Обзор казпрессы: Всё смешалось в доме казахских «ұятмен-офф»

Что такое «Ұят»?

Казахское слово «Ұят» сегодня известно многим казахстанцам независимо от национальности и вероисповедания. Само по себе оно в переводе означает «стыд». Но его коннотация и флер, которые теперь за ним следует, хоть уже и превратили его в часть общеказахстанского, общеупотребительного сленга - тем не менее, относятся к весьма узкому пониманию. Отныне для русскоязычных это слово так или иначе связано с женским телом. Обнаженка, «ню» – это однозначно Ұят; интим и половой акт – это не просто «Стыд», а именно «Ұят». В значении «табу», «так нельзя».

Самый главный аргумент – ЭТО, а тем более ОБ ЭТОМ ГОВОРИТЬ, ИЗОБРАЖАТЬ, СООБЩАТЬ и ПОКАЗЫВАТЬ противоречит казахской морали, народным казахским традициям, традиционным устоям Нации (разумеется, казахской). Понятно, что под огонь критики попадают так же содомиты и прочие любители нетрадиционного секса. Но это, кто бы что ни говорил, как-то логично звучит. А вот одевание скульптуры (женской фигуры) в одежду, чем занялся одним из озабоченных Ұят-ом несколько лет тому назад в стылой столице, этот перформанс, в целом, дал определенный отсчет такому явлению, как «Ұят».

Но жизнь берет свое – все виды коммуникаций виртуального характера – от твиттера до инстаграмма полон Ұят-овских вещиц. Но сегодня речь о телевидении, которое тоже давно интегрировано с социальными сетями и интернетом. Ну а про таких людей, про прослойку блюстителей казахской нравственности, которые разражаются гневными филиппиками в адрес современной молодежи, призывают к репрессивным актам в отношении «грешников», нарушивших некий древний кодекс Ұят-а, а некоторые даже предпринимают определенные акции за их поведение, так и прозвали - ұятменами. Заметим это не просто люди из толпы, а зачастую медийные фигуры, широко известные представители современной гуманитарной интеллигенции, даже представители казахского шоу-биза. Например, этим славен известный айтыскер (акын-импровизатор, соревнующийся с другим акыном-импровизатором) Ринат Зайытов, ставший недавно главным руководителем гостеатра народных традиций (есть такой) «Алатау». Но вот на такой «ұятменской» ниве постоянно что-то произрастает. Как и на противоположной.

 

 Супротив свободы слова и «нравов» или казахский Ұят все-таки есть?

И вот, в отчетный, так сказать, период, подпадающий под наш обзор, страна снова стала свидетелем пароксизма под кодовым названием «Ұят». В чем он выразился? Как сообщает сайт stan.kz «Пользователи соцсетей (казахскоязычные, разумеется...) требуют закрытия передачи (ток-шоу) «Астарлы акикат», которая выходит на телеканале КТК». И приводятся мнения этих самых пользователей.

Вот, например, мнение, подписанное фейковым именем «Бақытты Денсаулыққызы» («Счастливая дочь Здоровья»). Она бичует канал и суть передачи, в которой рассказывается (см. предыдущий обзор – Прим.) об одной казахско-узбекской семье из Туркестанской области. Где свекор бросил свою жену и стал жить с невесткой и своими внуками отдельно. Этому было посвящено целых два ток-шоу "Астарлы ақиқат" («Открывшаяся тайна»). И вот что по поводу этой суперрейтинговой передачи пишут в соцсетях. Как сообщает сайт: «Мы знаем, что Туркестан – это старинный город. Центр казахского духа. В целом, Юг – это центр казахского воспитания, которое выстроено на базе народных традиций. А девушки воспитанные, деликатные. А невестки совестливые, порядочные... («Қыздары ибалы, келіндері инабатты»). И дальше: «Пусть народ не обижается. Но кто увидит выпуск «Астарлы акикат», подумает, что в святом Туркестане живут одни аморальные люди...». И много других, аналогичных откликов с требованиями – закрыть! Наказать! Ведущую передачи Дину Толепбергенову также обвиняют в аморальности. Кстати, заголовок сообщения о желании юзерской «общественности» таков: «Хайп па, әлде сексуалды тақырыптардан ләззат аласыздар ма?», что на русском звучало бы так - - «Это хайп или вы получаете сексуальное удовлетворение (ляззат- наслаждение!) от такой темы?».

Ну а дальше классический ұятменский набор: «Получается, в Туркестане никто не занимается культурой? Где наши аксакалы и бабушки? Где акимат? Такие передачи надо запретить снимать <…> Дина Толепберген, как у тебя не покривится рот задавать такие бесстыдные вопросы: «Назакат, расскажи-ка у вас там было с Керимом?» (это из другой передачи, о ранних половых связях не достигшей совершеннолетия девушки...)» «Дина (в смысле – телеведущая), ты ради рейтинга готова на все!».

Но ключевая инвектива в адрес КТК у праведной ұятменки такова: «Почему часто герои таких передач южане?». То есть делается намек на какой-то инспирированный регионально-племенной поклеп. В ответ другой участник дискуссии – «Нурка» ехидно пишет: ну а что теперь с этими заявлениями о том, что Шымкент (Туркестан) – это воистину незамутненный казахский регион, ничем не испорченный, придерживающийся дедовских традиций, прикажете делать?..

Кстати, сайт stan поведал и другую, не менее дикую историю, приключившуюся по жизни с 25-летней Тұрғангүл Бекішовой, уроженкой Кызылординской области, но прошедшую, если можно так назвать, «южно-казахстанскую» социализацию... Девочка рано лишилась матери, испытала буллинг со стороны мачехи, её лишил девственности родной отец, в конце концов у нее опыт проституции и неудачный брак. Где-то в середине этих мытарств она родила ребенка, который попал в чужие руки. Она теперь не может его найти, и ее обвиняют в том, что она продала своего ребенка неизвестно кому.

На другой ветке, где тоже упоминается скандальная двухсерийная (пока двухсерийная?) передача про странную туркестанскую семью, написано так: «Наш Техас (так называют Туркестанскую область, бывшую ЮКО) огромен, красочен и отнюдь неоднороден - там тоже есть всякие различия, в том числе и между казахами... Но делать из него единственную казахскую колыбель всего казахского — это ошибка, которая когда-нибудь катты сыр етеды (даст нехороший отзвук)».

А теперь - за язык!

И все-таки Туркестанский край – это поистине край патриотов и непримиримых борцов за установление патриотических принципов. Один из таких принципов – это неустанная борьба за государственный язык. Газета Qazaq uni опубликовала мнение Құлбек Ергөбек в поддержку шымкентского депутата Казыбека Исы. Последний, как только начал депутатствовать, сразу обратился к президенту по поводу усиления казахского языка в госорганах.

И он заклинает К.Ису стать «шахидом» на пути борьбы за казахский язык и указывает, что за него проголосовали, и он попал в депутаты не семью кормить, а именно всего себя отдать торжеству казахского языка. Главное условие самого «туркестанца Құлбека Ергөбека», вынесенное в заголовок: «Мемлекеттік тілді білмегенге мемлекеттік қызметте орын жоқ!»... – «Людям, не знающим казахский язык, нет места в государственной службе»!

Turan Press