Итоги столичной недели: Бунт магазинов у дома и пластилиновое правительство

На прошлой неделе казахстанский бизнес взбунтовался против очередного нововведения налогового комитета – сопроводительных накладных на товары. Налоговики пытаются отслеживать каждый шаг нашего бизнеса, бизнес делает вид, что не против финансового колпака – но не за свой счет, а если и за свой, то не в нынешние трудные времена. События развивались по привычной уже схеме: бизнес устроил показательную забастовку – и параллельно обратился к президенту, президент устроил правительству выволочку, после чего правительство прозрело – и перенесло сроки обязательного внедрения нововведения. О том, что такое контрцикличная политика, наше правительство знать не знает, хотя ему этой контрцикличной политикой плешь проедал еще Нурсултан Абишевич Назарбаев во времена кризиса 2008-09 годов.

Контрцикличная политика только звучит заумно, на самом деле суть ее – смена закручивания налоговых гаек полной либерализацией рынка, в зависимости от ситуации за иллюминатором. В кризисы вожжи отпускаются, налоговая нагрузка падает, а правительство прекращает устраивать административные ребусы для бизнеса, в тучные для бизнеса годы оно стрижет его по полной, как овцу-мериноса. Идея простая, но гениальная, как все простое – и «Ак Орда» пыталась добиться ее воплощения в жизнь от кабинета министров на протяжении десяти с лишним лет, но за это время сменилось несколько составов правительства, которые почему-то все работали только в одну сторону – в сторону закручивания гаек. Пока на рынке все было более или менее пристойно в плане выручки, бизнес бухтел себе на кухне, но негромко, потому что денег хватало и на налоги, и на свой карман. А как грянул коронакризис, односторонний подход правительства сразу вылезла наружу: кабмин, в частности, наотрез отказался переносить сроки ввода обязательных накладных, вызвавших недовольство владельцев торговых точек.

Сопроводительная накладная на товары – это сопровождающий товары бухгалтерский документ, оформляемый в электронном формате при перемещениях товара от одного лица к другому. Документ позволяет отслеживать все сделки и движения товара от момента ввоза или производства товара до реализации товара конечному потребителю. Ожидается, что новые требования о сопроводительных накладных на товары выведут бизнес из тени. Как пояснил замглавы комитета госдоходов Казахстана Жайдар Инкербаев, налоговая дисциплина у субъектов малого бизнеса страны остается на достаточно низком уровне. Свидетельством чего является тот факт, что далеко не на всех кассах в небольших магазинах пробиваются фискальные чеки. Систему решили апробировать в пилотном режиме, и после внедрения пилота в Казахстане продавцы мелких торговых точек пожаловались, что соблюдать новые требования проблематично: по их словам, они не могут изображать из себя Шиву многорукого и в одиночку обслуживать покупателей и одновременно забивать необходимые данные в электронную базу. Как заявили владельцы «магазинов у дома», новые требования им не по карману, и потянуть их смогут только крупные торговые сети с большой выручкой и штатом сотрудников.

При работе с новой системой продавцам нужно указать весь проданный товар в граммах и штуках, а также ИИНы всех покупателей. Это становится непосильной нагрузкой для маленьких торговых точек. Также продавцам приходится самим придумывать отсутствующие штрих-коды для товаров. На это уходит еще несколько часов после окончания трудового дня, при этом ранее предприниматели несут не только временные, но и материальные потери: как утверждают предприниматели, с начала года их заставили выписывать электронные счета-фактуры, для работы с которыми нужно автоматизировать всю торговлю магазина, закупить оборудование на 830 тысяч тенге, приобрести программное обеспечение за 150 тысяч, годовое обслуживание обойдется в 180 тысяч тенге в год, расходные материалы - в 850 тысяч тенге. Кроме того, магазину придется дополнительно нанять бухгалтера. В среднем дополнительные затраты от нововведения бизнесмены оценивают в 2 миллиона тенге – а теперь их «нагрузили» новой «игрушкой».  В итоге предприниматели в марте по всему Казахстану в знак протеста устроили молчаливые акции протеста против СНТ: в Алматы и Алматинской области на два дня закрылись около пятисот «магазинов у дома», в Талдыкоргане некоторые магазины закрылись на день. В Северо-Казахстанской области несогласные с нововведением магазины вывесили желтые флаги с траурными лентами. Ну, а затем дружно обратились к президенту страны с просьбой образумить фискалов.

