Казахстан превращается в страну непуганых хейтеров?

Рост агрессии в виртуальном пространстве, оскорблений, клеветы, стали для нас аксиомой, не требующей доказательств. Но в отличие от многих западных стран, где любым проявлениям травли в Интернете пытаются поставить жесткий заслон, в Казахстане самое настоящее раздолье для разного рода хейтеров.  

Об этом в ходе пресс-конференции в Казахстанском пресс-клубе рассказали представители общественного фонда «Ар-Бедел». Данный фонд был создан в 2020 году в качестве правозащитной некоммерческой организации, специализирующейся на просветительской, аналитической и консультационной деятельности правового характера в сфере обеспечения конституционных прав и свобод граждан на защиту и неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, чести и достоинства, деловой репутации, профилактики и противодействия кибербуллингу и прочим противоправным деяниям в Сети.

- Кибербуллинг многими странами сегодня воспринимается как угроза национальной безопасности, - говорит адвокат фонда Вячеслав Сергеев. -Учитывая тяжесть последствий от нападок и оскорблений в виде роста психологических расстройств у жертв травли, увеличении процента самоубийств, для снижения этой тенденции предпринимаются такие непопулярные шаги как ужесточение законодательства, повышение размеров штрафов за нарушение личных неимущественных прав граждан. На сегодняшний день это один из самых оптимальных путей в мировой практике. Например, в Германии недавно была внедрена система жестких штрафов за недопустимый контент. Во Франции сам факт преследования человека повторяющимися высказываниями, приводящими к изменению его физического или психического здоровья, наказывается лишением свободы на один год и штрафом в 15 000 евро, а если в процессе были использованы общедоступные сетевые сервисы, например, социальные сети, то наказание составляет уже два года лишения свободы и 30 000 евро штрафа.

В Казахстане же, по его словам, ситуация иная. Дела, связанные с нарушением личных неимущественных прав граждан если и доходят до суда, то, в большинстве своем, заканчиваются либо примирением сторон, либо вынесением оправдательных приговоров. Но даже если правонарушитель и будет признан виновным, ему грозит либо выплата вполне подъемного по нашим меркам штрафа, либо исправительные или общественные работы. А уж что касается выплаты морального вреде жертвам травли, то тут и вовсе «темный лес» - суммы присужденных компенсаций могут разниться от нескольких тысяч тенге до нескольких миллионов. Понятное дело, что все эти «но» никак не способствуют ни профилактике правонарушений в киберпространстве, ни желанию хейтеров держать себя в руках.

Европейский опыт, считают представители «Ар-Бедел», мог бы не только органично вписаться в казахстанское законодательство, но и позволил бы и в Казахстане создать эффективные механизмы борьбы с буллингом в Интернете, но...

- Но у нас ситуация осложняется несколькими факторами, - говорит Вячеслав Сергеев. - Во-первых, любое изменение или ужесточение законодательства, так или иначе затрагивающего вопросы борьбы с кибербуллингом, воспринимается определенной частью общества в штыки, что оборачивается громкими заявлениями о наступлении на свободу слову и свободу самовыражения, что, зачастую, не имеет под собой абсолютно никаких оснований, что мы видим на примере тех же Франции и Германии. Мы, сотрудники фонда «Ар-Бедел», ни в коем случае не умоляем значимости этих конституционных свобод, но в то же время видим, насколько серьезно сегодня нарушен существовавший некогда баланс между свободой слова и вседозволенностью. Все чаще мы становимся свидетелями того, как одно понятие подменяется другим и за свободу слова выдаются оскорбления оппонентов в социальных сетях, распространение о них порочащей и несоответствующую действительности информации.

Вторая, не менее серьезная проблема, по его словам, заключается в отечественной правоприменительной практике.

- К сожалению, мы вынуждены констатировать, что она демонстрирует низкую эффективность судебной защиты прав граждан и юридических лиц от диффамационных посягательств, кибер-травли, несанкционированного распространения персональных данных и других противоправных деяний в виртуальном пространстве, - подчеркивает он.- Как практикующие адвокаты, мы нередко сталкиваемся с тем, что казахстанские суды весьма неохотно принимают в производство дела, касающиеся клеветы, оскорблений, нарушения других личных неимущественных прав граждан.

Когда они все же доходят до судов, то это можно считать большой победой адвокатов, юристов и правозащитников, сумевших повернуть очередной заржавевший винтик в системе. Возможно, объявленная Касым-Жомартом Токаевым судебная реформа кардинально и изменит ситуацию, но пока что жертвам травли достаточно сложно противостоять своим преследователям, а уж тем более, дать им достойный отпор.

Успешных примеров того, как тяжесть наказания за правонарушения в киберсфере соотносится с тяжестью содеянного, в казахстанской правоприменительной практике найти сложно. Но представители фонда «Ар-Бедел» надеются, что в скором времени такие прецеденты все же будут появляться. Они рассчитывают, что начавшееся 19 января в Ауэзовском районном суде Алматы судебное разбирательство станет некоей новой точкой отсчета, как непосредственно для судей, так и для всего общества.

В прошлом год в фонд «Ар-Бедел» обратилась Кызгалдак Талгаткызы. После участия в телевизионном ток-шоу 31 канала «Кел, татуласайық!», где она рассказала, что в детстве стала жертвой сексуального насилия, забеременела, родила ребенка, а ее насильники ушли от ответственности, на нее обрушился шквал оскорблений.

- Особую активность в организованной травли в отношении девушки проявил Еркимбек Есенбаев, также являвшийся участником-ток-шоу, - рассказала адвокат фонда «Ар-Бедел» Альбина Бахтияркызы. - Во многом благодаря ему волна оскорблений и нападок на Кызгалдак после передачи только усилилась, поскольку он сам на регулярной основе через мессенджер WhatsApp атаковал ее сообщениями, унижающими ее честь и достоинство, что негативно отразилось на здоровье и психологическом комфорте девушки.

Фонд «Ар-Бедел» оказал правовую помощь Кызгалдак Талгаткызы. Была проведена независимая филологическая экспертиза аудио и текстовых сообщений, в результате которой эксперты установили наличие высказываний оскорбительного характера с применением нецензурных выражений. Также нотариально был зафиксирован факт распространения оскорблений в отношении Кызгалдак Талгаткызы. Собранная доказательная база позволила ей обратиться в судебные органы с частном обвинением по ст.131 ч.2 УК РК («Оскорбление в социальных сетях»).

Стелла ГИННЕР