Из реформаторов в греки?

 

 
Джанибек Сулеев, Москва («Известия-КАЗАХСТАН»)
В Москве состоялось собрание II Евразийского форума миротворческих инициатив. На этой большой двухдневной конференции НПО, чья деятельность так или иначе связана с миротворческой миссией, защитой национальных меньшинств и т.п., было несколько докладов. Они касались: аспектов выборного законодательства, связанных с повесткой конференции; защиты языковых прав национальных меньшинств; проблематики гражданского замирения в Таджикистане и многих других вопросов.
Но главной, и, по сути, сквозной темой, активно обсуждавшейся представителями Азербайджана, Южной Осетии, Армении, Узбекистана, Таджикистана, России, стал вопрос председательства в ОБСЕ Республики Казахстан. Точнее, вопрос тех ожиданий, которые связывают с данным председательством те или иные стороны. В связи с предстоящим председательством в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) нашу страну презентовала своим докладом заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Мариан Абишева.
Приоритеты будущего председательства РК в ОБСЕ выглядят традиционными. Это прежде всего сохранение основного содержания деятельности данной международной организации. Вместе с тем Казахстан нацелен через максимальный учет интересов стран-участниц на качественное усиление роли этой организации сообразно новым вызовам по линии глобальной безопасности, региональной безопасности на евразийском континенте. Учитывая собственный международный опыт многовекторной политики, определенные наработки, Казахстан, по словам г-жи Абишевой, приложит все усилия для повышения роли ОБСЕ как уникальной диалоговой площадки. Она также мягко напомнила, что в новейшей истории (читай — распад СССР и возникновение целого ряда новых независимых государств) сама организация не раз попадала под огонь критики той же России (и не только России), например, по части видения ОБСЕ относительно общенациональных выборных кампаний и их итогов.
Не секрет, что абстрагирование от реальных особенностей государств молодых демократий, природы конфликтов на том же постсоветском пространстве и впрямь вызвали и продолжают вызывать нарекания в адрес ОБСЕ, допускающей двойные стандарты. Допустим, участник дискуссий, представитель Южной Осетии, резко заметил, что даже на примере отношения ОБСЕ к войне Грузии с Южной Осетией можно говорить об острой необходимости реформирования организации. Не говоря уже о том, что в миссии ОБСЕ на территории конфликта находились листовки, входящие в противоречие с самим смыслом, заложенным в основу функционирования Организации… Но даже несмотря на такие эпизоды, как сказал южноосетинский представитель: «…мы ждали от ОБСЕ только одного – чтобы они дали оценку нашим выборам. Хоть какую! Но именно эту свою святую и прямую обязанность в нашем случае ОБСЕ не выполнило… И как мы теперь должны к ней относиться?!». Зато все многого ждут от Казахстана, когда тот вступит в права председателя ОБСЕ.
Подобные позитивные (с определенной точки зрения, конечно же) ожидания с председательством Казахстана связывают практически все постсоветские государственные образования, включая и такого крупного международного субъекта, как современная Россия. Хотя российский эксперт Алексей Власов (генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ) осторожно заметил, что ждать какой-то системной реформы, которая приведет к некоей всех устраивающей (и Восток, и Запад) консенсусной повестке — во время нахождения Казахстана на посту председателя ОБСЕ — вряд ли стоит ожидать. Сегодня возможности самой ОБСЕ реально дают достаточно ограниченную площадку. Вполне возможно, что Казахстан пойдет по общепринятому, условно говоря, «греческому» пути. То есть будет поддерживать на минимально приемлемом уровне диалоговые площадки внутри организации, разбираться с бюджетом и не концентрироваться на проблемных зонах, вроде прав человека по линии КМБЧП, не говоря уже о прямом урегулировании острых конфликтов. Собственно, чем и занималась Греция.
С другой стороны, есть и второй сценарий. Пойти по пути частичного реформаторства, но не принимая ничью сторону (скажем, стран СНГ). Спикер высказал мысль, что вряд ли Казахстан однозначно будет ретранслировать какие-то российские новации, чтобы не говорили о стратегическом партнерстве. Но вот подкорректировать те каналы и действия ОБСЕ, необходимость реформировать которые давно очевидна для многих стран-участниц, это вполне нормально. С точки зрения России, он состоит из нескольких пунктов, включающих такие, например: очевидно, что Россия приветствовала бы позицию Астаны в деле противодействия пересмотру и фальсификации исторических фактов. Парламентская ассамблея ОБСЕ уже выступила с резолюцией о воссоединении разделенной Европы, которая уравнивает сталинизм и нацизм. Пора пересмотреть и распределение программ бюджета (а это порядка 160 млн долларов) не только в сторону сферы (как сейчас в основном) прав человека, а больше на проблемы безопасности и экономического сотрудничества (проблема транспортных коммуникаций). Будет приветствоваться более активная позиция Астаны и в таком вопросе, как создание офисов спецпредставительств ОБСЕ против христиано- , исламо- и иудео-фобий. А вот включение Казахстана в урегулирование абхазского и южноосетинского конфликтов маловероятно. Ведь, по сути дела, и Запад и Россия готовы к , чтобы временно вообще заморозить обсуждение этих проблем. Эта тема будет выключена и со стороны Казахстана. Впрочем, возможно, Астана инициирует проведение миротворческих конференций по Южному Кавказу (прежде всего на основе межобщинного диалога).
На фоне всего сказанного авторитетным российским экспертом, а также другими участниками обсуждений, общий тон которых был поистине миротворческим, некоторым диссонансом прозвучала реплика армянских представителей. «На орехи» досталось их азербайджанским визави, Владимиру Казимирову (заместителю председателя Ассоциации российских дипломатов, работавшему в свое время в Нагорном Карабахе), Алексею Власову, рикошетом Казахстану, организаторам конференции, виртуальным исламистам… Коротко же суть выступления Тевана Погосяна (исполнительного директора Международного центра человеческого развития из Еревана) свелась к тому, что у всех есть свои интересы и все предвзято подходят к армянам Нагорного Карабаха. На вопрос же, заданный корреспондентом «Известий-Казахстан», какую же в таком случае страну (в идеале!) видит уважаемый Теван, которая его бы устроила в качестве посредника, он в итоге так и не ответил. Совершенно противоречивая и лишенная логики и политеса реплика была закончена не менее банально. По его словам, в любом случае этот вопрос должны решить между собой армяне и азербайджанцы. Кто бы спорил? Кстати, на конференции было великолепное выступление Максима Шевченко (член Общественной палаты Российской Федерации), где он привел слова из Писания «блаженны миротворцы, а посему назовутся они сынами божьими». Но он же и заметил, что когда мы все (в данном контексте и армяне, и азербайджанцы, и осетины и др.) опускаемся с божественного уровня до земного, тут у всех начинаются проблемы. Лучше не скажешь...
P.S. На подобных мероприятиях понимаешь, что определенный авторитет у Казахстана существует, но председательство в ОБСЕ — это все-таки нелегкая ноша. Только одни проблемы постсоветского пространства буквально вопиют, и ими в любом случае Казахстану придется заниматься. И Казахстан первый из бывших республик СССР займет в ближайшем будущем этот ответственный пост. И приобретет бесценный опыт в построении качественно новых отношений между Востоком и Западом.
Конец июля

bettetr.kz