После этого налоговая разродилась объяснениями относительно того, что налогоплательщикам, которые занимаются розничной торговлей, не нужно выписывать сопроводительные накладные на товары и вести виртуальный склад. Таким налогоплательщикам нужно лишь подтверждать сопроводительные накладные на алкоголь и сигареты. Подтверждение на эти два вида товаров можно сделать через бесплатное мобильное приложение под названием «Информационная система «Электронные счета-фактуры». «Сегодня в СМИ субъекты розничной торговли выступают против внедрения СНТ. Особо хотим ответить, что для налогоплательщиков, которые занимаются розничной торговлей, нет необходимости выписывать сопроводительные накладные на товары и везти на виртуальный склад. Они только подтверждают СНТ на приобретенную алкогольную продукцию и сигареты», - заверил замглавы комитета госдоходов Казахстана Жайдар Инкербаев. Но, тем не менее, после массового выражения недовольства предпринимателей сроки пилотного проекта было решено продлить до 1 июля. Пока действует пилотный проект, штрафы и другие санкции к налогоплательщикам не применяются, заверили в налоговой. Задача проекта – отладить все информационные системы, задействованные в этом процессе. Вместе с тем в пятницу Инкербаев сообщил, что его ведомство планирует вновь отодвинуть сроки пилотного проекта на более поздний срок.

«Во исполнение вчерашнего поручения главы государства пилот будет продлен до 1 октября текущего года», - сказал Инкербаев на пресс-конференции в пятницу после того, как в четверг президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил поддержать малый и средний бизнес. Также Токаев поручил приостановить принудительное взыскание налоговой и таможенной задолженности. Пилотный проект касается подакцизных товаров и товаров, ввозимых и вывозимых из ЕАЭС. На какой срок продлят даты введения СНП по каждой из этих категорий товаров, пока неясно, но нововведения правительства в разгар пандемии достали уже всех: Национальная палата предпринимателей «Атамекен» выступила с обращением к властям прекратить вставлять палки в колеса предпринимательства после ужесточения ограничительных мер в Алматы. «Мы понимаем серьезность складывающейся непростой эпидемиологической ситуации в Казахстане. В отдельных регионах отмечены всплески заболеваемости, фиксируются новые более опасные штаммы коронавируса, - говорится в обращении. - Однако считаем, что решение санитарного врача Алматы от 19 марта 2021 года было чрезмерно жестким. Продление этих ограничений с 27 марта по 12 апреля 2021 года вызвало справедливое возмущение предпринимателей и их естественную эмоциональную реакцию на фактический запрет деятельности», - подчеркнули в НПП.

И предложили санитарному врачу Алматы Жандарбеку Бекшину в ближайшие дни пересмотреть ограничительные меры в сторону смягчения по алгоритму Нур-Султана, который тоже находится в «красной» зоне, однако же бизнес не душит закрытиями. «Главная просьба предпринимателей – дать возможность работать, чтобы сохранить бизнес и рабочие места. Если это невозможно, то пострадавшему бизнесу необходимо обеспечить адекватную государственную поддержку, как это было сделано в прошлом году», - отмечает Национальная палата предпринимателей. В настоящее время НПП совместно с министерством национальной экономики готовит пакет дополнительных мер государственной поддержки для пострадавшего бизнеса, чья деятельность все еще запрещена или ограничена, сообщили в палате. Согласно опросу, проведенному НПП, наиболее востребованными мерами поддержки для бизнеса являются отсрочки по налогам и кредитам, рефинансирование действующих кредитов, освобождение от налогов и платежей с фонда оплаты труда, помощь в уплате арендных и коммунальных платежей. Для своих сотрудников представители бизнеса просят возобновить социальные выплаты в 42 тысячи 500 тенге в случае временного отстранения от работы и отсрочки по потребительским кредитам.

Также в НПП напомнили, что в стране начиная с августа 2020 года, удалось восстановить работу более 90% бизнес-субъектов – и загонять его обратно в яму сейчас смерти подобно, прежде всего – для бюджета. Между тем, бизнес бастует не только против решений налоговой, но и против произвола хозяев арендуемых им площадей – 1 апреля скандал разгорелся на крупном строительном рынке столицы: предприниматели, торгующие на рынке, рассказали, что их обязали оплатить неофициальный взнос - по 500 тысяч тенге. Расставаться с прибыльным и проходимым местом владельцы бутиков не хотят и поэтому пошли на крайние меры в виде забастовки. «Здесь работает больше ста человек, у которых есть семья, дети, налоги – мы пополняем казну. Мы сейчас просим поддержку, чтобы нам снизили аренду. Это сколько людей останется на улице, если нам не удастся добиться своего?», - говорит предприниматель Меруерт Калиева. В свою очередь руководство рынка отрицает, что людей посадили на счетчик. Также в администрации решили не повышать арендную плату. Предприниматели смогут работать на прежних условиях, пока не закончится пандемия, пообещали в руководстве рынка. «У них были договора с другой компанией. Это все останется так же. Какие у них были суммы, договора, это мы можем узнать только на индивидуальной встрече», - сообщил телеканалу «Астана» директор строительного рынка Руслан Набиев. Также предприниматели возмущены, что арендная плата не соответствует условиям работы – по их словам, на рынке нет туалетов, отопления и прочих удобств. И никто не верит, что хоть копейка из 500 тысяч тенге пойдет на благоустройство рынка.

В общем, неудивительно, что в этих условиях бизнес обратился к президенту страны, попросив у него, в частности, прямого финансирования из бюджета за каждый день простоя в Алматы – а это 2 миллиарда тенге в день, причем эта сумма покрывает лишь арендные платежи и заработную плату сотрудников. НПП предложила «Ак Орде» изменить методику подсчета заболевших в Алматы, поскольку сейчас в статистику Алматы идут и заболевшие из Алматинской области, приезжающие на ПЦР-тест в мегаполис. Нужно по ИИН определять место проживания человека, который сделал ПЦР-тест в Алматы и относить этот случай к месту жительства, сказали в палате. Также палата предлагала ускорить вакцинацию населения. Кроме того, палата предлагает прекратить практику повышенных ограничительных мер в Алматы, которые, по мнению бизнес-палаты, нигде больше не ввели. В столице, несмотря на высокий уровень заболеваемости, бизнес продолжает работать, тогда как в Алматы все закрыто – и бизнес просто гибнет. Местная палата провела опрос предпринимателей Алматы, по данным которого доходы в области общепита в южной столице упали на 90%, отсутствие средств на оплату арендных и коммунальных платежей отметили 59% опрошенных. Еще у 54,2% алматинских предпринимателей нет средств на выплату заработных плат, а 37% бизнесменов не имеют денег на выплату налогов и обязательных платежей. И все это происходит на фоне возбуждения уголовных дел в отношении фискалов.

В пятницу сотрудники Антикоррупционной службы сообщили, что завершили досудебное расследование в отношении бывшего руководителя управления департамента государственных доходов по Жамбылской области. Его подозревают в получении взятки в особо крупном размере. Следствие уверено, что подозреваемый получил 100 тысяч долларов за своевременное и беспрепятственное завершение налоговой проверки, а также за предоставление возможности к беспрепятственному осуществлению коммерческой деятельности других предприятий со стороны департамента госдоходов. То есть ограничительные меры становятся возможностью заработать на разрешениях в пандемию, и это прекрасно понимают в «Ак Орде» - в четверг президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил правительству принять меры поддержки малого и среднего бизнеса. «Прошу правительство оперативно проработать следующее: первое – введение отсрочки на уплату отдельных налогов и платежей для субъектов МСБ в пострадавших отраслях. Второе – приостановление принудительного взыскания налоговой и таможенной задолженности», - заявил Токаев. Эти меры должны действовать временно до начала действительно массовой вакцинации и снятия большинства ограничений, продолжил он. Агентству по регулированию и развитию финансового рынка и Национальному банку Токаев поручил проработать возможность отсрочки платежей по кредитам МСБ в пострадавших секторах экономики.

«Имея в виду, что правительство все же сможет изменить ситуацию с пандемией к лучшему, в первую очередь путем массовой вакцинации уже в апреле, с мая можно приступить к постепенному снятию ограничений на деятельность субъектов МСБ, в том числе в сфере услуг», - пояснил глава государства. При этом он на совещании по мерам противодействия коронавирусной инфекции раскритиковал темпы вакцинации и заявил, что если ситуация с ним в стране не изменится, кадровые решения разочаруют не только министра здравоохранения, но и правительство в целом. Ранее предприниматели Алматы обратились к президенту с просьбой ускорить вакцинацию населения с тем, чтобы те же точки общепита начали работать нормально. Президент прекрасно понимает, что контролировать наши местные и центральные власти надо собственноручно, а потому намерен в мае совершить визит на строящийся завод по производству вакцин в Жамбылской области. В четверг Токаев провел совещание по мерам противодействия коронавирусной инфекции. На совещании с докладом о ходе строительства завода выступил аким Жамбылской области Бердибек Сапарбаев, послушав которого, Токаев пришел к следующему выводу: «В следующем месяце мне нужно поехать туда самому. Нужно посмотреть на этот проект, что там на самом деле происходит. Если все будет благополучно, поеду туда в мае», - сказал Токаев. Сапарбаев, понятное дело, выразил готовность все показать и рассказать, правда, линия розлива вакцины будет введена в августе-сентябре 2021 года. И только с этого момента завод начнет производство вакцины, признал аким Жамбылской области, так что на вакцинацию отечественный производитель начнет работать только ближе к осени.

Между тем, вакцинацию надо проводить здесь и сейчас – президент Казахстана заявил, что ему приходится договариваться с главами других государств о дополнительных поставках вакцины, но и это не помогает: по прошествии двух месяцев вакцинировано менее 0,1% населения страны. Президент заявил, что сейчас министр здравоохранения – ключевая фигура в правительстве, с особыми полномочиями. «Алексей Владимирович, вы хорошо начали работать, но затем заметно снизили обороты», - сказал Токаев главе Минздрава Казахстана. Главная проблема, которая стоит перед министерством здравоохранения, - это низкие темпы вакцинации людей, которые выливаются в дополнительные случаи заболеваемости и смертности казахстанцев, а также упущенные доходы бизнеса, недополученные налоги бюджета и общее снижение национального богатства. «В течение апреля вы должны переломить ситуацию. Иначе последует кадровое решение, которое вас сильно разочарует. Это касается не только министра здравоохранения, но правительства в целом», - заявил президент, обращаясь к министру Цою. Глава государства поручил уделить особое внимание активной иммунизации работников предприятий, особенно системных и градообразующих, учитывая вспышки заражения коронавирусом в трудовых коллективах. И пересмотреть методы работы по контролю за соблюдением карантинных норм.

«Ограничения и последующие рейды не приносят ожидаемых результатов, становятся причиной социального напряжения. Работа мониторинговых групп порой имеет выборочный, непрозрачный характер – одни заведения могут проверяться постоянно, иные не проверяться вообще», - отметил Токаев. Он поручил организовать при прокуратуре колл-центр, куда могут поступать жалобы на нарушения во время рейдов. Также он поручил ускорить использование цифровых решений, чтобы сохранить мобильность населения в условиях карантинных ограничений, упор должен быть сделан на масштабирование проекта Ashyq, который Бекшин на прошлой неделе похоронил в Алматы. Одновременно, продолжил Токаев, в Казахстане вновь фиксируется недостаток как лекарственных препаратов, так и медицинских изделий, и оборудования. В среднем отделения реанимации оснащены только на 64% от требуемых стандартов, подчеркнул глава государства, отметив, что страна снова может столкнуться с перегрузкой системы здравоохранения. Он поручил правительству и акимам регионов принять меры по оснащению отделений реанимации и закрепить персональную ответственность главных врачей и замакимов. «В отдельных регионах наблюдается дефицит либо низкое качество закупаемых средств индивидуальной защиты. Мы сменили руководство "СК-Фармация". Именно сейчас настал момент, который покажет управленческие возможности нового руководства. В противном случае – увольнение», - заявил президент. Он поручил министерству здравоохранения обеспечить строгий контроль за качеством и достаточными объемами средств индивидуальной защиты для медиков.

Президент отметил тяжелую санитарно-эпидемиологическую ситуацию в столице, а также возрастание нагрузки на систему здравоохранения – и очковтирательство со стороны местных властей. «Сейчас 60% реанимационных коек заняты. Не исключается, что появится еще большее количество больных. Поэтому нужно быть готовым к тому, чтобы выдержать эту нагрузку. Конечно, я понимаю, что ситуация находится под контролем, аким, конечно, по-другому и не сообщит, и не доложит. Но нужно отнестись очень трезво к тому, что сейчас происходит в столице, тем более никакого "замазывания" статистики или других данных не должно быть», - сказал Токаев. И отдельно подчеркнул роль руководителей всех регионов Казахстана. «От вас очень много зависит. Каждый раз мы членов правительства, министра здравоохранения, руководителя межведомственной группы не можем отправлять в те или иные регионы. В конце концов, существует и другая связь, онлайн-связь. То есть вы должны на месте, руководствуясь конкретной ситуацией, используя полномочия руководителей регионов, принимать решения», - заключил Токаев. Тут надо сказать, что еще до президента с министра здравоохранения потребовали ответа представители парламентской фракции Nur Otan – по их мнению, минздрав Казахстана не вынес уроков из ажиотажной ситуации, сложившейся прошлый летом на пике пандемии, и в очередной раз не предпринимает мер на опережение в сфере борьбы с коронавирусом.

Депутат Ирина Унжакова во время пленарного заседания мажилиса заявила, что депутаты неоднократно обращались к Минздраву по вопросу организации работы по массовой вакцинации населения от коронавируса, однако ответы Цоя порождают у них новые порции вопросов. По словам главы ведомства, если верить главе минздрава, то в республике ведется широкомасштабная работа по массовой вакцинации граждан, но при этом темпы заболеваемости не снижаются, а, напротив, увеличивается число регионов, попадающих в «красную» зону по COVID-19. «В целом складывается впечатление, что если бывший министр Биртанов провалил начало борьбы с пандемией, то сегодня министр Цой "успешно" проваливает работу по вакцинации населения. Ежедневная информация нынешнего министра здравоохранения не меняет картины к лучшему, а население не только не может привиться, но и не знает, когда, где и как можно осуществить вакцинацию», – заявила депутат. Унжукова подчеркнула: правительство сейчас заявляет, что массовая вакцинация является первостепенной задачей в борьбе с пандемией, однако до сих пор (спустя два месяца с начала вакцинации) нет продуманных, системных и синхронизированных мер по ее организации. «Вот и вчера министр здравоохранения Цой выступил с очередным призывом к населению вакцинироваться. Но возникает вопрос, куда идти, где вакцинироваться? Ведь в свободном доступе в поликлиниках регионов вакцин нет. И эта ситуация напоминает прошлый год, когда люди были в растерянности и не знали, где и когда можно сдать ПЦР-тесты. Сегодня люди сталкиваются с ситуацией, когда не знают, где и когда можно пройти вакцинацию», – добавила мажилисвумен.

Для сравнения депутат привела данные, согласно которым в Израиле, Великобритании, Словакии, Словении, Сербии, Сингапуре и ряде других стран уже привито от половины до 90% населения. Тогда как в почти 19-миллионном Казахстане вакцину от коронавируса получило менее одного процента населения. «На производство своей вакцины и поставку российской вакцины "Спутник V" выделено 18 миллиардов тенге, из которых около 15,2 миллиардов тенге - Карагандинскому фармацевтическому комплексу – именно на производство вакцины. По информации министерства здравоохранения, за все время работы здесь произведено всего 243 тысячи доз вакцины, 93 тысячи из которых применены, а 150 тысяч – в настоящее время развозятся по регионам», – сообщила Унжакова. Также депутат от партии Nur Otan заявила, что отдельного разбирательства требует ситуация со строительством завода в Жамбылской области, который собрался посетить президент страны. На его возведение из республиканского бюджета было выделено более 5 миллиардов тенге. По информации министерства образования и науки, завод начали строить в сентябре прошлого года, но без проектно-сметной документации. Проект, по словам депутата, делался специалистами, не имеющими опыта подобных работ.

«В итоге в сметах "забыли" учесть часть оборудования. В настоящее время корпус завода возведен практически полностью, но оборудование еще не поставлено. В итоге наполовину построенный объект "лег на плечи" местных исполнительных органов. Очевидно, что министерству здравоохранения необходимо в срочном порядке принять соответствующие меры, иначе мы рискуем столкнуться с повторением ситуации прошлого лета, когда проявилась полная неготовность к борьбе с пандемией», – продолжила депутат. В своем обращении к Аскару Мамину Ирина Унжакова попросила представить четкий продуманный план действий, пошаговый алгоритм с указанием сроков, регионов и исполнителей по массовой вакцинации населения. Отметим, что массовая вакцинация населения в Казахстане началась в феврале. За два месяца первый компонент вакцины «Спутник V» получили 134 тысячи казахстанцев из числа медиков, учителей, сотрудников правоохранительных органов. В общем, правительство, санврачи и акимы получили на орехи по полной программе. И – о, чудо! – выяснилось, что все в этом мире, а в особенности в Казахстане, все возможно. Например, возобновление программы Ashyq в Алматы (читай – возобновление работы тех субъектов бизнеса, который вооружены программой Ashyq).

Напомним, что неделю назад, в субботу, 27 марта, Жандарбек Бекшин выпустил новое постановление, где продлил жесткие ограничительные меры до 12 апреля, приостановив работу пилотного проекта Ashyq. Однако на следующий день, в воскресенье, аким южной столицы Бакытжан Сагинтаев сообщил, что он встретился с Бекшиным - и решено возобновить работу пилотного проекта Ashyq. Позже заместитель руководителя департамента санитарно-эпидемиологического контроля Алматы Садвакас Байгабулов уточнил, что новое постановление выйдет 29 март и пояснил, почему так быстро поменяли решение по работе приложения Ashyq. «Работу приложения приостановили из соображения недопущения дальнейшего ухудшения ситуации по коронавирусной инфекции в городе Алматы, ввиду утери настороженности как у жителей мегаполиса, так и у субъектов предпринимательства, - сказал Байгабулов. - Но, учитывая, что субъекты малого и среднего бизнеса в условиях сложной ситуации выразили готовность обеспечить безопасность своих посетителей от лиц, которые должны соблюдать домашний карантин и строго придерживаться алгоритма по Ashyq, принято решение не приостанавливать этот пилот», - заключил он. Как ранее поясняли в Национальной палате предпринимателей Алматы, приложение Ashyq позволило предпринимателям, которые с весны прошлого года не работали, открыться в пилотном режиме. Люди, посещающие объекты предпринимательства, где используется приложение Ashyq, могут быть уверены в том, что на этот объект не попадут контактные или люди, которые сейчас имеют статус положительный по COVID-19. Кроме того, Бекшин говорил, что приложение направлено на минимизацию карантинных мер, но неделю назад попытался прикрыть проект.

Логика в таких шараханьях наших санитарных властей – вагон и маленькая тележка, но они ничем не отличаются от шараханий других госорганов. Года полтора назад, когда возникла идея газифицировать столицу, министерство энергетики заявляло, что заставит газифицироваться весь частный сектор Нур-Султана, чтобы истребить смог в столице. Потом грянула весна 2020-го, когда из-за пандемии автотранспорт встал на карантинный прикол, а вот топить углем частный сектор не прекратил – и выяснилось, что отопление не главный источник смога в городе. И теперь наше минэнерго вдруг осознало, что в наше время к людям надо мягше, а на вопросы надо смотреть ширше, как говорил один из героев фильма «Операция Ы»: заместитель председателя комитета экологического регулирования и контроля министерства экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана Демеу Сейтжанов в конце прошлой неделе заявил, что жители столицы должны сами решить, газифицировать им свое жилье или нет. По его словам, в случае отказа от подключения дома к газу никаких ранее обещанных административных мер к жителям Нур-Султана применяться не будет. «Это будет добровольно, не будет принудительности, - подчеркнул Сейтжанов. - Переход с угля на газ – это должен быть шаг сознательный, и человек должен сам принимать решение. Ежемесячные затраты на потребление угля или газа сейчас сопоставимы. Но есть момент подключения – сами работы по подключению частного дома от уличного газопровода, закупка котла, счетчика. Затраты в разных регионах варьируются: где-то полное подключение может стоить 350 тысяч тенге, где-то - до 800 тысяч тенге. Это зависит от квадратуры дома. Подключение к газу не регулируются государством, это рыночные условия, тут конкуренция. И вопрос - может ли человек одномоментно это оплатить», – пояснил он.

Вот этот вопрос – сможет ли население платить за отопление газом, минэнерго должно было рассматривать до того, как газовую нитку начали строить, но к нему, как и любому нашему госоргану, умная мысля приходит опосля. Опосля того, как деньги уже потрачены, а потому сегодняшний гуманизм минэнерго – хотите газифицируйтесь, хотите нет – временный, на время пандемии. Как только ситуация с коронавирусом разрешится, и начнется спрос за потраченные деньги, граждан опять начнут газифицировать в добровольно-принудительном порядке – если наши акиматы и министерства над бизнесом опыты с накладными ставят даже в пандемию, то во внекризисное время население там вообще никто жалеть не будет. Самое забавное, что автоматизировать и газифицировать страну мы пытаемся, не решив самых элементарных бытовых проблем к XXI веку. Аким Алматы Бакытжан Сагинтаев в пятницу признался, что 23 микрорайона Алматы не обеспечены вообще ничем – ни водой, ни канализацией. Об этом он заявил на брифинге, в ходе которого журналисты спросили его о ситуации в Алгабасе, где не было асфальта, и люди зимой утопали в грязи. Сагинтаев признал проблему и сказал, что эти территории присоединены к мегаполису недавно после долгого нахождения в подчинении области.

«Что касается дорог, в первую очередь, люди говорят: "Дайте централизованную канализацию, дайте водоснабжение". Но вы понимаете: для того, чтобы провести, надо перекопать. У нас 23 микрорайона города вообще не обеспечены ничем. К вашему сведению, я не раз приезжал в жителям Алгабаса и объяснял, что мы сделали подсыпку, но мы проведем асфальтирование», - отметил Сагинтаев. Он заверил, что до 2023 года все микрорайоны обеспечат водой и канализацией, на это выделено почти триллион тенге. Кроме того, Бактыжан Сагинтаев заявил, что нужно электрифицировать весь Алгабас. «Там провода висят. Они в таком виде к нам пришли. Я не говорю, что мы не будем этим заниматься. Когда эти поселки строились, все жители сами протягивали провода. Для того, чтобы привести их в порядок, нужно проводить комплексную работу, чем мы и занимаемся. Весь Алгабас электрифицировать надо, чтобы построить, надо ПСД сделать и деньги выделить», - сказал аким. Сагинтаев добавил, что это инженерная большая работа, а «не просто там изолентой обмотал и проводом натянул». Так вот, может, нашим властям чем новые накладные внедрять, сначала канализацию и провода протянуть? Тут ведь проблема в том, что если люди никаких улучшений не почувствуют, то вслед за бизнесом бастовать начнет и население – а оно, учитывая рост цен в последнее время, близко к митингам как никогда. Согласно данным исследования Energyprom.kz, расходы казахстанцев на фрукты и овощи выросли на 23% и 15% соответственно за год, при этом их потребление увеличилось незначительно. То есть стоимость овощей и фруктов растет быстрее, чем объемы их потребления.

«Потребление фруктов и овощей в домохозяйствах Казахстана за январь-декабрь 2020 года в среднем на душу населения составило 78,8 кг и 86,7 кг соответственно — на 0,5% больше по сравнению с 2019 годом по фруктам и на 0,9% — по овощам», - говорится в сообщении Energyprom.kz. При этом в среднем каждый казахстанец в 2020 году потратил на фрукты и овощи 57 тысяч 200 тенге, что составило почти 16% от всех расходов на продукты питания. На фрукты казахстанцы тратили 30 тысяч 900 тенге, на овощи – 26 тысяч 300 тенге. В сравнении с 2019 годом, расходы населения на фрукты выросли на 23,1%, на овощи - на 14,8%. Сообщается, что цены на фрукты и овощи по итогам 2020 года выросли на 10,2% в сравнении с 2019 годом. Сильнее всего рост цен почувствовали в Шымкенте (на 17,5% за год), в Павлодарской (на 13,4%) и в Жамбылской (на 12,5%) областях. Заметнее всего подорожали яблоки — на 28,9%. При этом в среднем каждый казахстанец употребил за прошлый год 19,6 кг яблок. Существенно выросли в цене апельсины и лимоны - рост цен составил 27,6% и 22% соответственно. Подешевела только белокочанная капуста на 19% (до 90 тенге за кг), а стоимость репчатого лука осталась без изменений – 87 тенге за килограмм.

И ладно бы опережающими темпами росли цены только на овощи и фрукты, дорожает все продовольствие: в Казахстане цены на социально значимые продукты выросли на 11% за год, о чем агентству Sputnik Казахстан сообщили в министерстве торговли и интеграции. «В годовом выражении рост цен на социально значимые продовольственные товары составил 11%. По 15 из 19 наименований наблюдается рост цен. Больше всего подорожали масло подсолнечное - на 47,2%, яйца - на 35,6%, сахар - на 31,9%, крупа гречневая - на 23,1%. Вместе с те, наблюдается снижение цен на капусту - на 23,7%, рис - на 7,7% и лук - на 4,1%», - говорится в ответе на официальный запрос агентства. При этом с начала года и по состоянию на 25 марта цены на социально значимые продовольственные товары выросли на 3%. Больше всего подорожали яйца (+11,9%), подсолнечное масло (+7,9%), картофель (+7,5%), морковь (+7,3%), лук (+5,3%), и сахар (+4,4%). По 16 из 19 социально значимых продовольственных товаров наблюдается тенденция роста. Упали цены только на рис - на 3,5%, макароны - на 0,5% и капусту - на 0,1%. «Основными причинами роста цен на яйца являются сокращение производства яиц в 2020 году вследствие падежа в 2020 году из-за птичьего гриппа на 8,4%, а также удорожание кормов на 54,4%. Рост мировых цен на 53,8% и увеличение экспорта на 33,8% привели к росту цен на подсолнечное масло», - рассказали в Минторговли.

Причиной роста цен на овощи стал сезонный фактор: увеличение затрат на хранение и сокращение запасов. Доля импорта в потреблении сахара составляет 79% - по данным министерства, товар в основном импортируется из России, где цены на сахар в прошлом году выросли на 72%. Стоит отметить, что в соответствии с правилами внутренней торговли цены на остальные виды товаров определяют сами предприниматели, а минторговли контролируют цены на социально значимые продовольственные товары. Для недопущения дальнейшего роста цен Минторговли совместно с министерством сельского хозяйства и Агентством по защите и развитию конкуренции разработали Дорожную карту по стабилизации цен на социально значимые продовольственные товары, которая состоит из 45 мероприятий, но пока ни одно из этих мероприятий эффекта не принесло, хотя документ предполагает выделение порядка 8 миллиардов тенге из местных бюджетов на льготные займы субъектам торговли с обязательством последних по сдерживанию цен (оборотная схема). Но, несмотря на принимаемые меры, в Минторговли заявили, что сейчас не могут спрогнозировать, вырастут ли цены на продукты в дальнейшем. По их данным, на рост цен влияет множество факторов: изменение цен на топливо, повышение тарифов, удорожание кормов, ослабление курса национальной валюты, введение строгих ограничительных мер в отношении реализаторов социально значимых товаров, рост мировых цен, сокращение посевных площадей и другое.

«В этой связи не представляется возможным спрогнозировать рост цен на социально значимые товары до конца текущего года», - говорится в сообщении. Тем временем, в Национальном Банке уже нашли виновника в росте цен и в ослаблении национальной валюты - советник председателя Национального Банка Казахстана Олжас Тулеуов заявил, что Казахстан находится в рублевой ловушке: он отметил, что после вступления Казахстан в Таможенный союз с Россией в республику возрос поток импорта российских товаров. Если до создания Таможенного союза за период 2000-2009 годов среднегодовой объем импорта российских товаров в Казахстан составлял $6,6 миллиарда, то за 2010-2020 годы этот показатель вырос вдвое – до $13,2 миллиарда. Наиболее заметным стал рост импорта потребительских товаров – до $3,3 миллиарда от общего объема. Получилось так, что российские товары вытеснили другие импортные аналоги на казахстанском рынке. «Этот долгосрочный структурный сдвиг в экономике имел существенные макроэкономические эффекты. Они в первую очередь усилили роль номинального обменного курса рубля к тенге в качестве значимого макропараметра в экономике Казахстана. В дальнейшем это привело к возникновению различных барьеров и вынужденных компромиссов в проводимой экономической, в особенности в денежно-кредитной, политике и ограничивало гибкость принимаемых решений и реализуемых мер монетарного характера», - заявил Олжас Тулеуов.

Эксперт вспомнил ситуацию с обрушением курса рубля в 2014-2015 годах, когда казахстанцы стали массово скупать в России бытовую технику и автомобили - большая часть российского импорта в то время осталась в тени. Отражается зависимость от рубля и на обменном курсе: на фоне роста импортных поставок из России в рамках Таможенного союза в Казахстане усилился эффект переноса обменного курса рубля к тенге на внутреннюю потребительскую инфляцию. До вступления в Таможенный союз теоретическое 10%-ное обесценивание тенге к рублю могло приводить к ускорению общей годовой потребительской инфляции в Казахстане на дополнительные 0,37 процентных пункта в течение 12 месяцев с момента обесценения курса. После вступления в Союз в промежутке 2010-2020 годов данный эффект переноса увеличился до 0,85 процентных пункта. «Говоря иначе, начиная с 2010 года, из-за роста внутреннего потребления российских товаров резко увеличился импорт инфляции из России, что в первую очередь происходило из-за начавшегося более значимого влияния колебаний курса RUB/KZT на потребительские цены в Казахстане, - пояснил он. - Подобные структурные изменения оказали прямое влияние на экономическую политику, сформировав новые условия и ограничения, которые можно назвать "рублевой ловушкой". Она стала причиной возникновения сложной дилеммы при реализации денежно-кредитной политики в Казахстане. В частности, если тенге ослабевает к рублю, то это приводит к усилению инфляционного давления в потребительском секторе экономики, а также повышает риски поглощения нашей страной санкционных и других геополитических шоков в отношении России», - говорит Тулеуов.

Если же тенге, наоборот, укрепляется к рублю, то следствием этого становится дальнейший рост казахстанского импорта товаров из России, а также усиление эффекта "рублевого якоря" на валютном рынке, связанного с нарастанием внутреннего биржевого и розничного спроса на российские рубли. При этом невозможно разрешить этот компромисс и выйти из данной ловушки, применяя меры исключительно денежно-кредитной политики. «Для смягчения подобного компромисса монетарной политики требуется комплексная и скоординированная реализация и содействие других видов экономической политики государства. В большей степени это касается мер по снижению базовой импортозависимости внутреннего потребления, промышленной политики, действий государства в отношении развития малого и среднего предпринимательства, а также регулирования и развития внешней торговли в рамках ЕАЭС и Таможенного союза», - говорит советник главы Нацбанка. Но ведь ограничения на деятельность бизнеса в Казахстане устанавливает сейчас отнюдь не российское правительство, а наше, так что сваливать все на соседей – не самый лучший выход из ситуации. Хотя бы потому, что это проблемы населения и бизнеса Казахстана никак не решит…

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан