Золотая орда нам ближе, чем Казахская АССР, а Чингисхан ближе Ленина?

В завершающемся 2020-м году было немало «круглых» дат, так или иначе связанных с формированием казахской государственности, именами наших литераторов, деятелей культуры, ученых, спортсменов… О наиболее знаковых юбилеях – вне зависимости от того, насколько широко они отмечались и отмечались ли вообще – стоит поговорить подробнее.

В угоду политической конъюнктуре

На официальном уровне в качестве чуть ли не главной исторической даты уходящего года было объявлено 750-летие зарождения Золотой орды, которую теперь принято именовать «колыбелью казахской государственности». Строго говоря, сам юбилей пришелся на 2019-й, однако то ли наши власти поздно спохватились, то ли имелись какие-то иные причины, но основные мероприятия были запланированы на 2020-й. Конечно, нагрянувшая ранней весной пандемия коронавируса вынудила «секвестировать» их программу, включавшую ни много ни мало 40 пунктов (и это только на республиканском уровне). Тем не менее, значительную часть выделенных из бюджета на эти цели 3,5 миллиарда тенге, похоже, успели освоить.

А вот другая важная историческая дата, имеющая непосредственное отношение к современной государственности Казахстана, прошла почти незамеченной. Во всяком случае, со стороны официальных властей. Речь идет о 100-летии образования Киргизской (Казахской) АССР, которая была провозглашена 26 августа 1920-го. И уж тем более мало кто отдал должное Владимиру Ульянову (Ленину), чье 150-летие тоже пришлось на уходящий год. Да, созданный им большевистский режим был, мягко говоря, не очень симпатичным, но ведь во многом именно ему мы обязаны появлением нашей национальной автономии. Которая чуть позже была повышена в статусе до союзной республики, что и позволило Казахстану при распаде СССР обрести государственный суверенитет. В отличие, скажем, от Татарстана и Башкортостана. Другими словами, если бы не было автономии в 1920-м, то, скорее всего, не появилось бы и независимого Казахстана в 1991-м.

С точки зрения текущей политической конъюнктуры столь полярное отношение к двум юбилеям, связанным с государственностью казахов, можно если не оправдать, то объяснить, А с точки зрения логики? Ну, хорошо, пребывание нашего народа в составе СССР, возможно, трудно назвать счастливым – были и массовый голод, и репрессии, и болезненный слом традиционного уклада жизни. Но ведь Чингисхан, а затем его потомки тоже не считались с жертвами, прежде чем установили здесь огнем и мечом свою власть и свои порядки.

Впрочем, главное даже не в этом. Вот цитата из книги «История Казахстана в потоке всемирной историографии» (издана в 2015-м, авторы – известные профессиональные историки М.Абдиров и А.Кусаинов): «После нашествия Чингисхана на казахскую степь опустилась долгая ночь монгольского варварства, так как завоеватели не способствовали социальному прогрессу, поскольку были представителями отсталого родоплеменного строя, оторванными от очагов цивилизации того времени. Они стояли на более низкой ступени экономического, общественного и культурного развития (монголы не знали даже письменности), чем просвещенные местные народы… Захватчики уничтожили зарождавшуюся самобытную государственность кочевников Восточного Дешт-и Кыпчака с центрами в Отыраре, Сыгнаке и Сары-Арке».

С такой оценкой можно соглашаться или не соглашаться, но факт то, что после создания Золотой орды казахская степь погрузилась в очень длительную (продолжавшуюся более шести столетий!) «цивилизационную спячку». Пока народы и общества, обитавшие западнее нас, переживали глубинную социально-экономическую трансформацию, поднимали на все более высокий уровень образование, науку и культуру, осваивали достижения технического прогресса, наши предки под властью чингизидов продолжали жить своим архаичным укладом. И, как следствие, к началу 20-го века казахский этнос от цивилизованного мира отделяла целая пропасть.

Советская власть принялась устранять этот разрыв, причем агрессивно, не желая считаться с местной спецификой, да и вообще с настроениями масс. Образно говоря, она вознамерилась подзатыльниками и пинками загнать казахов и другие народы в «новый мир». В итоге наломала дров, погубила много жизней и только после смерти Сталина несколько умерила свой пыл. Но при этом за очень короткий, по историческим меркам, срок ликвидировала цивилизационную пропасть: к концу существования СССР казахи были вполне современным и даже продвинутым народом.

Впрочем, речь здесь не о том, какое из государственных образований дало нашему этносу больше (меньше) в плане развития либо нанесло больший (меньший) ущерб – Золотая орда или же Советский Союз. Спорить об этом можно бесконечно долго. Дело в другом – в необходимости одинаково внимательного и уважительного отношения ко всем историческим датам, имеющим касательство к формированию нашей государственности. Не стоит бросаться из крайности в крайность в угоду политической конъюнктуре – она имеет обыкновение меняться, причем зачастую кардинально. А история у нас одна и навсегда…

Кунаев, Целинный край и первые свободные выборы

Теперь о других юбилеях, которые пришлись на уходящий год. Опять же в связи с карантинными ограничениями не столь массово, как ожидалось, прошли мероприятия, посвященные 75-летию Победы. В то же время благодаря этому почти не было уже изрядно поднадоевших словесных баталий по поводу «георгиевских ленточек» и дискуссий на тему, «нашей» была та война или «не нашей». Вообще, на мой взгляд, каждый волен сам выбирать, как относиться к этой дате: хочешь – становись в ряды «Бессмертного полка», хочешь – отмечай 9 мая как день скорби. И личное дело каждого, какую ленточку носить. А указывать, тем более навязчиво, другим, как отмечать и что надевать, – значит покушаться на чужую свободу.

В начале года исполнилось 60 лет со дня избрания Динмухамеда Кунаева первым секретарем ЦК КПК, то есть главным в Казахстане. Фигура этого человека, стоявшего во главе республики почти четверть века, сегодня тоже воспринимается неоднозначно: одни называют период его правления временем расцвета Казахстана, другие связывают с именем Кунаева пресловутый застой, клановость в кадровой политике, усугубление ситуации с казахским языком…

А совсем скоро, 26 декабря, будет повод вспомнить про Целинный край, образованный тоже ровно 60 лет назад. Он объединил пять северных областей нашей республики. Сегодня часто высказывается мнение, что, создавая его, Никита Хрущев преследовал далеко идущую цель – со временем оторвать эти территории от Казахстана. Правда, весомых документальных доказательств на сей счет никто пока не предъявил. Аргументы же на уровне «кто-то сказал» вряд ли заслуживают серьезного внимания.

30 лет назад на волне перестройки, охватившей весь Союз, состоялись первые по-настоящему альтернативные выборы в Верховный совет Казахской ССР. Правда, реальная конкурентная борьба была не во всех 260 мажоритарных избирательных округах (не говоря уже про 90 депутатских мандатов, выделенных Компартии и другим общественным организациям), но в целом ряде мест независимые кандидаты смогли победить ставленников власти. Так в парламент попали Марат Оспанов, Петр Своик, Ермухамет Ертысбаев, Виталий Воронов, Мухтар Шаханов (последний, например, выиграл на территории чужой для себя области в районе, которым руководил его главный конкурент на выборах, что сегодня выглядит немыслимым) и другие. А после избрания Верховного совета на первом же его заседании 24 апреля 1990-го была учреждена должность президента Казахской ССР. То есть, институт президентства в нашей республике тоже отметил 30-летний юбилей.

Юбилеи в культуре и спорте

Среди дат, связанных с культурой, особняком стоит 175-летие со дня рождения Абая. Ему было посвящено немало мероприятий. Безусловно, «наше все», каковым для многих казахов является поэт и мыслитель (хотя Абая часто называют философом, под это определение, в его классическом понимании, он вряд ли подходит), заслуживает такого внимания. Главное – чтобы Абая не просто чтили, но и читали. Читали вдумчиво, проникаясь его мудрым пониманием того, на какие ценности следует ориентироваться казахам.

А в кинематографе «наше все» (или почти «наше все») – Шакен Айманов. На уходящий год пришлись 80-летие его дебюта в кино, поначалу как актера, и 50-летие со дня его трагической гибели – это произошло 23 декабря 1970-го в Москве. Кроме того, 50 лет назад завершились съемки двухсерийного киноэпоса «Кыз-Жибек». Возможно, в общесоюзном масштабе этот фильм не стал особым событием (собрал в советском прокате в общей сложности 8 миллионов зрителей, что по меркам того времени немного), но в нашей республике он вызвал огромный интерес.

В завершающемся году было много юбилеев, связанных со спортом. Перечислю только главные. 60 лет назад впервые олимпийским призером стал казах: спринтер-легкоатлет Гусман Косанов завоевал «серебро» летних Игр в составе советской эстафетной четверки. Ровно полвека назад казахский спортсмен впервые получил медаль мирового первенства – это был баскетболист Алжан Жармухамедов, который спустя два года поднимется и на золотой олимпийский пьедестал (он родился на территории, позже переданной в состав Узбекистана). А 40 лет назад впервые чемпионом Олимпиады стал уже, скажем так, казахстанский казах – борец Жаксылык Ушкемпиров. К сожалению, 2020-й год стал последним в его жизни.

Нельзя не вспомнить и события, имевшие место ровно четверть века назад. В начале марта 1995-го в Канаде прошел чемпионат мира по лыжным гонкам, завершившийся триумфом нашего Владимира Смирнова. Он выиграл три индивидуальные дистанции из четырех, каждый раз оставляя позади себя находившегося в самом расцвете сил легендарного норвежца Бьорна Дэли (не говоря уже про других лыжников), а на четвертой завоевал «бронзу». Летом того же года и тоже за океаном, но в США, состоялась дебютная для независимого Казахстана летняя Олимпиада, по итогам которой наша страна заняла в медальном зачете высокое 24-е место.

…Предстоящий 2021-й год пройдет под знаком, прежде всего, 30-летия независимости нашей страны. Но будут и другие юбилеи. Впрочем, это тема отдельного разговора.

QMonitor