Коллапс казахстанского образования, или Когда «неучи» придут к власти?

Министерство образования и науки РК проверило уровень знаний учителей дополнительного образования. Результаты неутешительные – пороговый балл НКТ смогли одолеть только 333 учителя, 88% преподавателей провалили квалификационный экзамен. В тестировании приняли участие 2802 человека.

Как объяснил директор центра тестирования UStudy Олжас Куспеков, для успешной сдачи экзаменов необходимо наличие на рынке пробных тестов, которые обычно спускаются из Министерства образования и Национального центра тестирования. Но в это раз их не получили. «Пробники» нужны для того, чтобы учителя могли проверить себя и успешно пройти первый тур аттестации. Ранее подобные тесты сдавали только учителя общеобразовательных предметов средних школ, но с 2020 года к сдаче НКТ присоединились педагогические работники шести других категорий, включая преподавателей допобразования.

Вот такое невнятное объяснение. Ну реально – как в первом классе: «А я не зна-ал, что нам задава-али…» Мне всегда казалось, что Учитель должен знать все. Конечно, я понимаю, что это – в идеале. Но чтобы 80% преподавателей не прошли тестирование?! Согласитесь, что это – катастрофа! А что будет с нашей страной лет этак через двадцать, когда «неучи», которых обучали другие «неучи», придут к власти?

Не получается

Министерство образования и науки РК с завидной регулярностью внедряет в жизнь все новые и новые школьные реформы. То у нас появляются предметы с креативными названиями типа «Проектная деятельность и глобальные перспективы», «Менеджмент и политология» и др. То первоклассники параллельно с азбукой изучают введение в науки, информационно-коммуникационные технологии и еще много чего умного. Здесь же нельзя не упомянуть и трехъязычее, когда точные и естественные науки планировалось преподавать только на английском. По оптимистичному прогнозу авторов этого начинания, страна должна была практически в одночасье воспитать высококвалифицированных англоязычных педагогов, разработать грамотные и доступные учебники, а сами школьники и студенты – выучить все три языка в совершенстве. Это все здорово, но не получается.

Да и грядущие перспективы кажутся не очень радужными. Система педагогического образования в стране в свое время была практически разрушена, и, несмотря на все обещания, звучавшие с высоких трибун, она и по сей день так толком и не восстановлена. В итоге упал уровень профессионализма приходящих в школу молодых педагогов, снижается авторитет самих учебных заведений, а уж про глубину знаний детей и говорить не приходится.

 

Обучаться на учителей идут те, кто плохо учился в школе, а потом эти же педагоги обучают следующее поколение некомпетентных преподавателей, –такое объяснение низкому профессионализму нынешних педагогов дал министр образования и науки РК Асхат Аймагамбетов.

Реальные проблемы

И это происходило в мирное время. А тут пришла война. Да-да, именно – война. Как в любое военное время, новости начинались со сводок о количестве погибших в стране и мире. Слова «на передовой» были на первых страницах изданий. Города опустели, их заполонили люди в форме. Ковид вообще принес много нового в нашу, как мы теперь понимаем, спокойную жизнь. И вынужденный переход на дистанционное обучение в условиях пандемии обнажил реальное положение дел в системе образования.

В последние годы в госпрограммах по цифровизации были предусмотрены мероприятия по созданию электронных образовательных ресурсов, обеспечению равного к ним доступа и подготовке квалифицированных кадров. На это за последние девять лет выделили свыше 72 миллиардов тенге, из которых только 30 миллиардов потрачено на внедрение системы электронного обучения E-learning, которая в итоге показала весьма низкую результативность.

Начало 2020 – 2021 учебного года наглядно продемонстрировало, что фактически дистанционное обучение школьников было сорвано, несмотря на заверения первых руководителей Министерства образования и науки о полной готовности семи казахстанских интернет-платформ, которыми заменили международные площадки. Как оказалось, внедренные платформы не соответствуют требованиям информационной безопасности (историю с запущенным во время урока порнороликом помнят все), учебный процесс сопровождается постоянными сбоями. Да и качественный образовательный контент в них отсутствует.

Ну и отдельной строкой идет интернет. Его фактическая скорость и наличие в отдаленных сельских и городских школах не только далеки от отчетных данных, но и недостаточны для дистанционного формата обучения. Зачастую даже в городах с высокой пропускной способностью интернета не каждый ребенок имеет корпоративный аккаунт и персональный компьютер, что делает дистанционное обучение недоступным. В Казахстане до сих пор свыше 55 тысяч школьников проживают в 835 селах, где вообще нет интернета, и более одного миллиона учащихся (а это – 30%) не имеют компьютеров.

Также открытым остается вопрос обратной связи между учеником и учителем. Как можно реально определить качество полученных посредством WhatsApp, ТВ-уроков и действующих, а чаще – не действующих цифровых образовательных платформ знаний? Крайне актуальным стал вопрос подготовки учителей к дистанционному обучению. По факту они вынуждены самостоятельно организовывать техническое сопровождение своих уроков, создавать учебный контент и выполнять множество других не свойственных для них функций.

Кто виноват?

Хочется понять, кто виноват в этом провале? Давайте вспомним.

Начиная с 2016 года в систему образования были направлены трансферты из республиканского бюджета на сумму 27,2 млрд тенге, из них: 12 млрд тенге – на приобретение 26 317 комплектов мультимедийного оборудования для 6152 школ; 16,5 млрд тенге – на обеспечение скоростным интернетом 7160 школ; 4,4 млрд тенге – на подключение 7160 школ к цифровым образовательным ресурсам.

В 2017 году по инициативе МОН Республика Казахстан привлекла заем Всемирного банка на сумму 67 млн долларов на финансирование проекта «Модернизация среднего образования». Целью проекта является выравнивание качества образования между сельскими и городскими школами, в рамках чего было принято решение об оснащении 5 тысяч школ мультимедийным оборудованием. Планировалось, что все сельские школы будут оснащены компьютерами и оргтехникой, а главное – для всех школ с низкой скоростью интернета осуществится поставка оборудования, обеспечивающего устойчивую беспроводную связь.

Однако, несмотря на высочайшую актуальность вопроса, по имеющейся информации, ни по одному из направлений проекта до сих пор не объявлен конкурс, а на приобретение компьютеров и оборудования для обеспечения интернетом сельских школ не разработаны даже технические задания. И это – на третий год существования проекта!

Кроме того, в июле 2020 года МОН обратилось к правительству за новым финансированием на 74,2 млрд тенге для оснащения школ оборудованием, обеспечивающим цифровизацию учебного процесса и доступность школьных онлайн-занятий через беспроводной интернет.

Где это все? Кто и какую ответственность понес за срыв проекта? Кто должен ответить за провалы в дистанционном обучении? Создается впечатление, что нашему государству не очень-то нужны образованные и культурные граждане. В стране идет целенаправленное снижение интеллектуальной и культурной планки. Но ведь даже невежественная толпа, равно как и образованные люди, может быть критически настроена к власти. И если первые часто глухи к голосу разума, то вторые сами готовы генерировать здравые идеи, главное для них – быть услышанными.

Пандемия не отступит еще долго. И учиться придется в новых условиях. Мы к этому не готовы. Однако терять целые поколения мы не готовы еще больше.

Spik.kz