Итоги столичной недели: Закрытие Китая и демарши банков

Предвыборная агитация в преддверии парламентских выборов следующего года в Казахстане не затмила текущие проблемы – и едва ли сможет это сделать. На этой неделе пострадали казахстанские экспортеры, которым усложнили доступ к китайскому рынку извне, но есть проблемы и внутри страны: наша хваленая банковская система, прошедшая независимый аудит, по-прежнему косячит и не исполняет свои прямые обязанности. Речь идет не только об уменьшении объемов кредитования, но и о возвращении гражданам их сбережений – некоторые казахстанцы не могут снять свои сбережения с депозитных счетов.

Гром для казахстанских экспортеров зерна грянул в ноябре – только они наладили сбыт своей пшеницы в Китай, как стало известно, что власти Поднебесной рассматривают возможность введения запрета на прием зерна в мешках. Напомним, что казахстанское зерно раскладывается в мешки при отправлении в КНР потому, что между странами существует разница в габаритах железнодорожной колеи – и все грузы на границе перекидываются из казахстанских вагонов в китайские, которые рассчитаны на более узкую колею. Пересыпать зерно в таких условиях нереально, вот его и расфасовывают по мешкам, чтобы удобнее было перекидывать из вагона в вагон без потерь.До эпохи коронавируса такая расфасовка устраивала всех, однако теперь китайцы заболели эпидемиологическим рвением и проверяют на границе не то, что каждый мешок, а каждую сумку.

В частности, такое рвение проявляет государственная комиссия основного потребителя казахстанского зерна, Синьзянь-Уйгурского автономного района, которая в прошлую семидневку ужесточила меры контроля при приеме и перегрузе грузов на китайской стороне, сообщила пресс-служба АО «Казакстан Темир Жолы». В КТЖ сообщили в частности, что государственная комиссия района ввела обязательную обработку и дезинфекцию контейнеров, а также процедуру снятия пробы грузов с каждого вагона контролирующими органами. Также на рассмотрении находится вопрос запрета приема тарированного зерна в мешках: в связи с необходимостью ежесуточного прохождения ПЦР-тестирования уменьшилось число грузчиков на перегрузе через границу, однако в то же время увеличилось время пограничного контроля поездов, прибывающих из Казахстана. И на границе просто не успевают переработать весь поток зерна.

«Все это привело к несвоевременному обеспечению перегруза грузов из вагонов широкой колеи в вагоны узкой колеи. С 15 ноября сократился прием поездов из Казахстана до 10-11 поездов в сутки. В связи с этим по сети АО «Национальна компания «КТЖ» возросло количество груженых вагонов в направлении КНР (более 10 тысяч вагонов), отставлено от движения (читай – застряло на границе) более 6,5 тысячи вагонов», - говорится в сообщении нацкомпании. В итоге казахстанская компания приняла решение запретить погрузку грузов в направлении Китая через стык Достык – Алашанькоу с 23 по 30 ноября. Исключения – грузы в биг-бэгах, контейнерах и полувагонах для перевозки окатышей. Также вводится запрет на перевозку транзитного груза с 24 ноября по 4 декабря. Исключение – грузы в контейнерах, сельчанам же придется на неделю проститься с китайским рынком. И вернут ли они его потом – неизвестно.

В приграничных с Китаем регионах, впрочем, власти не унывают – так, аким Восточно-Казахстанской области Даниал Ахметов заявил в пятницу на своей пресс-конференции, что все планы по отгрузке экспортных товаров в Китай будут выполнены, несмотря на коронавирус. «Вы знаете, иногда у нас слона еще не видно, а все говорят о каком-то гигантизме. Отвечаю: объем экспорта не сократился. Один триллион 900 миллионов – задача выполнена, это объем промышленной продукции. Мы ни на одну тонну не сократили, это в целом», - сказал Ахметов. При этом он уточнил, что на две тысячи тонн меньше экспортировано свинца и на четыре тысячи тонн меньше – цинка. «Но до конца года, в конце года, все задачи будут выполнены. Поэтому, друзья мои, есть частичные проблемы, связанные с борьбой с коронавирусом, есть объективная ситуация в экономике. Я всегда говорю – каждый должен заниматься своей проблемой и не пытаться на одну задачу свалить другую», - добавил он.

То, что китайцы при этом упирают на борьбу с коронавирусом, а Восточно-Казахстанская область находится в «красной» зоне по темпам распространения коронавирусной инфекции (с начала пандемии в регионе выявили 14 тысяч случаев COVID-19, в настоящее время в больницах региона от него лечатся 659 человек), аким, видимо, не воспринимает в качестве угрозы экспортным поставкам. Однако в том-то и проблема, что китайцы – не мыши, их не заставишь плакать, колоться, но жрать кактус, и чуть повыше Ахметова это уже понимают: на прошлой неделе минфин сообщил о том, что затор на казахстанско-китайской границе касается не только железнодорожного транспорта, но и автомобилей. В связи с этим Комитет государственных доходов предоставил рекомендации для экспортеров и отчитался о предпринятых мерах. Как напоминают в КГД, Китай ужесточил переход через свою границу: сейчас через пункт пропуска «Нур жолы» КНР ежедневно принимает до 20-30 единиц транспорта (до пандемии – более 200 в день). Открытие дополнительных пунктов пропуска с казахстанской стороны не решает проблемы, поскольку закрыты сопредельные пункты на китайской стороне.

В соответствии с Планом мероприятий по увеличению товарооборота с КНР, утвержденным правительством РК 15 июля, приняты меры по возможности въезда китайских грузовых машин с товаром до приграничных транспортно-логистических центров по упрощенным требованиям транспортного законодательства, а также въезда водителей в безвизовом режиме на 24 часа. Эта модель действует в пункте пропуска «Нур жолы», в среднем в день на ТЛЦ ввозятся до 30 китайских прицепов с товаром. После переговоров с китайской стороной количество принимаемых машин со стороны Казахстана выросло до 80 единиц в день. Специальный штаб сформировал список из 1 785 автомашин, прошедших границу до 22 октября и ожидающих очереди на трассе «Алматы-Хоргос». В сентябре на сайте GoCargo.kz была введена система электронной очереди с обратной связью, и с 23 октября перемещение через границу осуществляется только через электронную очередь. За это время через систему прошло 821 автотранспортное средство (583 порожних, 123 с экспортным грузом, 115 с грузами для госпроектов).

Для товаров отечественных экспортеров создана отдельная очередь: эта категория товаров перемещается через границу в приоритетном порядке. На 20 ноября в системе электронной очереди забронировано 6 357 порожних и 615 груженых автотранспортных средств (с экспортным грузом). Вместе с тем, с 10 ноября китайской стороной ограничено количество принимаемых машин с казахстанской стороны, при этом машины с экспортным товаром не принимаются. Всего с 10 по 20 ноября Китай принял 364 автомашины. Официальной информации о причинах данного снижения, а также о запрете на перемещение автотранспорта с экспортным товаром от китайской стороны не поступало, но очевидно, что причина та же: Китай, откуда в прошлом году пошел по всему миру коронавирус, пытается максимально снизить угрозу обратного его завоза. «Для решения ситуации направлено обращение в министерство иностранных дел и иные причастные государственные органы РК о необходимости принятия срочных мер по ситуации на границе. При этом КГД призывает отечественных экспортеров проработать с контрагентами китайской стороны вопросы исполнения контрактных обязательств, в том числе возможности продления сроков их исполнения», - предлагают фискалы учесть возможность форс-мажора бизнесменов.

Чем грозит потеря китайских рынков для наших экспортеров в разгар коронавируса, когда потребление постоянно снижается везде и постоянно, объяснять, думается, не стоит. Исламский банк развития прогнозирует увеличение количества соискателей работы в мире в 2,5 раза в течение ближайших десяти лет – и это без последствий коронакризиса, просто за счет естественного увеличения обитателей планеты. Мы же спокойно воспринимаем потерю рынков сбыта – и, следовательно, уменьшение рабочих мест: олимпийскому спокойствию наших чиновников могут только позавидовать их коллеги из других стран. Во вторник председатель комитета санитарно-эпидемиологического контроля Минздрава Айжан Есмагамбетова сообщила о том, какие регионы Казахстана находятся в «красных», «желтых» и «зеленых» зонах по темпам распространения коронавируса – и по ее оценке, акиму ВКО рано предаваться оптимизму. «На сегодняшний день в «красной», опасной зоне остаются Восточно-Казахстанская и Северо-Казахстанская области. В «желтой», «предупредительной» зоне – Нур-Султан и Алматы, Костанайская и Павлодарская области. В «зеленой» зоне – остальные регионы», - сообщила Есмагамбетова на пресс-конференции. Нахождение регионов в той или иной зоне меняется ежедневно, уточнила она.

«Это зависит от нескольких показателей: числа R (показателя того, сколько человек может заразиться от одного больного COVID-19) и заболеваемости в течение последних семи дней на сто тысяч населения. Эти два показателя мониторируются ежедневно, поэтому переход из одной зоны в другую может происходить ежедневно», - сказала она. Тут надо отметить, что председатель комитета санитарно-эпидемиологического контроля Минздрава «забыла» упомянуть еще один показатель отнесения регионов к той или иной зоне – ранее президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сообщил, что в ряде регионов выявлены факты сокрытия новых случаев коронавирусной инфекции. Речь шла о Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Павлодарской, Акмолинской, Костанайской и других областях. Позже глава департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг Павлодарской области Батырбек Алиев заявил, что в регионе не скрывали факты COVID-19, но было некоторое расхождение в статистике. Тем временем, глава государства в четверг на расширенном заседании коллегии министерства обороны заявил, что существующая архитектура безопасности находится в кризисном состоянии, в том числе и потому, что сокрытие тех или иных фактов приводит к внутренним потрясениям, когда правда выходит наружу.

«Как считает президент, внутренние потрясения, революции неизбежно ведут к территориальным потерям. Об этом, по его словам, свидетельствует вся новейшая история: начиная от Брестского мира и заканчивая последними событиями в Закавказье», - говорится в сообщении Акорды. Потрясением является и то, что мы делаем своими руками: в четверг вице-министр индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Талгат Жанжуменов заявил, что готов уйти в отставку, если факты о том, что казахстанские больницы не приняли почти половину аппаратов ИВЛ, подтвердятся. В этот день на пленарном заседании сената депутат верхней палаты Нурлан Кылышбаев сообщил, что в Казахстане почти половина закупленных за счет госбюджета аппаратов ИВЛ оказалась недоукомплектованной. «Сегодня мы продолжаем работу по финансированию расходов, связанных с выполнением государством социальных обязательств, а также в сфере здравоохранения. В текущем году были выявлены факты неэффективного использования бюджетных средств. Так, при приобретении за счет средств резерва правительства министерством индустрии и инфраструктурного развития 1 500 единиц аппаратов ИВЛ у отечественного производителя, организациями здравоохранения 17 регионов фактически принят только лишь 831», - рассказал депутат.

По его словам, остальные 669 аппаратов ИВЛ были не приняты из-за из недоукомплектованности: к примеру, по Жамбылской области из запланированных к использованию 53 аппаратов не может быть использован ни один аппарат, такая же ситуация и по Туркестанской области - из 58 аппаратов ИВЛ все являются недоукомлектованными. В условиях необходимости оперативных и действенных мер такие факты недопустимы, заявил сенатор. В этой связи депутаты считают, что соответствующим государственным органам необходимо принять меры по качественному и своевременному использованию средств. Талгат Жанжуменов же сообщил, что один аппарат ИВЛ в комплекте вместе с компрессором, увлажнителем, другими необходимыми изделиями и транспортными расходами стоит 8,9 миллиона тенге. «Казахстанское содержание этих аппаратов на сегодня составляет 30%. Я не лукавлю, говорю, что 30%. Ранее такого у нас не было, начинаем с 30%. Этот завод оснащен современным оборудованием. Не буду говорить такие пафосные слова, что не имеет аналогов, но современное, хорошее оборудование. Это позволяет нам выпускать сердцевину, мозг этого аппарата. Также, как и в любой компьютерной технике, там есть процессор, который все вопросы, связанные с различными уровнями дыхания, регулирует. Плюс русификация. Правительство поставило задачу довести уровень локализации до 50%. Мы над этим работаем», - сказал вице-министр.

В Казахстане действуют два предприятия с государственным участием, на которых налажено производство аппаратов ИВЛ. Это ТОО «Казахстан Аселсан инжиниринг» (Нур-Султан) и АО «Тыныс» (Кокшетау), производство аппаратов ИВЛ на них было налажено в рамках государственного заказа, направленного на удовлетворение потребности медицинских учреждений. И теперь интересно, сколько аппаратов будет забраковано отечественными больницами, когда казсодержание в них дойдет до 50%. Тут проще запустить в Казахстан известных производителей, чтобы они гарантировали качество выпускаемой продукции – на прошлой неделе под председательством Касым-Жомарта Токаева состоялась рабочая встреча Совета иностранных инвесторов при президенте Казахстана в формате видеоконференции, во время которой президент остановился на необходимости улучшения бизнес-климата в стране. Он отметил, что правительство подготовит новую регуляторную систему, в которой все контрольно-надзорные, разрешительные и иные регуляторные инструменты будут подвергнуты масштабной ревизии.

Президент отметил, что в 2020 году была усилена защита инвесторов от коррупционного давления. Антикоррупционное сопровождение Агентства по противодействию коррупции охватывает свыше 500 бизнес-проектов на общую сумму более 12 триллионов тенге. Президент также акцентировал внимание на вопросе экологии, проинформировав иностранных участников встречи о разработке нового Экологического кодекса, подготовленного на основе передовых подходов стран-членов ОЭСР. «Предприятия, внедрившие эти технологии, будут освобождены от платы за эмиссию. Такой механизм, когда государство разделяет затраты на экологию с предприятиями, есть далеко не в каждой стране. По сути, это масштабный проект государственного-частного партнерства», - добавил глава государства. И заявил, что ожидает от бизнеса полноценного выполнения своей части договоренностей. Глава государства также выделил возможности IT-сферы, которая в условиях негативных последствий пандемии дала мощный стимул для ускоренного развития цифровой экономики. По его словам, развитие отечественной IT-отрасли, куда Казахстан планирует привлечь не менее 500 миллиардов тенге в течение 5 лет, требует серьезной поддержки мировых технологических компаний. «Сегодня порядка 6% мирового майнинга сосредоточено в Казахстане. Кроме того, развитие рынка IT, инжиниринговых и других высокотехнологичных услуг открывает серьезные возможности для экспорта. Мы планируем привлечь инвестиции крупных мировых игроков в сфере облачных вычислений и платформ», – отметил глава государства.

Начаты подготовительные работы по строительству четырех мегацентров обработки данных – в Нур-Султане, Алматы, Шымкенте и Атырау. Это колоссальные вычислительные мощности, которые будут находиться на крупной международной информационной магистрали. Касым-Жомарт Токаев также подчеркнул важность развития отечественной фармацевтической отрасли. Президент заявил, что к 2025 году Казахстан рассчитывает увеличить долю собственного фармпроизводства в стране до 50%. Кроме того, будет активно развиваться производство медицинского оборудования и расходных материалов. Эти сферы открыты для инвестиций, и такие проекты, как было сказано в выступлении, получат полную поддержку со стороны государства. Тем более, что в производстве аппаратов ИВЛ зарубежные компании у нас точно будут вне конкуренции. Депутаты тем временем пачками транслируют жалобы на наш «инвестклимат» со стороны отечественного бизнеса, так что пока глава государства зазывает инвесторов, наши чиновники делают все, чтобы жизнь предпринимателям меом не казалась.

«В демократическую партию «Ак жол» поступают обращения предпринимателей из Тараза, Алматы, Актобе, Талдыкоргана, Оскемена (Усть-Каменогорска), Уральска и других регионов, возмущенных их фактической травлей со стороны так называемых мониторинговых групп. В прессе регулярно сообщается о выявленных нарушениях, тоях и вечеринках. Такие факты, безусловно, нужно пресекать. В тоже время у нас, как сторонников правового государства, вызывают вопросы используемые методы этих мониторинговых групп, - заявил депутат мажилиса Азат Перуашев в своем депутатском запросе на имя премьер-министра и генерального прокурора. - Как сообщают предприниматели, эти группы порой состоят из общественных активистов и работников акиматов, с которыми взаимодействуют наряды полиции. Во время своих рейдов они врываются на объекты, отбирают объяснительные у предпринимателей о настоящих или мнимых нарушениях, сообщается при этом о фактах вымогательств. Затем на основании этих объяснительных составляют протокол об административном правонарушении и налагают неподъемные штрафы», - добавил он. Проверку должны проводить специалисты санитарно-эпидемиологической службы, считает он. Ранее президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что мониторинговые группы не должны злоупотреблять полномочиями при проверке бизнеса и граждан, так что поручения сверху у нас на местах продолжают исполняться своеобразно.

О чем можно говорить, если у нас уже спикер мажилиса открыто уличает правительство во вранье на пленарном заседании нижней палаты в публичном пространстве? Речь идет об обсуждении вопроса лицензирования туроператоров на заседании мажилиса в среду: ранее депутаты предлагали сохранить лицензирование туроператоров в сфере въездного и внутреннего туризма. «В третьем пакете депутатских поправок было предложение: одна будет лицензия с двумя подвидами – на выездной и на въездной и внутренний туризм. Поправка поддержана. Но у туристов, которые захотят к нам приехать, будет больше доверия тем компаниям, у которых есть отдельная лицензия на каждый из этих видов деятельности», - сказала министр культуры и спорта Актоты Раимкулова, представлявшая проект закона. Председатель мажилиса Нурлан Нигматулин отреагировал на доклад министра. «Дробление туроператорской деятельности на три вида необходимо было вам, надо об этом откровенно сказать. Для выявления количества туроператоров, которые вывозят туристов за границу. Так? А для чего?», - спросил он. Система гарантирования прав туристов в выездном туризма нарушалась, ответила Раимкулова: по ее словам, люди застревают за границей в негативной ситуации, когда та или иная туркомпания обанкротилась. «Было сложно отследить и принять меры, чтобы как минимум наших туристов привезти. Сейчас в связи с лицензированием будет строго отслеживаться количество турфирм, которые будут работать на выездной туризм», - сказала она.

Спикер мажилиса назвал эту аргументацию «позицией от лукавого». «Выезжающий турист проходит столько контрольных пунктов – начиная с системы «Беркут» погранслужбы. Все это контролируется. Вам выявление количества туроператоров, которые вывозят туристов за границу, надо было для одной практической цели: обязать их уплачивать средства в фонд «Туристік Қамқор». За красивыми словами совсем другая цель», - заявил Нигматулин. Он поинтересовался, не приведет ли дробление туроператорской деятельности к тому, что на каждый вид деятельности придется получать отдельную лицензию, министр это подтвердила. «Что же вы делаете? Была одна лицензия. Сейчас вы ее дробите, там отдельные лицензии», - сказал Нигматулин. И отметил, что у бизнеса могут быть дополнительные финансовые потери. Напомним, что корпоративный фонд «Туристік қамқор» был создан в 2016 году постановлением правительства и определен администратором системы гарантирования прав граждан в сфере выездного туризма. Тогда же были приняты правила функционирования системы прав граждан, согласно которым все туроператоры обязаны перечислять в этот фонд 0,5 от месячного расчетного показателя с каждого туриста (в этом году МРП составляет 2 778 тенге). Кроме того, туроператоры и туроператоры-фрахтователи должны представлять банковскую гарантию на 5 и 15 тысяч МРП. В 2017 году из тысячи туроператоров, которые имели лицензии, в систему «Камкор» входили всего 62, но они покрывали 85% всего туристского спроса казахстанцев за границей. Теперь власти решили обеспечить 100-процентное покрытие туристического потока, но пошли по пути наименьших заморочек, решив нагрузить для этого бизнеса дополнительным лицензированием.

Доверия правительству не добавляют и некоторые судебные дела: сейчас в Казахстане судят бывшего руководителя управления координации занятости и социальных программ Жамбылской области Тимуржана Нурымбетова, который является родным братом министра труда и социальной защиты населения Биржана Нурымбетова. Тимуржан Нурымбетов обвиняется во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении полномочиями, дело рассматривается в суде №2 Тараза. Ему предъявлено обвинение по четырем статьям Уголовного кодекса Казахстана, вместе с Нурымбетовым также судят еще четырех человек: бывшую главу отдела по защите государственных секретов акимата Жамбылской области Нурзипу Романову, руководителя общественного объединения инвалидов Asyl-Tirek Галимжана Сарымсакова, руководителя отдела по работе с инвалидами и ветеранами Аиду Утеулину и представителя общества инвалидов «Камкор куш» Каната Мустафу, который обвиняется в даче взятки. На одном из заседаний уголовные дела в отношении подсудимых объединили в одно производство. Судья Дауылбаев пояснил, что в указанных уголовных делах подсудимыми являются одни и те же лица, которые обвиняются в совершении уголовных правонарушений в соучастии, в связи с чем они подлежат соединению в одно производство.

Ранее СМИ писали, что 11 апреля этого года Антикор задержал главу управления координации занятости и социальных программ Жамбылской области. Было начато досудебное расследование по нескольким статьям Уголовного кодекса. Брата министра подозревают в неоднократном получении взятки группой лиц в размере 9 миллионов тенге, 14 апреля он уволился с должности по собственному желанию, в данный момент он находится под домашним арестом до 15 декабря 2020 года. Этот скандал вроде бы отвлек внимание СМИ от министерства здравоохранения, которое в этом году было главным поставщиком коррупционных новостей в Казахстане, однако в четверг стало известно, что антикоррупционная служба проведет в министерстве здравоохранения анализ коррупционных рисков с 17 ноября по 20 декабря. Отмечается, что эту проверку инициировал в октябре на совместном совещании Минздрава и Антикора новый глава Минздрава Алексей Цой. В общем, старое руководство минздрава, которое сейчас находится под следствием, хотят, похоже, закопать окончательно…

Тем временем, наши власти продолжают идти вразрез с поручениями президента, пытаясь внушить ему, что в стране все просто замечательно: летом этого года Токаев предложил отложить сроки внедрения электронной маркировки в Казахстане, поскольку эта система влечет за собой дополнительные расходы, а бизнес в пандемию и так на ладан дышит. Между тем, во вторник на заседании правительства министр торговли и интеграции Казахстана Бахыт Султанов заявил, что внедрение маркировки и прослеживаемости товаров окажет положительный эффект на экономику Казахстана, снизит себестоимость товаров и конечные цены на 5-10% от текущей их стоимости товаров. Что само по себе является спорным вопросом, поскольку сама система прослеживаемости требует капитальных затрат, которые бизнес в итоге лягут на кошелек потребителя, как и стоимость учетных марок. «В товарных группах шести отраслей, по которым в Республике Казахстан предусмотрено внедрение маркировки, объем теневого рынка, согласно экспертизам, достигает до 63%. Предполагается, что с введением маркировки данных товарных групп объем легального товарооборота увеличится на 337 миллиардов тенге, а доходы бюджета – на 58 миллиардов тенге», - добавил Султанов.

В общем, наше правительство пытается убедить президента в том, что его опасения по поводу отсутствия у бизнеса денег на нововведения беспочвенны, а сама маркировка станет панацеей от инфляции. Логика наших чиновников вообще всегда была шокирующей, но коронавирус простимулировал ее настолько, что население просто дар речи теряет, когда сталкивается с проявлениями этой логики на практике. Например, в Павлодаре главный санитарный врач региона не смог объяснить некоторые пункты своего постановления, согласно которому запрещена реализация непродовольственных товаров в выходные и праздничные дни. В результате в прошлые выходные павлодарцы столкнулись с абсурдной ситуацией, когда в работающих супермаркетах им отказывали в реализации кошачьего корма или туалетной бумаги, которые угодили в «черный» список санврача. А когда в ходе онлайн-брифинга главу департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг Павлодарской области Батырбека Алиева попросили объяснить возмущенным горожанам смысл таких ограничений, тот не смог объяснить, какую санитарную опасность несет рулон туалетной бумаги именно в уик-энд.

«Ну, допустим, люди знают, что по выходным дням они не смогут купить непродовольственные товары, и в супермаркет идут с намерением купить чисто продукты. Что касается кошачьего корма, я вам сейчас не могу пояснить, он же не подпадает под продукты, продовольственные товары первой необходимости», - вот буквальный ответ Батырбека Алиева журналистам. То есть если вы едете в Павлодар на неделю и точно там проведете субботу и воскресенье, то в пятницу вам необходимо запастись туалетной бумагой на два дня. К чему могут привести подобные ограничения у нас, и так известно – население может кинуться скупать туалетную бумагу, а на фоне дефицита под шумок поднимется и цена на нее. Ограничения для реализации непродовольственных товаров действуют в Павлодаре и в будние дни – например, магазинам детской одежды и обуви разрешено работать только до 18:00, горожане просто не успевают попасть в них после работы. Также жители областного центра выражают недовольство запретом на работу общественного транспорта в субботу и воскресенье. «Как будто коронавирус не пользуется автобусами и трамваями с понедельника по пятницу», - написал один из пользователей соцсетей. В общем, ограничительные действия наших властей в пандемию напоминают камлания шамана, и непонятно, почему их за это не штрафуют на те же суммы, на какую был оштрафован в Петропавловске приверженец запрещенной оккультно-мистической организации «Ата жолы», который «лечил» людей ядовитыми травами и обращением к духам предков.

Как рассказали в пресс-службе департамента полиции по Северо-Казахстанской области, сотрудниками управления по противодействию экстремизму совместно с участковым инспектором полиции Петропавловска выявлен факт осуществления незаконной деятельности оккультно-мистической организации. «Житель Кызылжарского района 1974 года рождения в одном из домов областного центра по улице Жамбыла организовывал выезд местных жителей по святым местам за определенную сумму денег. По месту жительства он принимал людей, обещая излечение путем очищения тела травами и «святой» водой, обращения к духам предков и многими другими приемами, характерными для этого запрещенного на всей территории РК оккультно-мистического течения» - проинформировали в полиции. По словам начальника управления по противодействию экстремизму подполковника полиции Руслана Жарасбаева, «шаман» оштрафован на 25 МРП (69 тысяч 450 тенге). Оштрафован вполне справедливо, ибо нечего людям головы дурить, непонятно только, почему не штрафуют тех, кто дурит головы казахстанцам ежедневно без всяких трав и мистики – например, чиновников и банкиров…

На прошлой неделе стало известно, что за пять последних лет казахстанские банки 760 раз неправомерно отказывали в рефинансировании ипотеки гражданам. Об этом сообщили в агентстве по регулированию и развитию финансового рынка: напомним, что программа рефинансирования ипотечных жилищных займов действует в стране с начала 2015 года, и тогда же монетарным властям стали поступать жалобы на отказы в рефинансировании ипотечных займов – рефинансирование предполагает перевод кредитов на смягченные для заемщиков условия за счет вливаний в банки соответствующих государственных денег. В итоге с начала 2015 года по Казахстану поступило 5 тысяч 168 жалоб на отказ в рефинансировании ипотеки. Из них неправомерными (банки превысили свои полномочия) признаны 760 отказов банков. Как пояснила начальник управления региональных представителей Алматы агентства финнадзора Салима Джурунова, основной вопрос в том, что не все банки охотно включают заемщика в социально уязвимую категорию населения. Для того, чтобы доказать это, заемщик вправе по закону обратиться в суд.

«Бывает, что коммерческие банки не всегда выполняют наши рекомендации. В этих случаях агентство готово и всегда выступает на стороне заявителей, поэтому один из вариантов работы комиссии - когда мы устраиваем переговоры с участием банка-заявителя и представителя наших структур на местах, в регионах. Мы выясняем, почему банк отказывает заявителю в рефинансировании, несмотря на решение комиссии», - сказала она. То есть государство выделяет деньги для рефинансирования займа, что выгодно и банку – с него снимают риски по невозврату кредита, но банки хотят «состричь» с заемщика как можно больше, поэтому неохотно переводят его на госденьги, так что государству постоянно приходится перепроверять решения финорганизаций в этой части. При этом, по словам Джуруновой, как правило, большая часть отказов еще в  досудебном порядке решается в пользу ипотечника. Сейчас на рассмотрении Агентства находится еще 70 заявлений от той категории людей, которая заново получила заключения органов социальной защиты и опеки по переводу их в льготную категорию. «Данные жалобы сейчас рассматриваются, учитываем жизненную ситуацию каждого отдельного заемщика. Начиная с текущего года, в действующую программу были внесены изменения, которые касаются поддержки социально уязвимых слоев населения, им банки должны предоставлять возможность уменьшения долговой нагрузки», - отметила Салима Джурунова.

Ну, а в Караганде вкладчик «АзияКредит банка» Александр Ли уже год не может вытащить 27 миллионов тенге с открытого там депозита. По его словам, в финучреждении постоянно ссылаются на отсутствие необходимой суммы: уже год в банке ему отвечают, что у них нет достаточных средств, так как в компании в настоящее время происходят изменения и нужно немного подождать. «Вот сейчас я потребовал закрыть депозит в размере 9 миллионов тенге. Мне отказали: «Приходите завтра - небольшую сумму выдадим». И так уже год. Ни со стороны банка, ни со стороны госорганов не решается проблема», - цитирует Ли телеканал «Астана». В Агентстве по регулированию и развитию финансового рынка предлагают клиенту банка обратиться в суд, тем временем, в других странах банки становятся ареной политических требований: на этой неделе в Грузии правоохранительные органы задержали мужчину, захватившего здание микрофинансовой организации в Тбилиси вместе с заложниками. Переговоры с захватчиком длились несколько часо: вооруженный мужчина ворвался в здание микрофинансовой организации в Тбилиси в пятницу вечером и захватил девять заложников. В социальных сетях одного из них захватчик опубликовал видеообращение, в котором требовал сокращения банковских процентов и цен на медикаменты, а также введения запрета на азартные игры. Мужчина в видеообращении не прятал свое лицо. По данным СМИ, он находился в нетрезвом состоянии – так вот, нашим монетарным властям не стоит ждать, когда в  казахстанские банки кто-нибудь пойдет с политическими требованиями на фоне неразрешенных претензий по своим депозитам, а взять банки за шиворот и заставить выполнять свои обязательства перед клиентами…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан