Итоги столичной недели: Возвращение коронавируса и кино

Год 2020-й заканчивается для нас примерно тем же, с чего он и начинался – в январе мы с тревогой смотрели в сторону Китая и Европы, и надеялись, что нас первая волна коронавируса не накроет. В конце 2020-го мы смотрим туда же и надеемся на то же, только теперь уже применительно ко второй волне этой напасти миллениума. Есть, правда, одно кардинальное отличие – в январе наши кинотеатры еще работали, в декабре они могут уже возобновить свою работу. Кино, как утверждал классик коммунизма, является для нас важнейшим из искусств, поскольку его во времена Великой депрессии называли «великим утешителем», а Великая депрессия, если верить экономистам, вернулась – так что теперь нам остается следовать дедовским рецептам и скрашивать свое карантинное бытие картинками заговорившего в прошлом веке "Великого немого".

Надежду, впрочем, дает не только синематограф, но и медицина, представители которой к концу года торопятся отрапортовать об успешных разработках вакцины от коронавируса. Казахстанские медики от этих всеобщих рапортов не отстают, при этом к ним присоединяются наши чиновники, которые заявляют о том, что вакцинируются отечественными препаратами почем зря. На прошлой неделе стало известно, что помощник президента Казахстана Ерлан Карин привился казахстанской вакциной от коронавируса QazCovid-in - об этом сообщили в комитете науки министерства образования и науки республики. Причем сделал он это «по добровольному согласию вне клинических исследований», отмечают в этом ведомстве. Формулировка, правда, подкачала с точки зрения подчеркивания добровольности: «25 декабря вакцина QazCovid-in введена помощнику президента Республики Казахстан Ерлану Карину», говорится в сообщении ведомства в Facebook. То есть помощник президента выступает в этом сообщении не субъектом, совершающим действие, а объектом этого действия, но это уже издержки нашей пропаганды, для которой такие интимные подробности излишни, и ей что в лоб, что по лбу – все едино.

Тут, впрочем, важен не статус добровольца применительно к помощнику президента, а то, что третья фаза клинических исследований казахстанской инактивированной вакцины QazCovid-in, разработанной учеными Научного-исследовательского института проблем биологической безопасности при комитете, уже стартовала 19 декабря. Это, помимо прочего, означает, что результаты первой и второй фаз клинических исследований, в которых приняли участие 244 казахстанца, показали, что отечественная вакцина безопасна, формирует антитела, индуцирует клеточный и гуморальный иммунитет, отметили в ведомстве. Иными словами, третья фаза означает эффективность и безопасность вакцины, показанной ею в первых двух испытательных стадиях, по другому третьей стадии бы уже не было, ее бы просто свернули по-тихому. И уж совершенно точно, окажись вакцина плацебо (заменитель лекарства, рассчитанный исключительно на самоуспокоение пациента, что его чем-то пичкают) или, уж тем более, обладай она какими нежелательными эффектами, Карину как довольно известной в стране личности ее уж точно колоть не стали бы.

Потому что одно дело, если побочные эффекты вылезут у кого-то из 244 безвестных добровольцев, и совсем другое, если они будут выявлены у политолога, которого и без статуса помощника президента знают многие в стране. Так что добровольное или недобровольное, но само участие Карина в этой программе вакцинирования является достаточно хорошим знаком для казахстанцев: средство для предотвращения распространения коронавируса есть, побочных эффектов оно не дает (что уже хорошо, когда речь идет о доморощенной продукции), а выводы о его эффективности можно будет делать в том случае, если привитые коронавирус не подхватят. Тем более, что в третьей фазе клинических испытаний, помимо Карина, примут участие уже 3 тысячи добровольцев, которым гарантирована «выплата разового вознаграждения и медицинское страхование». Сомнительно, что помощника президента понесло в этот эксперимент за каким-то из двух этих видов «госвспоможения», равно как и министра образования и науки Асхата Аймагамбетова, который не только привился, но и рассказал о своем самочувствии после антикоронавирусной вакцинации.

«Прошло уже много времени. Чувствую себя прекрасно. Так же, как чувствовал себя после того, как в августе привился. Конечно, первый месяц, как и любой человек, пытаешься прислушиваться к своему организму. Несколько раз сдавал анализы – не только и не столько на антитела, но и общий анализ крови, биохимию и так далее. Самому было интересно, конечно, всегда переживаешь. Но тем не менее и в те месяцы, и на сегодняшний момент абсолютно никаких побочных эффектов или необычных ощущений я не почувствовал, - сказал министр. - Как человек, который имеет опыт преподавательской деятельности, всегда доверяю именно научным данным. Наука говорит о том, что вакцинация - это наиболее простой и эффективный путь защититься от инфекции. В этом году привился, как ежегодно это делаю, от гриппа и плюс, учитывая специфику, привился еще от пневмококка», - добавил Аймагамбетов. В общем-то, это довольно ободряющие новости, учитывая, что у нас в декабре сразу четыре региона забрались в «красную» (то есть самую опасную) зону по коронавирусу, то есть распространение в них этой болезни идет по нарастающей. По данным минздрава на 26 декабря, в этой зоне по-прежнему остается Атырауская область, кроме того, в нее вошли Акмолинская, Костанайская и Павлодарская области.

В «желтой», переходной зоне находятся Нур-Султан, Алматы и Северо-Казахстанская область. В «зеленой», более или менее благополучной зоне - все остальные регионы страны. Накануне Нур-Султан и Алматы покинули "зеленую" зону по распространению COVID-19 – в городах снова вырос уровень заболеваемости: свыше 100 человек в Алматы заболели COVID-19 за прошедшие сутки, это наибольший показатель среди всех регионов страны. В общем, призрак ЧП снова начал маячить в стране, и это довольно печально для некоторых видов производства, потому что пандемия и так кардинально перекроила карту расходов казахстанцев: во втором квартале уходящего года, по данным Национального банка, доля расходов домохозяйств республики на продовольствие, коммунальные услуги и бытовую технику значительно выросла, в то время как расходы на одежду и обувь, а также на бензин снизились. Что вполне объяснимо, когда люди сидят дома и практически никуда не выходят. При этом, по данным Бюро национальной статистики, в структуре расходов домашних хозяйств во втором квартале 2020 года доля расходов на продовольственные товары выросла до 59% (второй квартал 2019 года – 53%). В составе потребительских расходов наибольший рост отмечен по расходам на продовольственные товары – они выросли на 15% в номинальном выражении (год к году).

Как отмечали аналитики Halyk Finance, по итогам первого полугодия проводольствие стало главным драйвером роста на цен на потребительском рынке, отметившись ростом в 11,3% год к году. В результате годовая инфляция по итогам января-июня составила 7%, превысив ожидания Национального банка (4-6%). При этом к концу второго квартала инфляция замедлилась, составив 1,9% против 2,3% в первом квартале. Ослаблению инфляционного давления способствовала стабилизация ситуации на валютном рынке и снижение регулируемых цен на топливо и тарифы ЖКХ, отмечают в Halyk Finance. Такого же мнения придерживаются и экономисты Всемирного банка. В своем июльском докладе они отмечали, что снижение тарифов на коммунальные услуги в рамках госпомощи домохозяйствам вкупе с ослаблением спроса из-за карантина «оказали ограниченное компенсирующее влияние на рост цен на непродовольственные товары». Доля расходов казахстанцев на непродовольственные товары во втором квартале не изменилась и составила 24%, тем не менее, значительно изменилась структура расходов на такие товары. Доля трат на одежду и обувь во втором квартале снизилась до 26% (по сравнению с 38,9% за аналогичный период 2019 года), на ГСМ – до 14,8% (17,1%), что объясняется переходом на дистанционную работу и учебу и ограничениями на передвижения как внутри страны, так и за рубежом. Необходимость дистанционной работы вызвала повышенный спрос казахстанцев на компьютеры и другие средства коммуникации, а также мебель и бытовую технику. Ну, и, наконец, из-за роста заболеваемости и удорожания лекарств выросла доля расходов на медикаменты.

Но чтобы расходовать деньги, надо сначала их заработать, и вот здесь многих казахстанцев ждал большой удар: больше всего от пандемии пострадал сектор платных услуг, поскольку доля расходов в этом сегменте снизилась с 23% во втором квартале 2019 года до 16% во втором квартале 2020 года. Домашние хозяйства сократили траты на все услуги, связанные с путешествиями, поездками, досугом, спортом и культурой, питанием в ресторанах и кафе, а также с услугами личной гигиены. Кроме того, из-за перехода на онлайн-обучение расходы на образование во втором квартале снизились с 9,8% годом ранее до 4,3%. На фоне повышенного спроса выросли расходы на услуги связи (с 16,1% до 23,1%) и здравоохранения (с 8,8% до 9%). Выросли и расходы на услуги ЖКХ (с 27,4% до 36%), несмотря на понижение тарифов: в Нацбанке полагают, что это могло быть вызвано рстом потребления коммунальных услуг в целом в условиях пребывания дома на самоизоляции. И, по итогам ноября, годовая инфляция ускорилась до 7,3%, продолжая оставаться выше целевого уровня Нацбанка. Как отмечается в докладе, рост цен на продовольствие с августа начал замедляться, тем не менее, продукты питания по-прежнему вносят основной вклад в темпы роста инфляции. В ноябре годовой рост цен на продовольствие составил 10,8%.

Непродовольственная инфляция в ноябре составила 5,7% в годовом выражении. Как отмечают авторы доклада, темпы роста цен на большинство непродовольственных товаров сохраняются на докризисных уровнях, несмотря на рост цен импортных поставок. Это, как считают в Нацбанке, обусловлено слабым потребительским спросом, вызванным снижением доходов населения, сохранением карантинных ограничений на работу торговых объектов и введением карантина в отдельных регионах страны. Вместе с тем, продолжилось ускорение темпов роста цен на товары краткосрочного пользования. Авторы доклада отмечают рост цен на лекарства (9,7% год к году), моющие и чистящие средства (10,2%). Рост цен на ГСМ в ноябре по-прежнему оставался низким (1,7%) в условиях сдержанного спроса и роста отечественного производства. Годовая инфляция платных услуг для населения в ноябре ускорилась, составив 4,1%. В структуре сервисной инфляции ускорился годовой рост тарифов на регулируемые коммунальные услуги, в частности на услуги по сбору мусора (до 20,5%), электроэнергии (до 6,6%). В разрезе других платных услуг ускорилось повышение цен на услуги по ремонту обуви (8,3% год к году), ритуальные услуги (6,1%), ремонт автомобилей (5,6%), услуги больниц (5,3%) и образование (4,2%).

Неудивительно поэтому, что оценки инфляционных ожиданий населения в октябре повысились: согласно данным ежемесячного опроса Нацбанка, доля респондентов, ожидающих сохранения текущего либо более быстрого роста цен в течение следующих 12 месяцев, увеличилась с 49% в сентябре до 52% в нояюре. По прогнозу Национального Банка, по итогам 2020 года годовая инфляция сложится на уровне 7,3-7,5%. Ускорение роста цен на непродовольственные товары, как ожидают экономисты, будет компенсироваться замедлением инфляции продовольственных товаров. Азиатский банк развития в декабрьском обзоре пересмотрел прогноз по инфляции в Казахстане в 2020 году в сторону понижения – с 7,6% до 7,4%. В Международном валютном фонде ожидают, что инфляция в Казахстане по итогам года составит 6,9%. Во Всемирном банке предсказывают, что инфляция в этом году останется выше целевого показателя Нацбанка в 6%. На этом фоне финрегулятор страны уже провентилировал главный вопрос ближайших дней – где дешевле всего будет накрыть праздничный стол в канун Нового года. Данные удалось собрать с помощью системы Galymzhan, которая изучила цены на продаваемые через интернет продукты. Система смогла проанализировать цены лишь в шести городах Казахстана - Нур-Султане, Алматы, Шымкенте, Караганде, Усть-Каменогорске и Павлодаре, так как в остальных регионах нет технически подходящих интернет-магазинов. Для анализа брался стол на четырех человек - стандартную семью в Казахстане.

Исследование показало, что в среднем стоимость новогоднего стола в Казахстане составит 21 тысячу 108 тенге. Дороже всего застолье обойдется жителям столицы – 23 тысячи 117 тенге, а дешевле всего – 19 тысяч 195 тенге - жителям Павлодара, где стоимость мяса остается одной из самых низких в стране. Отдельно исследователи выделили Шымкент, где заработная плата в номинальном выражении является самой низкой из шести рассмотренных городов, однако новогодний стол там обойдется дороже, чем в Караганде и Павлодаре. Также в Нацбанке подсчитали, сколько новогодних столов можно накрыть на среднемесячную номинальную заработную плату в регионе: самая высокая покупательская способность наблюдается в Нур-Султане (11,54 столов), а самая низкая – в Шымкенте (6,73 столов). Стоит отметить, что в Усть-Каменогорске при средней зарплате ниже среднего значения по стране горожане могут накрыть 9,44 новогодних столов, что превышает среднее значение рассчитанного индекса по стране. Ну, и, наконец, новогодним подарком от властей стало разрешение на возвращение деятельности кинотеатров – в столице Казахстана им разрешили возобновить работу с 26 декабря. Несмотря на нахождение Нур-Султана в «желтой» зоне, главный санитарный врач города Жанна Пралиева подписала соответствующее постановление - принимать посетителей кинотеатры, правда, смогут только при условии строгого соблюдения санитарно-эпидемиологических норм, уточнили в столичном акимате.

Согласно этим нормам, залы в кинотеатрах должны быть заполнены не больше, чем на 30% от общего числа посадочных мест. Зрители должны сидеть через одно кресло в шахматном порядке. Кроме того, необходимо все время носить маски внутри помещений. Пока только один столичный кинотеатр опубликовал расписание сеансов на ближайшие дни. Как ранее сообщили в акимате Нур-Султана, мониторинговые группы накануне провели проверку в двух кинозалах в крупных ТРЦ города. Был внесен ряд замечаний по освежению разметок, а также соблюдению социальной дистанции при выходе из кинозалов. После исправления данных замечаний кинотеатры могут возобновлять работу. Если при проверке будут выявлены факты нарушения карантина, работу кинотеатров снова приостановят, сообщили санврачи. Напомним, что кинотеатры оказались под запретом в Казахстане еще в марте текущего года, когда был объявлен режим чрезвычайного положения из-за пандемии коронавируса. Режим ЧП сняли в мае, но развлекательные заведения оставались закрытыми. С 26 октября кинотеатрам было разрешено возобновить свою работу, но не во всех регионах: в столице деятельность кинотеатров еще месяц оставалась под запретом. Искусство запечатления чего-то на камеру в столице вообще в этом году очень сильно страдает – накануне сотрудники столичной полиции задержали подозреваемых в краже аккумуляторов камер дорожного видеонаблюдения «Сергек».

По данным следствия, подозреваемые демонтировали аккумуляторные батареи с устройств аппаратно-программного комплекса, установленных вдоль Астраханской трассы. С 7 августа по 16 декабря преступники совершили четыре аналогичные кражи, сообщила пресс-служба департамента полиции Нур-Султана. «При проведении оперативно-розыскных мероприятий оперуполномоченные Айдын Хамидуллаев и Жанмухаммед Нуралыулы вышли на след подозреваемых и задержали преступников на очередной краже. В ходе расследования установлено, что украденное оборудование преступники сдавали в пункты приема металлолома», - уточнили в полиции. Задержанные дали признательные показания. Украденные аккумуляторные батареи изъяли и вернули на место, но это не отменяет двух фактов: первый – великий немой в Казахстане регулярно оказывается под угрозой, второй – рост инфляции бьет по людям сильнее, чем думает Нацбанк, вот они и начинают промышлять чем попало. А теперь безработных в стране может стать еще больше, поскольку есть опасения, что на наш рынок ретейла зайдут крупные российские компании.

В пятницу, 25 декабря, на круглом столе, организованном антимонопольщиками, стало ясно, что рынок массовой торговли в Казахстане в последние несколько лет остается неизменным – а это сказывается в итоге и на ценах. Агентство по защите и развитию конкуренции посчитало, что на казахстанском рынке всего четыре крупных сети, которые активно расширяются, в том числе - и в регионах. Это SMALL (96 филиалов в 17 городах), Magnum Cash & Carry (83 филиала в 9 городах), «Анвар» (37 филиалов в 7 городах) и германская сеть МЕТRО Cash & Carry (6 филиалов в 6 городах). Еще два иностранных ретейлера ушли из Казахстана – Carrefour и «Рамстор», а один з самых больших гипермаркетов – Green, сменил концепцию на развитие «магазинов у дома». Развитию ретейла, по мнению участников рынка, поможет отмена ценовых ограничений на пороговые цены на социально значимые продуктовые товары, но с нынешним разгулом инфляции это условие едва ли выполнимо. Другое благое намерение участников рынка сведения различных товаров под одной крышей является создание мобильного приложения «Площадка цен», где выдаются адреса торговых точек с минимальными ценами на один и тот же товар, но тут есть одна проблема: у нас товар, заявленный со скидочной ценой, на кассе почему-то со скидкой иногда проходить не хочет.

Так что на самом деле вопрос кардинального снижения цен – это вопрос увеличения конкуренции, и в начале декабря в казахстанских СМИ появились первые сообщения о том, что X5 Retail Group (владеет сетями «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель» и «Чижик») ведет переговоры о выходе на казахстанский рынок. В самой компании почти сразу заявили на это, что у них в ближайших перспективах развития – Сибирь, а другие территории детально не оценивались. Но председатель агентства по защите и развитию конкуренции Казахстана Серик Жумангарин в пятницу заявил о рисках, которые грозят рынку в случае прихода крупного российского игрока. «Есть риски, поскольку «Пятерочка» хочет войти на рынок Казахстана. Лично я ознакомился с ее работой, с генеральным директором разговаривал: 920 магазинов хочет построить за несколько лет. Причем большие оптово-логистические склады планирует поставить на территории России. Соответственно, наши оптово-распределительные центры, которые министерство торговли сейчас собирается делать, окажутся под угрозой, потому что товарные потоки изменятся», – сказал Жумагарин.

По данным агентства по защите и развитию конкуренции, приход одной только X5 Retail Group может создать перекос на казахстанском рынке. У российской компании уже налаженное производство продуктов и высокая скорость открытия новых филиалов. Существенно отличаются инвестиционные возможности и возможности фондирования, разные масштабы экономики. По словам председателя союза торговых сетей и предправления Magnum Cash&Carry Азамата Османова, приход иностранных игроков повлияет не только на цены в магазинах, но и на ассортимент. У иностранной сети обязательно есть некий процент товара, который она будет продвигать на местном рынке. По мнению Османова, «Рамстор» ушел из Казахстана именно потому, что не смог достаточно продвинуть турецкие товары – окупаемость была в два раза ниже, чем на родине. «Масштаб играет большую роль, особенно когда речь идет о сложнейшей логистике. Мы приветствуем любую сеть – французскую, китайскую или из другой страны – у которой есть свои стандарты, которая может оказать влияние на производителей. Но когда речь идет о партнерах из ЕАЭС, в частности из России, то следует учитывать, что у нас и без присутствия российских сетей доля российского производителя в товарообороте доходит до 30%», – заявил Османов. 

По его словам, X5 Retail Group или «Магнит», в случае выхода на казахстанский рынок даже не придется строить новые склады. У них уже есть распределительные центры вдоль границы с Казахстаном. Их окупаемая зона достигаемости – 500 километро. Сети российского ретейлера смогут покрыть запад, север и восток страны, открыв до тысячи магазинов за один-два года. «Сейчас федеральные сети заканчивают «окучивать» Сибирь. Дальше неосвоенными остаются только Хабаровский край и Владивосток. Казахстан привлекательнее с экономической точки зрения, чем дальнейшее продвижение на Восток. Соответственно, это вопрос времени, когда они зайдут. Но чем позже, тем лучше для наших производителей, поверьте. У наших сетей сейчас нет нужной доли централизации и логистических мощностей. Есть фрешовые категории, в которых покупатель всегда будет выбирать местную продукцию – молоко, например. Но есть другие категории - кондитерка, бакалея, где с приходом российских сетей об отечественном производстве можно будет забыть. Все эти годы эта категория поддерживалась госпрограммами.  Но через несколько лет после входа российских сетей все эти программы можно будет списать – до конца не окрепнув, не научившись работать с организованной торговлей, эти предприятия не смогут встать с колен», – уверен Османов.

Участники конференции также озвучили основные препоны, которые мешают отечественным производителям появляться на полках местных торговых сетей. Это - ограничение доступа для неизвестных брендов, навязывание маркетинговых услуг, возврат непроданных продуктов и отсрочки в платежах, ретро-бонусы за ввод новинок, предоставление товарной площади или размещение рекламного оборудования. В общем, проблемы своих производителей мы решить не можем многие годы, но россиян на свой рынок впускать не хотим, хоть и не можем дать точный ответ, когда сравняемся с ними по возможностям. В итоге крайним оказывается покупатель, который видит из года в год только рост цен в одних и тех же торговых сетях. Жумангарин, кстати, рассказал еще одну крайне любопытную вещь – по его словам, препоны с распространением казахстанской продукции на российском рынке связаны не с политическими решениями, спускаемыми сверху, а с тем, что наши производители не способны соответствовать некоторым требованиям того же российского ретейла. «Российские торговые сети выдвигают требования по однородности, постоянству объема продукции, качества продукции, требования закрывать определенные региональные аспекты. То есть, если ты поставляешь в сеть магазинов за Уралом, ты должен поставить, начиная от Екатеринбурга и заканчивая Томском, для того, чтобы твой ассортимент присутствовал», - сказал глава антимонопольного ведомства.

И отметил, что российские предприниматели жаловались на неисполнительность казахстанских коллег. «Были жалобы на поставщиков мяса, которые обещали поставлять по 20 тысяч тонн в месяц, и, естественно, не выполнили этого. Были жалобы к поставщикам овощей и фруктов с юга, которые в последний момент отказались заключать договора, честно признавшись, что просто не смогут обеспечить определенное количество продуктов, - сказал Серик Жумангарин. - Я для себя сделал вывод, что у нас просто производственной базы не хватает для того, чтобы покорять российские сети. Хотя очень активно в российских сетях присутствует вода «Тассай» - постоянный представитель на московских полках. Большим успехом пользуются конфеты алматинской кондитерской фабрики. Неплохо развивается и большая потребность у москвичей в муке «Цесна». Все стараются ее покупать», - отметил председатель агентства. То есть в принципе пробраться на российский рынок наш производитель может, но для этого нужно вложить средства в расширение производства для того, чтобы гарантировать объем российскому ретейлу, который привык со своими потребителями работать по принципу «Предоставим, что вы просите», а не по принципу «Жри, чего дают». А это принципиально разные подходы, согласитесь…

Напомним, что в октябре этого года министр торговли и интеграции Казахстана Бахыт Султанов рассказал в интервью агентству Sputnik Казахстан о намерении создать международный торгово-промышленный хаб в одном из приграничных с Россией регионов для того, чтобы экспортировать созданный совместно продукт в третьи страны под брендом ЕАЭС. «Мы могли бы использовать хаб, как площадку для производственных компаний из разных стран. В первую очередь тех, кто рассматривает возможность локализации своих производств в Евразии с расчетом на рынок ЕАЭС и окружающие территории», - сообщил министр. Он добавил, что локация индустриально-промышленной зоны на перекрестке торговых маршрутов из Китая в Европу и из России в Индию может быть привлекательна и выгодна с точки зрения и логистики, и экономики компаний. Но пока это предложение находится на уровне идеи, для ее воплощения в жизнь необходимы тщательные расчеты и глубокое изучение возможностей. «Разумеется, последствия пандемии и изменение общей картины мира тоже будут учитываться при принятии решения. В любом случае, на мой взгляд, пока рано говорить о каких-то реальных шагах в этом направлении. Я думаю, и Казахстану, и нашим партнерам по ЕАЭС в первую очередь необходимо стабилизировать ситуацию внутри государств», - заключил казахстанский министр.

Тут надо отметить, что экономических оптимистов в мире в последнее время прибавилось: международная консалтинговая компания в области стратегического управления McKinsey&Company провела итоговый онлайн-опрос топ-менеджеров 1,4 тысячи крупных компаний в разных отраслях по всему миру. Результаты показали – больше половины представителей бизнеса уверены, что в первом полугодии 2021 года экономические условия в их странах улучшатся. Такие глобальные исследования среди определенной целевой группы McKinsey проводит четыре раза в год. Это дает возможность отслеживать экономические настроения при малейших изменениях конъюнктуры рынков. Декабрьский опрос, при сравнении с сентябрьским, позволил экспертам Глобального института McKinsey сделать общий вывод об улучшении экономических настроений и ожиданий. «Половина всех респондентов сообщают, что условия для развития бизнеса в их странах сейчас лучше, чем было полгода назад. В сентябре таких оптимистичных взглядов придерживались только 30% опрошенных, в июне – всего 11%», - пишут авторы исследования Алан Фитцджеральд, Вивьен Сингер и Свен Смит.

При этом есть очень сильные различия по регионам: в Китае, где по итогам 2020 года ожидается рост производства, рост оптимизма составил +1,6% к сентябрьскому показателю: 80% опрошенных руководителей из КНР считают, что экономика Поднебесной восстанавливается. В Европе и в Северной Америке стали чаще говорить об ухудшении положения (40%). Что касается прогнозов, то 63% из числа опрошенных топ-менеджеров ожидают улучшение экономических условий в первой половине 2021 года. При опросе по итогам третьего квартала таких оптимистично настроенных руководителей было меньше (54%). Лишь четверть респондентов считают, что мировую экономику ждет дальнейший спад. «Ожидания роста наиболее вероятны во многих регионах, за исключением развивающихся рынков, к которым относится и Казахстан и Европы, где есть проблемы с занятостью: 63% руководителей из еврозоны предполагают, что уровень безработицы в их странах в первом полугодии вырастет», - говорится в исследовании McKinsey&Company. Среди возможных экономических рисков, помимо последствий пандемии, называют рост госдолга и снижение спроса, так что, возможно, новые торговые сети нам и не понадобятся.

Ну, а что касается продвижения нашей продукции за рубеж, то здесь многое упирается еще и в низкую способность госорганов лоббировать интересы отечественных производителей – на этой неделе стало известно, что нацпалата предпринимателей «Атамекен» в очередной раз призывает Министерство индустрии и инфраструктурного развития Казахстана дать официальное письмо-подтверждение о задержках грузов на границе с Китаем с осени этого года. Данный документ позволит предпринимателям оформить форс-мажор и избежать штрафных санкций со стороны контрагентов: количество брошенных казахстанских вагонов в направлении Китая превышает уже 7 тысяч единиц, многие грузы не могут двинуться с места более 40 дней. Отечественный бизнес терпит убытки, китайские партнеры грозят штрафами за срыв поставок. При этом в профильных ведомствах по-прежнему разводят руками, обещая в очередной раз обратиться в правительство КНР за разъяснением ситуации. Во Внешнеторговой палате Казахстана пояснили, что для оформления форс-мажора необходимы официальные документы, постановления об ограничениях. Иначе оснований для признания срыва поставок форс-мажором нет. Глава ТОО «Северное зерно» Евгений Карабанов рассказал, что у компании на пути к станции «Достык» стоят 17 вагонов, срок простоя некоторых растянулся до 42 суток. «Часть вагонов стоит на станции «Достык», часть в Нур-Султане, Акколе и находятся без движения. У нас нет никакого официального документа ни с казахстанской стороны, ни с китайской. Без официального письма правила форс-мажора не применимы и госорганы не дают разъяснений. К сожалению, КТЖ не является госорганом, и информация от них не может стать основой для оформления документа форс-мажора. Мы же полгода говорим, дайте экспортерам документ, что ситуация возникла по причине неприема вагонов со стороны Китая», – говорит Карабанов.

При этом китайские партнеры по просьбе компании обратились к властям своей страны. Китайская сторона ответила, что Казахстан не подает вагоны. АО «НК «Продкорпорация» еще в октябре отправило 438 вагонов в сторону Китая, однако границу смогли пройти лишь 60 вагонов. Представитель «Зернового союза Казахстана» Шокан Бадыхан добавил, что это проблема не одного месяца, а казахстанским предпринимателям грозят штрафы за невыполнение договорных обязательств. «По последней информации мы поняли, что было совещание с КНР и было заключено соглашение, что будет подготовлено официальное обращение к правительству, удалось ли договориться? Есть информация, что в течение первого квартала 2021 года ситуация останется на повестке дня и это осложнит нашу работу», – отметил Шокан Бадыхан. По информации исполнительного директора по планированию перевозок ТОО «КТЖ-Грузовые перевозки» Нуржана Кельбуганова, никаких проблем с подачей вагонов со стороны перевозчика нет. Более того, в КТЖ отменили ранее объявленные запреты. На сегодняшний день остается лишь запрет на погрузку крытых вагонов с зерновыми и масленичными культурами из-за отказа китайской стороны принимать крытые вагоны. «Наши вагоны не принимает китайская сторона. Отчасти задержки со стороны КНР связаны с ужесточением на границе и противоковидными мероприятиями: ПЦР-тестирование грузчиков, проверки грузов. В целом отмечу, что компания принимает системные меры по снижению брошенных вагонов, по изменению технологии погрузки, и все они дают положительные результаты. С 15 ноября, когда пропускная способность опустилась до 6-7 поездов в сутки, мы смогли добиться результата в 12-13 поездов, это 450-500 вагонов в сутки. Мы постоянно на связи с китайской железной дорогой, однако проблема пока не решается», – рассказал представитель КТЖ Нуржан Кельбуганов.

КТЖ, как нацперевозчик, намерен самостоятельно обратиться к правительству КНР. НПП «Атамекен» неоднократно обращалась в комитет транспорта и МИД для помощи в решении проблемы. Было направлено письмо в правительство с просьбой провести переговоры с китайской стороной на уровне глав правительств. «Мы просили посла Казахстана в КНР и МИД РК посодействовать в решении вопроса либо дать нам документ с указанием точных дат по запрету со стороны КНР, чтобы предприниматели могли апеллировать бумагой в общении с партнерами и не получали штрафы. Но официальных документов к нам не поступало», – сказал эксперт департамента логистики и перевозок НПП РК «Атамекен» Дархан Муратханов. Напомним, что еще в ноябре из-за распространения COVID-19 Китай ужесточил меры контроля при приеме и перегрузе грузов на китайской стороне. Из-за этого увеличилось время пограничного контроля поездов, прибывающих из Казахстана. Все это привело к несвоевременному обеспечению перегруза грузов из вагонов широкой колеи в вагоны узкой колеи. Министр же торговли и интеграции Султанов считает, что система перевалки грузов на границе с Китаем показала: Казахстану нужно менять и систему предварительного декларирования, и контрактования с тем, чтобы такие столпотворения не повторялись. «Это такой системный урок», - отметил глава Минторговли. Другим системным уроком нынешнего года является введение утилизационного сбора на иностранные авто, за отмену которого выступают отдельные промышленные ассоциации. В мининдустрии заявляют, что его отмена приведет к повышению стоимости легковых, грузовых автомобилей и сельхозтехники, а не к их удешевлению.

Накануне СМИ писали, что крупнейшие промышленные ассоциации Казахстана просили президента Касым-Жомарта Токаева отказаться от утилизационных сборов на технику. Авторы обращения подчеркнули, что за счет этого значительно повышаются цены на автотранспорт, сельскохозяйственную, коммунальную технику, строительные материалы. Мининдустрии считает, что распространяемая в соцсетях информация по поводу утилизационного сбора не соответствует действительности. «Отмена утильсбора, за которую выступают отдельные «эксперты» социальных сетей, приведет к повышению стоимости легковых, грузовых автомобилей и сельхозтехники, а не к их удешевлению. Благодаря нормам Экологического кодекса, отечественные производители автомобилей и сельхозтехники не включают утилизационный сбор в стоимость производимых автомобилей и сельхозтехники. Государство берет эти расходы на себя. Это дает стимул обновлению техники в стране и развитию производства. Казахстанцы, покупающие технику отечественного производства, не несут дополнительных расходов при покупке отечественной техники на ее дальнейшую утилизацию. Остальные несут», - заявили в министерстве.

Если данные нормы Экологического кодекса перестанут действовать, цены на технику вырастут. Это будет чувствительно для населения, потому что сегодня 72% проданных в Казахстане автомобилей и 89% сельскохозяйственной техники – это авто отечественного производства. Поэтому правительство и парламент не поддержали отмену, заверили в ведомстве. «Введение утилизационного сбора направлено на организацию переработки морально и технически устаревшей техники, которой много накопилось в нашей стране. Это признанная международная практика. Утильсбор действует во всех странах Евросоюза, в США, многих других странах мира, также на территории ЕАЭС», - говорят в ведомстве. С момента введения утильсбора в 2016 году на утилизацию сдано 156 764 автомобиля, за 11 месяцев 2016 года было импортировано 25 тысяч автомобилей, произведено в Казахстане 10,1 тысячи автомобилей. За 11 месяцев 2020 года было импортировано почти 36 тысяч автомобилей, произведено в Казахстане 70 тысяч автомобилей. За пять лет отечественное производство выросло в семь раз, подчеркнули в ведомстве, но вот ведь что показательно – объемы импорта-то тоже возросли, причем существенно, на 11 тысяч авто. А это значит, что кто-то и сейчас хочет ездить на немецком, а не казахстанском авто. И кто-то хочет прививаться импортной, а не отечественной вакциной, даром, что отечественной привился помощник президента: означает ли это, что человек за это свое желание должен выплачивать некий заградительный сбор? Ответ на этот вопрос мы, видимо, получим уже в 2021-м году.

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан