Итоги столичной недели: Карантин как предчувствие домашнего насилия или каждому акиму – по лопате в руки

Над Казахстаном на прошлой неделе вновь сгустились сумерки – сумерки нового локдауна и ограничений по перемещению и работе. В ряде регионов, в частности в Восточном Казахстане, эти ограничения уже приняли очертания достаточно жестких мер, а связующим звеном между прошлым карантином и будущим стали два события. Событие первое – арест экс-главы минздрава Елжана Биртанова по обвинению в растрате госсредств в карантинный период, событие второе – попытка ужесточить наказание за бытовое насилие, которое расцвело махровым цветом в стране в период карантина прошлого. Учитывая, как у нас продумывается действие любого законопроекта на практике, многие родители уже напряглись в ожидании принятия этого документа.

Напомним, что об аресте Биртанова страна в конце позапрошлой недели узнала из социальных сетей. Это исчерпывающим образом характеризует поворотливость нашей государственной машины – арестовать крупного чиновника в пятницу, а потом на субботу и на воскресенье отдать информационное поле на разграбление диванным экспертам, не сообщая журналистам никаких подробностей задержания. Более того, не подтверждая и не опровергая сам факт задержания официально. Естественно, за два дня молчания Комитета по финансовому мониторингу Минфина Казахстана (1 и 2 ноября) Биртанову каких только грехов не приписали, включая убийство президента Кеннеди. Даром что 35-го президента США грохнули в Далласе в 1963-м, а Биртанов родился в 1971-м, то есть физически послать пулю в Кеннеди за восемь лет до своего появления на свет не мог – но когда и кого это в соцсетях останавливало в выдвижении гипотез задержания?

Тут вопрос не к диванным экспертам, а к официальным органам, которые никак не могут понять физическую природу соцсетей: соцсети – это не официальные СМИ, которые стреножены рамками профильного закона и потому ограничены в выдвижении гипотез и в утверждениях. Соцсети изначально ничем не ограничены, а потому, когда им не предлагается никакой официальной версии, они, в отличие от журналистов, ждать брифинга или пресс-релиза не будут, а родят что-нибудь свое, залихватское, что-нибудь из разряда «пипл хавает». Причем чем более фантастическим будет утверждение в соцсетях, тем больше шансов в том, что оно будет растиражировано в большом масштабе, потому что тут срабатывает одна из аксиом, приписываемых доктору Геббельсу («Чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее верят»). А после того, как фантастика будет растиражирована и пройдет через фильтры тысяч пользователей, каждый из которых будет добавлять в нее свои детали, сработает аксиома, которую действительно вывел главный пропагандист третьего рейха – «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».

Наша проблема – и потребителей информации из интернета, и наших госорганов – заключается в том, что мы считаем: раз это говорилось почти сто лет назад, да еще и осужденным международным трибуналом военным преступником, сейчас это не сработает. Я вас умоляю: история всегда развивается по спирали и всегда на новом своем витке возвращается к пройденной вроде бы точке. Так что субботнее и воскресное молчание ягнят из пресс-служб наших госорганов – это удар по самим госорганам, которые разродились комментарием задержания Биртанова только в понедельник, дав задержанию обрасти слухами и домыслами, не всегда для этих госорганов лицеприятными.  Да и то весьма куцей была та информация: в отношении Елжана Биртанова судом санкционирована мера пресечения в виде содержания под стражей, сообщал 3 ноября комитет по финансовому мониторингу. Другая информация в интересах следствия разглашению не подлежит, заявили в ведомстве. А в субботу, 7 ноября, адвокат экс-министра Дмитрий Куряченко сообщил агентству Sputnik Казахстан, что его подопечный помещен под домашний арест.

Таким образом, версия о том, что Биртанова подозревают в растрате бюджетных средств в особо крупном размере, пришедшая из мессенджеров, была официально подтверждена только спустя три дня после его задержания. Напомним, что Биртанов подал в отставку с поста министра здравоохранения Казахстана 25 июня 2020 года (эту должность он занимал с 2017 года). Причиной было названо состояние здоровья - чиновник заболел коронавирусной инфекцией. После этого о нем ничего не было слышно вплоть до 30 октября, до появления информации об аресте. Причем сумма растраты опять таки пришла из соцсетей (госорганы ее не подтвердили) – согласно мессенджерам, Биртанова якобы подозревают в «хищении и растрате бюджетных средств на сумму свыше 526 миллионов тенге, выделенных на закупку платформы информатизации и интерперабельности информационных систем здравоохранения». В общем, из официальных сообщений пока следует, что «то ли он украл, то ли у него под носом украли» – но осадок в любом случае останется. И останется осадок прежде всего потому, что наши госорганы по-прежнему не в состоянии реагировать на ситуацию оперативно, как и в период ЧП полгода назад…

А оперативно реагировать необходимо, потому что карантин возвращается – с субботы запрещен массовый въезд и выезд в несколько населенных пунктов Восточно-Казахстанской области, в частности, в Серебрянск и в Новую Бухтарму. Из-за угрозы распространения коронавируса в них установили санитарные посты, о чем говорится в новом постановлении санврача района Алтай, на которое ссылается издание YK-News.kz. Согласно документу, въезд и выезд в и из Серебрянска и Новой Бухтармы запрещены всем, за исключением некоторых категорий людей, указанных в постановлении: сотрудникам организаций жизнеобеспечения населения, въезжающим и выезжающим по медицинским показаниям, находящимся на лечении и под наблюдением в карантинных стационарах, транзитным пассажирам и автоперевозчикам грузов, вахтовикам, лицам, возвращающимся к месту постоянного проживания и жителям области для посещения загородных домов при предоставлении документов. Остальным жителям можно передвигаться от дома до работы и обратно при наличии справки работодателя свободного образца с печатью – в общем, почти все, как при ЧП.

Причина проста – ежедневно до 50% заболевших коронавирусной инфекцией во всем Казахстане приходится на Восточно-Казахстанскую область, так что по числу заболевших регион находится в красной зоне. В воскресенье стало известно, что премьер-министр Казахстана Аскар Мамин поручил стабилизировать ситуацию с COVID-19 в Восточно-Казахстанской области, где он побывал с рабочей поездкой и провел селекторное совещание по вопросам санитарно-эпидемиологической ситуации. По сравнению с предыдущей неделей, заболеваемость в регионе выросла в 5,4 раза, ежедневно регистрируется свыше 350 случаев новых заболеваний, выросло количество тяжелых больных. Загруженность инфекционных коек достигла 23%, реанимационных коек — 27,8%. Наиболее высокие показатели заболеваемости отмечаются в крупных городах региона - Усть-Каменогорске и Семее. «Глава правительства поручил акимату Восточно-Казахстанской области усилить работу по недопущению дальнейшего распространения коронавирусной инфекции, разъяснению населению санитарных требований и контролю за их соблюдением, укреплению первичной медико-санитарной помощи, созданию условий для пополнения медицинских учреждений квалифицированными кадрами», - сообщили в пресс-службе главы Кабмина.

Для пополнения стабилизационного фонда из местного бюджета выделено 1,9 миллиарда тенге, что позволило сформировать двухмесячный запас лекарственных средств и средств индивидуальной защиты в медицинских учреждениях (вот интересно, спустя полгода мы ничего аналогичного биртановскому делу из месседжеров по поводу этой суммы не узнаем?). В Восточно-Казахстанской области действуют 13 лабораторий по диагностике COVID-19, к 1 декабря планируется дополнительно открыть пять ПЦР-лабораторий в Усть-Каменогорске и Семее, а также в Курчумском и Урджарском районах. При этом аким Восточного Казахстана Даниал Ахметов недоволен работой в регионе частных лабораторий по проведению тестов на коронавирус. Именно по этой причине областные власти приняли решение закупить еще пять ПЦР-лабораторий, которые должны будут обеспечить необходимый объем исследований. Ранее в соцсетях появились видеозаписи, демонстрирующие длинные очереди в ПЦР-лабораториях Усть-Каменогорска и Семея. Ситуацию, складывающуюся в регионе с проведением ПЦР-тестов на коронавирус, Ахметов считает неприемлемой, сообщает портал yk-news.kz.

«Мы не можем терпеть подобной вакханалии. Ведь и сегодня частные лаборатории, несмотря на мощность, устроили длинные очереди. Также отмечу неэффективную работу департамента контроля качества безопасности товаров и услуг, который выдал лицензии таким лабораториям, но абсолютно их не контролирует, - заявил Ахметов. - Результаты анализов готовятся не 24 часа, а больше 30 дней. Все это, конечно, вызывает справедливое нарекание со стороны врачей и жителей. Поэтому принято решение закупить пять ПЦР-лабораторий», - отметил глава ВКО. По его словам, одна из лабораторий будет запущена в больнице скорой помощи Семея 10 ноября, а модульный комплекс в инфекционной больнице №2 будет готов к 20 ноября. Также еще одна ПЦР-лаборатория должна появиться в ближайшее время и в пульмонологическом центре Усть-Каменогорска, который откроется в середине ноября на базе бывшей БСМП на проспекте Шакарима. Тем временем, остальная страна готовится не столько к вспышке коронавируса, сколько к возможной вспышке домашнего насилия, если всех снова посадят под замок своего дома.

Напомним, что полицейские после первого карантина в марте – мае заявляли о том, что число правонарушений в семейно-бытовой сфере возросло на 25% - в июне министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев заявил, что в стране резко увеличилось количество обращений на горячие линии кризисных центров во время режима чрезвычайного положения на фоне общего снижения преступлений почти наполовину. «Снизилось число причинения тяжкого вреда здоровью, разбоев, грабежей, краж и хулиганств, при этом на 25% возросло число правонарушений в семейно-бытовой сфере. В период режима ЧП в связи с пребыванием граждан в изоляции увеличилось число обращений жертв насилия на горячие линии кризисных центров», - сказал тогда министр на отчетной встрече с населением. При этом, подчеркнул глава МВД, далеко не все потерпевшие обращаются в полицию с заявлением о домашнем насилии – по оценке служителей правопорядка, до заявления дело доводят только двое из десяти потерпевших, так что общее число жертв можно смело множить на пять. Ранее глава Союза кризисных центров Казахстана Зульфия Байсакова сообщала, что после введения карантина количество обращений женщин с жалобами на насилие увеличилось в четыре раза, также был зафиксирован рост обращений на национальную телефонную линию доверия для детей и молодежи «150».

Теперь же предметом острой полемики в Казахстане стали законопроекты по противодействию насилию в семьях, потому что их разработчики считают: в нынешней редакции меры профилактики против насилия не работают, и их нужно менять, причем менять радикально. В результате этой радикальности оппоненты законопроектов называют предлагаемые меры репрессивными. Речь о трех законопроектах: «О противодействии семейно-бытовому насилию», «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия семейно-бытовому насилию» и «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам защиты прав ребенка», которые находятся на обсуждении в парламенте. Одна из основателей Telegram-канала «Единство осознанных КЗ» Дина Садердинова запустила петицию «Родители Казахстана против ювенальной юстиции», также идет сбор живых подписей против этих законов в городах. В интервью агентству Sputnik Казахстан она заявила, что, по ее мнению, эти законопроекты «дискриминируют естественные права родителей на воспитание детей».

Садердинова считает, что в случае принятия законопроектов семьи могут разрушить по доносу или по предположению без суда и следствия. Ее возмущение вызвали следующие формулировки из законопроекта «О противодействии семейно-бытовому насилию»: «Граждане, ставшие свидетелями семейно-бытового насилия, имеют право сообщить об этом в органы, наделенные функциями по профилактике и пресечению семейно-бытового насилия», «В случае совершения насилия в отношении несовершеннолетнего в семейно-бытовой сфере, когда имеются основания полагать, что оставление и не применение мер защиты ставит под угрозу жизнь и здоровье несовершеннолетнего, органы внутренних дел доставляют его в организацию, осуществляющую функции по защите прав ребенка для временного пребывания, до решения вопроса о его дальнейшем содержании либо устройстве на основании рапорта должностного лица органов внутренних дел» и «Не допускается оставление за родителями права на совместную опеку над несовершеннолетним, при наличии обоснованного предположения о совершении семейно-бытового насилия к несовершеннолетнему со стороны одного из родителей».

«Государственные органы могут вмешиваться в дела семьи под любым благовидным предлогом защиты детей. По сигналу любого третьего лица представители госорганов могут на свое усмотрение изъять ребенка или родителей из семьи на 30 суток. На основании каких-либо предположений об угрозе родителей могут лишить родительских прав», - заявила оппонентка законопроектов. Она считает, что в результате сотрудники органов внутренних дел на основании рапорта о доставлении ребенка могут самостоятельно решить вопрос отобрания ребенка у родителей. «По нашему мнению, в нашем государстве внедряется механизм силового отбирания детей», - сказала она. Активист также опасается принудительного назначения психокоррекционных программ - речь о 18 пункте статьи 10 (Компетенция органов внутренних дел) законопроекта «О противодействии семейно-бытовому насилию», согласно которому органы правопорядка «обеспечивают привод лиц, совершивших семейно-бытовое насилие и состоящих на профилактическом учете, в медицинское учреждение для прохождения психокоррекционной программы». «Семейная ссора, любой семейный конфликт может закончиться психиатрическим стационаром для родителей», - констатировала Садердинова.

Также она против того, чтобы «на чей-то глаз» определялось, насколько родитель выполняет свои обязанности по материальному содержанию детей. Здесь речь о пункте 8 статьи 1 законопроекта «О противодействии семейно-бытовому насилию»: «Экономическое насилие – умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, имущества, средств, на которые он имеет предусмотренное законом право». «Возможно, что даже из-за отсутствия нормы минимальной площади жилья на каждого члена семьи могут лишить родителей прав опеки над ребенком», - считает активист. А в петиции, под которой собирают сейчас подписи, указывается, что даже за шлепок своему ребенку родителя могут привлечь к уголовной ответственности. Активисты возмущены тем, что законопроектом «О внесений изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия семейно-бытовому насилию» предлагается включить в Уголовный кодекс статью 109: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинение легкого вреда здоровью, наказывается штрафом в размере до 500 месячных расчетных показателей (1,4 миллиона тенге) либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до 300 часов, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок». Противники законопроектов видят в предлагаемых нормах капканы для родителей, которые будут всегда виноваты по умолчанию.

«Петицию, которую мы составляли вместе с юристами, «Родители Казахстана против ювенальной юстиции», подписали около 12 тысяч человек. Мы параллельно собираем «живые» подписи, пишем письма через Egov – в администрацию президента, депутатам мажилиса, основным разработчикам, инициативной группе депутатов. Нашу гражданскую петицию мы сейчас запускам в город Нур-Султан, в администрацию президента в кратчайшие сроки», - сообщила Садердинова. Сторонники новых норм из репрессивный характер отметают – так, депутат мажилиса Айгуль Нуркина заявила, что не стоит сеять панику по поводу того, что детей будут отнимать у родителей за шлепок, за непомытую посуду или за не купленные им телефоны – по ее словам, критикуемые активистами нормы являются доработкой действующих законодательных норм, которые работают с 2011 года в Кодексе о браке и семье.

«Они ни у кого никогда за эти годы не вызывали вопросов. Покажите хотя бы одну семью, где забрали ребенка в детский дом за то, что родители, например, не купили ему новые кроссовки. Хочу еще раз подчеркнуть, цель законопроекта - не разрушать семейные ценности, а защитить тех, кто нуждается в помощи, - заявила Нуркина. - Заявление некоторых граждан, выступающих против законопроекта, со ссылкой на то, что по сигналу любого третьего лица без судебного расследования представители госорганов могут на свое субъективное усмотрение отлучить родителя от семьи на 30 суток, мягко говоря, не соответствует действительности. Речь идет об установлении особых требований к поведению правонарушителя. Оно назначается исключительно только судом», - добавила мажилисвумен. А ученая-юрист по правам человека, доктор права (PhD), член рабочей группы по разработке законопроекта «О противодействии семейно-бытовому насилию» Халида Ажигулова заявила, что этот законопроект не предусматривает уголовной или административной ответственности за шлепок. «Уголовная и административная ответственность уже предусмотрена за умышленное совершение насильственных действий в отношении любого лица, включая детей, которые привели к причинению физической боли или легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. То есть, если действия любого лица совершаются с умыслом причинить физическую боль и вред здоровью и, как следствие, был причинен вред определенной тяжести, то они подпадают под уголовную или административную ответственность», - сказала Ажигулова.

С ней согласны адвокат Таир Назханов и юрист Ника Пасечникова – по их мнению, и без нынешних законопроектов родителей могли привлечь к административной ответственности за шлепок ребенку. Потому что по действующему законодательству, побои – это совершение насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинение легкого вреда здоровью. Однако в проектах законов содержится предложение о возвращении в уголовный кодекс статей «Побои» и «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», которые ранее, в 2017 году, были декриминализованы, уточнили они. «В перспективе видится возможность привлечения таких родителей к уголовной ответственности. На вопрос, может ли считаться шлепок ребенку нанесением легкого вреда здоровью, однозначного ответа нет. Характер и степень вреда здоровью определяют медики, поэтому все будет зависеть от ситуации», - заметили юристы. Иными словами, если все-таки решили отнять у неблагополучной семьи ребенка, это можно будет сделать легко и просто, и весь вопрос сводится к тому, кто и по каким критериям будет оценивать степень благополучности той или иной семьи. И вот тут возможны варианты, когда под раздачу попадут не пьющие, но, мягко говоря, не очень богатые родители – в конце концов, после того, как в Костанае оштрафовали ветеринара за то, что он снял маску на рабочем месте для того, чтобы пообедать, верить в повсеместное торжество разума в головах наших чиновников как-то не получается…

Вот тут интереснее понятие «медицинская психологическая коррекционная программа», которое депутатами было доработано в рабочей группе и теперь звучит как «программа комплексной медико-психологической помощи». «Она представляет собой комплекс мероприятий по оказанию медицинской, психологической помощи, направленных на коррекцию деструктивных форм поведения личности через формирование и закрепление способов эффективного взаимодействия с окружающими его людьми», - отметила юрист рабочей группы Халида Ажигулова. Иными словами, буйных в быту товарищей будут учить общаться с окружающим миром, а разрабатывать эту программу будет министерство здравоохранения, экс-главу которого и нескольких его бывших подчиненных подозревают в растрате и хищении бюджетных средств. Так вот, в свете последних задержаний, может, нашим госорганам разработать аналогичную программу, направленную на борьбу с бюджетной клептоманией? А то наши чиновники, похоже, испытывают комплекс Альхена – голубого воришки из романа Ильфа и Петрова «12 стульев»: как увидят, что бюджетные деньги где-то плохо лежат, так просто не могут пройти мимо. А потом налогоплательщики их содержат за свой счет повторно, уже в качестве сидельцев в местах не столь отдаленных – может, коррупция, это все-таки болезнь, как и наркомания? Стоит задаться этим вопросом, ведь в наше время к людям надо мягше, а на вопросы надо смотреть ширше, как говаривал последний генсек ЦК КПСС.

Справедливости ради, некоторые наши чиновники уже начали работу над своими же ошибками – вот столичный градоначальник Алтай Кульгинов, который в прошлую зиму выходил на улицы Нур-Султана с совковой лопатой в руке и героически пытался преодолеть последствия аномальных снегопадов, на второй год своего срока понял, что со снежными заносами легче и эффективнее бороться с помощью спецтехники. И в преддверии новой зимы в это воскресенье произвел инспекцию готовности техники к зимнему периоду. По словам столичного градоначальника, парк коммунальных служб столицы изношен и требуется планомерное обновление техники. «В прошлом году парк увеличили более чем 165 единицами зимней спецтехники и оборудования. В текущий сезон поступят еще 125 единиц специальной техники и свыше 100 единиц дополнительного оборудования. Это самосвалы, лаповые погрузчики, тракторы, комбинированные дорожные машины, мини-погрузчики, подметальные машины», - сообщил на своей странице в Instagram Кульгинов. Аким столицы подчеркнул, что работники коммунальных служб работают в любые погодные условия, и напомнил, что с прошлого года им повысили оклад, а также ввели премиальные – полезно, черт возьми, когда аким сам с лопатой в мороз на улицы выходит и понимает, что работа снегоуборщика – это не фунт изюма. Теперь надо отправить акимов в школы – пусть попробуют обуздать несовершеннолетних башибузуков без шлепков (а лучше это проделать с инициаторами вышеуказанных законопроектов), в больницы – пусть попробуют лечить без лекарств, в шахты и в металлургические цеха.

А напоследок акимов надо заставить написать пару-тройку статей в СМИ, но так, чтобы на все их запросы пресс-службы отвечали, что запрашиваемая информация является служебной и разглашению и опубликованию не подлежит в интересах следствия. Глядишь, после этого в стране что-то и изменится к лучшему – вон на какие вредные фантазии может навести вид акима, убирающего на улице снег. Но борьбой со снегом акимат Нур-Султана не ограничился: в середине этой недели выяснилось, что автолюбителям столицы не нужно платить за парковочные места, принадлежащие ТОО «Парковочное пространство Астаны» за исключением бульвара Нуржол. Тем, кто ранее платил за фактически бесплатную общую парковку, вернут деньги. О сроках станет известно позже, сообщил сайт акимата Нур-Султана. «Сообщаем, что паркоматы организации «Парковочное пространство Астаны» не должны работать. Официального разрешения они не получали. Горожанам не нужно платить за данные места, за исключением бульвара Нуржол», - сказал исполняющий обязанности руководителя отдела управления транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Марат Есеркепов. По его словам, ввиду того, что организация не получила разрешение на работу паркоматов, средства в городской бюджет не начислялись. «А по фактам, когда люди платили за самовольно установленные товариществом паркоматы, деньги перечислялись самому товариществу», - отметил Есеркепов.

Иными словами, весь этот год автолюбители обогащали не бюджет столицы, а чей-то частный карман: управление транспорта направило письмо в департамент государственных доходов с целью принятия соответствующих мер согласно законодательству Казахстана в отношении ТОО «Парковочное пространство Астаны». «На данный момент ждем решения департамента государственных доходов, и после получения ответа дополнительная информация по механизму возврата денежных средств, принятых за парковочные места, где не регламентирована платность, будет освещена в средствах массовой информации», – пообещал Есеркепов. Ранее акимат столицы за несоблюдение договорных обязательств и игнорирование требований подал заявление в суд о расторжении договора с ТОО «Парковочное пространство», а ревизионная комиссия выявила нарушение по незаконному взиманию оплаты за парковку общего пользования. А до этого столичные власти специально установили высокие цены за парковку, чтобы пересадить жителей столицы на общественный транспорт и разгрузить городские маршруты. Это привело в итоге лишь к тому, что парковки на левом берегу оказались забиты автомобилями, а казна ничего с этого не получила – ну, и кто у нас в стране больше нуждается в коррекционных программах: родители, отвешивающие подзатыльники своим непослушным чадам, или чиновники, принимающие подобные решения?

Какую-никакую коррекцию наши госорганы, впрочем, уже проводят: расплодив за счет отсутствия регулирования ломбарды и микрофинансовые организации, теперь государство создает «белый» список этих учреждений, чтобы казахстанцы знали, с кем из них можно иметь дело, не опасаясь быть «кинутым». Как сообщило на прошлой неделе агентство по регулированию и развитию финансового рынка, оно ведет реестр организаций, зарегистрированных в качестве кредитных товариществ, ломбардов и микрофинансовых организаций, в том числе выдающих микрокредиты в онлайн-режиме. Всего на 3 ноября 2020 года учетную регистрацию в уполномоченном органе прошли 1 112 компаний. Так называемый «белый список» размещен на сайте агентства. «Список организаций, о котором говорилось выше, обновляется регулярно на основе сведений, предоставляемых управлениями региональных представителей агентства из всех городов Казахстана. При этом есть ряд организаций, которые не прошли регистрацию и перерегистрацию в установленные сроки, не предоставили пакет документов, и по закону они не имеют права осуществлять микрофинансовую деятельность. Поэтому при необходимости получения микрокредита проверяйте компанию в реестре на сайте агентства», - заявил заместитель директора департамента банковского регулирования агентства Бахытбек Рысымбетов.

Напомним, что еще в июне этого года Агентство по регулированию и развитию финансового рынка Казахстана совместно с Генпрокуратурой, Минфином и МВД проверило деятельность ломбардов на предмет соответствия требованиям законодательства, выявления признаков финансовой пирамиды и незаконной банковской деятельности. Предварительные результаты той проверки показали систематические нарушения – чаще всего проверяемые неправильно организовывали и вели бухгалтерский учет; проводили операции без соответствующего отражения их результатов в бухгалтерском учете, не составляли финансовую отчетность. В части предоставления займов на срок более одного года госорганами было выявлено несоответствие правилам кредитования, несоответствие договора займа установленному образцу, превышение годовой эффективной ставки вознаграждения 100% кредита и неуказание этой ставки в договорах займа. В части права требования остатка задолженности с заемщика после реализации заложенного имущества АФН обнаружило несоответствие видов деятельности, отраженных в уставе организаций. Отметим, что кредитные товарищества и ломбарды были введены в периметр регулирования агентства в нынешнем году. Те организации, которые не прошли учетную регистрацию, подлежат принудительной ликвидации либо реорганизации. Делается это через суд на основании информации, полученной из недр «Правительства для граждан», и с помощью сверки с реестром организаций, прошедших учетную регистрацию. Организации, которые не прошли учетную регистрацию в агентстве и подлежат ликвидации или реорганизации, получают письма о необходимости добровольной реорганизации или ликвидации. Кроме этого, такие компании должны изменить вид деятельности с уведомлением на портал «Электронное Правительство» (e-gov). В случае невыполнения этих требований, агентство ведет работу по принудительной ликвидации юридического лица.

Впрочем, в стране регулярно вспыхивают и более крупные в сравнении с прегрешениями ломбардов и МКО финансовые скандалы: как утверждает телеканал Астана ТВ, компаниям, которые принимали участие в строительстве аэропорта в Туркестане, задолжали за работу почти 100 миллионов тенге, при этом заказчик на звонки не отвечает. «ABC Partners» должна мне 8 миллионов 790 тысяч тенге. С марта мы тут работали, а потом начались вот эти скандалы. В сентябре обещали полностью рассчитаться. А потом на звонки перестали отвечать», - рассказал телеканалу предприниматель Мурат Салкынбек. Аэропорт начнет полномасштабно работать уже через месяц: с 1 декабря открываются рейсы в Туркестан из Алматы и Нур-Султана. Шестеро бизнесменов обратились с жалобой на субподрядчика в областной акимат. Но сотрудники акимата пока не могут помочь в разрешении данного спора. «Чтобы не допустить такого резонанса, мы провели соответствующие работы. Организация нам сообщила о погашении задолженности в ближайшее время. По сведениям представителей компании «ABC Partners», их задолженность составляет почти 100 миллионов тенге», - сказал заместитель руководителя управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог Туркестанской области Мадияр Байымбетов.

Пикантности ситуации добавляет то обстоятельство, что в открытии неоплаченного аэропорта принимал в сентябре участие первый президент страны Нурсултан Назарбаев, так что теперь понятно, какого «резонанса» пытаются не допустить в акимате. Но предпринимателям-то от этого не легче, хоть в субподрядной компании с обвинениями не согласны. Юрист «ABC Partners» Рамзан Картоев сказал журналистам телеканала, что у них есть претензии по качеству выполненных работ. Организациям, которые качественно и в полном объеме выполнили заказ, субподрядчик обещал погасить задолженность уже на следующей неделе. Если этого не произойдет, то бизнесмены обратятся в суд. В общем, корректировки у нас требуют не только и не столько семейно-бытовые отношения – и желательно все скорректировать до нового локдауна, а то велика вероятность того, что после него такими темпами и корректировать будет нечего…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан