Итоги столичной недели: «Самрук» и страна меж двух огней

На прошлой неделе первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел заседание совета по управлению фонда «Самрук-Казына», в ходе которого была одобрена концепция преобразования фонда в инвестиционный холдинг. Сама по себе новость та еще – мы уже привыкли к таким заседаниям под управлением Елбасы, но есть один нюанс: вроде как первый президент страны без малого два года назад, досрочно сложив полномочия, заявил, что экономическими проблемами больше заниматься не будет. Экономическая стезя вроде как сосредотачивается в руках Касым-Жомарта Токаева – но теперь с Елбасы согласовывают концепцию развития фонда, с которым так или иначе связаны 80% экономики страны, на несколько лет вперед. И обыватель теряется в догадках, кто же в итоге будет у руля по факту, и во что выльется в итоге экономическое двоевластие.

«Условия, в которых мы проводим сегодняшнее заседание, весьма непростые: нарастает конкуренция и противостояние между крупнейшими странами, экономика Казахстана будет находиться под большим давлением. Вместе с тем, это возможность провести необходимые реформы для построения новой экономической модели», - цитирует выступление Нурсултана Назарбаева официальный сайт Елбасы. В ходе обсуждения вопроса преобразования фонда «Самрук-Казына» Нурсултан Назарбаев указал на важность сокращения неэффективных инвестиций и замены их на более доходные. «Ключевые цели мы определили в обновленной стратегии развития фонда до 2028 года. Главная из них – это переход «Самрук-Казына»в среднесрочной перспективе к новому формату работы в качестве инвестхолдинга по аналогии с ведущими суверенными фондами благосостояния. Нам важно иметь диверсификацию портфеля фонда по географии и отраслям активов. Нужно избавляться от неэффективных инвестиций и заменять их на более доходные. Это позволит увеличить поступления в бюджет за счет роста дивидендов от фонда», - заявил Елбасы.

Первый президент Казахстана также подчеркнул, что в условиях кризиса правительству приходится принимать беспрецедентные меры по защите отечественного бизнеса, напомнив, что в период ЧП приняты три пакета антикризисных мер по поддержке населения и бизнеса, по сохранению экономической устойчивости. «Но пандемия не отступает. Прогнозируется ее второй этап. В этих условиях, как я отмечал ранее, важно поддержать наших предпринимателей», - сказал Назарбаев. А затем, заслушав информацию председателя правления АО «Самрук-Казына» Ахметжана Есимова о мерах поддержки отечественных производителей, отметил, что в условиях резкого сокращения бизнес-активности, государственный заказ и закупки квазигосударственного сектора становятся эффективными мерами помощи производственным предприятиям. «За 2018-2020 годы 93% закупа Фонда, а это 4 тысячи 200 позиций на сумму более одного триллиона тенге передано в конкурентную среду. Почти 23 тысячи субъектов предпринимательства получили прямой доступ к закупкам. За этот же период основания для закупок из одного источника сокращены на 60%. Это привело к экономии по итогам закупок более 400 миллиардов тенге. Эту работу нужно продолжать», - сказал Назарбаев.

Первый президент Казахстана также подчеркнул эффективность реализации стратегии развития фонда, которая позволила сохранить положительную динамику, не допустив существенных простоев и сокращений. «Важно, что все компании сохраняют социальную стабильность, заботятся о своих работниках и обеспечивают устойчивую деятельность предприятий в стратегически ключевых отраслях. Необходимо максимально сохранить производственный персонал, а это 300 тысяч человек и 340 компаний. Проделана работа по снижению импортозависимости. На примере Фонда мы научились активно поддерживать отечественный бизнес», - сказал Елбасы. И отметил, что предлагаемые фондом изменения соответствуют мировому опыту развития суверенных фондов. Как сообщает сайт Елбасы, первый президент Казахстана дал положительную оценку деятельности руководства фонда по реализации стратегии развития. По итогам заседания члены совета одобрили предложенную концепцию преобразования Фонда в инвестиционный холдинг, а также поручили правлению АО «Самрук-Қазына» продолжить реализацию мероприятий, направленных на поддержку отечественных товаропроизводителей в период пандемии. В ходе совещания также были заслушаны отчеты руководства национальных компаний, в общем все, как год с лишним назад…

Вот это воспоминание полуторогодовой давности и наводит на размышление, насколько нынешняя «Акорда» самостоятельна в принятии ключевых экономических решений? Тем более, что в конце октября действующий президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заслушал отчет об итогах работы группы компаний ФНБ «Самрук-Казына» по итогам 9 месяцев. То есть все сказанное в конце прошлой недели руководство ФНБ уже выслушало пару недель ранее, более того, глава ФНБ Ахметжан Есимов доложил Токаеву, что выплаты дивидендов акционеру, то есть правительству Казахстана, в 2020 году составили 120 миллиардов тенге, что в 10 раз больше показателя 2017 года, что обеспечено стабильное функционирование всех предприятий в энергетической, нефтегазовой, урановой, телекоммуникационной, почтовой и других отраслях. Иными словами, работать хуже «Самрук», как бы крамольно это не звучало, за полтора года не стал – и для чего его заставлять отчитываться сразу перед двумя президентами, неясно. Более того, Токаеву презентовали ту же самую концепцию преобразования Фонда в инвестиционный холдинг, что и Назарбаеву в ноябре. И если для начала ее реализации теперь требуются две подписи вместо одной как год назад, то стоило ли менять обитателей Акорды? Поскольку выглядит все в информационном потоке так, будто президент инспектирует второго – и такие «инспекции» доверия к власти не добавляет.

А когда нет доверия, пипл готов верить во все слухи, наводняющие страну, особенно если они основываются на ситуациях, которые ранее уже имели место быть. Потому  комитету государственных доходов министерства финансов на прошлой неделе и пришлось опровергать информацию о большом скоплении фур на казахстанско-кыргызской границе. В комитете дали разъяснения по ситуации, напомнив, что в связи со сложной эпидемиологической ситуацией в мире, с 10 ноября 2020 года главным государственным санитарным врачом Республики Казахстан подписано постановление, в соответствии с которым необходимо наличие ПЦР-теста у иностранных водителей, въезжающих в Казахстан. «В отношении граждан Республики Казахстан ПЦР-тестирование проводится непосредственно на территории автомобильных пунктов пропуска, иностранные граждане без отрицательного ПЦР-теста на территорию Казахстана не допускаются, при этом данное требование не распространяется на водителей, осуществляющих транзитные перевозки через Казахстан», - пояснила пресс-служба комитет госдоходов. В этой связи на автомобильных пунктах пропуска Жамбылской области выставлены мобильные санитарные посты, на которых проверяют наличие ПЦР-теста у водителей. Министерство иностранных дел Республики Казахстан за 5 дней до вступления в силу постановления главного санитарного врача проинформировало страны ЕАЭС о планируемых изменениях и требованиях при пересечении государственной границы Республики Казахстан. Также непосредственно на всех автомобильных пунктах пропуска заблаговременно проводилась разъяснительная работа, водители были предупреждены о новых условиях, пояснили в комитете.

«Вместе с тем, у большинства иностранных водителей результаты ПЦР-теста отсутствуют, в связи с чем, по состоянию на 08:00 13 ноября на казахстанско-кыргызской границе со стороны Кыргызской Республики в районе автомобильного пункта пропуска «Ак-тилек» (сопредельный пункт пропуска со стороны Республики Казахстан - "Карасу", Жамбылская область) образовалось скопление порядка 100 автотранспортных средств», - указывает комитет госдоходов. Согласно сведениям государственной налоговой службы при правительстве Кыргызской Республики по состоянию на 13:00 скопление автотранспортных средств уменьшилось до 30 единиц. «Информация о скоплении 300 грузовых автотранспортных средствах не подтверждена и не соответствует действительности», - заключает комитет госдоходов Минфина, комментируя те сведения, которые появились в пятницу в мессенджерах. И в которые все охотно поверили, потому что торговые войны с Кыргызстаном в последнее время стали для Нур-Султана обыденностью. И эта обыденность обернулась падением товарооборота со всеми соседями, а не только с Бишкеком – в пятницу же Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Узбекистан в Казахстане Саидикрам Ниязходжаев сообщил о том, что товарооборот между его страной и Казахстаном в этом году снизился на 15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

«Но у нас есть большие резервы, которые мы можем внедрить и увеличить товарооборот, - оптимистично заявил посол Узбекистана, выступая на заседании экспертного клуба на тему «Приграничное сотрудничество без потерь: трансформация и выход на траекторию роста». - Высветились проблемы. И когда мы будем выстраивать какие-то дальнейшие отношения, хотелось бы уже попытаться на эти проблемы повлиять, чтобы дальше развивать сотрудничество с учетом интересов Казахстана и Узбекистана», - добавил дипломат. В этом году Узбекистан реализовал в Казахстане три проекта. Это расширение мощностей по производству автомобилей на площадях ТОО «Сарыарка АвтоПром» в Костанае, где выпускают всю линейку автомобилей Chevrolet, также достигнута договоренность по реализации инвестиционного проекта в Туркестанской области по производству сельхозтехники. Кроме того, в Шымкенте наконец был с помощью узбекских инвесторов запущен текстильный комбинат, который долгое время простаивал. Но ему требуется хлопковое сырье из Узбекистана, и если фуры будут простаивать на границах и далее, то проект долго не протянет. А если у нас каждое решение будет инспектироваться, то пробки будут, в библиотеку не ходи…

Тем временем, закрывать границы сейчас чревато для Казахстана: страна в период пандемии коронавируса столкнулась с нехваткой рабочей силы из числа трудовых мигрантов, утверждает профессор Казахстанско-Немецкого университета, сотрудник представительства фонда имени Розы Люксембург в Центральной Азии Ирина Черных. Профессор на прошлой неделе обратила внимание на процессы урегулирования трудовой миграции на пространстве ЕАЭС. «Мигранты оказались наиболее уязвимой группой в период пандемии COVID-19. Этот факт признали исследователи и международные организации. Для Казахстана это особенно важно, так как в условиях пандемии мы столкнулись с нехваткой рабочих рук, трудящихся мигрантов, особенно строительных специальностей. Сегодня много информации о том, что на строительство, которое разворачивается в Туркестанской области, не могут набрать рабочих», - сказала эксперт на заседании экспертного клуба на тему «Приграничное сотрудничество без потерь: трансформация и выход на траекторию роста». И дело даже не в количественной нехватке, а в качественной: несмотря на густонаселенность южных регионов страны, профессиональных местных кадров недостаточно, подчеркнула она. К тому же местные требуют более высокую заработную плату, и строительные компании сталкиваются с кризисом рабочих рук. В рамках ЕАЭС необходимо разрабатывать качественный режим управления границами и их пересечения, считает профессор. Существующие концепции по приграничному сотрудничеству должны учитывать факторы нынешней жизни.

«Мы будем существовать с CОVID-19 и дальше, сталкиваться с другими пандемиями. Поэтому концептуальные документы должны учитывать этот фактор. Нужно разрабатывать конкретные правила взаимодействия государств в условиях пандемии, закрытых или полузакрытых границ, - отмечает Черных. - Мы столкнулись с миграционным кризисом, скоплением на границах трудящихся, которые не могут вернуться в Кыргызстан, Таджикистан или Узбекистан. Понятно, что пересечение границ усложнилось. С моей точки зрения, граница стала новым способом предпринимательства. Появились как формальные практики пересечения границ, так и неформальные. Это серая зона, где процветают коррупционные практики», - подчеркнула она. Тем временем, акимы, у которых только от сердца отлегло, когда выяснилось, что вакансий на рынке труда хоть отбавляй, только население на стройки идет неохотно, вынуждены бороться с новой напастью – слухами о призраках. На прошлой неделе глава Западно-Казахстанской области Гани Искалиев высказался по поводу нашумевшей рассылки о «призраке девушки» у одной из трасс, передает издание Sputnik Казахстан.

Рассылка о призраке появилась в мессенджере на текущей неделе: женский голос утверждал, что вдоль трасс ходит девушка со светлыми волосами, пугает водителей, некоторые видели еще старую женщину. Местные аксакалы даже принесли в жертву скот и прочитали молитву. Аким Жусандойского сельского округа, в состав которого входит село Ханколь, где и видели «призрака», Талап Казиев подтвердил, что среди жителей распространяются подобные слухи. «Люди говорят, что видели девушку, старуху и летающего призрака. Может быть, они преувеличивают, ведь у страха глаза велики. Я сам лично каждый день бываю в этом селе и езжу по этой трассе. Никого и ничего не видел, ночью тоже, бывало, ездил. Аксакалы решили принести в жертву скот и почитать молитву, я тоже ездил, призвал сельчан к спокойствию, попытался успокоить», - сказал Казиев. Он уточнил, что разговоры о «привидении» начались в конце лета, но аким области заявил, что в регионе такой проблемы нет. Искалиев предположил, что это может быть чьей-то шуткой. «Проблем не должно быть, потому что каждое утро мне наши правоохранительные органы дают информацию о том, что беспокоит наших жителей или создает им проблемы. Если этого в сводках не было, наверное, недостоверная информация или кто-то шутит. Я думаю, у нас нет такой проблемы», - заявил Гани Искалиев. Вот интересно, не появятся ли «призраки» теперь еще и в акимате ЗКО?

Тут ведь дело такое – призраки кочуют по стране, в октябре прошлого года жителей Актау озадачило видео, на котором записаны странные звуки, которые раздавались ночью в здании школы. Как писал тогда портал «Актау-Лада», автором видео стал школьный сторож. Он утверждает, что ночью в пустом здании школы слышны детские голоса и непонятные пугающие звуки - они действительно слышны на видео. Мужчина, который снимает ролик, одновременно смеется и читает молитвы, а затем пугается. Утверждается, что «призрак» поселился в школе №29 в микрорайоне 32А. Пользователи пытаются дать различные объяснения этому феномену – от логического до мистического. А вот шакалы на окраине Кызылорды, в абсолютно новом микрорайоне, это не байки, а реальность. Речь идет о новом жилом массиве «Байтерек», где вечерами люди не могут выйти на улицу. Автобусы здесь не ходят, на свой страх и риск жители вынуждены добираться до своих домов пешком. Жилой массив «Байтерек» появился в Кызылорде четыре года назад, но его жители, а это около тысячи человек, до сих пор живут без дорог и уличного освещения, сообщает «Первый канал Евразия». По словам местных жителей, от ближайшей дороги до их домов расстояние составляет чуть менее десяти километров, а какой бы то ни было транспорт сюда не ходит, опять же из-за отсутствия нормального подъезда к жилмассиву.

Но, как выяснилось, и это не самое страшное. Выйти на улицу после того, как темнеет, не решаются даже крепкие мужчины. Виной всему – стаи шакалов, которые подбираются к жилому массиву с наступлением темноты. Их жуткий вой здесь слышат каждую ночь. «Здесь много шакалов. Бывало, что мы даже от них убегали. На улицах кромешная тьма. Приходится ходить пешком. Освещения нет. Дети плачут, боятся», – отмечает жительница микрорайона Айгуль Нарынбетова. Жители рассказывают, что приезжать в этот микрорайон по вызову избегают даже таксисты. А если таковые все же находятся, то поездка в город обходится в три-четыре тысячи тенге. В акимате города о проблемах жителей массива знают. Вот только быстро решить их не обещают: придется ждать еще около года. «В настоящее время разрабатывается проектно-сметная документация. Бюджетом 2021 года запланировано проведение работ по асфальтированию центральной улицы в жилом районе «Байтерек». А проблема освещения решится после того, как проложат дорогу», – сообщил руководитель городского отдела ЖКХ, пассажирского транспорта, автомобильных дорог и жилищной инспекции Биржан Далабаев. Чиновники пообещали решить вопрос и с общественным транспортом, но здесь опять загвоздка из-за дороги: как только ее сделают, будут курсировать и автобусы. Но вот что примечательно – еще при прежнем руководстве в Акорде заявлялось, будто от строительных компаний будут требовать, помимо возведения здания, строительство дворовой инфраструктуры. А акиматы, якобы, не будут выдавать разрешения на застройку в той местности, к которой не подведены сети и дороги – однако же строят по-прежнему, несмотря на двойной теперь уже контроль со стороны Акорды и Библиотеки…

Но у нас возможны чудеса не только в сфере «благоустройства» регионов – у нас центральные госорганы иногда отчебучивают такое, что их коллеги хватаются за голову. Так, в компании «Тау-Кен Самрук» недоумевают, как министерство индустрии и инфраструктурного развития умудрилось выдать им лицензии на геологоразведку в природоохранной зоне на Балхаше: представители компании планируют поднимать вопрос о возмещении потраченных средств. Об этом было заявлено 9 ноября, на внеочередном заседании Балхаш-Алакольского бассейнового совета. В заседании принимали участие представители исполнительных и представительных органов, охраны природных ресурсов, а также общественных организаций. В частности, главный директор по развитию бизнеса «Тау-Кен Самрук» Нариман Абсаметов напомнил, что компания совместно с партнером «Казахстан Фортескью» получила лицензии на проведение геологоразведочных работ площадью 18 тысяч квадратных километров в четырех областях страны. Данные лицензии были выданы согласно законодательству уполномоченным органом – мининдустрии. При этом лицензии в дельте реки Или полностью расположены на территории особо охраняемой природной зоны.

«Хотелось бы понять, если это является природоохранной зоной, где нельзя проводить геологоразведочные работы, то почему данная лицензия была нам выдана МИИР при согласовании минэкологии? На данный момент компанией потрачены значительные средства на данные лицензии, выплачен подписной бонус, арендные платежи на землепользование, разработку плана оценки воздействия на окружающую среду. Общая сумма затрат компании совместно инвесторами составляет 31 млн тенге, – сообщил Абсаметов. - Ранее в этом же регионе – в дельте реки Или была выдана лицензия АО «Казгеология». Участок Каскырмыс, номер лицензии 925 от 21 ноября 2017 года, план разведки был утвержден. У нас возникает резонный вопрос: почему одним компаниям на той же территории выдаются лицензии, а другим нет, нет ли в этом нарушения законодательства?» – задал вопрос директор по развитию бизнеса.

В свою очередь директор юридического департамента «Тау-Кен Самрук» пояснил, что когда подается заявка на лицензию, у минэкологии в лице комитета геологии есть функционал по осуществлению взаимодействия и координация с компетентным органом по определению границ, предоставляемых в пользовании участков недр. «Перед тем как выдать лицензии, МИИР по нормам кодекса согласовывает этот момент с комитетом геологии минэкологии. Сейчас мы столкнулись с такой ситуацией, что минэкологии в лице комитета геологии согласовывает выдачу этих участков, а потом в лице комитета по водным ресурсам отказывает в проведении дальнейшей работы. Министерство одной рукой дает согласие, второй рукой закрывает его. В этом состоит весь вопрос», – резюмировал представитель нацкомпании. В свою очередь руководитель управления госконтроля в области использования и охраны водного фонда комитета по водным ресурсам МЭГПР Марат Иманалиев отметил, что согласно правилам установления водных полос дельта полностью включается в размер водоохранной полосы. «Вся дельта, когда будет установлена водоохранная зона, будет относиться к землям водного фонда, на которых в соответствии с подпунктом 4 статьи 25 Кодекса о недрах проведение операций по недропользованию запрещены», – резюмировал представитель министерства. То есть, иными словами, министерство подтвердило, что выдало даже не частнику, а вполне себе государственной компании от мертвого осла уши – теперь понятно, почему у нас осуществляется двойной президентский контроль в стране, с таким-то борщом на кухне…

По результатам заседания совет решил, что дельта реки Или и озера Балхаш являются неделимым организмом и в случае малейшего влияния на естественные процессы произойдут необратимые последствия не только для дельты, но и для озера. И рекомендовал министерству экологии отозвать лицензии на геологоразведочные работы на данных участках. Решение с точки экологии здравое, но возникает вопрос – кто «Тау-Кен Самрук», то есть государству, вернет потраченные миллионы? И еще один вопрос – вот если бы на месте квазигосударственной компании была бы чисто частная, ее возмущение на совете бы вообще заслушивать стали бы – или посоветовали бы заткнуться и не выносить сор из избы? Вопрос не праздный – мы вопим на каждом углу о том, что у нас исчерпываются разведанные запасы полезных ископаемых, призываем частников вкладываться в геологоразведку, а потом – бац – и выкидываем такое коленце, от которого иностранный инвестор будет бежать, как черт от ладана. При этом наше министерство индустрии и инфраструктурного развития пытается сохранить хорошую мину при плохой  игре: в качестве ответа на вопрос, как получилось, что «Тау-Кен Самрук» откровенно «кинули» с лицензией, оно ответило, что проведение геологоразведочных работ в природоохранных территориях запрещено, однако выдача лицензий на проведение работ там разрешена.

Ничего не напоминает? Несколько лет назад в Казахстане начали бороться с ввозом праворульных авто, и сначала попытались запретить автолюбителям вообще их покупать и ввозить на территорию страны. Но ушлые адвокаты в суде доказали, что запрет на покупку и ввоз противоречит Конституции страны в той ее части, где речь идет о частной собственности – ограничивать казахстанцев в правах на владение государство может только в тех случаях, когда речь идет, скажем, об оружии или об обогащенном уране. Праворульки на обогащенный уран не тянули, поэтому государство пошло по другому пути: запретило их эксплуатировать. То есть купить и ввезти в страну праворульный  автомобиль можно, а вот ездить на нем нельзя: юристы уже тогда называли это издевательство над здравым смыслом опасным прецедентом, и вот этот прецедент выстрелил – МИИР воспользовалось своим правом выдавать лицензии на геологоразведку по всей территории страны, и наплевать, что по закону на отдельных участках заниматься геологоразведкой нельзя, лицензии выдавать на эти участки закон прямо не запрещает. Интересно, что нужно МИИР сделать для того, чтобы запрет на самодурство с лицензиями все-таки был прямо внесен в законодательство?

Ответ лежит на поверхности - выдать лицензию на геологоразведку на участке под зданием нашего парламента в столице. Вот когда наши парламентарии, придя с утра на работу, обнаружат вокруг парламента множество скважин, пробуренных косматыми геологами, они зашевелятся – и начнут решать практические, а не теоретические вопросы в своих законодательных разработках. Соседи со своим парламентом намерены поступить еще проще – исполняющий обязанности президента Кыргызстана Садыр Жапаров поделился своим видением эффективного парламента, который будут служить во благо жителей Кыргызстана: новое руководство этой страны планирует сократить количество депутатов парламента (Жогорку Кенеш) со 120 до 90 человек. Сейчас в высшем представительном органе страны работают 120 депутатов, все они избираются по партийным спискам. Во время пресс-конференции исполняющий обязанности президента премьер-министр Кыргызстана Садыр Жапаров заявил о необходимости конституционной реформы: по мнению Жапарова, по партийным спискам должны избираться 55 депутатов. «Парламент будет решать, общественность может принять участие. Одномандатные округи — не мое личное предложение. Это предложения отдельных политиков. По проекту 55 мест будет по партийным спискам, 35 — по одномандатным округам. Всего будет 90 депутатов», — сказал Жапаров.

Глава кыргызского правительства подчеркнул, что конституционная реформа – не его прихоть, а требование народа. Сейчас специалисты готовят проект реформы парламента республики. Нас, напомню, в январе следующего года ждет важное политическое событие – выборы в мажилис парламента и в маслихаты регионов. Правда, особой важности в этих событиях никто не видит, потому что голосовать казахстанцам предлагают не за конкретного человека, с которого потом спросить можно будет за дуристику МИИР в том числе, а за партии – те, в свою очередь, начнут заполнять казахстанский парламент своими представителями по своим партийным спискам. И если какому-нибудь простому смертному потом придет в голову предъявлять депутату претензии по поводу того, что он за его партию голосовал, а этот депутат его чаяньям не отвечает, депутат будет в полном праве процитировать ему Андрея Сергеевича Аршавина: «Ваши ожидания – ваши проблемы».

Партии тем временем – все шесть, официально зарегистрированные в республике – развернули бурную деятельность на своих съездах, утверждая на них списки будущих «народных» избранников и программы. Nur Otan будет заседать 25 ноября – если коронавирус снова не вмешается, конечно, как нынешней весной. Необходимо заметить, что партия власти в информационном плане и партийном простанстве безусловным была чемпионом - за счет проведения праймериз.  Достаточно длительный период времени  Nur Otan был на слуху и в фокусе внимания, расшевелила другие партии на определенные информационные интенции. Но индекс цитирования хода праймериз был по-чемпионски недосягаем для остальных. Вряд ли теперь партия сорвется с этих высот, но почивать на лаврах еще рано. Допустим сейчас прошедшие два митинга в южной столице набирают информационный шум. И Nur Otan должен предпринять по всей видимости некие шаги медийного, организационного плана, чтобы удерживать фокус наработанного внимания к себе.  И съезд тут должен сыграть, пожалуй, одну из ключевых ролей.

Антипод Nur Otan - Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) - назначила съезд на 27 ноября и тоже в Нур-Султане.

В Центральной избирательной комиссии страны сообщили, что все шесть политических партий допустили до парламентских выборов в Казахстане. В целом на всю объединенную выборную кампанию депутатов мажилиса парламента и маслихатов Казахстана примерная смета расходов составляет 15,3 миллиарда тенге. В ЦИК заявляли, что это «рациональное решение по эффективному использованию бюджетных средств», так как при раздельном проведении кампаний смета расходов составила бы 25 миллиардов тенге. Но на самом деле рациональнее всех поступил Кыргызстан, на четверть сократив число людей, от которых все равно ничего не зависит даже при двойном президентском контроле…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан