращать внимание в плане евразийской интеграции на отчетность по итогам развития и мониторить ее в перспективе ближайших 3 -5 лет. Есть несколько документов, по которым отслеживается результативность деятельности ЕЭК и прогресса интеграционных процессов. «Один из важных – Доклад о реализации основных направлений интеграции, подготовленный ЕЭК, - напомнил эксперт. - Этот доклад публикуется раз в два года (пока в доступе за 2016 и 2018 годы), неплохо было бы сделать публикацию таких документов ежегодной. Еще один значимый документ – «Белая книга» ЕАЭС (доклад ЕЭК «Барьеры, изъятия и ограничения ЕАЭС»), где указываются все возможные препятствия и барьеры во взаимной торговле, реализации четырех свобод. Прогресс по снятию барьеров можно отследить на специальном сайте общих информационных ресурсов и открытых данных функционирования внутренних рынков ЕАЭС. Однако формат «Белой книги» позволяет не только перечислять препятствия, там дается оценка усилиям стран в их снятии».

Действительно, в раках евразийской интеграции часто актуализируется вопрос по устранению препятствий на внутреннем рынке ЕАЭС. Создали данным специального интернет-портала, во взаимной торговле сейчас существует 61 препятствие (14 барьеров, 13 изъятий и 34 ограничения). Препятствий по государствам примерно одинаковое количество на каждое: Армения – 43 препятствия, Беларусь – 45, Казахстан – 46, Кыргызстан – 42, Россия – 45. В июле 2020 года на заседании Коллегии ЕЭК министр по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям ЕЭК Гегам Варданян сообщил, что за 2018-2019 годы устранили только 6 препятствий. «А сколько еще осталось? – задался вопросом Акимжан Арупов. - Правда, устранение только одного препятствия снижает транзакционные издержки бизнеса на сумму порядка 100 млн долларов США. Так что есть еще над чем работать».

Кроме того, постоянно возникают какие-то вопросы к эффективности работы Суда ЕАЭС. «Он выносит объективные решения, но они не могут быть имплементированы на национальном уровне, - уверен Сергей Домнин. - Дело в том, что национальные регуляторы не стремятся к тому, чтобы заставлять компании, которые получали преимущества за счет снижения цен и выдавливания конкурентов, выполнять решения, которые наказывают эти компании. Этот важный момент всегда нужно иметь в виду, когда кажется, что период кризисный, а интенсивность сотрудничества вроде как не растет естественным образом. Здесь всегда нужны меры структурного характера – менять качество работы интеграционных институтов, чиновников и т.д.».

В Казахстане часто жалуются, что его бизнес давят в ЕАЭС. Но по количеству создаваемых барьеров, судя по цифрам, указанным выше, он не отстает от других стран. К тому же большая часть барьеров – взаимные. Это свидетельствует о труднястях, к примеру, обеспечения допуска к участию в госзакупках в странах-партнерах, сотрудничества в режиме единого рынка и конкуренции. «Сокращение препятствий должно выглядеть как отчетность и этот тренд должен быть одним из главных в работе», - резюмировал эксперт.

Аманжол СМАГУЛОВ